Ла­бо­ра­тор­ная ра­бо­та

Уи­льям Ворд­сворт: власть во­об­ра­же­ния и по­э­ма-ис­по­ведь

Nezavisimaya Gazeta - - ОБРАЗОВАНИЕ -

бун­ту­ет, но ана­ли­зи­ру­ет, и ана­ли­ти­ка эта на­по­ми­на­ет не столь­ко рас­тво­ре­ние в мире, сколь­ко по­ни­ма­ние его за­ко­нов при оста­ю­щем­ся глав­ным дви­жу­щим его ли­ри­ку свой­стве – со­чув­ствии.

Как уже яс­но, по­э­зия Ворд­свор­та ста­ла те­мой раз­го­во­ра в свя­зи с тем, что еще за три го­да до круп­но­го юби­лея по­эта ис­сле­до­ва­те­ли ода­ри­ли по­клон­ни­ков по­э­зии со­лид­ным со­бра­ни­ем его про­из­ве­де­ний «Пре­лю­дия». От­вет­ствен­ный ре­дак­тор – ли­те­ра­ту­ро­вед, док­тор фи­ло­ло­ги­че­ских на­ук, про­фес­сор Мос­ков­ско­го уни­вер­си­те­та, спе­ци­а­лист по ис­то­рии за­ру­беж­ной ли­те­ра­ту­ры, один из круп­ней­ших шекс­пи­ро­ве­дов Ан­дрей Гор­бу­нов.

Ко­стяк из­да­ния – глав­ней­шее про­из­ве­де­ние Ворд­свор­та, фи­ло­соф­ская ав­то­био­гра­фи­че­ская по­э­ма «Пре­лю­дия, или Ста­нов­ле­ние со­зна­ния по­эта», ко­то­рую по­эт на­чал пи­сать в 27 лет и про­дол­жал, пра­вил, со­вер­шен­ство­вал до кон­ца сво­ей жиз­ни. Важ­ный и, на­вер­ное, пе­чаль­ный факт – при жиз­ни Ворд­свор­та по­э­ма не бы­ла на­пе­ча­та­на: а ведь та­ка­ая пуб­ли­ка­ция, несо­мнен­но, за­ста­ви­ла бы со­вре­мен­ни­ков про­стить ему «из­ме­ну » Фран­цуз­ской ре­во­лю­ции и во­об­ще ина­че оце­нить его вклад не толь­ко в ли­те­ра­ту­ру, но и в эс­те­ти­ку, в фи­ло­со­фию осмыс­ле­ния пред­на­зна­че­ния по­эта.

По­э­ма эта фак­ти­че­ски ис­по­ведь: в ней Ворд­сворт пред­став­ля­ет важ­ней­шие эта­пы фор­ми­ро­ва­ния сво­ей ду­ши, со­зна­ния с дет­ства до зре­лых лет. Опи­сы­ва­ет, как

От­мел по­лит­кор­рект­но­го «сла­бо­ум­но­го маль­чи­ка» и дал пря­мой пе­ре­вод «мальчик-иди­от»

на него вли­я­ло об­ще­ние с при­ро­дой род­но­го Озер­но­го края, сель­ски­ми жителями. Кон­тра­стом по от­но­ше­нию к иде­а­лам при­ро­ды ста­но­вят­ся «оча­ги куль­ту­ры» – Кем­бридж, Лон­дон со все­ми люд­ски­ми ин­сти­ту­ци­я­ми, стра­стя­ми и по­ро­ка­ми. Ав­тор по­ка­зы­ва­ет, как вли­я­ли на него пу­те­ше­ствия по Ев­ро­пе, Фран­цуз­ская ре­во­лю­ция. Раз­ме­рен­ное эпич­ное по­вест­во­ва­ние (не ли­шен­ное, ко­неч­но, страст­но­сти юно­ше­ских пе­ре­жи­ва­ний) – это, в неко­то­ром ро­де, ла­бо­ра­тор­ная ра­бо­та, в ко­то­рой ма­те­ри­ал – ду­ша, а ла­бо­ра­то­рия – са­ма жизнь. По­э­ма про­ни­за­на бес­чис­лен­ны­ми ал­лю­зи­я­ми, от­сыл­ка­ми к про­из­ве­де­ни­ям Уи­лья­ма Шекс­пи­ра, Джо­на Миль­то­на, Эд­мун­да Спен­се­ра, к Би­б­лии, дру­гим ис­точ­ни­кам.

