Культура ши­ре, чем ре­ли­гия

Ци­ви­ли­за­ция – ос­но­ва ми­ро­воз­зрен­че­ских цен­но­стей и на­ци­о­наль­ной иден­ти­фи­ка­ции

Nezavisimaya Gazeta - - ИДЕИ И ЛЮДИ - Ро­берт Ен­ги­ба­рян

Раз­ви­тие транс­пор­та и ком­му­ни­ка­ций, от­кры­тость гра­ниц бла­го­по­луч­ных за­пад­ных стран, их мяг­кое им­ми­гра­ци­он­ное за­ко­но­да­тель­ство, воз­мож­ность по­лу­че­ния об­ра­зо­ва­ния и еже­ме­сяч­ных суб­си­дий, без­на­ка­зан­ность за мно­гие пре­ступ­ле­ния – все это за­ма­ни­ва­ет на За­пад мо­ло­дежь ис­лам­ских и аф­ри­кан­ских стран. Про­ис­хо­дит ин­тен­сив­ное об­ще­ние раз­лич­ных ци­ви­ли­за­ций.

В про­шлом их об­ще­ние про­хо­ди­ло в ос­нов­ном на тер­ри­то­ри­ях ко­ло­ни­зи­ро­ван­ных стран. Там ко­ло­ни­за­то­ры по­лу­ча­ли вы­го­ду пу­тем экс­плу­а­та­ции мест­ных ре­сур­сов и ра­бо­чей си­лы, но ту­да они при­но­си­ли еще и по­ря­док, про­све­ще­ние, про­из­вод­ство, про­фес­си­о­наль­ные на­вы­ки. Обрат­ный ход ис­то­ри­че­ско­го ма­ят­ни­ка – при­ход в мет­ро­по­лию мил­ли­о­нов им­ми­гран­тов – ни­ко­му ни­че­го хо­ро­ше­го не су­лит. Та­кая мас­са необ­ра­зо­ван­ных, пло­хо про­фес­си­о­наль­но под­го­тов­лен­ных лю­дей не мо­жет пол­но­стью ин­те­гри­ро­вать­ся, от­ча­сти ста­но­вясь обу­зой и ис­точ­ни­ком угро­зы для мест­но­го на­се­ле­ния, по­пол­няя ря­ды кри­ми­на­ла и тер­ро­ри­сти­че­ских ор­га­ни­за­ций. Си­ту­а­ция с каж­дым го­дом за­мет­но ухуд­ша­ет­ся: од­на вол­на им­ми­гран­тов, не успев адап­ти­ро­вать­ся в но­вой сре­де, на­кры­ва­ет­ся дру­гой, бо­лее мно­го­чис­лен­ной вол­ной вновь при­быв­ших, что за­мед­ля­ет или оста­нав­ли­ва­ет про­цесс адап­та­ции.

Чем за­кон­чит­ся мас­со­вое про­ник­но­ве­ние му­суль­ман и аф­ри­кан­цев в Ев­ро­пу, где их уже на­счи­ты­ва­ет­ся не ме­нее 70 млн, труд­но ска­зать. Про­бле­ма в том, что, ока­зав­шись в Ев­ро­пе, огром­ное ко­ли­че­ство та­ких лю­дей из по­ко­ле­ния в по­ко­ле­ние не ра­бо­та­ют и не при­ла­га­ют уси­лий ин­те­гри­ро­вать­ся, удо­вле­тво­ря­ют­ся той по­мо­щью, что ока­зы­ва­ет им го­су­дар­ство. А для по­лу­че­ния по чис­лу де­тей боль­ше­го объ­е­ма суб­си­дий – про­яв­ля­ют вы­со­кую де­мо­гра­фи­че­скую ак­тив­ность. Из­вест­ная схе­ма вы­гля­дит так. По­сле по­яв­ле­ния в Ев­ро­пе груп­пы му­суль­ман на день­ги, по­слан­ные Тур­ци­ей, Са­у­дов­ской Ара­ви­ей, Ка­та­ром и дру­ги­ми стра­на­ми, на­чи­на­ет­ся стро­и­тель­ство ме­че­тей, ку­да из ре­ли­ги­оз­ных цен­тров ис­лам­ско­го ми­ра от­прав­ля­ют­ся има­мы со сред­не­ве­ко­вым ми­ро­воз­зре­ни­ем. По­сле со­зда­ют­ся груп­пы бо­е­ви­ков для под­дер­жа­ния му­суль­ман во­круг со­здан­ной ум­мы и на­прав­ле­ния их ак­тив­но­сти в нуж­ное этим ис­лам­ским го­су­дар­ствам рус­ло. Се­го­дня вся Ев­ро­па по­кры­та жи­ву­щи­ми по за­ко­нам ша­ри­а­та ма­лень­ки­ми ис­лам­ски­ми по­се­ле­ни­я­ми, ко­то­рые не­ко­то­рые ав­то­ры мет­ко на­зы­ва­ют «то­чеч­ны­ми ха­ли­фа­та­ми».

