Игорь До­дон: «Без Рос­сии Мол­до­ва по­те­ря­ет свою го­су­дар­ствен­ность»

Ки­ши­нев со­гла­со­вал с Моск­вой и Брюс­се­лем план воз­вра­ще­ния Прид­не­стро­вья в об­щий мол­дав­ский дом

Nezavisimaya Gazeta - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ -

В по­след­нее вре­мя си­ту­а­ция в Мол­да­вии обост­ри­лась. Пра­вя­щая ко­а­ли­ция фак­ти­че­ски в об­ход Кон­сти­ту­ции «уре­за­ет» пол­но­мо­чия пре­зи­ден­та, ко­то­ро­го из­брал на­род. О том, ку­да ве­дет стра­ну пра­ви­тель­ство, что пред­ла­га­ет на­се­ле­нию гла­ва го­су­дар­ства, а так­же с по­мо­щью ка­ких внеш­них сил пла­ни­ру­ет­ся вер­нуть Прид­не­стро­вье в об­щий мол­дав­ский дом и как к это­му от­но­сят­ся в Москве, в экс­клю­зив­ном ин­тер­вью обо­зре­ва­те­лю «НГ» Свет­лане ГАМОВОЙ рас­ска­зал пре­зи­дент Рес­пуб­ли­ки Мол­до­ва Игорь ДО­ДОН

– Гос­по­дин пре­зи­дент, ку­да пы­та­ют­ся ве­сти Мол­до­ву пра­ви­тель­ство и пар­ла­мент­ское боль­шин­ство и что вы пред­ла­га­е­те на­се­ле­нию, ко­то­рое за вас го­ло­со­ва­ло? – Что­бы вы по­ни­ма­ли, о чем идет речь, рас­ска­жу об эко­но­ми­че­ской и по­ли­ти­че­ской си­ту­а­ции в Мол­до­ве. Эко­но­ми­че­ская си­ту­а­ция та­ко­ва. За по­след­ние во­семь лет прав­ле­ния про­ев­ро­пей­ских пар­тий су­ще­ствен­но уве­ли­чи­лась фи­нан­со­вая по­мощь Ки­ши­не­ву со сто­ро­ны Ев­ро­пей­ско­го со­ю­за и За­па­да в це­лом. Си­ту­а­цию мож­но оха­рак­те­ри­зо­вать и по­ло­жи­тель­но, и от­ри­ца­тель­но. По­ло­жи­тель­но то, что с За­па­да в стра­ну идут день­ги на ин­ве­сти­ци­он­ные про­ек­ты. Но про- стые лю­ди не ста­ли жить луч­ше. Треть бюд­же­та стра­ны се­го­дня – это внеш­ние ис­точ­ни­ки. Мол­до­ва пре­вра­ща­ет­ся в ба­на­но­вую рес­пуб­ли­ку, жи­ву­щую за счет де­нег, ко­то­рые ей да­ют за­ру­беж­ные кре­ди­то­ры. Пра­ви­тель­ство за во­семь лет, не­смот­ря на по­мощь За­па­да, не смог­ло обес­пе­чить устой­чи­вый рост эко­но­ми­ки. Чи­нов­ни­ки ез­дят по ми­ру и про­сят оче­ред­ной кре­дит или транш. Боль­шин­ство стран, ко­то­рые по­шли по пу­ти ев­ро­пей­ской ин­те­гра­ции, ста­ли за­ви­си­мы­ми от Брюс­се­ля и Ва­шинг­то­на. Это де­ла­ет­ся це­ле­на­прав­лен­но: раз­ру­ша­ет­ся эко­но­ми­ка, от­кры­ва­ет­ся ры­нок для сво­их (за­пад­ных) то­ва­ров. Что поз­во­ля­ет в даль­ней­шем вли­ять и на по­ли­ти­ку стра­ны. Еще од­на очень се­рьез­ная про­бле­ма – мно­го граж­дан уеха­ло из Мол­до­вы. За 26 лет неза­ви­си­мо­сти мы по­те­ря­ли треть на­се­ле­ния. В Мол­до­ве сей­час око­ло 700 ты­сяч пен­си­о­не­ров, а ре­аль­но ра­бо­та­ю­щих, ко­то­рые пла­тят офи­ци­аль­но на­ло­ги, – око­ло 600 ты­сяч. Из них по­ло­ви­на – гос­слу­жа­щие. То есть в ре­аль­ном сек­то­ре эко­но­ми­ки ра­бо­та­ет око­ло 350 ты­сяч че­ло­век, ко­то­рые со­дер­жат 700 ты­сяч пен­си­о­не­ров и очень боль­шой го­су­дар­ствен­ный ап­па­рат. Мол­до­ва дер­жит­ся на пла­ву за счет де­нег, ко­то­рые пе­ре­чис­ля­ют на­ши граж­дане, ра­бо­та­ю­щие за ру­бе­жом.

