АСВ: про­бле­ма или ре­ше­ние

Кри­зис си­сте­мы стра­хо­ва­ния вкла­дов мо­жет еще раз стать от­прав­ным пунк­том бан­ков­ской ре­фор­мы

Nezavisimaya Gazeta - - ЭКОНОМИКА - Ми­ха­ил Ма­тов­ни­ков

Соз­да­ние си­сте­мы стра­хо­ва­ния вкла­дов в 2004 го­ду ста­ло важ­ным эта­пом бан­ков­ской ре­фор­мы. Фак­ти­че­ски вве­де­ние стра­хо­ва­ния вкла­дов бы­ло ис­поль­зо­ва­но как пред­лог для по­втор­но­го ли­цен­зи­ро­ва­ния банков.

Же­ла­ние со­хра­нить воз­мож­ность при­вле­кать вкла­ды на­се­ле­ния ока­за­лось мощ­ным сти­му­лом для банков в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни обла­го­ро­дить свои опе­ра­ции.

В част­но­сти, имен­но то­гда бан­ки рас­кры­ли свою струк­ту­ру соб­ствен­но­сти, мно­гие оди­оз­ные бан­ки, на­при­мер Меж­пром­банк, так и не по­па­ли в си­сте­му стра­хо­ва­ния вкла­дов. Од­на­ко, как мы те­перь по­ни­ма­ем, ре­фор­ма не бы­ла до­ве­де­на до кон­ца, мно­гие не ме­нее оди­оз­ные бан­ки бла­го­по­луч­но пре­одо­ле­ли все филь­тры.

Уже че­рез 10 лет, к середине 2015 го­да, это при­ве­ло к ис­чер­па­нию фон­да стра­хо­ва­ния вкла­дов; ес­ли бы не са­на­ции, обо­шед­ши­е­ся ЦБ еще в трил­ли­он руб­лей, фонд за­кон­чил­ся бы еще рань­ше.

За го­ды ра­бо­ты АСВ ста­ли вид­ны и до­сто­ин­ства, и про­бле­мы стра­хо­ва­ния вкла­дов. Ес­ли бы си­сте­му не со­зда­ли в 2004-м, ее бы со­зда­ли в 2008-м или в 2014-м. Как и пред­по­ла­га­лось, стра­хо­ва­ние вкла­дов сни­зи­ло для банков рис­ки па­ни­ки вклад­чи­ков, уве­ли­чи­ло до­ве­рие к бан­кам и объ­ем бан­ков­ских сбе­ре­же­ний.

Вы­яви­лись и нега­тив­ные мо­мен­ты. Ост­ро вста­ла про­бле­ма так на­зы­ва­е­мо­го мо­раль­но­го рис­ка – си­ту­а­ции, ко­гда участ­ни­ки рын­ка – и бан­ки, и вклад­чи­ки – не за­ин­те­ре­со­ва­ны в бла­го­ра­зум­ном по­ве­де­нии, так как «при­бы­ли – част­ные, а убыт­ки – об­ще­ствен­ные».

То, что в Ев­ро­пе вы­яв­ля­ет­ся тон­ки­ми эко­но­мет­ри­че­ски­ми ис­сле­до­ва­ни­я­ми, в Рос­сии вид­но нево­ору­жен­ным гла­зом. Это и про­бле­ма так на­зы­ва­е­мых се­рий­ных вклад­чи­ков. До­воль­но неболь­шая груп­па вклад­чи­ков, ис­чис­ля­е­мая де­сят­ка­ми ты­сяч че­ло­век, по­лу­чи­ла по­чти чет­верть всех ком­пен­са­ций. Та­кой вклад­чик ти­пич­но «за­све­тил­ся» во мно­гих бан­ках, ре­корд­сме­ны при­бли­жа­ют­ся к сотне по­лу­чен­ных ком­пен­са­ций. Боль­шая часть этих кли­ен­тов – жи­те­ли сто­лиц и лю­ди со­всем не бед­ные, од­но­вре­мен­но раз­ме­ща­ю­щие мил­ли­о­ны руб­лей. Их до­ход, как обыч­но, опла­чи­ва­ют жи­те­ли про­вин­ции и пен­си­о­не­ры – вклад­чи­ки Сбер­бан­ка.

