«Кас­пий­ская пя­тер­ка» обой­дет­ся без вли­я­ния извне

Стра­ны ре­ги­о­на стре­мят­ся к со­труд­ни­че­ству, но неред­ко де­мон­стри­ру­ют от­сут­ствие ком­му­ни­ка­ции

Nezavisimaya Gazeta - - ПОЛИТИКА - WWW.NG.RU/SPECIAL/KARTBLANSH

В Астра­ха­ни про­шел тре­тий по сче­ту Кас­пий­ский ме­диа­фо­рум, что вновь да­ло по­вод об­ра­тить­ся к про­бле­мам ре­ги­о­наль­но­го со­труд­ни­че­ства пя­ти при­ка­спий­ских стран. Та­кое парт­нер­ство се­го­дня яв­ля­ет­ся без­аль­тер­на­тив­ным, но на пу­ти его раз­ви­тия есть ряд пре­пят­ствий, ко­то­рые мож­но пре­одо­леть толь­ко со­об­ща. На­при­мер, до сих пор не уре­гу­ли­ро­ван пра­во­вой ста­тус Кас­пия, хо­тя есть на­деж­да, что эта про­бле­ма бу­дет ре­ше­на в 2018 го­ду.

Сам по се­бе Кас­пий­ский ре­ги­он – яв­ле­ние но­вое, ес­ли по­ни­мать его в рам­ках со­вре­мен­но­го меж­ду­на­род­но­го кон­тек­ста. 25 лет на­зад он при­нял ны­неш­ние очер­та­ния и, соб­ствен­но, стал ре­ги­о­ном мно­го­сто­рон­не­го вза­и­мо­дей­ствия. До 1991 го­да ре­ги­он был зо­ной от­вет­ствен­но­сти СССР и Ира­на, при­чем вли­я­ние СССР бы­ло пре­об­ла­да­ю­щим в во­ен­ном и эко­но­ми­че­ском пла­нах. Ре­гу­ли­ро­вал­ся ста­тус Кас­пия со­вет­ско-иран­ски­ми до­го­во­ра­ми 1921 и 1940 го­дов. Фак­ти­че­ски это бы­ло мо­ре двух стран, где непри­ка­спий­ские стра­ны не име­ли воз­мож­но­сти дер­жать су­да, не ве­ли раз­вед­ку и до­бы­чу неф­ти. По­сле 1991 го­да си­ту­а­ция кар­ди­наль­но из­ме­ни­лась: на ме­сто двух субъ­ек­тов вза­и­мо­дей­ствия при­шло пять.

Это, а так­же сам факт то­го, что вы­ход к Кас­пию по­лу­чи­ли пять имен­но но­вых неза­ви­си­мых го­су­дарств, во мно­гом опре­де­ли­ли бу­ду­щее ре­ги­о­на на чет­верть ве­ка.

Цен­траль­ная про­бле­ма в ре­ги­оне – опре­де­ле­ние пра­во­во­го ста­ту­са Кас­пия. Этот во­прос об­суж­да­ет­ся бо­лее 25 лет. Сна­ча­ла Рос­сия и Иран вы­сту­па­ли за сов­мест­ное осво­е­ние Кас­пия. Од­на­ко со­зда­ние пя­ти­сто­рон­не­го кон­сор­ци­у­ма по до­бы­че энер­го­ре­сур­сов вы­зы­ва­ло опа­се­ния, что стра­ны не смо­гут про­во­дить са­мо­сто­я­тель­ную энер­ге­ти­че­скую по­ли­ти­ку. В ито­ге процесс за­клю­че­ния Кон­вен­ции о пра­во­вом ста­ту­се Кас­пия за­тя­нул­ся на мно­гие го­ды. Од­но­вре­мен­но в 90-е го­ды Азер­бай­джан стал ак­тив­но раз­ра­ба­ты­вать свои неф­тя­ные ме­сто­рож­де­ния по­сле за­клю­че­ния так на­зы­ва­е­мо­го кон­трак­та ве­ка с по­мо­щью за­пад­ных ком­па­ний.

В 2003 го­ду по­сле дли­тель­но­го пе­ре­го­вор­но­го про­цес­са Рос­сия, Ка­зах­стан и Азер­бай­джан до­го­во­ри­лись о раз­де­ле се­вер­ной ча­сти Кас­пий­ско­го мо­ря. Юж­ная часть же оста­лась нераз­де­лен­ной. Те­ге­ран пред­ла­гал ва­ри­ант, при ко­то­ром 20% ак­ва­то­рии оста­ва­лись бы в его ве­де­нии, что при­ве­ло бы к от­щеп­ле­нию ча­сти ак­ва­то­рии от Азер­бай­джа­на и Турк­ме­ни­ста­на. В слу­чае же де­ле­ния по сре­дин­ной ли­нии Иран бы по­лу­чил ме­нее 14% ак­ва­то­рии. На дан­ном эта­пе кон­сен­су­са до­стичь не уда­лось.