Важ­ное ме­сто в «Пре­лю­дии», на­сы­щен­ной опи­са­ни­я­ми, раз­мыш­ле­ни­я­ми, за­ни­ма­ют эпи­зо­ды, свое­об­раз­ные «ноу-хау » Ворд­свор­та. Он на­звал их «ме­ста­ми вре­ме­ни» (spots of time). Это неожи­дан­ные пси­хо­ло­ги­че­ские оза­ре­ния, важ­ные для ста­нов­ле­ния лич­но­сти по­эта. Их лег­ко об­на­ру­жить, они все­гда от­де­ле­ны от об­щей тка­ни неожи­дан­ны­ми си­ту­а­ци­я­ми, об­ра­за­ми, при­во­дя­щи­ми ли­ри­че­ско­го ге­роя в экс­та­ти­че­ское со­сто­я­ние и по­мо­га­ю­щи­ми до­стиг­нуть по­ни­ма­ния некой ис­ти­ны. Ворд­свор­то­ве­ды со­зда­ли схе­му эпи­зо­дов, в ко­то­рой каж­до­му да­но назва­ние, на­при­мер, «Ра­зо­ре­ние во­ро­ньих гнезд», «Скач­ки к Фёр­нес­ско­му аб­бат­ству », «Сле­пой ни­щий на ули­цах Лон­до­на» и т.д. И спи­сок не ис­чер­пан – фи­ло­ло­ги про­дол­жа­ют де­лать «от­кры­тия».

Тем, что до­маш­ние Ворд­свор­та на­зы­ва­ли «штоп­кой», а имен­но – шли­фов­кой, пе­ре­ста­нов­кой эпи- зо­дов по­э­мы, ав­тор за­ни­мал­ся до 1839 го­да. Имен­но эта ре­дак­ция уви­де­ла свет по­сле смер­ти по­эта в 1850 го­ду. Од­на­ко для на­сто­я­ще­го из­да­ния со­ста­ви­те­ли вы­бра­ли ре­дак­цию 1805 го­да. Ту са­мую, ко­то­рую по­эт чи­тал сво­е­му дру­гу Кольри­джу (ко­то­ро­му она и бы­ла по­свя­ще­на) зи­мой 1807 го­да. И это спра­вед­ли­во. Как объ­яс­ня­ют со­ста­ви­те­ли, «имен­но она вен­ча­ет пе­ри­од твор­че­ско­го рас­цве­та Ворд­свор­та, его «зо­ло­тое де­ся­ти­ле­тие» .

Соб­ствен­но, экс­клю­зив кни­ги в том, что в ней дан пер­вый пол­ный пе­ре­вод по­э­мы на рус­ский язык. Он вы­пол­нен Та­тья­ной Ста­мо­вой, по­этом, про­за­и­ком и пе­ре­вод­чи­ком ан­глий­ской и ита­льян­ской по­э­зии. В ее пе­ре­во­дах вы­шли кни­ги Эми­ли Ди­кин­сон, Джа­ко­мо Лео­пар­ди, Джо­на Миль­то­на, То­ма­са Эли­о­та, Джеф­ф­ри Чо­се­ра. До это­го на рус­ском язы­ке «Пре­лю­дия» по­яв­ля­лась толь­ко в от­рыв­ках – на­при­мер, «Сим­плон­ский пе­ре­вал» (от­ры­вок из 6-й кни­ги) в пе­ре­во­де Але­ва Ибра­ги­мо­ва, «Мальчик» (ва­ри­ант от­рыв­ка из 5-й кни­ги) в пе­ре­во­де Дмит­рия Ми­на. Те­перь «ру­чей­ки» объ­еди­ни­ли в «по­ток», по нему мож­но на­блю­дать, как со­зна­ние ге­роя дви­жет­ся от без­за­вет­ной люб­ви к При­ро­де к люб­ви к Че­ло­ве­ку.