Вы­дер­жит ли со­вре­мен­ная де­мо­кра­тия, ослаб­лен­ная но­во­ли­бе­раль­ным ра­ди­ка­лиз­мом при­шед­ших к вла­сти по­ли­ти­ков-по­пу­ли­стов с идео­ло­ги­ей при­о­ри­те­та прав лич­но­сти и раз­ных мень­шинств над об­ще­ством, та­кой на­тиск – важ­ней­ший для за­пад­но­хри­сти­ан­ской ци­ви­ли­за­ции во­прос.

За мно­гие ты­ся­че­ле­тия ци­ви­ли­за­ция в раз­ных ча­стях пла­не­ты раз­ви­ва­лась нели­ней­но, с раз­ны­ми ско­ро­стя­ми и успе­хом, в за­ви­си­мо­сти от при­род­но-кли­ма­ти­че­ских усло­вий, гео­по­ли­ти­че­ско­го ме­сто­по­ло­же­ния, ан­тро­по­ло­ги­че­ских, ре­ли­ги­оз­ных фак­то­ров, уров­ня куль­ту­ры и ка­че­ства про­из­во­ди­мых зна­ний про­жи­ва­ю­щих там на­ро­дов.

По­чти два ве­ка на­зад рус­ский философ Петр Ча­а­да­ев от­ме­тил, что каж­дый на­род жи­вет в раз­ных ис­то­ри­ко-вре­мен­ных из­ме­ре­ни­ях – в про­шлом, на­сто­я­щем и бу­ду­щем. Кар­ти­на ста­но­вит­ся еще бо­лее пест­рой, ес­ли рас­смот­реть ее уже в пла­не­тар­ном мас­шта­бе, где бок о бок со­су­ще­ству­ют на­ро­ды и об­ще­ства, од­ни – с куль­ту­рой XV ве­ка или да­же на­ча­ла Сред­не­ве­ко­вья, дру­гие – успеш­но по­ко­ря­ю­щие XXI век.

Толь­ко в XX ве­ке че­ло­ве­че­ство уве­ли­чи­лось по­чти на 3 млрд че­ло­век, до­стиг­нув чер­ты 7,5 млрд, то­гда как в 1500 го­ду на пла­не­те про­жи­ва­ло при­мер­но 500 млн лю­дей. И та­кой гро­мад­ный рост идет за счет жи­те­лей бед­ных стран, не име­ю­щих воз­мож­но­сти про­кор­мить се­бя. Толь­ко бла­го­да­ря меж­ду­на­род­ной, пре­иму­ще­ствен­но за­пад­ной гу­ма­ни­тар­ной и ме­ди­цин­ской по­мо­щи су­ще­ству­ет огром­ная мас­са этих лю­дей, ко­то­рые и се­го­дня с удво­ен­ной си­лой про­дол­жа­ют ро­жать.

Со­глас­но про­гно­зам ми­ро­вой де­мо­гра­фи­че­ской ди­на­ми­ки за пе­ри­од 2015–2100 го­дов, ожи­да­ет­ся бо­лее чем дву­крат­ный при­рост му­суль­ман­ско­го на­се­ле­ния – с 1,3 млрд че­ло­век в 2015 го­ду (18,43% на­се­ле­ния) до 2,7 млрд че­ло­век в 2100 го­ду (24,59% на­се­ле­ния). А еще – че­ты­рех­крат­ное уве­ли­че­ние чис­лен­но­сти на­се­ле­ния Аф­ри­ки (без уче­та ис­лам­ских стран Се­вер­ной Аф­ри­ки) – с 761 млн че­ло­век в 2015 го­ду (10,39% на­се­ле­ния) до 3 млрд че­ло­век в 2100 го­ду (27,55%). Та­ким об­ра­зом, по­ло­ви­на всех жи­те­лей Зем­ли бу­дут при­над­ле­жать этим ци­ви­ли­за­ци­ям.

Нетруд­но по­нять, ку­да дви­нут­ся эти огром­ные люд­ские мас­сы – ра­зу­ме­ет­ся, не в да­ле­кую Америку или бед­ную пе­ре­на­се­лен­ную Азию. Глав­ны­ми на­прав­ле­ни­я­ми бу­дут Ев­ро­па и Рос­сия. Та­кая пер­спек­ти­ва не мо­жет не дик­то­вать но­вых прин­ци­пов гло­баль­ной ми­гра­ци­он­ной по­ли­ти­ки. Она, бе­з­услов­но, ста­нет жест­кой и непро­зрач­ной, ведь речь уже пойдет не о ли­бе­раль­но-гу­ма­ни­тар­ных цен­но­стях, а о вы­жи­ва­нии сво­их ци­ви­ли­за­ций.

