За­бы­тые гре­зы Гол­ли­ву­да

Смо­жет ли неко­гда один из са­мых по­пу­ляр­ных ми­ро­вых ку­рор­тов вер­нуть бы­лую сла­ву

Nezavisimaya Gazeta - - ЖИЗНИ - C Ири­ной Аки­муш­ки­ной

Ес­ли се­го­дня на­вскид­ку по­ин­те­ре­со­вать­ся, ка­кие ку­рор­ты нын­че поль­зу­ют­ся в мире наи­боль­шим пре­сти­жем и из­вест­но­стью (не пу­тать с ком­фор­том и ста­тус­но­стью), то со­вер­шен­но опре­де­лен­но про­зву­чат раз­ные Маль­ди­вы-Мав­ри­кии и Ниц­цы-Иби­цы. Лю­би­те­ли же даль­ней эк­зо­ти­ки, мо­жет быть, по­хва­ста­ют­ся, что бы­ва­ли на Ба­ли или Га­вай­ях.

Но га­ран­ти­рую, что ни­кто да­же пред­ста­вить се­бе не смо­жет, что в се­ре­дине про­шло­го ве­ка са­мым же­лан­ным и ма­ня­щим «бо­га­тых, но здо­ро­вых» в ми­ро­вом мас­шта­бе был аб­со­лют­но дру­гой го­род. О ко­то­ром нын­че вспо­ми­на­ют толь­ко по слу­чаю оче­ред­но­го раз­ру­ши­тель­но­го зем­ле­тря­се­ния или оче­ред­ных раз­бо­рок груп­пи­ро­вок нар­ко­тор­гов­цев...

Да, все имен­но так: этот ти­хо­оке­ан­ский «центр все­мир­ных от­пуск­ных раз­вле­че­ний» был в 50-е го­ды про­шло­го ве­ка са­мым зна­ме­ни­тым и вос­тре­бо­ван­ным сре­ди бо­га­чей как ми­ни­мум За­пад­но­го по­лу­ша­рия и наи­бо­лее про­дви­ну­той ча­сти тех ев­ро­пей­цев, ко­то­рые ко­гда-ли­бо вы­ез­жа­ли за пре­де­лы ак­ва­то­рии Сре­ди­зем­но­мо­рья.

На его пля­жах нежи­лись по­пу­ляр­ные ак­те­ры, го­ло­си­стые по­ппев­цы аме­ри­кан­ской эст­ра­ды, гол­ли­вуд­ские ки­ноз­на­ме­ни­то­сти, ла­ти­но­аме­ри­кан­ские звез­ды те­ле­се­ри­а­лов, а так­же наи­бо­лее из­вест­ные по­ли­ти­ки всех ма­стей и пар­тий­ных при­стра­стий. Имен­но здесь все они пред­по­чи­та­ли про­во­дить свой от­дых от тру­дов пра­вед­ных. А на ули­цах это­го го­ро­да сни­мал­ся неко­гда са­мый кас­со­вый в мире фильм «Жем­чу­жи­на» (вы­шел на экра­ны в 1945 го­ду) ре­жис­се­ра Эми­лио Фер­нан­де­са, по­лу­чив­ший пер­вый приз на ки­но­фе­сти­ва­ле в Кан­нах.

И это не го­во­ря уже о том, что в уют­ной и по­ра­жа­ю­щей сво­ей кра­со­той бух­те су­пер­по­пу­ляр­ный в те го­ды ко­роль рок-н-рол­ла Эл­вис Прес­ли снял­ся в не ме­нее зна­ме­ни­том филь­ме под на­зва­ни­ем «Ве­се­лье в Ака­пуль­ко». Ну вот я и про­го­во­ри­лась... Да, все упо­мя­ну­тые мною ки­но­кар­ти­ны про­сла­ви­ли на весь мир го­род Ака­пуль­ко – его уди­ви­тель­ные по кра­со­те за­ка­ты, без­мя­теж­ную ат­мо­сфе­ру ни­че­го­не­де­ла­ния и за­во­ра­жи­ва­ю­щую смесь ла­ти­но­аме­ри­кан­ской эк­зо­ти­ки и се­ве­ро­аме­ри­кан­ских бе­ше­ных де­нег. Хо­тя дол­гие го­ды здесь не бы­ло во­об­ще ни­че­го – лишь бед­няц- кая де­ре­вуш­ка, а в пе­ре­во­де с язы­ка мест­ных ин­дей­цев-на­у­атль са­мо сло­во «ака­пуль­ко» озна­ча­ло «ме­сто, где вы­ру­би­ли за­рос­ли трост­ни­ка». И дей­стви­тель­но, трост­ник вы­ру­би­ли, а по­том уже на­ча­ли это уют­ное ме­стеч­ко по­сте­пен­но до­во­дить до «ку­рорт­ных кон­ди­ций».