Это от­кры­ва­ет вто­рую сто­ро­ну мо­раль­но­го рис­ка: за­ча­стую на­мно­го бо­лее рис­ко­ван­ное, а ча­ще да­же от­кро­вен­но мо­шен­ни­че­ское по­ве­де­ние бан­ки­ров. Ак­ти­вы банков, ли­цен­зия ко­то­рых бы­ла ото­зва­на в 2014–2017 го­дах, в сред­нем со­став­ля­ют око­ло 40% их обя­за­тельств. Та­кой мас­штаб по­терь на­мно­го пре­вы­ша­ет убыт­ки от ре­а­ли­за­ции мак­ро­эко­но­ми­че­ских рис­ков. В их ос­но­ве ле­жит мас­штаб­ное ис­поль­зо­ва­ние средств вклад­чи­ков для по­стро­е­ния лич­ных биз­нес-им­пе­рий ак­ци­о­не­ров и ме­не­дже­ров банков, а так­же от­кро­вен­ное во­ров­ство.

Для ре­ше­ния этих про­блем бы­ло пред­ло­же­но мно­же­ство спо­со­бов. В част­но­сти, пред­ла­га­лось вве­де­ние фран­ши­зы при вы­пла­те ком­пен­са­ции (как это бы­ло при за­пус­ке АСВ в 2004 го­ду), пред­ла­га­лось не стра­хо­вать про­цен­ты по вкла­дам, огра­ни­чить так или ина­че воз­мож­ность по­втор­но­го по­лу­че­ния ком­пен­са­ции вклад­чи­ком (на­при­мер, не бо­лее двух раз за год).

Од­на­ко ЦБ за­ни­ма­ет в це­лом пра­виль­ную по­зи­цию, ко­то­рая за­клю­ча­ет­ся в том, что про­бле­ма ле­жит на сто­роне банков, то есть это от­вет­ствен­ность ЦБ – на­ве­сти по­ря­док с бан­ка­ми и не пе­ре­кла­ды­вать на вклад­чи­ков обя­зан­ность ана­ли­зи­ро­вать рис­ки, ко­то­рые сам ЦБ не смог иден­ти­фи­ци­ро­вать.

Па­ра­докс в том, что, по­ка про­бле­ма не ре­ше­на, ЦБ яв­но ре­шил как мож­но ско­рее воз­вра­тить свои кре­ди­ты, предо­став­лен­ные АСВ для фи­нан­си­ро­ва­ния вы­плат вклад­чи­кам, за счет по­вы­ше­ния став­ки взно­сов банков в АСВ. Сна­ча­ла став­ка бы­ла по­вы­ше­на с 0,1% в квар­тал до 0,12% (то есть с 0,4 до 0,48% в год), весь­ма ве­ро­ят­но по­вы­ше­ние и до мак­си­маль­но преду­смот­рен­но­го за­ко­ном уров­ня в 0,15%, недав­но бы- ла озву­че­на идея под­нять став­ку еще вы­ше – до 0,2% в квар­тал (0,8% в год), ини­ци­и­ро­вав из­ме­не­ния в за­ко­но­да­тель­стве.

Не долж­но быть ил­лю­зий: эти взно­сы пла­тят вклад­чи­ки, недо­по­лу­чая до­ход по сво­им вкла­дам. По­вы­ше­ние став­ки взно­сов с 0,1 до 0,12% по­ка­за­ло, что в те­че­ние очень ко­рот­ко­го пе­ри­о­да рост взно­сов при­вел к сни­же­нию ста­вок по вкла­дам. Наи­бо­лее бо­лез­нен­но это для вкла­дов в ва­лю­те, где до­ход­но­сти и так невы­со­ки.

Фак­ти­че­ски ошибки над­зо­ра опла­чи­ва­ют все рав­но вклад­чи­ки, про­сто это вклад­чи­ки на­деж­ных, а не рис­ко­ван­ных банков. За пе­ри­од с 2014 го­да 75% всех взно­сов в АСВ бы­ло упла­че­но вклад­чи­ка­ми 20 круп­ней­ших банков, а 97% ком­пен­са­ций бы­ло вы­пла­че­но вклад­чи­кам банков, не вхо­дя­щих в топ-50. На­при­мер, вклад­чи­ки вто­рой сот­ни банков по раз­ме­ру ак­ти­вов за­пла­ти­ли взно­сы в АСВ на 11 млрд, а по­лу­чи­ли ком­пен­са­ций на 420 млрд руб.