Не­даль­но­вид­ная по­ли­ти­ка се­го­дняш­них ев­ро­пей­ских но­во­ли­бе­ра­лов, не стре­мя­щих­ся вза­и­мо­обу­сло­вить гу­ма­ни­тар­ную по­мощь и со­кра­ще­ние де­мо­гра­фи­че­ско­го ро­ста на­се­ле­ния бед­ных стран, яв­ля­ет­ся од­ной из глав­ных при­чин по­яв­ле­ния со­тен мил­ли­о­нов по­лу­го­лод­ных, об­ре­чен­ных на ни­ще­ту и им­ми­гра­цию, по­пол­ня­ю­щих меж­ду­на­род­ные тер­ро­ри­сти­че­ские ор­га­ни­за­ции лю­дей. Ве­ли­кий Ки­тай пу­тем же­сто­чай­ших мер смог огра­ни­чить опе­ре­жа­ю­щую рост эко­но­ми­ки де­мо­гра­фию, а ис­лам­ские и аф­ри­кан­ские стра­ны это­го не мо­гут, а ско­рее не хо­тят. Так, пре­зи­дент Тур­ции Ре­джеп Тайип Эр­до­ган мно­го­крат­но при­зы­вал жи­ву­щие в Ев­ро­пе ту­рец­кие се­мьи иметь не ме­нее пя­ти де­тей. А се­го­дняш­ние но­во­ли­бе­раль­ные ру­ко­во­ди­те­ли – что они про­ти­во­по­став­ля­ют ис­ла­ми­стам? Отвле­чен­ные мыс­ли о гу­ма­низ­ме, то­ле­рант­ность, уступ­чи­вость во всем? Мно­гие ев­ро­ли­де­ры не име­ют де­тей и нор­маль­ных се­мей. Это за­ко­но­мер­ность для пред­ста­ви­те­лей ли­бе­рал-гло­ба­ли­стов – жить се­го­дняш­ним днем, эго­и­стич­но, по пра­ви­лам жест­ко­го ин­ди­ви­ду­а­лиз­ма.

Мо­жет, по­это­му так лег­ко эти по­ли­ти­ки идут на раз­ру­ше­ние се­мей­ных тра­ди­ций, с та­ким упор­ством про­дви­га­ют идею ра­вен­ства тра­ди­ци­он­ных се­мей­ных пар и гей-лес­би­ян­ско­го со­об­ще­ства. Стрем­ле­ние но­во­ли­бе­ра­лов урав­нять всех во всем не толь­ко идет враз­рез с за­ко­на­ми при­ро­ды, но и ста­вит боль­шин­ство в нерав­ное по­ло­же­ние с мень­шин­ством. Се­го­дня общественная по­ли­ти­че­ская жизнь в странах с но­во­ли­бе­раль­ной идео­ло­ги­ей пе­ре­вер­ну­та: боль­шин­ство ста­ло по­дав­ля­е­мым «мень­шин­ством». Лю­бая несхо­жесть пре­вра­ща­ет­ся в при­ви­ле­гию, неже­ла­ю­щий ра­бо­тать нар­ко­ман или кри­ми­наль­ный им­ми­грант по­лу­ча­ют де­неж­ную суб­си­дию и льго­ты, пре­вы­ша­ю­щие до­хо­ды ра­бо­та­ю­щих на­ло­го­пла­тель­щи­ков. Мож­но ли счи­тать та­кое со­сто­я­ние нор­маль­ным? Вряд ли. Но­во­ли­бе­раль­ная идео­ло­ги­че­ская про­грам­ма рас­слаб­ля­ет на­род, де­ла­ет его инерт­ным и без­раз­лич­ным на­столь­ко, что в ито­ге это мо­жет при­ве­сти к со­кру­ше­нию ве­ли­кой хри­сти­ан­ской ци­ви­ли­за­ции, как в свое вре­мя бо­лев­шие схо­жи­ми неду­га­ми Рим­ская и Ви­зан­тий­ская им­пе­рии раз­ру­ши­лись и па­ли – не столь­ко от уда­ров вар­ва­ров, сколь­ко вслед­ствие внут­рен­них про­ти­во­ре­чий.