Се­го­дня есть на­деж­да на то, что Кон­вен­ция по пра­во­во­му ста­ту­су Кас­пия бу­дет под­пи­са­на в 2018 го­ду. Да­же несмот­ря на то что пра­во­вой ста­тус до сих пор не уре­гу­ли­ро­ван, при­ка­спий­ские стра­ны до­стиг­ли опре­де­лен­ных успе­хов в во­про­сах мно­го­сто­рон­не­го парт­нер­ства. На сам­ми­те в Астра­ха­ни в 2014 го­ду был принят ряд важ­ных со­гла­ше­ний, в част­но­сти по во­про­сам борь­бы с чрез­вы­чай­ны­ми си­ту­а­ци­я­ми, по гид­ро­ме­тео­ро­ло­гии, био­ре­сур­сам, ко­то­рые на­ря­ду с энер­го­но­си­те­ля­ми яв­ля­ют­ся кла­до­вой Кас­пия. Сам факт их за­клю­че­ния по­ка­зы­ва­ет, что в та­ком слож­ном ре­ги­оне с раз­ны­ми ин­те­ре­са­ми участ­ни­ков мож­но при же­ла­нии осо­знать важ­ность об­ще­го ин-

те­ре­са и до­бить­ся так­ти­че­ско­го успе­ха да­же при на­ли­чии нере­шен­ной тер­ри­то­ри­аль­ной про­бле­мы.

Еще один важ­ный во­прос – вли­я­ние тре­тьих вне­ре­ги­о­наль­ных сил. По­нят­но, что речь не мо­жет ид­ти об изо­ли­ро­ван­но­сти, тем бо­лее в усло­ви­ях при­сут­ствия за­пад­ных неф­тя­ных ком­па­ний и ак­тив­но­го про­ник­но­ве­ния Ки­тая. Так­же на­до от­да­вать от­чет в том, что та­кие про­бле­мы, как кон­фликт во­круг На­гор­но­го Ка­ра­ба­ха, бу­дут в той или иной ме­ре ока­зы­вать вли­я­ние на раз­ви­тие меж­ду­на­род­но­го со­труд­ни­че­ства в ре­ги­оне. Ини­ци­а­ти­вы, по­доб­ные вы­дви­гав­шей­ся в на­ча­ле ну­ле­вых аме­ри­кан­ца­ми идее «кас­пий­ско­го стра­жа», и в це­лом вни­ма­ние, что уде­ля­ет­ся ре­ги­о­ну стра­на­ми, по­рой да­ле­ки­ми от его ре­а­лий, яв­ля­ют­ся ин­ди­ка­то­ра­ми то­го, что Кас­пий как объ­ект вы­зы­ва­ет се­рьез­ный ин­те­рес внеш­них сил. Этот ин­те­рес ра­бо­та­ет ско­рее на дез­ин­те­гра­цию, на то, что­бы ми­ни­ми­зи­ро­вать воз­мож­но­сти стран ре­ги­о­на са­мим ре­шать сто­я­щие пе­ред ни­ми про­бле­мы.

В та­ком кон­тек­сте клю­че­вым оста­ет­ся пя­ти­сто­рон­ний ре­ги­о­наль­ный фор­мат, его раз­ви­тие и укреп­ле­ние, по­ми­мо дву­сто­рон­них и про­чих фор­ма­тов, и со­от­вет­ствен­но ми­ни­ми­за­ция воз­мож­но­стей де­ста­би­ли­за­ции ре­ги­о­на и рисков раз­об­ще­ния участ­ни­ков «кас­пий­ской пя­тер­ки». Тес­но свя­за­на с этим и про­бле­ма­ти­ка про­ве­де­ния ма­ги­страль­ных тру­бо­про­во­дов по дну Кас­пия. В этой свя­зи крайне важ­но обес­пе­че­ние прин­ци­па, при ко­то­ром стро­и­тель­ство та­ких тру­бо­про­во­дов воз­мож­но толь­ко с со­гла­сия всех пя­ти стран ре­ги­о­на.