По­э­ма, на­пи­сан­ная бе­лым пя­ти­стоп­ным ям­би­че­ским сти­хом, изоби­лу­ет длин­ны­ми пред­ло­же­ни­я­ми-пе­ри­о­да­ми, ан­жам­бе­ма­на­ми (фр. enjamber – «пе­ре­ша­ги­вать» – пе­ре­нос в сти­хо­сло­же­нии, эф­фект рас­хож­де­ния меж­ду син­так­си­че­ским и рит­ми­че­ским стро­е­ни­ем. – «НГ-EL» ), од­на­ко, несмот­ря на это, Та­тьяне Ста­мо­вой уда­лось пе­ре­дать ритм, яс­ность, об­раз­ную строй­ность; ме­ста­ми – ска­жем, при опи­са­нии лон­дон­ской яр­мар­ки – вспо­ми­на­ет­ся ди­на­ми­ка и тан­цу­ю­щая лег­кость «Оне­ги­на». Но «тан­це­вать», мчать­ся вме­сте с по­то­ком до­ступ­но толь­ко бле­стя­щим фи­ло­ло­гам: 266-стра­нич­ная по­э­ма снаб­же­на 200-стра­нич­ны­ми при­ме­ча­ни­я­ми, по­дроб­ны­ми и ин­те­рес­ны­ми, от­вле­ка­ю­щи­ми на ко­нец кни­ги. «Под­вод­ные те­че­ния» – ис­то­ри­че­ские, ли­те­ра­ту­ро­вед­че­ские, био­гра­фи­че­ские – до­во­дит до читателя Еле­на Хал­тринХал­ту­ри­на, док­тор фи­ло­ло­ги­че­ских на­ук, со­труд­ник ИМЛИ РАН, ав­тор множества ста­тей о бри­тан­ской и се­ве­ро­аме­ри­кан­ской ли­те­ра­ту­ре XVII–XX ве­ков. В «При­ло­же­ни­ях» к «Пре­лю­дии» – две ее ста­тьи о твор­че­стве Ворд­свор­та.

Дру­гим про­из­ве­де­ни­ям от­ве­де­но око­ло 300 стра­ниц. Сти­хи да­ны в пе­ре­во­дах Кон­стан­ти­на Баль­мон­та, Юлия Да­ни­э­ля, Иг­на­тия Ива­нов­ско­го, Гри­го­рия Круж­ко­ва, Виль­гель­ма Ле­ви­ка, Ива­на Ли­ха­че­ва, Алек­сандра Лу­кья­но­ва, Са­му­и­ла Мар­ша­ка, Алек­сея Па­ри­на, Вла­ди­ми­ра Ро­го­ва, Ан­дрея Сер­ге­е­ва, Ма­рии Фа­лик­ман, Ми­ха­и­ла Фро­лов­ско­го и др. О срав­ни­тель­ном ка­че­стве пе­ре­во­дов спо­ри­ли и бу­дут спо­рить: под­бор ва­ри­ан­тов пе­ре­во­дов ни­ко­гда не удо­вле­тво­ря­ет всех. Ска­жем, в гла­ве «Из сбор­ни­ка «Ли­ри­че­ские бал­ла­ды» по­чти все сти­хи да­ны в бле­стя­щих пе­ре­во­дах по­эта Иго­ря Ме­ла­ме­да, без­вре­мен­но ушед­ше­го в 2014 го­ду. И вдруг – из­вест­ная бал­ла­да «Сла­бо­ум­ный мальчик» в пе­ре­во­де Алек­сандра Ка­рель­ско­го. По­че­му бал­ла­ду не да­ли так­же в пе­ре­во­де Ме­ла­ме­да, ко­то­рый точ­но не усту­па­ет по ка­че­ству? Мо­жет быть, от­то­го что он от­мел по­лит­кор­рект­но­го «сла­бо­ум­но­го маль­чи­ка», дав пря­мой пе­ре­вод «мальчик-иди­от», а в рус­ском язы­ке сло­во «иди­от» на­гру­же­но мас­сой лиш­них от­тен­ков и кон­но­та­ций? Мо­жет быть. А мо­жет быть, и нет. Так что, не углуб­ля­ясь в спо­ры, со­об­щим, что еще за­ме­ча­тель­но­го в кни­ге: не­ко­то­рые пе­ре­во­ды сде­ла­ны для из­да­ния спе­ци­аль­но. На­при­мер, по­э­ма «Грас­мир, мой дом» (Ма­рии Фа­лик­ман), по­э­ма «Раз­ру­шен­ная хи­жи­на» (Алек­сандр Лу­кья­нов), «Ода. От­го­лос­ки бес­смер­тия по вос­по­ми­на­ни­ям ран­не­го дет­ства» (Гри­го­рий Круж­ков).