***

Стре­ми­тель­ный рас­пад ве­ли­кой су­пер­дер­жа­вы – Со­вет­ско­го Со­ю­за со всей оче­вид­но­стью по­ка­зал, что са­мые жест­кие ад­ми­ни­стра­тив­но-ре­прес­сив­ные ме­ры, без­аль­тер­на­тив­ная мас­си­ро­ван­ная идео­ло­гия не в со­сто­я­нии на­дол­го объ­еди­нить, тем бо­лее – удер­жать в рам­ках еди­но­го го­су­дар­ства на­ро­ды раз­ной ци­ви­ли­за­ции и куль­ту­ры, эт­ни­че­ской и ра­со­вой иден­тич­но­сти, на­хо­дя­щи­е­ся к то­му же на раз­ных уров­нях ис­то­ри­че­ско­го раз­ви­тия. Успе­хи США в этом плане дол­гое вре­мя вдох­нов­ля­ли стра­ны Ев­ро­пы и Рос­сию. Од­на­ко не бы­ло учте­но глав­ное: вре­мя и ре­ли­ги­оз­но-куль­тур­ная при­над­леж­ность вновь при­бы­вав­ших в США им­ми­гран­тов. В XVIII–XIX ве­ках и до вто­рой по­ло­ви­ны XX ве­ка ра­бо­та­ли жест­кие пра­ви­ла де­мо­кра­тии с вер­хо­вен­ством за­ко­на и его без­аль­тер­на­тив­ным ис­пол­не­ни­ем. А при­быв­шие в Америку им­ми­гран­ты в по­дав­ля­ю­щем боль­шин­стве бы­ли вы­ход­ца­ми из стран хри­сти­ан­ской ци­ви­ли­за­ции – Ве­ли­ко­бри­та­нии, Ир­лан­дии, Гер­ма­нии, Поль­ши, Фран­ции. Чу­же­вер­ные ки­тай­цы и иудеи, ко­то­рых то­же бы­ло нема­ло, без осо­бых слож­но­стей по­сте­пен­но рас­тво­ри­лись в аме­ри­кан­ском «пла­виль­ном кот­ле», или же, со­хра­няя свою иден­ти­фи­ка­цию, адап­ти­ро­ва­лись с мест­ной сре­дой.

Со вто­рой по­ло­ви­ны XX ве­ка в За­пад­ной Ев­ро­пе, а по­том и в США про­изо­шел ра­ди­каль­ный пе­ре­смотр де­мо­кра­ти­че­ских прин­ци­пов ор­га­ни­за­ции об­ще­ства и го­су­дар­ства. Под гром­ки­ми ло­зун­га­ми уни­вер­си­тет­ской про­фес­су­ры, твор­че­ской ин­тел­ли­ген­ции, жур­на­ли­стов и те­ат­ра­лов на пер­вый план вы­дви­ну­лись ли­бе­раль­ные ценности, про­воз­гла­ша­ю­щие при­о­ри­тет прав лич­но­сти над кол­лек­тив­ны­ми и об­ще­ствен­ны­ми, за­щи­ту лю­бых мень­шинств и несхо­же­стей с боль­шин­ством, агрес­сив­ный фе­ми­низм. Сфе­ра де­я­тель­но­сти, эф­фек­тив­ность и пол­но­мо­чия власт­ных (осо­бен­но ис­пол­ни­тель­ных) струк­тур по­сте­пен­но сужа­лись в поль­зу раз­ных об­ще­ствен­ных и граж­дан­ских ор­га­ни­за­ций. Пра­во­за­щит­ная де­я­тель­ность всех мень­шинств до­хо­ди­ла до аб­сур­да, вы­хо­ла­щи­вая и ослож­няя функ­ции по­ли­ции, су­да, дру­гих пра­во­охра­ни­тель­ных ор­га­нов. Де­мо­кра­ти­че­ский прин­цип все­об­щих вы­бо­ров ши­ро­ко ис­поль­зо­вал­ся по­пу­ли­ста­ми, по­лу­гра­мот­ны­ми, не на­шед­ши­ми се­бя в про­фес­си­о­наль­ной сфе­ре людь­ми. Идео­ло­гия ли­бе­ра­лиз­ма и ее мас­си­ро­ван­ная про­па­ган­да пре­сле­до­ва­ли во­ен­но-политическую цель по­ка­зать пре­иму­ще­ства ка­пи­та­ли­сти­че­ско­го строя над жест­ким со­ци­а­ли­сти­че­ским ре­жи­мом. Во мно­гом они бы­ли пра­вы, но, углуб­ля­ясь даль­ше, ста­ли по­ку­шать­ся на боль­шее – на­ча­ли рас­ша­ты­вать ос­но­вы хри­сти­ан­ской ци­ви­ли­за­ции.