Еще од­ним важ­ным во­про­сом яв­ля­ет­ся во­прос ми­ли­та­ри­за­ции ре­ги­о­на. Бе­з­услов­но, из­лиш­нее на­ра­щи­ва­ние си­лы мо­жет по­ро­дить ат­мо­сфе­ру недо­ве­рия и опа­се­ний. Но сам факт то­го, что Рос­сия име­ет на Кас­пии пре­об­ла­да­ю­щие си­лы, а вто­рые по мо­щи – ВМС у Ира­на, – вполне объ­ек­ти­вен, ис­хо­дя из об­ще­го по­тен­ци­а­ла стран. Кро­ме то­го, при­ме­не­ние рос­сий­ских ко­раб­лей про­тив тер­ро­ри­стов в Си­рии из ак­ва­то­рии Кас­пия по­ка­за­ло, что из ре­ги­о­на мо­жет сле­до­вать от­вет на гло­баль­ные вы­зо­вы и угро­зы. По-

зи­тив­ной так­же яв­ля­ет­ся име­ю­ща­я­ся прак­ти­ка про­ве­де­ния сов­мест­ных ма­нев­ров.

Важ­ным во­про­сом раз­ви­тия ре­ги­о­на вы­сту­па­ет во­прос об ин­фор­ма­ци­он­ной без­опас­но­сти и вы­ра­бот­ке об­щей по­вест­ки. Ин­фор­ма­ци­он­ная по­ли­ти­ка, ко­неч­но, за­ви­сит от то­го, есть ли ре­аль­ный фун­да­мент для нее, есть ли исто­рия успе­ха. Несмот­ря на то что су­ще­ству­ют от­дель­ные успеш­ные и по­зи­тив­ные при­ме­ры ме­диа­ак­тив­но­сти, экс­перт­ной де­я­тель­но­сти на вто­ром тре­ке ди­пло­ма­тии, вы­ра­жен­ные, в част­но­сти, в де­я­тель­но­сти ре­дак­ции го­су­дарств Кас­пий­ско­го ре­ги­о­на, Меж­ду­на­род­но­го цен­тра Кас­пий–Евра­зия, Кас­пий­ско­го ме­диа­фо­ру­ма, все же име­ю­щих­ся уси­лий недо­ста­точ­но. Меж­ду тем об­ще­ствен­ная ди­пло­ма­тия, гу­ма­ни­тар­ное парт­нер­ство, ин­фор­ма­ци­он­ный об­мен меж­ду стра­на­ми ре­ги­о­на мог­ли бы су­ще­ствен­но улуч­шить его имидж и со­дей­ство­вать вы­пол­не­нию неко­то­рых ин­фра­струк­тур­ных про­ек­тов, в част­но­сти в сфе­ре ту­риз­ма.

Се­го­дня воз­ни­ка­ют во­про­сы – су­ще­ству­ет ли Кас­пий­ский ре­ги­он как та­ко­вой в из­ме­ре­нии со­ци­аль­ном и эко­но­ми­че­ском, куль­тур­ном и ин­фор­ма­ци­он­ном? Есть ли до­ста­точ­ное ко­ли­че­ство фак­то­ров, ко­то­рое поз­во­ля­ет го­во­рить о фор­ми­ро­ва­нии об­щей по­вест­ки? От­ве­ты на эти во­про­сы двой­ствен­ны. С од­ной сто­ро­ны, есть ин­те­гри­ру­ю­щие фак­то­ры, но с дру­гой – ре­ги­он по­ка не стал плат­фор­мой об­ще­го раз­ви­тия, стра­ны по­рой де­мон­стри­ру­ют со­вер­шен­но раз­ную ин­фор­ма­ци­он­ную по­вест­ку, от­сут­ствие ком­му­ни­ка­ции, и бла­гие на­ме­ре­ния за­ча­стую не пе­ре­хо­дят в ре­аль­ную плос­кость.

От ре­ше­ния во­про­сов, свя­зан­ных с без­опас­но­стью, со­ци­аль­ным раз­ви­ти­ем и вза­и­мо­вы­год­ным ис­поль­зо­ва­ни­ем ре­сурс­ной ба­зы ре­ги­о­на, за­ви­сит во мно­гом и бу­ду­щее все­го евразий­ско­го про­стран­ства.

Алек­сандр Вла­ди­ми­ро­вич Гу­щин – до­цент Рос­сий­ско­го го­су­дар­ствен­но­го гу­ма­ни­тар­но­го уни­вер­си­те­та, экс­перт Рос­сий­ско­го со­ве­та по меж­ду­на­род­ным де­лам.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.