То есть ком­пен­са­ции пре­вы­си­ли вы­пла­ты в 37 раз, в груп­пе банков с 200 по 500 по раз­ме­ру ак­ти­вов раз­ли­чие меж­ду ком­пен­са­ци­я­ми и взно­са­ми со­ста­ви­ло так­же 38 раз, в груп­пе са­мых мел­ких (500+) банков – 68 раз, а в груп­пе с 50 по 100 ме­сто – «все­го» 19 раз. В груп­пе с 50 по 100 ме­сто си­ту­а­ция бо­лее сба­лан­си­ро­ва­на – вы­пла­ты боль­ше взно­сов все­го на чет­верть. Вот та­кое стра­хо­ва­ние.

В та­кой си­ту­а­ции рав­но­мер­ное по­вы­ше­ние взно­сов – это как ес­ли бы по всей Рос­сии по­вы­си­ли взно­сы по ОСАГО из-за боль­шой убы­точ­но­сти од­ной и весь­ма по­нят­ной ка­те­го­рии во­ди­те­лей.

Соб­ствен­но, имен­но оче­вид­ная неспра­вед­ли­вость взно­сов и яв­ля­ет­ся кор­нем всей про­бле­мы. Ко­гда риск на­столь­ко пре­вы­ша­ет став­ку взно­сов, мы име­ем де­ло не со стра­хо­ва­ни­ем, а с суб­си­ди­ро­ва­ни­ем.

Ес­ли бы взнос бан­ка за­ви­сел от ка­че­ства его ак­ти­вов, у бан­ки­ров бы­ла бы мо­ти­ва­ция ве­сти адек­ват­ную по­ли­ти­ку и сни­жать при­ни­ма­е­мые рис­ки, объ­яс­нять свой биз­нес ЦБ. А адек­ват­ные взно­сы в АСВ умень­ши­ли бы воз­мож­но­сти рис­ко­ван­ных банков за­ма­ни­вать вклад­чи­ков по­вы­шен­ны­ми став­ка­ми. При этом АСВ по­лу­ча­ло бы до­ста­точ­но средств для вы­плат вклад­чи­кам, не лез­ло бы в долг к ЦБ. Да и сам Банк Рос­сии бо­лее от­вет­ствен­но под­хо­дил к ин­спек­ци­он­ной де­я­тель­но­сти, ведь его ошиб­ка мо­жет обой­тись АСВ в мил­ли­ар­ды!

Коль ско­ро про­бле­мы АСВ оче­вид­ны, мож­но бы­ло бы ожи­дать, что за­ко­но­да­тель, Мин­фин и ЦБ бу­дут вно­сить в за­ко­но­да­тель­ство о стра­хо­ва­нии вкла­дов из­ме­не­ния, чтобы ис­пра­вить си­ту­а­цию и до­бить­ся дол­го­сроч­ной устой­чи­во­сти АСВ.

Од­на­ко – нет. В Ду­му вне­сен но­вый за­ко­но­про­ект про стра­хо­ва­ние, но не о том. В но­вом за­ко­но­про­ек­те стра­хо­ва­ние вкла­дов расширяется на сред­ства ком­па­ний ма­ло­го и сред­не­го биз­не­са. Бла­гая цель. Но есть ню­анс: как мы вы­яс­ни­ли, весь бан­кет на рын­ке вкла­дов опла­чи­ва­ют вклад­чи­ки 20 круп­ней­ших банков, так как на эту груп­пу при­хо­дит­ся 75% вкла­дов. А вот на рын­ке средств МСП до­ля круп­ней­ших банков за­мет­но ни­же – оце­ноч­но око­ло 40%, а это зна­чит, что де­фи­цит фон­да бу­дет на­мно­го боль­ше при том же объ­е­ме взно­сов.

Так как фонд для вы­плат вклад­чи­кам и МСП об­щий, то за рис­ки МСП за­пла­тят... вклад­чи­ки круп­ней­ших банков. В ка­че­стве осо­бой из­дев­ки во вне­сен­ном за­ко­но­про­ек­те сред­ства МСП спе­ци­аль­но вы­ве­де­ны из-под по­вы­шен­ных взно­сов!!!