***

Лю­бой социум, про­шед­ший дол­гий путь ду­хов­но-ре­ли­ги­оз­но­го, куль­тур­но-язы­ко­во­го ста­нов­ле­ния и иден­ти­фи­ци­ру­ю­щий се­бя на­ци­ей, непре­мен­но бу­дет стре­мить­ся к мак­си­маль­ной са­мо­сто­я­тель­но­сти и со­зда­нию соб­ствен­ной го­су­дар­ствен­но­сти. На­пом­ним, что по­сле окон­ча­ния Вто­рой ми­ро­вой вой­ны в мире на­счи­ты­ва­лось 54 го­су­дар­ства, се­го­дня их чис­ло пе­ре­ва­ли­ло за 195 (193 в со­ста­ве ООН), и этот про­цесс та­ит в се­бе боль­шую ди­на­ми­ку раз­ви­тия. В ста­дию дроб­ле­ния вхо­дит Ближ­ний Во­сток (Ирак, Си­рия), воз­мож­но, Турция, Аф­га­ни­стан. Гром­ко о сво­их при­тя­за­ни­ях на са­мо­сто­я­тель­ность объ­яв­ля­ют Кве­бек, Ка­та­ло­ния, Шот­лан­дия, Се­вер­ная Ита­лия, Во­сточ­ная Укра­и­на (Дон­басс и Лу­ган­ская об­ласть), Прид­не­стро­вье, Аб­ха­зия, Юж­ная Осе­тия. Один из ос­но­во­по­ла­га­ю­щих прин­ци­пов ми­ро­по­ряд­ка – устав ООН – про­воз­гла­ша­ет прин­цип тер­ри­то­ри­аль­ной це­лост­но­сти го­су­дарств, но тут же до­бав­ля­ет, что все на­ции и на­ро­ды име­ют пра­во са­мо­опре­де­ле­ния. Несмот­ря на всю взры­во­опас­ность это­го прин­ци­па, его невоз­мож­но оста­но­вить.

По­пыт­ка со­вет­ско­го ру­ко­вод­ства оста­вить в те­ни ци­ви­ли­за­ци­он­но-кон­фес­си­о­наль­ную, на­ци­о­наль­ную и ра­со­вую при­над­леж­ность на­ций и ин­ди­ви­ду­у­мов, опре­де­лив всех в обез­ли­чен­ные про­ти­во­бор­ству­ю­щие клас­сы про­ле­та­ри­ев и ка­пи­та­ли­стов, по ме­ре ослаб­ле­ния ад­ми­ни­стра­тив­но­го дав­ле­ния с трес­ком про­ва­ли­лась из-за неесте­ствен­но­сти и нело­гич­но­сти. Лю­бой че­ло­век иден­ти­фи­ци­ру­ет се­бя спер­ва с со­ци­у­мом, на­ро­дом и на­ци­ей, в рам­ках ко­то­рых жи­вет, чья ду­хов­ная ос­но­ва в те­че­ние ве­ков за­кла­ды­ва­лась ре­ли­ги­ей и куль­ту­рой. Это ве­ко­вая жиз­нен­ная ак­си­о­ма да­же для са­мых свет­ских го­су­дарств.

Пре­тен­зии на бо­лее вы­со­кий уро­вень са­мо­сто­я­тель­но­сти в раз­ное вре­мя предъ­яв­ля­ли от­ли­ча­ю­щи­е­ся от рус­ско-хри­сти­ан­ской куль­ту­ры рос­сий­ско­го боль­шин­ства ав­то­ном­ные рес­пуб­ли­ки Та­тар­стан, Чеч­ня, Баш­ки­рия, Бу­ря­тия, Са­ха-Яку­тия. Этот про­цесс про­шел свой пик, но еще не за­кон­чен, воз­мож­но, со вре­ме­нем Рос­сии удаст­ся со­здать над­на­ци­о­наль­ное, по­ли­ти­че­ское, гражданское общество на­по­до­бие США, Ве­ли­ко­бри­та­нии, Ка­на­ды. По­ка Рос­сия объ­еди­не­на во мно­гом бла­го­да­ря жест­кой цен­тра­ли­за­ции и ста­ра­ни­ям ав­то­ри­тар­но­го на­ци­о­наль­но­го ли­де­ра. Но по­нят­но, что это – су­гу­бо вре­мен­ный фак­тор. Про­цес­сы даль­ней­ше­го раз­ви­тия стра­ны непре­мен­но бу­дут со­про­вож­дать­ся рас­ши­ре­ни­ем де­мо­кра­тии и де­цен­тра­ли­за­ци­ей об­ще­ствен­но-по­ли­ти­че­ской жиз­ни. В лю­бом слу­чае ци­ви­ли­за­ци­он­ное рас­хож­де­ние рус­ско-хри­сти­ан­ско­го боль­шин­ства на­се­ле­ния Рос­сии и ее от­дель­ных ча­стей несрав­нен­но бо­лее зна­чи­мо, чем, ска­жем, в США, Ве­ли­ко­бри­та­нии, Ис­па­нии, Ка­на­де и про­чих странах, к то­му же бо­лее бла­го­по­луч­ных, с вы­со­ким уров­нем ВВП и усто­яв­шей де­мо­кра­ти­ей.