Бе­з­услов­но, та­кой «тал­муд» (а ве­сит книж­ка пол­то­ра ки­ло!) был бы несо­лид­ным без кар­ти­нок. В «Пре­лю­дии» да­ны ил­лю­стра­ции из из­да­ний Ворд­свор­та XIX ве­ка – порт­ре­ты по­эта в раз­ные пе­ри­о­ды жиз­ни, порт­ре­ты сест­ры До­ро­ти, супруги Мэ­ри, до­че­ри До­ры, Кольри­джа и жи­во­пис­ные пей­за­жи Озер­но­го края, на лоне ко­то­ро­го и рас­цвел гений ве­ли­ко­го ан­глий­ско­го по­эта. нее: это сов­ме­ще­ние оп­ти­ки огляд­ки на ис­то­рии и оп­ти­ки на­ча­ла». Вот, ска­жем, «Сти­хи про зон­тик на­изнан­ку»: «Ка­кой-ни­будь си­ний,/ Ка­кой-ни­будь Сив­цев,/ На раз­ных та­рел­ках, в чу­жих го­ро­дах./ К те­бе под­бе­жа­ли ли­са и ли­си­ца,/ Сто­ляр­ка и стёк­ла, во­да и во­да.// Опас­ное тож­де­ство чув­ствен­ных зна­ков,/ ка­кие мы ка­п­ли, ко­го ни возь­ми./ Изнан­ка зи­мы оди­но­ко­ди­на­ко/ Во­лан­чик во­ды на из­нан­ке зи­мы». Ин­тер­вью со Звя­гин­це­вым см. на стр. 10 это­го но­ме­ра. В кни­ге со­бра­ны уни­каль­ные и неожи­дан­ные фак­ты о мет­ро­по­ли­тене Се­вер­ной сто­ли­цы. Так, на­при­мер, ока­зы­ва­ет­ся под­зем­ка в Санкт-Пе­тер­бур­ге мог­ла по­явить­ся еще в 1820-х го­дах. «В 1814 г. рос­сий­ский им­пе­ра­тор Алек­сандр I в ка­че­стве по­бе­ди­те­ля На­по­лео­на по­се­тил Ве­ли­ко­бри­та­нию, <...> им­пе­ра­то­ру пред­ста­ви­ли наи­бо­лее вы­да­ю­щих­ся де­я­те­лей Ан­глии, в чис­ле ко­то­рых ока­зал­ся член Лон­дон- ско­го ко­ро­лев­ско­го об­ще­ства, вы­да­ю­щий­ся уче­ный-эн­цик­ло­пе­дист и изоб­ре­та­тель Марк Изам­бар Брю­нель. В бе­се­де с уче­ным Алек­сандр I кос­нул­ся со­ору­же­ния в Санкт-Пе­тер­бур­ге непре­рыв­но­го су­хо­пут­но­го пу­ти че­рез Не­ву». Сре­ди про­чих об­суж­дал­ся ва­ри­ант со­зда­ния «кир­пич­но­го транс­порт­но­го тон­не­ля». Ис­то­рия и пе­тер­бург­ско­го мет­ро из­ла­га­ет­ся в гла­вах: «С че­го все на­чи­на­лось», «Са­мая пер­вая ли­ния», «По Пул­ков­ско­му ме­ри­ди­а­ну», «Вдоль Нев­ско­го и Не­вы», «От «Мос­ков­ской» до «Куп­чи­на» и др. За­вер­ша­ет кни­гу гла­ва «За­гля­ды­вая в бу­ду­щее».

Дж. Смит («Уо­рвик»). Озе­ро Алл­сво­тер (Озер­но­го края). Ко­нец XVIII – на­ча­ло XIX ве­ка. Ил­лю­стра­ция из кни­ги

Ро­ди­на Ворд­свор­та ока­за­ла огром­ное вли­я­ние на его по­э­зию.

Бен­джа­мин Ро­берт Хэй­дон. Уи­льям Ворд­сворт (в 48 лет). 1818. Ил­лю­стра­ция из кни­ги

Се­ст­ра Ворд­свор­та и его су­пру­га в шут­ку на­зы­ва­ли этот об­раз «Раз­бой­ни­ком» («The Brigand»).

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.