Пло­ды муль­ти­ра­зум­но­сти

По­че­му в уни­вер­си­те­тах бук­су­ют ин­но­ва­ци­он­ные про­ек­ты

Nezavisimaya Gazeta - - ОБРАЗОВАНИЕ -

Есть ста­рый со­вет­ский анекдот. Ас­пи­рант на­пи­сал ста­тью. До­цент по­смот­рел ста­тью, рас­ста­вил за­пя­тые и до­ба­вил свою под­пись. Про­фес­сор про­сто до­ба­вил свою под­пись. А де­кан до­ба­вил се­бя и... вы­черк­нул ас­пи­ран­та.

Се­го­дня во мно­гих рос­сий­ских ву­зах си­ту­а­ция с на­у­кой по­хо­жа на этот анекдот. И бе­да не толь­ко в том, что кто-то до­пи­сы­ва­ет свою фа­ми­лию в чу­жую ста­тью. Бе­да в том, что ре­аль­ная на­у­ка (осо­бен­но ин­но­ва­ци­он­ные про­ек­ты) не мо­жет ак­тив­но раз­ви­вать­ся без ре­а­ли­за­ции прин­ци­па вы­год­но­сти для всех участ­ву­ю­щих сто­рон.

На рын­ке сдел­ка куп­ли-про­да­жи осу­ществ­ля­ет­ся при со- гла­сии обе­их сто­рон. Про­дав­цу выгодно про­дать, а по­ку­па­те­лю ку­пить. За­ме­тим, что это свободная сдел­ка, в ко­то­рой по­ку­па­тель не обя­зан по­ку­пать у про­дав­ца, а про­да­вец не обя­зан про­да­вать по­ку­па­те­лю. У нас же се­го­дня на­столь­ко мно­го вся­ких ис­кус­ствен­ных мо­но­по­лий, что, го­во­ря о рын­ке, уже при­хо­дит­ся пред­по­ла­гать кол­хоз­ный. Да и там пред­при­им­чи­вые пе­ре­куп­щи­ки пы­та­ют­ся со­здать мо­но­по­лию.

Од­на­ко ин­но­ва­ции и ры­нок в клас­си­че­ском по­ни­ма­нии – ве­щи, неот­де­ли­мые друг от дру­га. Ин­но­ва­ция – как ми­ни­мум нов­ше­ство, ко­то­рое долж­но быть при­ня­то рын­ком при его ком­мер­ци­а­ли­за­ции. По­ку­па­тель ли-

бо при­ни­ма­ет его, счи­тая для се­бя вы­год­ным, ли­бо от­вер­га­ет. Ко­гда что-то на­вя­зы­ва­ет­ся свер­ху на­силь­ствен­но, то это уже не ин­но­ва­ция, а но­во­вве­де­ние. Та­ких но­во­вве­де­ний в стране – тьма, но ин­но­ва­ции и ры­нок здесь ни при чем.

Тем не ме­нее ры­нок ин­но­ва­ций есть. В первую оче­редь это ка­са­ет­ся сфер мар­ке­тин­га и ор­га­ни­за­ции про­даж. Ор­га­ни­за­ци­он­но-мар­ке­тин­го­вые ин­но­ва­ци­он­ные про­ек­ты до­ка­за­ли на про­тя­же­нии ря­да лет свою жиз­не­спо­соб­ность. Мож­но при­ве­сти успеш­ные ин­но­ва­ци­он­ные про­ек­ты в сфе­рах ма­ги­страль­но­го транс­пор­та, ор­га­ни­за­ции пу­те­ше­ствий, ре­сто­ран­но­го биз­не­са.

Од­на­ко про­дол­жим о выс­шей шко­ле. По­дав­ля­ю­щее боль­шин­ство рос­сий­ских уни­вер­си­те­тов сво­ей про­из­вод­ствен­но­тор­го­вой ба­зы не име­ют, по­это­му их на­уч­ный по­тен­ци­ал дол­жен ис­поль­зо­вать­ся для ге­не­ра­ции ин­но­ва­ци­он­ных идей, ко­то­рые да­лее бу­дут ре­а­ли­зо­вы­вать­ся в сов­мест­ных про­ек­тах с биз­нес-струк­ту­ра­ми. Соб­ствен­но го­во­ря, при­мер­но так и ра­бо­та-

ют в дру­гих странах в рам­ках кла­сте­ров, биз­нес-ин­ку­ба­то­ров, тех­но­ло­ги­че­ских плат­форм.

Оче­вид­но, что ге­не­ри­ру­ют идеи лю­ди. Не струк­ту­ры, а кон­крет­ные лю­ди, за­ин­те­ре­со­ван­ные в та­кой ге­не­ра­ции. Пре­жде все­го за­ин­те­ре­со­ван­ные ма­те­ри­аль­но. С это­го мо­мен­та по­дроб­нее. Ву­зы устро­е­ны так, что прак­ти­че­ски лю­бой до­го­вор по на­у­ке дол­жен про­во­дить­ся че­рез бух­гал­те­рию это­го ву­за. Ес­ли ра­бот­ник ву­за ра­бо­та­ет по ин­но­ва­ци­ям на сто­роне, то к ву­зу это от­но­ше­ния не име­ет.

