Сказка – ложь

Не­дет­ский ро­ман, на­пи­сан­ный ску­пым язы­ком дет­ских книг

Nezavisimaya Gazeta - - ПРОЗА -

Сан­дер­ли – из­вест­ный ар­хео­лог, од­на­ко его от­кры­тия на­зва­ли фаль­шив­ка­ми и сам он по­пал в опа­лу. На ост­ро­ве Фейт пред­сто­ит узнать са­мые страш­ные тай­ны от­ца, а ко­гда он та­ин­ствен­но по­гиб­нет – встать на за­щи­ту его че­сти.

«Де­ре­во лжи» удо­сто­и­лось двух пре­мий Costa – за луч­шую кни­гу для де­тей и про­сто за луч­шую кни­гу. И это весь­ма ло­гич­но. Кни­га Хар­динг про­ста и слож­на од­но­вре­мен­но, ее глу­би­на не опас­на для под­рост­ка – не уто­нет, но и взрос­лый не рас­ши­бет лоб, ныр­нув в ро­ман. Про­сто­та «Де­ре­ва лжи» в фор­ме – ро­ман на­пи­сан ску­пым язы­ком дет­ских книг, за­ко­вы­ри­стой ме­та­фо­ре Хар­динг пред­по­чи­та­ет при­бли­жен­ное опи­са­ние, ее пей­заж не кон­кре­тен, но зна­ком, пер­со­на­жи не ис­клю­чи­тель­ны, но узна­ва­е­мы. Под­дер­жи­ва­ет­ся про­сто­та и в струк­ту­ре – пе­ред на­ми клас­си­че­ский де­тек­тив с за­га­доч­ной смер­тью, неже­ла­ни­ем след­ствия вы­пол­нять свою ра­бо­ту, страш­ной тай­ной из про­шло­го, ме­стью, по­го­ней и спа­се­ни­ем, ко­то­рое про­ис­хо­дит в са­мый по­след­ний мо­мент. Сде­лав став­ку на по­нят­ность фор­мы, ав­тор вло­жи­лась в со­дер­жа­ние.

Цен­траль­ный об­раз ро­ма­на – за­глав­ное Де­ре­во лжи, ред­кое рас­те­ние из да­ле­кой стра­ны, от­кры­ва­ю­щее (яко­бы) тай­ны в об­мен на рас­про­стра­не­ние лжи. Фейт узна­ет о де­ре­ве по­сле смер­ти от­ца и ис­поль­зу­ет его, что­бы до­ко­пать­ся до ис­ти­ны. Раз за ра­зом де­воч­ка скарм­ли­ва­ет де­ре­ву ложь, в ко­то­рой ока­зы­ва­ет­ся нема­ло прав­ды, и раз за ра­зом по­лу­ча­ет от него от­ве­ты, в ко­то­рых боль­ше ее соб­ствен­ных до­га­док. Де­ре­во лжи рас­тет, за­пол­няя со­бой жизнь Фейт и все­го ост­ро­ва, а прав­да про­дол­жа­ет пря­тать­ся на са­мом вид­ном ме­сте. В ро­мане Хар­динг врут все: тут ложь ра­ди спа­се­ния, ложь из тще­сла­вия, ложь для ме­сти и во имя ве­ли­ких от­кры­тий. Вот пре­по­доб­ный Сан­дер­ли фаль­си­фи­ци­ру­ет на­ход­ки, что­бы узреть до­ка­за­тель­ства при­сут­ствия Бо­га; вот Фейт кле­ве­щет на ра­бот­ни­ков шах­ты, что­бы най­ти убийц от­ца; вот ее мать врет су­ду, что­бы спа­сти честь се­мьи; вот сме­лая слу­жан­ка, у ко­то­рой своя ма­лень­кая ложь во имя люб­ви.

Боль­шин­ство дей­ству­ю­щих пер­со­на­жей ро­ма­на – жен­щи­ны. Имен­но им ав­тор остав­ля­ет пра­во на ложь. До­пу­сти­мость жен­ской лжи от­ста­и­ва­ет мать Фейт. Ведь чем, как не оча­ро­ва­тель­ной ло­жью, жен­щи­на мо­жет бо­роть­ся за се­бя в Вик­то­ри­ан­ской Ан­глии? Са­ма Фейт дол­го со­про­тив­ля­ет­ся это­му, но по­сте­пен­но втя­ги­ва­ет се­бя в во­до­во­рот вра­нья. Фо­ном к это­му

По­езд­ка – доб­ро­воль­ная ссыл­ка, ведь от­ца чу­до­вищ­но окле­ве­та­ли и ему на­до скрыть­ся от об­ще­ства

идут ее рас­суж­де­ния о том, как де­воч­ке нель­зя за­ни­мать­ся же­лан­ным де­лом из-за пред­рас­суд­ков эпо­хи. И сно­ва при­хо­дит­ся врать. В кни­ге Хар­динг ложь – ору­дие сла­бых, у ко­то­рых нет дру­гих ору­дий. Бе­з­услов­но, вол­ну­ет Хар­динг и по­ло­же­ние жен­щин. В «Де­ре­ве лжи» все они так или ина­че бо­рют­ся за свою неза­ви­си­мость в мире, под­чи­нен­ном муж­чи­на­ми. Сим­па­тии ав­то­ра здесь на сто­роне Фейт, ко­то­рая пы­та­ет­ся быть пря­мой и чест­ной, но у де­воч­ки ни­че­го не вы­хо­дит. Мать по­да­ет ей ложь как жен­скую муд­рость. И в кон­це Фейт, ка­жет­ся, сда­ет­ся. Или это Де­ре­во лжи успе­ло пу­стить кор­ни в ее ду­ше?

«Де­ре­во лжи» не ле­зет в пси­хо­ло­ги­че­ские де­бри и не стре­мит­ся рас­крыть те­му лжи на всю глу­би­ну, что де­ла­ет его вполне до­ступ­ным для чи­та­те­лей школь­но­го воз­рас­та. В то же вре­мя ав­тор щед­ро раз­бра­сы­ва­ет по­во­ды к раз­мыш­ле­ни­ям, ко­то­рые не да­ют на­звать ро­ман по­верх­ност­ным. Кни­га, це­ли­ком по­свя­щен­ная лжи, за­кан­чи­ва­ет­ся про­стой прав­дой – ложь го­рит, ес­ли про­лить на нее свет. Но в по­тем­ках ду­ши для нее все­гда най­дет­ся уют­ный уголок.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.