В США культурный раз­лом (тер­мин Сэмю­э­ла Хан­тинг­то­на) име­ет ра­со­во-кон­фес­си­о­наль­ную подо­пле­ку. Дру­гая си­ту­а­ция, на­при­мер, в Ве­ли­ко­бри­та­нии, Ка­на­де, Ис­па­нии. Здесь про­ти­во­бор­ству­ю­щие сто­ро­ны име­ют ве­ко­вые тра­ди­ции сов­мест­ной жиз­ни, и ес­ли и при­над­ле­жат к раз­ным вет­вям од­ной хри­сти­ан­ской кон­фес­сии, то рав­но­куль­тур­ным – и ма­ло чем от­ли­ча­ют­ся по это­му при­зна­ку друг от дру­га. Бо­лее то­го, в од­ном слу­чае они од­но­языч­ные, как в Ве­ли­ко­бри­та­нии, в дру­гом слу­чае, как в Ка­на­де, име­ет­ся дол­гая ис­то­рия сов­мест­ной жиз­ни рав­но­куль­тур­ных фран­ко­фо­нов и англо­го­во­ря­щих. По­чти ана­ло­гич­ная си­ту­а­ция в Ис­па­нии. Ка­та­лон­цы – не ис­пан­цы (ка­стиль­цы), но и в куль­тур­ном, и в ре­ли­ги­оз­ном плане осо­бых рас­хож­де­ний меж­ду ни­ми не су­ще­ству­ет. То­гда с чем свя­за­ны се­па­ра­тист­ские дви­же­ния в этих раз­ви­тых де­мо­кра­ти­че­ских странах? Чем они за­кон­чат­ся – об­ра­зо­ва­ни­ем но­вых го­су­дарств или уста­нов­ле­ни­ем кон­фе­де­ра­ции или дру­го­го со­ю­за? А мо­жет, это на­ча­ло про­цес­са об­щей боль­шой ре­ги­о­на­ли­за­ции од­но­куль­тур­ных и де­мо­кра­ти­че­ских стран при до­ми­нан­те та­ких меж­ду­на­род­ных объ­еди­не­ний, как Ев­ро­со­юз. При этом лю­бая де­мо­кра­тия, до­шед­шая до ста­дии ли­бе­ра­лиз­ма, чре­ва­та рас­па­дом и по­сле­ду­ю­щим ослаб­ле­ни­ем го­су­дар­ствен­но­пра­во­вых струк­тур, от­кры­ва­ю­щим пря­мой путь к ох­ло­кра­тии и анар­хии, а в слу­чае массовой им­ми­гра­ции неас­си­ми­ли­ру­е­мых лю­дей – по­те­рей ци­ви­ли­за­ции и на­ци­о­наль­но­го ко­да.

Пред­по­ло­жим, пол­но­стью де­мо­кра­ти­че­ские все­об­щие вы­бо­ры (как в США, Ве­ли­ко­бри­та­нии и т.д.), без ак­тив­но­го ре­гу­ли­ро­ва­ния со сто­ро­ны цен­тра, прой­дут в Рос­сии, Ка­зах­стане, Ин­дии, Ки­тае и дру­гих ме­нее де­мо­кра­ти­че­ских, мно­го­кон­фес­си­о­наль­ных, мно­го­на­ци­о­наль­ных странах. Не по­сле­ду­ют ли рас­пад, ха­ос, об­ра­зо­ва­ние де­сят­ка-сот­ни враж­ду­ю­щих меж­ду со­бой, име­ю­щих тер­ри­то­ри­аль­ные, ци­ви­ли­за­ци­он­ные и по­ли­ти­че­ские пре­тен­зии друг к дру­гу го­су­дарств? Не рас­ша­та­ет­ся ли ми­ро­вое рав­но­ве­сие, не вер­нем­ся ли мы к до­вест­фаль­ско­му ми­ру, ко­гда все во­е­ва­ли про­тив всех? Где, на ка­ком уровне оста­но­вить са­мо­де­гра­да­цию де­мо­кра­тии? Упо­вать на кол­лек­тив­ный ра­зум, со­зна­тель­ность на­се­ле­ния в се­го­дняш­нем мно­го­кон­фес­си­о­наль­ном, мно­го­на­ци­о­наль­ном, раз­но­куль­тур­ном мире невоз­мож­но. К то­му же гло­ба­лизм и ли­бе­ра­ли­за­ция им­ми­гра­ци­он­но­го за­ко­но­да­тель­ства, про­зрач­ность гра­ниц Ев­ро­пы, США, Рос­сии, Ка­на­ды, Ав­стра­лии и т.д., при­езд де­сят­ков мил­ли­о­нов лю­дей дру­гой ци­ви­ли­за­ции усу­гу­би­ли куль­тур­ную диф­фе­рен­ци­а­цию этих стран.