Стра­хо­вать рис­ки МСП в прин­ци­пе на­мно­го слож­нее, чем вкла­ды граж­дан, из-за по­тен­ци­аль­но неиз­ме­ри­мо боль­ше­го мас­шта­ба зло­упо­треб­ле­ний. Бан­ки лег­ко мо­гут со­здать обя­за­тель­ства пе­ред ком­па­ни­я­ми. И ес­ли АСВ успеш­но опро­те­сто­вы­ва­ет вы­яв­лен­ные слу­чаи дроб­ле­ния вкла­дов, то в от­но­ше­нии юр­лиц это на­мно­го слож­нее сде­лать. Вклад­чи­ки обыч­но не де­лят­ся сво­и­ми вкла­да­ми с дру­ги­ми ли­ца­ми, а вот ком­па­нии в про­цес­се обыч­ной де­я­тель­но­сти ре­гу­ляр­но пе­ре­во­дят друг дру­гу день­ги. Ес­ли од­на компания возь­мет в бан­ке кре­дит и за­пла­тит дру­гой ком­па­нии за услу­гу или то­вар, а вто­рая компания раз­ме­стит сред­ства в бан­ке, то в слу­чае банк­рот­ства бан­ка за­ем­щик кре­дит мо­жет и не вер­нуть, а вот вто­рое юр­ли­цо смо­жет тре­бо­вать ком­пен­са­ции от АСВ жи­вы­ми день­га­ми. И та­ких схем мож­но со­здать мно­же­ство. Не го­во­ря уже о но­вых воз­мож­но­стях для вклад­чи­ков дро­бить вкла­ды в од­ном бан­ке с ис­поль­зо­ва­ни­ем несколь­ких юр­лиц. Для се­рий­ных вклад­чи­ков от­кры­ва­ют­ся но­вые го­ри­зон­ты!

Не про­ду­мав все ню­ан­сы ад­ми­ни­стри­ро­ва­ния та­ких рис­ков, не сто­ит пус­кать­ся в по­доб­ную аван­тю­ру. Да­же ес­ли за­быть о рис­ках зло­упо­треб­ле­ний, рас­ши­ре­ние стра­хо­во­го по­кры­тия на сред­ства МСП нель­зя за­пус­кать без со­зда­ния адек­ват­но­го стра­хо­во­го ме­ха­низ­ма, ко­гда рис­ки со­от­но­сят­ся со взно­са­ми.

Диф­фе­рен­ци­а­ция взно­сов уже есть. Сна­ча­ла по­вы­шен­ные взно­сы пла­ти­ли толь­ко бан­ки с агрес­сив­ной по­ли­ти­кой при­вле­че­ния вкла­дов. По­вы­шен­ные взно­сы успеш­но поз­во­ли­ли сни­зить ак­тив­ность банков-«пы­ле­со­сов», но по ме­ре сни­же­ния ста­вок за­ло­жен­ный в за­кон ли­мит пре­вы­ше­ния сред­ней став­ки стал слиш­ком ве­лик (вклад­чик мо­жет не клю­нуть на лиш­ние два про­цент­ных пунк­та при уровне став­ки по вкла­ду 14%, а вот при став­ке 6% да­же 1,5 про­цент­ных пунк­та иг­ра­ют роль, не го­во­ря уже о на­мно­го бо­лее низ­ких ва­лют­ных став­ках). Так что по­том си­сте­ма по­вы­шен­ных ста­вок, ос­но­ван­ная на про­цент­ной по­ли­ти­ке, ста­ла ме­нее ре­ле­вант­ной.

Но бы­ли вве­де­ны по­вы­шен­ные став­ки на ба­зе от­не­се­ния бан­ка к груп­пе рис­ка по оцен­ке ЦБ. Шаг пра­виль­ный, но по­ка слиш­ком ма­ло банков пла­тят по­вы­шен­ные взно­сы и эти пре­вы­ше­ния никак не со­от­но­сят­ся с ре­аль­ным риском бан­ка.