Как гла­сит ин­дей­ская ле­ген­да, юно­ша по име­ни Акатль был влюб­лен в кра­са­ви­цу прин­цес­су Ки­уитль (в пе­ре­во­де – «ра­дость до­ждя»). Но ее отец – мест­ный ка­сик – ни за что не да­вал раз­ре­ше­ния на сва­дьбу мо­ло­дых лю­дей. То­гда от го­ря Акатль стал ры­дать, и под воз­дей­стви­ем его слез те­ло юно­ши бес­след­но рас­тво­ри­лось. А прин­цес­са с го­ря по та­ко­му слу­чаю взяла да и пре­вра­ти­лась в об­ла­ко, став­шее по­том про­лив­ным до­ждем.

Ду­маю, что имен­но по этой при­чине уже бо­лее по­лу­ве­ка счи­та­ет­ся пра­ви­лом хо­ро­ще­го то­на про­во­дить ме­до­вый ме­сяц мо­ло­до­же­нам как из США и Ка­на­ды, так и всей Ла­тин­ской Аме­ри­ки в Ака­пуль­ко (сей­час все ча­ще сю­да ста­ли при­ез­жать япон­цы и тай­ва­нь­цы). И удив­лять­ся тут нече­му: ведь один на­бор справ­ляв­ших неко­гда в Ака­пуль­ко свои сва­деб­ные тор­же­ства на са­мом де­ле впе­чат­ля­ет: это и Эли­за­бет Тей­лор с Май­ком Тод­дом, и Джон с Жа­клин Кен­не­ди, и еще до пе­ре- ез­да в Бе­лый дом Билл и Хил­ла­ри Клин­тон.

Но се­го­дня для со­вре­мен­ной мо­ло­де­жи са­мым же­лан­ным ме­стом для по­се­ще­ния в Ака­пуль­ко оста­ет­ся Ке­бра­да – от­вес­ная ска­ла вы­со­тою в 42 мет­ра, с ко­то­рой шесть раз в день в лю­бую по­го­ду и при лю­бом сте­че­нии на­ро­да ны­ря­ют в во­ду бес­страш­ные маль­чиш­ки-пры­гу­ны. Чест­но го­во­ря, мне бы­ло страш­но да­же без прыж­ков смот­реть вниз с та­кой вы­со­ты. Что уж тут го­во­рить о ху­день­ких, щуп­лень­ких мек­си­кан­цах, ко­то­рые имен­но по­доб­ны­ми «смер­тель­ны­ми» прыж­ка­ми за­ра­ба­ты­ва­ют се­бе на жизнь.

«Се­ньо­ра, не ду­май­те, что я не бо­юсь, – при­знал­ся мне пе­ред прыж­ком 18-лет­ний Аль­бер­то. – Ес­ли что со мной слу­чит­ся, то, зна­чит, та­ко­ва во­ля Бо­жья. Но я все рав­но прыг­ну – по­ка дру­гой ра­бо­ты у ме­ня нет» . По­нят­но, по­че­му пе­ред прыж­ка­ми все смель­ча­ки-пры­гу­ны обя­за­тель­но мо­лят­ся сто­я­ще­му на са­мой вер­шине ска­лы из­ва­я­нию Свя­той Де­вы Гва­да- лу­пе. Как мне рас­ска­за­ли са­ми ре­бя­та-ны­ряль­щи­ки, сре­ди груп­пы в 30 пры­гу­нов (это сво­е­го ро­да мест­ный проф­со­юз, ку­да не та­кто про­сто по­пасть) есть и од­на де­вуш­ка. Зо­вут ее Ирис, ей 17 лет, но с са­мой боль­шой вы­со­ты ей пры­гать за­пре­ща­ют – толь­ко с 37-мет­ро­во­го уте­са.

