COVID В МЕШКЕ НЕ УТАИШЬ

Па­ке­ты, в ко­то­рых пе­ре­во­зи­ли умер­ших от ко­ро­на­ви­ру­са, сва­ли­ли в ка­на­ву, как обыч­ный му­сор

Moskovski Komsomolets - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Сер­гей БО­РИ­СОВ, Ека­те­ри­на СТЕПАНОВА, На­та­лья ВЕДЕНЕЕВА.

Пан­де­мия ко­ро­на­ви­ру­са идет на спад, и мно­гие, го­во­ря от­кро­вен­но, уже немно­го рас­сла­би­лись. Ина­че чем объ­яс­нить ис­то­рию с окро­вав­лен­ны­ми меш­ка­ми для «ко­вид­ных» тру­пов, най­ден­ны­ми под мо­стом в Ком­му­нар­ке — не­да­ле­ко от боль­ни­цы, где мно­го и успеш­но бо­ро­лись с за­ра­зой? На че­ты­рех из них име­лись бир­ки с дан­ны­ми па­ци­ен­тов, умер­ших от COVID-19. В След­ствен­ном управ­ле­нии СК по ТиНАО го­то­вят­ся воз­бу­дить уго­лов­ное де­ло по ста­тье «Ха­лат­ность». Глав­врач кли­ни­ки Де­нис Про­цен­ко про­ком­мен­ти­ро­вал слу­чив­ше­е­ся на сво­ей стра­ни­це в соц­се­ти, мол, меш­ки об­на­ру­же­ны за тер­ри­то­ри­ей боль­ни­цы, ве­дет­ся про­вер­ка. «МК» по­про­бо­вал узнать, кто мог так без­от­вет­ствен­но от­не­стись к ути­ли­за­ции ме­д­от­хо­дов и чем они опас­ны.

Как ста­ло из­вест­но «МК», 28 июня око­ло 17.00 под мо­стом у зда­ния во­до­ка­на­ла в по­се­ле­нии Со­сен­ское бы­ли най­де­ны меш­ки со сле­да­ми кро­ви и окро­вав­лен­ны­ми по­ло­тен­ца­ми. На бир­ках бы­ло на­пи­са­но «Умер от COVID-19», пе­ре­чис­ле­ны фа­ми­лии че­ты­рех умер­ших. Все­го на ме­сте опе­ра­тив­ни­ки на­счи­та­ли один­на­дцать по­ли­эти­ле­но­вых меш­ков.

К све­де­нию, умер­ших от ко­ро­на­ви­ру­са вскры­ва­ют в спе­ци­аль­ных мор­гах, при этом те­ла в хо­де транс­пор­ти­ров­ки упа­ко­вы­ва­ют вме­сте с до­ку­мен­та­ми в два меш­ка. По­хо­ро­ны про­хо­дят по эпи­де­мио­ло­ги­че­ским пра­ви­лам.

Глав­врач боль­ни­цы №40 в Ком­му­нар­ке Де­нис Про­цен­ко на­пи­сал на сво­ей стра­ни­це в Фейс­бу­ке: «За пре­де­ла­ми на­шей тер­ри­то­рии, в ки­ло­мет­ре от боль­ни­цы, об­на­ру­же­ны па­ке­ты для пе­ре­воз­ки тел умер­ших. Со­об­ще­ния о том, что бы­ли так­же най­де­ны ме­ди­цин­ские карты па­ци­ен­тов, не со­от­вет­ству­ют дей­стви­тель­но­сти.

Уста­нов­ле­ние об­сто­я­тельств слу­чив­ше­го­ся на­хо­дит­ся в ком­пе­тен­ции пра­во­охра­ни­тель­ных ор­га­нов. По дан­но­му фак­ту уже про­во­дят­ся со­от­вет­ству­ю­щие ме­ро­при­я­тия. Про­це­ду­ра вы­да­чи тел умер­ших стро­го ре­гла­мен­ти­ро­ва­на за­ко­ном. Вся необ­хо­ди­мая ин­фор­ма­ция и до­ку­мен­та­ция об ал­го­рит­ме, а так­же о тех, ко­му они бы­ли вы­да­ны, име­ет­ся в боль­ни­це и пе­ре­да­на пра­во­охра­ни­тель­ным ор­га­нам для уста­нов­ле­ния при­чин про­изо­шед­ше­го».

По­сле про­ве­де­ния про­вер­ки След­ствен­ное управ­ле­ние СК по ТиНАО воз­бу­дит уго­лов­ное де­ло — ве­ро­ят­нее все­го, по ста­тье УК РФ «Ха­лат­ность».

Как вы­яс­нил «МК», в од­ном из чер­ных меш­ков пе­ре­во­зи­ли те­ло 54-лет­не­го Ан­дрея Ви­та­лье­ви­ча (все дан­ные из­ме­не­ны). Он умер от пнев­мо­нии 3 июня, тест на ко­ро­на­ви­рус был по­ло­жи­тель­ным. Сле­до­ва­те­ли СК по­ка не свя­зы­ва­лись с род­ны­ми по­гиб­ше­го, что­бы уточ­нить — не бы­ло ли у них пре­тен­зий к ра­бо­те мор­га.

