Па­ци­ент № 414

Ге­рои вы­мыш­лен­ной стра­ны в по­ис­ках ре­аль­но­го, но утра­чен­но­го рая

Nezavisimaya Gazeta - - ПРОЗА -

Имен­но об этом ро­ман На­та­лии Ян­ко­вич.

Но это не ка­кая-то там фан­та­сти­ка! Сказка, за­тем се­рьез­ная пси­хо­ло­ги­че­ская часть по­вест­во­ва­ния, да­лее ме­ло­дра­ма­ти­че­ская и на­уч­но-тех­ни­че­ская со­став­ля­ют некий жан­ро­вый сим­би­оз.

Де­ре­вен­ские пей­за­жи, мест­ные обы­чаи необыч­ной стра­ны Аве­лон, где ве­рят в чу­де­са при­ро­ды и си­лу ду­ха, вос­при­ни­ма­ют­ся глав­ным ге­ро­ем Се­ме­ном с по­зи­ции со­вре­мен­но­го че­ло­ве­ка как «воль­ное по­се­ле­ние пси­хов». Он ре­аль­но по­пал в сказ­ку, ко­то­рая не име­ет шан­са сбыть­ся. Ну, не мо­жет се­го­дняш­ний че­ло­век обой­тись без лжи, за­ви­сти, зла, за­ви­си­мо­сти от вла­сти де­нег и благ ци­ви­ли­за­ции. Не вос­при­ни­ма­ет он доб­ро в пол­ном его объ- еме, как ни ста­ра­ет­ся. Хо­чет, стре­мит­ся к нему, по­ни­ма­ет, что вот оно, сча­стье, но не мо­жет. От­сю­да и тос­ка, и уны­ние, и разо­ча­ро­ва­ние, и су­же­ние окру­жа­ю­щей дей­стви­тель­но­сти до ма­лень­ко­го, се­ро­го, за­мкну­то­го про­стран­ства сво­е­го «я». Од­на­ко в ду­ше Се­ме­на в пе­ри­од его неожи­дан­ной ссыл­ки про­ис­хо­дят очень ра­ди­каль­ные из­ме­не­ния: про­ни­ка­ясь жиз­нью Аве­ло­на, он на­чи­на­ет ощу­щать се­бя по-на­сто­я­ще­му сво­бод­ным и счаст­ли­вым.

Но су­ро­вая прав­да со­вре­мен­ной жиз­ни воз­вра­ща­ет ге­роя из ил­лю­зор­ной ре­аль­но­сти… де­лая его па­ци­ен­том № 414 пси­хи­ат­ри­че­ской кли­ни­ки. Иное вос­при­я­тие дей­стви­тель­но­сти, зна­ния, по­лу­чен­ные в дру­гом мире, экс­тра­сен­сор­ные спо­соб­но­сти, поз­во­ля­ю­щие сти­рать гра­ни­цы вре­ме­ни и про­стран­ства, пре­вра­ща­ют Се­ме­на в на­сто­я­ще­го стра­даль­ца. Не­при­гляд­ная ис­ти­на ми­ра, рас­суж­да­ю­ще­го о ду­хов­но­сти, гу­ман­но­сти, «по­сту­па­тель­ном» нрав­ствен­ном раз­ви­тии, пред­ста­ет во всем сво­ем урод­ли­вом ве­ли­чии. Ад, ко­то­рый он уви­дел в ду­шах окру­жа­ю­щих, си­лен и без­жа­ло­стен, при­но­сит под ли­чи­ной добра и все­об­щей поль­зы жерт­ву тще­сла­вию и гор­ды­ни. И как про­яв­ле­ние пси­хо­ло­гии бес­со­зна­тель­но­го, во­пло­ще­ни­ем внут­рен­них ис­ка­ний и тер­за­ний ге­роя ста­но­вит­ся Ве­ра. Ее лю­бовь, жерт­вен­ная до без­рас­суд­ства, – это его нерас­тра­чен­ный по­тен­ци­ал доб- ра. Же­сто­кость, ко­то­рой она так на­сла­жда­ет­ся, яв­ля­ет­ся от­ра­же­ни­ем со­вре­мен­ной дей­стви­тель­но­сти, ко­то­рая по-хо­зяй­ски вновь пы­та­ет­ся за­нять свое ме­сто в ду­ше па­ци­ен­та № 414. И толь­ко по­мощь Аве­ло­на, под­держ­ка друзей и меч­та о воз­вра­ще­нии в став­ший род­ным мир по­мо­га­ют ему не по­те­рять се­бя вновь.

Но не­уже­ли все так фа­таль­но? На­вер­ное, как бы стран­но это ни зву­ча­ло, че­ло­ве­ку при­дет­ся по­ве­рить в ос­нов­ной за­кон веч­но­сти: ка­ким бы изощ­рен­ным ни бы­ло зло, оно бу­дет по­вер­же­но толь­ко ве­ли­кой си­лой добра и жерт­вен­ной люб­ви.

Об этом тре­тья часть ро­ма­на, по­иск «све­та в кон­це тон­не­ля» – ме­ло­дра­ма, где чув­ства об­на­же­ны до пре­де­ла, грань ми­ров стер­та и всем при­хо­дит­ся де­лать вы­бор. Так, от­кро­ве­ния уче­но­го­фи­зи­ка, сде­лав­ше­го ве­ли­чай­шее от­кры­тие, – по су­ти, горь­кая ис­по­ведь. Сла­ва и власть не сде­ла­ли его счаст­ли­вым. Вре­мя, ко­то­рое он так пы­тал­ся под­чи­нить се­бе, сыг­ра­ло злую шут­ку, за­ста­вив стра­дать от оди­но­че­ства и разо­ча­ро­ва­ния. Но он на­хо­дит в се­бе си­лы все из­ме­нить, да­ря на­деж­ду и по­ка­зы­вая чи­та­те­лю, что рай на зем­ле мож­но и нуж­но ис­кать в чут­ких свет­лых по­ры­вах ду­ши, «уме­нии ду­мать серд­цем».

Фо­то Ан­дрея Щер­ба­ка-Жукова

Де­ре­вен­ские пей­за­жи, мест­ные обы­чаи...

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.