Два с лиш­ним мет­ра сти­хов

Лев Мну­хин и Ми­ха­ил Се­сла­вин­ский пред­ста­ви­ли кни­гу о Цве­та­е­вой

Nezavisimaya Gazeta - - СОБЫТИЯ - Люд­ми­ла Ла­ри­о­но­ва

В этот ве­чер в До­ме И.С. Ост­ро­ухо­ва в Труб­ни­ков­ском пе­ре­ул­ке со­бра­лись мно­го­чис­лен­ные ис­сле­до­ва­те­ли и по­чи­та­те­ли по­э­зии Ма­ри­ны Цве­та­е­вой. При­чем не толь­ко из Моск­вы, но и из Санк­тПе­тер­бур­га, Во­ро­не­жа, Са­ра­то­ва. А по­вод был са­мый что ни на есть при­ме­ча­тель­ный – ши­ро­кой ауди­то­рии впер­вые пред­ста­ви­ли ил­лю­стри­ро­ван­ный аль­бом-ка­та­лог «Би­б­лио­филь­ский ве­нок М.И. Цве­та­е­вой: Ав­то­гра­фы и ме­мо­ри­аль­ные пред­ме­ты из со­бра­ний Л.А. Мну­хи­на и М.В. Се­сла­вин­ско­го» (см. ко­рот­кую ре­цен­зию на стр. 10 это­го вы­пус­ка га­зе­ты).

Ав­то­ры этой кни­ги – вла­дель­цы круп­ней­ших част­ных кол­лек­ций ин­скрип­тов по­эта в на­шей стране. На про­тя­же­нии по­след­них пя­ти лет они вы­на­ши­ва­ли пла­ны со­брать «под од­ним пе­ре­пле­том» са­мые ин­те­рес­ные экс­по­на­ты сво­их со­бра­ний. И в год 125-лет­не­го юби­лея по­эта их за­вет­ное же­ла­ние сбы­лось.

Меж­ду тем ин­те­рес к твор­че­ству Цве­та­е­вой воз­ник у них дав­но. Ми­ха­ил Се­сла­вин­ский вспом­нил, на­при­мер, как в на­ча­ле 1980-х го­дов, учась в Ни­же­го­род­ском го­су­дар­ствен­ном уни­вер­си­те­те, соб­ствен­но­руч­но на­пе­ча­тал на па­пи­ной ма­шин­ке лю­би­мые сти­хи по­эта и пе­ре­плел по­лу­чив­ший­ся сбор­ник в ма­стер­ской До­ма бы­та го­ро­да Дзер­жин­ска. Еще од­на ха­рак­тер­ная для то­го вре­ме­ни ис­то­рия свя­за­на со сту­ден­че­ской стен­га­зе­той, ко­то­рую на­чи­на­ю­щий биб­лио­фил под­го­то­вил к оче­ред­но­му юби­лею Цве­та­е­вой. Од­на­ко од­но из сти­хо­тво­ре­ний «Ле­бе­ди­но­го ста­на» не про­шло «про­вер­ку на проч­ность», и бди­тель­ные со­труд­ни­ки изъ­яли «воль­но­ду­мие» из сво­их стен. А на­ив­но­го ав­то­ра еле от­би­ли у рев­ност­ных со­труд­ни­ков парт­ко­ма.

В аль­бо­ме пред­став­ле­ны 37 ав­то­гра­фов Цве­та­е­вой на ее соб­ствен­ных кни­гах и иных из­да­ни­ях; 7 твор­че­ских ру­ко­пи­сей, 18 пи­сем, 4 фо­то­гра­фии с ее ин­скрип­та­ми, кни­ги из до­маш­ней би­б­лио­те­ки Цве­та­е­вых, от­крыт­ки, за­пис­ки, чу­дом со­хра­нив­ши­е­ся лич­ные ве­щи, порт­ре­ты и мно­гое дру­гое.

«В мо­ем со­бра­нии есть фран­цуз­ская кни­га о Лю­до­ви­ке XVII с вла­дель­че­ской над­пи­сью Цве­та­е­вой: «Пре­крас­ней­шая из книг о Ре­во­лю­ции». Зна­ла бы она то­гда, как со­бы­тия 1917 го­да по­вли­я­ют на ее судь­бу…» – с гру­стью от­ме­тил Ми­ха­ил Се­сла­вин­ский.

В хо­де пре­зен­та­ции ли­те­ра­ту­ро­вед Лев Мну­хин рас­ска­зал о наи­бо­лее до­ро­гих его серд­цу ав­то­гра­фах Цве­та­е­вой из соб­ствен­но­го со­бра­ния, в том чис­ле эк­зем­пля­ре сбор­ни­ка «Сти­хи к Бло­ку » (1922) с са­мым объ­ем­ным из из­вест­ных ав­то­гра­фов, и об ан­то­ло­гии за­ру­беж­ной по­э­зии «Якорь» (1936) с ин­скрип­та­ми боль­шин­ства ее участ­ни­ков. Так­же весь­ма ин­те­рес­ны­ми бы­ли ис­то­рии о ру­ко­пи­си ран­не­го сти­хо­тво­ре­ния «Ме­сяц вы­со­кий над го­ро­дом лег…» (1909); се­мей­ной фо­то­гра­фии с над­пи­сью, ад­ре­со­ван­ной су­пру­гу Сер­гею Эфро­ну, и др. Кро­ме то­го, пуб­ли­ке пред­ста­ви­ли те­ле­граф­ную лен­ту со сти­хо­тво­ре­ни­ем «Бе­зумье и бла­го­ра­зумье…» (1915), дли­на ко­то­рой со­став­ля­ет 230 см, и стек­лян­ный ста­кан­чик, при­над­ле­жав­ший семье Цве­та­е­вых.

Под за­на­вес ве­че­ра вы­сту­пи­ла ак­три­са Ан­то­ни­на Куз­не­цо­ва, го­лос ко­то­рой бла­го­да­ря грам­пла­стин­кам зна­ком всем лю­би­те­лям по­э­зии. Она бле­стя­ще про­чи­та­ла «Я знаю прав­ду! Все преж­ние прав­ды – прочь!» и дру­гие сти­хо­тво­ре­ния. По­сле че­го всех го­стей при­гла­си­ли на не­дав­но от­крыв­шу­ю­ся вы­став­ку к юби­лею Цве­та­е­вой «Ду­ша, не зна­ю­щая ме­ры…» .

Фо­то ав­то­ра

Лев Мну­хин и Ми­ха­ил Се­сла­вин­ский с увле­че­ни­ем рас­ска­за­ли о сво­ей ко­ле­ции пред­ме­тов, свя­зан­ных с Ма­ри­ной Цве­та­е­вой.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.