Ан­дрей Ви­та­лье­вич с же­ной за­бо­ле­ли в кон­це апре­ля. Моск­ви­чей бил озноб, ло­ми­ло те­ло, под­ня­лась тем­пе­ра­ту­ра. Ко­ро­на­ви­рус при­нес­ла с ра­бо­ты су­пру­га муж­чи­ны, бан­ков­ский ра­бот­ник. Сам Ан­дрей Ви­та­лье­вич неко­гда был со­труд­ни­ком спец­служб, уво­лил­ся в зва­нии ка­пи­та­на, а в по­след­ние пять лет не ра­бо­тал. Бук­валь­но за ме­сяц до то­го, как слечь, устро­ил­ся в банк на ис­пы­та­тель­ный срок.

Муж­чи­на пе­ре­но­сил болезнь го­раз­до тя­же­лее, чем же­на. 13 мая в квар­ти­ру на Став­ро­поль­ской вы­зва­ли «ско­рую по­мощь». Ан­дрея Ви­та­лье­ви­ча с дву­сто­рон­ней пнев­мо­ни­ей гос­пи­та­ли­зи­ро­ва­ли в боль­ни­цу им. Се­маш­ко. Неде­лю он про­был «на кис­ло­ро­де», а остав­ши­е­ся неде­ли, вплоть до смер­ти, — на ИВЛ. Скон­чал­ся он 3 июня. Те­ло упа­ко­ва­ли в по­ли­эти­ле­но­вый ме­шок и от­вез­ли в Ком­му­нар­ку — на вскры­тие. От­сю­да род­ные за­би­ра­ли те­ло.

По­гре­бе­ние со­сто­я­лось 6 июня на Бу­тов­ском клад­би­ще. Хо­ро­ни­ли муж­чи­ну в за­кры­том гро­бу. По­след­нее при­ста­ни­ще он на­шел воз­ле сво­е­го от­ца — по­жи­лой муж­чи­на умер 1 апре­ля по при­чине стар­че­ских хво­рей.

— Ко­неч­но, мы в шо­ке, тя­же­ло пе­ре­но­сим утра­ту, и тут еще та­кие непри­ят­ные ве­сти, — про­ком­мен­ти­ро­ва­ли род­ные.

В дру­гом мешке транс­пор­ти­ро­ва­ли те­ло 36-лет­ней Еле­ны Вик­то­ров­ны. У жен­щи­ны так­же бы­ла дву­сто­рон­няя ви­рус­ная пнев­мо­ния и COVID-19. Она умер­ла 20 июня в боль­ни­це Ком­му­нар­ки. Тут же про­ве­ли вскры­тие.

Род­ные еще од­но­го умер­ше­го па­ци­ен­та — 74-лет­не­го Ва­си­лия Ива­но­ви­ча, чьи ФИО

бы­ли на од­ном из най­ден­ных меш­ков, рас­ска­за­ли, что пен­си­о­нер за­бо­лел 20 апре­ля. В боль­ни­це ди­а­гно­сти­ро­ва­ли пнев­мо­нию, а так­же ко­ро­на­ви­рус.

— Па­па умер 6 мая, те­ло пе­ре­вез­ли в Ком­му­нар­ку. 10 мая за­бра­ли из мор­га в за­кры­том гро­бу. По­ка­за­ли фо­то­гра­фию. И в этот же день пре­да­ли зем­ле на Бо­го­род­ском клад­би­ще, — го­во­рят род­ствен­ни­ки.

Чет­вер­тый ме­шок — с бир­кой 58-лет­не­го Ар­ме­на Кар­ло­ви­ча, жи­те­ля по­се­ле­ния Де­се­нев­ское. Муж­чи­на бо­лел с на­ча­ла июня. 11 июня он вы­звал те­ра­пев­та в квар­ти­ру. Муж­чи­на жа­ло­вал­ся на тя­же­лое те­че­ние ОРВИ. Ве­ро­ят­нее все­го, болезнь про­те­ка­ла слож­но из-за хро­ни­че­ских хво­рей — са­хар­но­го диа­бе­та, пе­ре­не­сен­но­го ин­фарк­та.

В боль­ни­це Ком­му­нар­ки, ку­да от­вез­ли па­ци­ен­та, бы­ли ди­а­гно­сти­ро­ва­ны пнев­мо­ния и ко­вид. Муж­чи­на скон­чал­ся 21 июня.

Как про­ком­мен­ти­ро­вал со­труд­ник ка­фед­ры ви­ру­со­ло­гии био­ло­ги­че­ско­го фа­куль­те­та МГУ Алек­сей Агра­нов­ский, ис­то­рия с окро­вав­лен­ны­ми меш­ка­ми, в ко­то­рых пе­ре­во­зи­ли тру­пы умер­ших от ко­ро­на­ви­ру­са лю­дей, вы­гля­дит очень стран­ной.