Со­здать бо­лее про­зрач­ную си­сте­му на са­мом де­ле не так слож­но. Став­ка взно­сов долж­на за­ви­сеть от двух по­ка­за­те­лей: ве­ро­ят­но­сти банк­рот­ства бан­ка и по­терь в слу­чае банк­рот­ства. Ко­гда АСВ вы­пла­чи­ва­ет сред­ства вклад­чи­кам, оно ста­но­вит­ся кре­ди­то­ром бан­ка и по­лу­ча­ет сред­ства от ре­а­ли­за­ции ак­ти­вов бан­ка, при этом АСВ яв­ля­ет­ся при­о­ри­тет­ным кре­ди­то­ром по срав­не­нию с про­чи­ми юри­ди­че­ски­ми ли­ца­ми, то есть по­лу­ча­ет сред­ства до дру­гих кре­ди­то­ров.

На­при­мер, у ти­пич­но­го бан­ка с ото­зван­ной ли­цен­зи­ей ак­ти­вы со­став­ля­ют 40% обя­за­тельств, при этом по­ло­ви­на обя­за­тельств – это вкла­ды, боль­шая часть ко­то­рых по­кры­та АСВ. То есть в слу­чае де­фол­та бан­ка АСВ в про­цес­се банк­рот­ства сна­ча­ла вы­пла­тит вклад­чи­кам 50% обя­за­тельств, а по­том по­лу­чит 40%, вер­нув се­бе 80% вы­плат вклад­чи­кам. То­гда при ве­ро­ят­но­сти де­фол­та бан­ка на уровне 5% в год (со­от­вет­ству­ет уров­ню рей­тин­га Moody's B3) спра­вед­ли­вая став­ка взно­сов для та­ко­го бан­ка долж­на быть 5%* (1-80%) =1%, то есть вдвое вы­ше, чем сей­час.

Рас­че­ты по­ка­зы­ва­ют, что при 75% воз­врат­но­сти средств око­ло 40 банков да­же сей­час пла­тит боль­ше ре­аль­но­го мас­шта­ба сво­е­го рис­ка, око­ло 20 банков – в со­от­вет­ствии со сво­им риском, а про­чие – силь­но недо­пла­чи­ва­ют в АСВ.

Кста­ти го­во­ря, ес­ли это неболь­шой банк, то вто­рая по­ло­ви­на его обя­за­тельств – пе­ред юри­ди­че­ски­ми ли­ца­ми – это все как раз сред­ства МСП, по­это­му ес­ли их стра­хо­вать, то воз­врат­ность средств в АСВ сни­жа­ет­ся об­рат­но до 40%, у бо­лее круп­ных банков, где мно­го кре­ди­то­ров из чис­ла круп­ней­ших ком­па­ний, воз­врат­ность со­от­вет­ствен­но бу­дет вы­ше.

Как опре­де­лить ве­ро­ят­ность де­фол­та бан­ка? Это не так слож­но. Для банков, име­ю­щих меж­ду­на­род­ные кре­дит­ные рей­тин­ги, уро­вень ве­ро­ят­но­сти де­фол­та свя­зан с уров­нем при­сво­ен­но­го рей­тин­га. Сей­час ЦБ пе­ре­хо­дит к ре­гу­ли­ро­ва­нию на ба­зе на­ци­о­наль­ных рей­тин­гов, про­во­дит ва­ли­да­цию мо­де­лей рей­тин­го­вых агентств и ак­кре­ди­ту­ет их. В та­ком слу­чае мож­но ис­поль­зо­вать рей­тин­ги АКРА и дру­гих на­ци­о­наль­ных агентств.

Для нерей­тин­го­ван­ных банков Банк Рос­сии мог бы ис­поль­зо­вать соб­ствен­ные мо­де­ли. Стро­го го­во­ря, учи­ты­вая, что нет недо­стат­ка в дан­ных о де­фол­тах банков за по­след­ние 10 лет (с рын­ка ушла по­ло­ви­на банков) и дан­ных о воз­врат­но­сти ак­ти­вов, соз­да­ние та­кой мо­де­ли – во­прос чи­сто тех­ни­че­ский и, объ­ек­тив­но го­во­ря, лег­ко ре­ша­е­мый.

Банк Рос­сии, прав­да, не очень хо­чет брать на се­бя та­кую от­вет­ствен­ность. Од­на­ко ре­а­ги­ро­вать на все пост­фак­тум – то­же не вы­ход.