Невоз­мож­но не со­гла­сить­ся с пред­ска­за­ни­ем аме­ри­кан­ско­го по­ли­то­ло­га Сэмю­э­ла Хан­тинг­то­на, что «ве­ли­чай­шей раз­де­ля­ю­щей че­ло­ве­че­ство ос­но­вой ста­нет культура. На­ции-го­су­дар­ства оста­нут­ся дей­ству­ю­щи­ми ли­ца­ми в ми­ро­вых де­лах, но ос­нов­ные кон­флик­ты в ми­ро­вой по­ли­ти­ке бу­дут про­ис­хо­дить меж­ду на­ци­я­ми и груп­па­ми лю­дей, пред­став­ля­ю­щи­ми раз­ные ци­ви­ли­за­ции. Куль­тур­ные раз­де­ли­тель­ные ли­нии ци­ви­ли­за­ции ста- нут ли­ни­я­ми фрон­тов бу­ду­ще­го». Го­во­рил он об этом в на­ча­ле 90-х го­дов про­шло­го ве­ка, а за про­шед­шие ме­нее 30 лет про­изо­шли боль­шие из­ме­не­ния. Куль­тур­но-раз­де­ли­тель­ные ли­нии ныне про­хо­дят не толь­ко на го­су­дар­ствен­ных гра­ни­цах ци­ви­ли­за­ци­он­но­го раз­ло­ма, они про­хо­дят уже внут­ри Фран­ции и Па­ри­жа, США и Рос­сии. Шан­сы пе­ре­хо­да та­ких стран на од­но куль­тур­ное по­ле, ис­хо­дя из се­го­дняш­них ре­а­лий, ни­чтож­но ма­лы. Воз­мож­ность ка­та­клиз­мов и на­силь­ствен­ной ре­им­ми­гра­ции зна­чи­тель­ных групп лю­дей несрав­нен­но боль­ше.

Ис­то­рия ино­гда по­вто­ря­ет­ся с кор­рек­ци­ей вре­ме­ни, ме­ста и дей­ству­ю­щих лиц. Вс­пом­ним Ис­па­нию кон­ца ХV ве­ка, ко­гда при­шед­шие к вла­сти Иза­бел­ла Ка­стиль­ская и Фи­липп Ара­гон­ский за ко­рот­кий срок осво­бо­ди­ли весь Пи­ре­ней­ский по­лу­ост­ров от обос­но­вав­ших­ся там во­семь ве­ков на­зад мав­ров-му­суль­ман. За во­семь ве­ков эти ци­ви­ли­за­ции не срос­лись – то­гда ка­кая на­деж­да, что Ев­ро­па ста­нет об­щей куль­тур­ной ро­ди­ной для всех? Мир ра­ди­ка­ли­зи­ру­ет­ся и пра­ве­ет. В неда­ле­ком бу­ду­щем на За­па­де и, не ис­клю­че­но, в Рос­сии к вла­сти при­дут лю­ди бо­лее пра­вых взгля­дов. К это­му их при­ну­дит демография ис­лам­ско­го ми­ра, Аф­ри­ки, юга Азии, рас­ши­ря­ю­ща­я­ся ра­ди­ка­ли­за­ция и по­ли­ти­че­ские пре­тен­зии ря­да ис­лам­ских стран и их диас­по­раль­ных ли­де­ров, во мно­гом управ­ля­е­мые извне. Кро­ме ре­ши­тель­ных дей­ствий, ре­им­ми­гра­ции групп, враж­деб­ных к по­ли­ти­ко-пра­во­вым ин­сти­ту­там стран пре­бы­ва­ния, аль­тер­на­ти­вы не оста­нет­ся. Слож­нее си­ту­а­ция в Рос­сии, где ма­хо­вик ис­лам­ской ра­ди­ка­ли­за­ции, к со­жа­ле­нию, то­же за­пу­щен. Бу­дем на­де­ять­ся, что Рос­сия из­бе­жит та­кой уча­сти.