— Во-пер­вых, на тру­пах лю­дей, умер­ших от COVID-19, по­чти ни­ко­гда не бы­ва­ет кро­ви, во-вто­рых, до­ку­мен­ты о па­ци­ен­тах, в том чис­ле и умер­ших, хра­нят­ся в спе­ци­аль­ном ар­хи­ве — ни­ко­му в се­рьез­ной кли­ни­ке, ко­ей яв­ля­ет­ся 40-я боль­ни­ца, в го­ло­ву не при­дет пря­тать их в какие-то меш­ки. Что же ка­са­ет­ся тео­ре­ти­че­ской воз­мож­но­сти за­ра­зить­ся от кро­ви боль­но­го или умер­ше­го от ко­ро­на­ви­ру­са че­ло­ве­ка — она рав­на ну­лю. Это за­бо­ле­ва­ние пе­ре­да­ет­ся от че­ло­ве­ка к че­ло­ве­ку толь­ко с аэро­зо­ля­ми, мок­ро­той, воз­душ­но-ка­пель­ным пу­тем. Че­рез кровь есть воз­мож­ность за­ра­зить окру­жа­ю­щих у па­ци­ен­тов с ВИЧ, но не с COVID-19.

Так или ина­че, ме­ди­цин­ские от­хо­ды долж­ны ути­ли­зи­ро­вать­ся осо­бым об­ра­зом. Все, что кон­так­ти­ро­ва­ло с боль­ным, со­би­ра­ет­ся в спе­ци­аль­ные меш­ки и пе­ре­да­ет­ся на ути­ли­за­цию спе­ци­аль­ной фир­ме. Воз­мож­но, ком­па­ния, ко­то­рая вы­иг­ра­ла тен­дер на ути­ли­за­цию, от­нес­лась недоб­ро­со­вест­но. День­ги взя­ли за ути­ли­за­цию, а от­гру­зи­ли за угол.

Кто мог вы­бро­сить меш­ки?

Свои вер­сии о том, как по­тен­ци­аль­но опас­ные от­хо­ды, да еще с лич­ной ин­фор­ма­ци­ей па­ци­ен­тов, мог­ли ока­зать­ся в обыч­ной ка­на­ве, вы­дви­нул член ко­мис­сии по про­фес­си­о­наль­ной ква­ли­фи­ка­ции в сфе­ре по­хо­рон­но­го де­ла Со­ве­та при пре­зи­ден­те по проф­к­ва­ли­фи­ка­ции Ан­тон Ав­де­ев. По сло­вам экс­пер­та, су­ще­ству­ет две ос­нов­ные струк­ту­ры, ра­бо­та­ю­щие с тру­пом: од­на — служ­ба пе­ре­воз­ки, ко­то­рая под­чи­ня­ет­ся Бю­ро СМЭ, вто­рая — непо­сред­ствен­но сам морг. Ко­гда че­ло­век уми­ра­ет ли­бо до­ма, ли­бо в боль­ни­це, за ним при­ез­жа­ет тру­по­пе­ре­воз­ка. «Пе­ре­упа­ков­ка» из од­них па­ке­тов в дру­гие идет в мор­ге, так как во вре­мя пе­ре­воз­ки меш­ки пач­ка­ют­ся, об­рат­но в них скла­ды­вать уже вскры­тый труп нель­зя. По фак­ту — это един­ствен­ный мо­мент, где мог­ли быть уте­ря­ны меш­ки, так как ко­вид­ные те­ла до сих пор вы­да­ют в меш­ках.

— Ри­ту­аль­ных аген­тов по­до­зре­вать бес­смыс­лен­но, ведь слож­но пред­ста­вить, что несколь­ко че­ло­век спе­ци­аль­но cго­во­ри­лись и увез­ли меш­ки в од­но и то же ме­сто, — го­во­рит Ав­де­ев. — Тут у ме­ня три ги­по­те­зы: ли­бо эти па­ке­ты и до­ку­мен­та­ция бы­ли по­те­ря­ны на эта­пе пе­ре­воз­ки, ли­бо сам морг не до­го­во­рил­ся с ути­ли­за­ци­ей, ли­бо это спе­ци­аль­но сде­ла­но. По тру­по­пе­ре­воз­ке про­ве­рить все очень про­сто. У них есть все: сколь­ко по­сту­пи­ло, сколь­ко убы­ло, сколь­ко ушло в ар­хив. И на каж­дом та­ком до­ку­мен­те ста­вит­ся под­пись. Так что ес­ли это ви­на пе­ре­воз­чи­ка, то пра­во­охра­ни­тель­ные ор­га­ны очень быст­ро это об­на­ру­жат. В мор­ге то­же про­сто про­ве­рить, так­же по до­ку­мен­там. И по­след­нее — это про­сто мог­ла быть про­во­ка­ция спе­ци­аль­ная. Меш­ки ти­по­вые, сде­лать это нетруд­но.

Меш­ки из-под тру­пов вы­ки­ну­ли как обыч­ный му­сор.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.