По­э­зия без вос­кли­ца­тель­ных зна­ков

На «Не­кра­сов­ских пят­ни­цах» чи­та­ли «Окс­форд­ский блокнот» Кон­стан­ти­на Ван­шен­ки­на

Nezavisimaya Gazeta - - СОБЫТИЯ - Юлия Аре­ше­ва

Пер­вый ве­чер сво­е­го тре­тье­го се­зо­на ли­те­ра­тур­ный клуб «Не­кра­сов­ские пят­ни­цы» по­свя­тил Кон­стан­ти­ну Ван­шен­ки­ну, ав­то­ру пе­сен, про­ни­зав­ших со­бой несколь­ко эпох, ве­ли­ко­тру­же­ни­ку по­э­зии, ушед­ше­му пять лет на­зад. По­во­дом стал вы­ход кни­ги «Окс­форд­ский блокнот» с его ли­ри­кой по­след­них трех лет жиз­ни (см. ре­цен­зию в «НГ-EL» от 06.07.17).

По­дроб­ный раз­го­вор о сбор­ни­ке и о зна­че­нии все­го на­сле­дия Ван­шен­ки­на по­ве­ли его млад­шие со­рат­ни­ки по це­ху. Вспо­ми­ная о боль­шой пле­я­де по­это­в­фрон­то­ви­ков ( Бо­ри­се Слуц­ком, Ев­ге­нии Ви­но­ку­ро­ве и др.), Алек­сей Але­хин за­явил, что на лич­ном сче­ту у мно­гих из них, огуль­но за­клей­мен­ных сло­веч- ком « кир­зят­ни­ки », нема­ло от­кры­тий и нов­шеств. Осо­бы­ми чер­та­ми Ван­шен­ки­на он на­звал сво­бо­ду по­э­ти­че­ско­го по­ве­де­ния, сме­лый, но не вуль­гар­ный эро­тизм, « хай­я­мов­ское и раб­ле­зи­ан­ское на­ча­ло ». По опре­де­ле­нию Ген­на­дия Ка­лаш­ни­ко­ва, и в сти­хах, и в про­зе Ван­шен­кин « ви­дел все сра­зу сво­им фа­се­точ­ным зре­ни­ем »; в до­ка­за­тель­ство ци­ти­ро­ва­лась сти­хо­твор­ная ми­ни­а­тю­ра про оби­жен­ную де­воч­ку, ко­то­рая гля­дит во­круг се­бя « сквозь уве­ли­чи­тель­ные сле­зы » (как уточ­ни­ла дочь по­эта, ху­дож­ник Га­ли­на Ван­шен­ки­на, эту стро­ку он со­чи­нил… во сне). Ка­лаш­ни­ко­ву до­ве­лось общаться со ста­рым ма­сте­ром по-до­маш­не­му, с гла­зу на глаз: од­на­ж­ды, в се­ре­дине 1990-х, тот уго­щал его из бу­тыл­ки с кра­си­вой пе­чат­ной эти­кет­кой «Ван­шен­кин­ская». Да­ни­ла Да­вы­дов рас­суж­дал о мно­го­мер­но­сти по­э­ти­че­ско­го ми­ра со­вет­ских вре­мен, ко­гда фланг, где бли­стал ли­ри­че­ский дар Ван­шен­ки­на, со­су­ще­ство­вал с ли­а­но­зов­ца­ми и груп­пой Лео­ни­да Черт­ко­ва. А пост­со­вет­скую ли­те­ра­ту­ру Ван­шен­кин в бе­се­дах с Да­вы­до­вым в ос­нов­ном оце­ни­вал скеп­ти­че­ски (до­ба­вим – его опыт­ность да­ва­ла на это пра­во).

Го­ло­са по­этов бы­ли раз­бав­ле­ны ре­пли­ка­ми ли­те­ра­ту­ро­ве­да Вла­ди­ми­ра Рад­зи­шев­ско­го –о лич­но­сти Кон­стан­ти­на Яко­вле­ви­ча в сре­зе его от­но­ше­ний с со­вре­мен­ни­ка­ми и пе­ре­вод­чи­ка Ев­ге­ния Со­ло­но­ви­ча – о свя­зях меж­ду его пред­ка­ми и се­мьей Ван­шен­ки­на и Ин­ны Гофф.

Ве­ду­щий «Не­кра­сов­ских пят­ниц» Сер­гей Не­ще­ре­тов об­ра­тил вни­ма­ние на по­чти стро­гий от­каз позд­ней­ше­го Ван­шен­ки­на от вос­кли­ца­тель­но­го зна­ка; да и пре­жде у него в сти­хах « па­лоч­кам » от­во­ди­лась от­нюдь не та па­фос­но-при­зыв­ная роль, ко­то­рой тре­бо­вал офи­ци­аль­ный ка­нон. « Тай­на ги­бе­ли со­вет­ской им­пе­рии со­сто­ит не в том, что за­кон­чил­ся хлеб, а в том, что ее ста­но­вым стерж­нем был этот чу­до­вищ­ный знак-сор­няк; ко­гда он над­ло­мил­ся и рух­нул, он по­тя­нул за со­бой все ». По­э­зия Ван­шен­ки­на вслед за со­вет­ской во­дой не утек­ла.

О за­кат­ных го­дах сво­е­го от­ца, об ис­то­рии рож­де­ния «Окс­форд­ско­го блок­но­та» по­вест­во­ва­ла Га­ли­на Ван­шен­ки­на: она со­ста­ви­ла и офор­ми­ла сбор­ник, вы­бра­ла его назва­ние, оза­да­чив тем са­мым кое-ко­го из ре­цен­зен­тов. Бла­го­да­ря ей го­сти ве­че­ра уви­де­ли и ре­тро­спек­тив­ное слайд-шоу с ма­те­ри­а­ла­ми ар­хи­ва по­эта.

Фо­то Кон­стан­ти­на Во­ро­ви­ча

Ху­дож­ник Га­ли­на Ван­шен­ки­на – хра­ни­тель и пуб­ли­ка­тор на­сле­дия сво­е­го от­ца.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.