За всю ис­то­рию прыж­ков в Ака­пуль­ко со ска­лы Ке­бра­ды не бы­ло за­фик­си­ро­ва­но ни од­но­го смер­тель­но­го слу­чая. Да, бы­ли вы­вих­ну­тые пле­чи, сло­ман­ные ру­ки, пе­ре­вя­зан­ные шеи по­сле уда­ров о во­ду – но ни­кто не по­гиб. Но по­том я вы­яс­ни­ла, что са­мая боль­шая опас­ность для пры­гу­нов со ска­лы Ке­бра­да под­сте­ре­га­ет не при са­мом прыж­ке с боль­шой вы­со­ты, а уже непо­сред­ствен­но в во­де. Ведь в ней плавает огром­ное ко­ли­че­ство са­мо­го раз­но­об­раз­но­го му­со­ра – от ав­то­мо­биль­ных покрышек до недо­пи­тых пив­ных бу­ты­лок.

А еще со­вре­мен­ный Ака­пуль­ко бук­валь­но жи­вет фан­та­сти­че­ской ис­то­ри­ей. Ведь имен­но здесь брал свое на­ча­ло зна­ме­ни­тый «зо­ло­той рейс» ис­пан­ских га­лео­нов, ко­то­рые на про­тя­же­нии бо­лее 250 лет свя­зы­ва­ли меж­ду со­бой Ака­пуль­ко (Но­вый мир) и да­ле­кие ост­ро­ва Фи­лип­пи­ны у са­мых «во­рот в Азию».

Сла­вен Ака­пуль­ко и тем, что здесь жил и тво­рил зна­ме­ни­тый мек­си­кан­ский му­ра­лист Ди­его Ри­ве­ра. Он оби­тал в до­ме у сво­ей близ­кой зна­ко­мой До­ло­рес Оль­ме­до. А на са­мом до­ме до сих пор со­хра­ни­лись его рас­пис­ные му­ра­ли с го­ло­вой ин­дей­ско­го бо­же­ства-змея, оли­це­тво­ря­ю­ще­го дождь и при­род­ное изоби­лие рай­о­на бух­ты Ака­пуль­ко.

Мне же неве­ро­ят­но ин­те­рес­но бы­ло по­се­тить несколь­ко со­хра­нив­ших­ся до сих пор в Ака­пуль­ко ста­рых «гол­ли­вуд­ских» оте­лей, хо- тя и 20-этаж­ных со­вре­мен­ных го­сти­ниц вдоль Ти­хо­оке­ан­ско­го по­бе­ре­жья по­на­стро­е­но уже нема­ло. Са­мый же лю­бо­пыт­ный из оте­лей, со­ору­жен­ный на сред­ства, со­бран­ные всклад­чи­ну звез­да­ми Гол­ли­ву­да во гла­ве с Джон­ни Вай­смюл­ле­ром (зна­ме­ни­тым Тар­за­ном), на­зы­ва­ет­ся «Фла­мин­гос». Здесь Вай­смюл­лер и его мно­го­чис­лен­ные го­сти, по­дру­ги, при­я­те­ли и про­сто зна­ко­мые день и ночь пи­ли-ели-ве­се­ли­лись. И со­зер­ца­ли с вы­со­ты окрест­ных скал по­ра­зи­тель­ные по кра­со­те за­ка­ты, по­пи­вая эк­зо­ти­че­ский на­пи­ток «ко­ко ло­ко» – смесь ко­ко­со­во­го мо­ло­ка, ро­ма, тол­че­но­го крас­но­го пер­ца, им­би­ря, крас­но­го ша­фра­на, чес­но­ка и ли­стьев мя­ты.

Дол­гие го­ды толь­ко в Ака­пуль­ко пред­по­чи­та­ли от­ды­хать Эли­за­бет Тей­лор, Фр­энк Си­на­тра, Эд­ди Фи­шер, Бри­жит Бар­до. За­тем сю­да пе­ре­бра­лись звез­ды аме­ри­кан­ской эст­ра­ды бо­лее мо­ло­до­го по­ко­ле­ния. Так, го­род об­лю­бо­ва­ла для мон­та­жа пе­сен­ных кли­пов аме­ри­кан­ская поп-ди­ва Джен­ни­фер Ло­пес. Мно­гие из аме­ри­кан­ских поп-зна­ме­ни­то­стей ста­ли при­об­ре­тать здесь до­ма и участ­ки зем­ли под со­ору­же­ние оте­лей. Но в 1997 го­ду го­род был на­по­ло­ви­ну раз­ру­шен силь­ней­шим ура­га­ном под на­зва­ни­ем «По­лин». Бо­лее 100 че­ло­век (глав­ным об­ра­зом мест- ные жи­те­ли) то­гда бы­ло уне­се­но в оке­ан огром­ны­ми де­вя­ти­мет­ро­вы­ми вол­на­ми, ко­то­рые вы­зва­ли по­ры­вы вет­ра 250 км в час.