На­ро­ды и на­ции стре­мят­ся объ­еди­нять­ся со схо­жи­ми с ни­ми ци­ви­ли­за­ци­я­ми и эт­но­са­ми. На­при­мер, лю­ди хри­сти­ан­ской ци­ви­ли­за­ции – ве­ру­ю­щие и неве­ру­ю­щие, агно­сти­ки и ате­и­сты, пред­ста­ви­те­ли раз­лич­ных на­ци­о­наль­но­стей и ре­ли­ги­оз­ных на­прав­ле­ний – ка­то­ли­циз­ма, пра­во­сла­вия, про­те­стан­тиз­ма – жи­вут и ра­бо­та­ют вме­сте или врозь, без та­бу­и­ро­ван­ных тем и за­пре­тов, об­ра­зу­ют се­мьи и со­об­ще­ства, со­глас­но сво­им куль­тур­ным и про­фес­си­о­наль­ным за­про­сам пе­ре­ез­жа­ют из од­ной стра­ны в дру­гую. Для них, дав­но пе­ре­шаг­нув­ших эпо­ху ре­ли­ги­оз­ных рас­прей, об­щи­ми до­сто­я­ни­я­ми яв­ля­ют­ся сов­мест­но со­здан­ные ду­хов­ные и куль­тур­ные ценности, по­нят­ные и чти­мые все­ми клас­си­че­ская ли­те­ра­ту­ра и му­зы­ка, опера и ба­лет, ве­ли­кие Рим и Па­риж, Лон­дон и Ве­на, Москва и Санкт-Пе­тер­бург, Фло­рен­ция и Ве­не­ция.

Глав­ным кри­те­ри­ем иден­ти­фи­ка­ции лич­но­сти, на­ций и ци­ви­ли­за­ций ко­гда-то бы­ла ре­ли­гия, а се­го­дня – со­здан­ная на ее цен­но­стях культура. Ре­ли­гия мо­жет быть на­вя­за­на си­лой, но ес­ли она про­ти­во­ре­чит ду­хов­ным цен­но­стям и об­ра­зу жиз­ни на­ро­да – то не мо­жет ужить­ся, усто­ять в нем. Ар­ме­ния и Грузия, сто­ле­ти­я­ми на­хо­див­ши­е­ся под дав­ле­ни­ем мо­гу­ще­ствен­но­го со­се­да – Пер­сии, в на­ча­ле IV ве­ка без ма­лей­ше­го на­си­лия при­ня­ли от близ­кой по ду­ху Ви­зан­тии идео­ло­гию и ре­ли­гию хри­сти­ан­ства, отстояли его це­ной огром­ных жертв мно­гих по­ко­ле­ний. А мо­гу­чая Пер­сия под уда­ра­ми ара­бов-му­суль­ман при­ня­ла ис­лам и пе­ре­ста­ла су­ще­ство­вать как са­мо­сто­я­тель­ная ци­ви­ли­за­ция. Ведь, ка­за­лось бы, не ра­зум­но ли при­нять чу­жую ре­ли­гию и остать­ся в жи­вых, чем ве­ка­ми сра­жать­ся, стра­дать и уми­рать за свою? Но на­ши пред­ки в це­лом вы­би­ра­ли имен­но вто­рой ва­ри­ант, по­это­му тем бо­лее непо­нят­но се­го­дняш­нее без­раз­ли­чие мно­гих к на­вис­шей над на­шей ци­ви­ли­за­ци­ей угро­зе.

Ре­ли­гия и культура, а бо­лее ши­ро­ко – ци­ви­ли­за­ция и спу­стя мно­го ве­ков про­дол­жа­ют оста­вать­ся глав­ны­ми кри­те­ри­я­ми иден­ти­фи­ка­ции лич­но­сти, на­ро­да, на­ции вне за­ви­си­мо­сти от их уров­ня ре­ли­ги­оз­но­сти. Да­же в странах, где ве­ру­ю­щих мень­шин­ство – не бо­лее 25–30%, как в Че­хии, Скан­ди­нав­ских странах, Фран­ции, Бель­гии и т.д. Но эти на­ро­ды не пе­ре­ста­ют от­ста­и­вать свой об­раз жиз­ни, свою при­над­леж­ность имен­но хри­сти­ан­ской ци­ви­ли­за­ции. А это озна­ча­ет, что культура ши­ре, чем ре­ли­гия, и имен­но она се­го­дня глав­ная непре­хо­дя­щая цен­ность.

Идео­ло­гия ли­бе­ра­лиз­ма на­ча­ла рас­ша­ты­вать ос­но­вы хри­сти­ан­ской ци­ви­ли­за­ции

Ро­берт Ва­ча­га­но­вич Ен­ги­ба­рян – на­уч­ный ру­ко­во­ди­тель фа­куль­те­та управ­ле­ния и по­ли­ти­ки МГИМО МИД Рос­сии, за­слу­жен­ный де­я­тель на­у­ки, док­тор юри­ди­че­ских на­ук, про­фес­сор.

Фо­то Reuters

Се­го­дня важ­ней­ший для за­пад­ной ци­ви­ли­за­ции во­прос – усто­ит ли она пе­ред на­тис­ком им­ми­гран­тов.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.