Итак, вуз за­клю­ча­ет до­го­вор на ин­но­ва­ци­он­ный про­дукт или идею. Как же обыч­но рас­пре­де­ля­ет­ся фи­нан­си­ро­ва­ние? За «кры­шу » вуз за­би­ра­ет се­бе ль­ви­ную до­лю. «Ль­вы» име­ют раз­ные ап­пе­ти­ты – от 20 до 80% с сум­мы до­го­во­ра. Осталь­ное идет на зар­пла­ту и рас­хо­ды так на­зы­ва­е­мо­му вре­мен­но­му твор­че­ско­му кол­лек­ти­ву. А в кол­лек­ти­ве этом, как в из­вест­ной по­сло­ви­це, один с сош­кой, а се­ме­ро с лож­кой. При­чем са­мые боль­шие лож­ки у не при­част­ных к твор­че­ству ру­ко­во­ди­те­лей.

При­ве­ду толь­ко один при­мер. Мой зна­ко­мый со­гла­сил­ся сде­лать ин­но­ва­ци­он­ную про­грам­му для круп­но­го бан­ка. Об­щая сум­ма кон­трак­та со­ста­ви­ла око­ло 300 тыс. руб. Без до­ли са­мо­го уни­вер­си­те­та и на­клад­ных рас­хо­дов по­лу­чи­лось 160 тыс. на зар­пла­ту. Для пре­по­да­ва­те­ля нема­ло. Че­ло­век ра­бо­тал ме­сяц. И про­грам­му сде­лал. Но тут при­со­еди­ни­лись ка­фед­ра, де­ка­нат и дру­гие лю­ди, что преду­смот­ре­но ти­по­вой сме­той. Эти лю­ди то­же ра­бо­та­ли... язы­ком на за­се­да­ни­ях. И вы­шло, что зна­ко­мо­му при­чи­та­ет­ся с про­ек­та 15 тыс., то есть ме­нее 10%. Как нетруд­но до­га­дать­ся, наш зна­ко­мый крайне недо­во­лен и вряд ли бу­дет ко­гда-ни­будь сно­ва в та­ких про­ек­тах участ­во­вать. Как тут не вспом­нить анекдот, с ко­то­ро­го мы на­ча­ли.

При­мер на­гляд­но по­ка­зы­ва­ет, что тем, кто уме­ет ра­бо­тать, че­рез вуз ра­бо­тать невы­год­но. За­то выгодно тем, кто ра­бо­тать на рын­ке не уме­ет. А на­у­ка и ин­но­ва­ции в ву­зе тре­бу­ют­ся. По­это­му вме­сто ры­ноч­ных про­ек­тов ре­а­ли­зу­ют­ся внут­рен­ние

ор­га­ни­за­ци­он­ные ин­но­ва­ции. В них не нуж­но со­блю­дать ни­ка­ких прин­ци­пов вы­год­но­сти. Их мож­но про­сто внед­рять.

Жур­на­лы за­би­ты на­уч­ны­ми ста­тья­ми по ин­но­ва­ци­он­но­му раз­ви­тию выс­шей шко­лы. Под ин­но­ва­ци­я­ми по­ни­ма­ют что по­па­ло – и дресс-код, и тех­но­ло­гии ра­бо­ты с элек­трон­ной указ­кой, и ис­поль­зо­ва­ние в учеб­ном про­цес­се га­д­же­тов, ко­то­рые и так все сту­ден­ты ис­поль­зу­ют. Од­на да­ма в ран­ге док­то­ра на­ук до­ду­ма­лась да­же до муль­ти­ра­зум­но­сти сту­ден­че­ской ауди­то­рии. Пря­мо фэн­те­зи ка­кое-то.

Под­ве­дем итог. Ву­зы как на­уч­ные ин­но­ва­ци­он­ные пло­щад­ки на ры­ноч­ном уровне за­дей­ство­ва­ны по­ка крайне сла­бо. На внут­рен­нем уровне ин­но­ва­ци­он­ные пре­об­ра­зо­ва­ния осу­ществ­ля­ют­ся, но это лишь ма­лая до­ля ре­аль­но­го ин­но­ва­ци­он­но­го по­тен­ци­а­ла ра­бот­ни­ков. Есть ли вы­ход? Есть. И очень про­стой. Де­лить­ся на­до так, что­бы ис­пол­ни­те­лю бы­ло выгодно.

Игорь Се­ме­но­вич Аг­лиц­кий тор эко­но­ми­че­ских на­ук.

– док-

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.