Оп­ти­маль­ный ва­ри­ант – ко­гда ве­ро­ят­ность де­фол­та опре­де­ля­ет­ся ис­хо­дя из са­мой про­стой мо­де­ли с лег­ко про­ве­ря­е­мы­ми дан­ны­ми. На­при­мер, за­ви­си­мость ве­ро­ят­но­сти де­фол­та бан­ка че­рез один год в за­ви­си­мо­сти от его раз­ме­ра.

Неболь­шой банк дей­стви­тель­но ма­ло что мо­жет сде­лать, чтобы сни­зить ве­ро­ят­ность де­фол­та. Его мо­гут под­ко­сить и про­бле­мы од­но­го круп­но­го за­ем­щи­ка, и па­ни­ка кре­ди­то­ров из-за не име­ю­щих пря­мо­го к нему от­но­ше­ния при­чин, и мно­гое дру­гое.

А вот вто­рой ко­эф­фи­ци­ент уже на­хо­дит­ся под кон­тро­лем бан­ка и дол­жен за­ви­сеть от оцен­ки рис­ков Бан­ком Рос­сии в ре­зуль­та­те ин­спек­ци­он­ной де­я­тель­но­сти. Банк Рос­сии мо­жет оце­нить все ак­ти­вы бан­ка в про­цес­се про­вер­ки и прий­ти к мне­нию не толь­ко об ожи­да­е­мой ве­ро­ят­но­сти де­фол­та, но и о воз­мож­ных по­те­рях в слу­чае де­фол­та. Бан­ки же, в свою оче­редь, бу­дут мак­си­маль­но за­ин­те­ре­со­ва­ны обес­пе­чить уве­рен­ность ре­гу­ля­то­ра в воз­врат­но­сти средств. Это со­здаст мощ­ные сти­му­лы для ро­ста про­зрач­но­сти бан­ков­ско­го биз­не­са и сни­же­ния до­ли непо­нят­ных ре­гу­ля­то­ру ак­ти­вов.

Об­ще­ствен­ность, в свою оче­редь, по­лу­чит объ­ек­тив­ный кри­те­рий эф­фек­тив­но­сти де­я­тель­но­сти ЦБ и АСВ, ко­то­рые долж­ны рас­кры­вать важ­ную ин­фор­ма­цию о ре­зуль­та­тах де­я­тель­но­сти агент­ства как лик­ви­да­то­ра банков: о ка­че­стве ак­ти­вов банков и сто­и­мо­сти сво­ей ра­бо­ты в про­цен­тах от взыс­ки­ва­е­мых средств, а так­же в ви­де ста­ти­сти­ки уров­ня воз­врат­но­сти средств кре­ди­то­рам раз­ных ка­те­го­рий. Сей­час, к со­жа­ле­нию, по­доб­ная ин­фор­ма­ция пуб­ли­ку­ет­ся эпи­зо­ди­че­ски, с боль­шим опоз­да­ни­ем, очень аг­ре­ги­ро­ван­но в смыс­ле ре­зуль­та­тов для раз­ных ви­дов кре­ди­то­ров и по­чти ни­ко­гда – в раз­ре­зе от­дель­ных банков-банк­ро­тов. Для нас же это важ­ная мет­ри­ка оцен­ки не толь­ко мас­шта­бов зло­упо­треб­ле­ний бан­ки­ров, но и эф­фек­тив­но­сти дей­ствий са­мо­го ЦБ, в ча­сти, на­при­мер, свое­вре­мен­но­сти от­зы­ва ли­цен­зий, и АСВ как лик­ви­да­то­ра банков.

Фак­ти­че­ски те­ку­щую си­ту­а­цию с АСВ мы все еще в си­лах из про­бле­мы пре­вра­тить в ее ре­ше­ние. Кри­зис АСВ мо­жет вто­рой раз стать от­прав­ным пунк­том бан­ков­ской ре­фор­мы, со­здав ос­но­ву для объ­еди­не­ния во­еди­но ин­те­ре­сов ре­гу­ля­то­ра, банков и кре­ди­то­ров на ба­зе спра­вед­ли­вой си­сте­мы стра­хо­ва­ния рис­ков.

Ми­ха­ил Юрье­вич Ма­тов­ни­ков – стар­ший управ­ля­ю­щий ди­рек­тор–глав­ный ана­ли­тик Сбер­бан­ка.

Предо­став­ле­но ав­то­ром

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.