За­тем по­сте­пен­но к ча­стым здесь зем­ле­тря­се­ни­ям и ура­га­нам до­ба­ви­лись про­бле­мы с без­опас­но­стью. Груп­пи­ров­ки тор­гов­цев нар­ко­ти­ка­ми мог­ли и днем и но­чью устро­ить стрель­бу в лю­бой точ­ке го­ро­да (да­же у две­рей мест­но­го му­ни­ци­па­ли­те­та). Кро­ме то­го, гра­бить и, что са­мое ужас­ное, уби­вать ста­ли по­па­дав­ших под «злую ру­ку » ту­ри­стов. В ито­ге в Ака­пуль­ко от­ме­ни­ли рей­сы аме­ри­кан­ские авиа­ком­па­нии, а кру­из­ные су­да ста­ли об­хо­дить этот ве­ли­ко­леп­ный порт сто­ро­ной.

Но за­то те, кто сю­да ре­шил пе­ре­се­лить­ся из дру­гих го­ро­дов Мек­си­ки и «даль­не­го за­ру­бе­жья», об этом не жа­ле­ют. Квар­ти­ры в мест­ных мно­го­этаж­ных кон­до­ми­ни­у­мах сто­ят, по мос­ков­ским мер­кам, про­сто по-бо­же­ски (око­ло 100 тыс. долл. за трех­ком­нат­ную квар­ти­ру с дву­мя бал­ко­на­ми и ви­дом на оке­ан – прав­да, ку­пать­ся в нем опас­но из-за огром­ных волн). Ноч­ная жизнь ки­пит в лю­бую по­го­ду и при лю­бых стрель­бах-столк­но­ве­ни­ях меж­ду по­ли­ци­ей и нар­ко­тор­гов­ца­ми. А в ре­сто­ра­нах, как в «ста­рые гол­ли­вуд­ские вре­ме­на», по­да­ют лю­би­мые на­пит­ки Джон­ни Вай­смюл­ле­ра и ко­фе по-ита­льян­ски от Бри­жит Бар­до. И все это – под му­зы­ку лю­би­мой неко­гда все­ми оби­та­те­ля­ми быв­ше­го СССР пес­ни груп­пы «Рик­ки э По­ве­ри» под про­стым и за­во­ра­жи­ва­ю­щим на­зва­ни­ем «Ака­пуль­ко»...

Так что, пре­зрев опас­но­сти и дур­ную сла­ву Ака­пуль­ко ны­неш­не­го, сю­да во­пре­ки всем стра­хам и без­на­деж­но­му пес­си­миз­му, как и пре­жде, при­ез­жа­ют ми­ро­вые и мест­ные зна­ме­ни­то­сти. И по­преж­не­му с удо­воль­стви­ем от­ды­ха­ют на бе­ре­гах кра­си­вей­ших бухт Пу­эр­то Мар­кес, Пун­та Диа­ман­те и в устье ре­ки По­пу­га­ев. И хо­тя по­че­му-то счи­та­ет­ся, что про­шлая кру­тая ку­рорт­ная сла­ва Ака­пуль­ко уже дав­но несрав­ни­ма в Мек­си­ке с ку­да бо­лее рас­кру­чен­ны­ми для за­гра­нич­но­го ту­риз­ма Кан­ку­ном и Лос Ка­бос, ме­сто это по-преж­не­му оста­ет­ся уни­каль­ным и не те­ря­ю­щим во мно­гом свою ни­кем не по­ня­тую та­ин­ствен­ную по­пу­ляр­ность...

Зо­вут ее Ирис, ей 17 лет, с са­мой боль­шой вы­со­ты ей пры­гать за­пре­ща­ют – толь­ко с 37-мет­ро­во­го уте­са

Ири­на Ива­нов­на Аки­муш­ки­на – жур­на­лист.

Фо­то ав­то­ра

Вид внут­рен­ней бух­ты Ака­пуль­ко с кры­ши оте­ля.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.