Око­ло 600 ты­сяч – в Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции, 150–200 ты­сяч – в Ита­лии, осталь­ные раз­бро­са­ны по все­му ми­ру. В год они пе­ре­чис­ля­ют 1,5–1,7 мил­ли­ар­да дол­ла­ров до­мой.

За по­след­ние во­семь лет За­пад ча­сто по­мо­гал мол­дав­ским пар­ти­ям, ис­хо­дя из гео­по­ли­ти­че­ских со­об­ра­же­ний. То есть день­ги да­ва­ли не на ре­фор­мы, хо­тя и го­во­ри­ли об этом. В ре­зуль­та­те прак­ти­че­ски ре­фор­мы не про­во­ди­лись. В стране бы­ла со­зда­на кор­рум­пи­ро­ван­ная оли­гар­хи­че­ская власть, ко­то­рая шан­та­жи­ро­ва­ла За­пад: ес­ли он не за­кро­ет гла­за на кор­руп­цию и не вы­даст оче­ред­ную до­зу кре­ди­тов, в Мол­до­ве при­дут к вла­сти про­рос­сий­ские пар­тии и про­рос­сий­ский пре­зи­дент. За­пад за­кры­вал гла­за на дей­ствия вла­стей и да­вал им день­ги. На фоне то­го, что ка­че­ство жиз­ни ухуд­ши­лось, боль­шин­ство граж­дан Мол­до­вы боль­ше не ве­рят в ев­ро­пей­скую ин­те­гра­цию. Ес­ли семь-во­семь лет на­зад за ЕС бы­ло 70% граж­дан, то сей­час этот по­ка­за­тель сни­зил­ся по­чти вдвое. Боль­шин­ство граж­дан вы­сту­па­ют за друж­бу и стра­те­ги­че­ское парт­нер­ство с Рос­си­ей, а ко­гда речь идет об ин­те­гра­ци­он­ном век­то­ре – за Евразий­ский эко­но­ми­че­ский со­юз. – При этом мол­да­ване ис­хо­дят из ре­а­лий сво­ей жиз­ни: кре­стья­нин вы­рас­тил про­дук­цию и у него те­перь есть ку­да ее сбыть – в Рос­сию. Это так? – Лю­ди ис­хо­дят из то­го, что они уви­де­ли: под зна­ме­на­ми ев­ро­пей­ской ин­те­гра­ции в Мол­до­ве бы­ла со­зда­на бан­дит­ская кор­рум­пи­ро­ван­ная власть, и они (лю­ди) за­да­ют се­бе во­прос: за­чем нам ид­ти в Ев­ро­пу, ес­ли она под­дер­жи­ва­ет оли­гар­хов, ко­то­рые кра­дут день­ги у на­ро­да? По­это­му на­се­ле­ние смот­рит в дру­гую сто­ро­ну. Это во­пер­вых. Во-вто­рых, име­ет зна­че­ние то, что бо­лее 600 ты­сяч на­ших граж­дан ра­бо­та­ет в Рос­сии. И в тре­тьих, это ры­нок. 70–80% экс­пор­та аг­ро­про­мыш­лен­но­го ком­плек­са (АПК) идет на рос­сий­ский ры­нок. – То есть речь идет о про­дук­ции сель­ско­го хо­зяй­ства и пе­ре­ра­ба­ты­ва­ю­щей про­мыш­лен­но­сти? – Имен­но. В этом го­ду мы экс­пор­ти­ро­ва­ли за 10 ме­ся­цев око­ло 100 ты­сяч тонн яб­лок. Это ре­корд за по­след­ние 20 лет. – Это ка­са­ет­ся боль­ших ком­па­ний или мел­ких фер­ме­ров то­же? – Это чув­ству­ют прак­ти­че­ски все – и боль­шие аг­ро­хо­зяй­ства, и про­стые фер­ме­ры, у ко­то­рых по 1,5–2 гек­та­ра зем­ли. В этом го­ду они от­гру­жа­ли про­дук­цию пря­мо с по­ля. Экс­порт ви­но­гра­да в све­жем ви­де в Рос­сию уве­ли­чил­ся в 15–16 раз. Ко­неч­но, каж­дый фер­мер это по­чув­ство­вал. Те­перь о по­ли­ти­че­ской си­ту­а­ции. Она сле­ду­ю­щая: един­ствен­ная ле­ги­тим­ная власть в Мол­до­ве – пре­зи­дент. По­то­му что пар­ла­мент­ское боль­шин­ство – неле­ги­тим­но, оно бы­ло со­зда­но пу­тем под­ку­па и шан­та­жа де­пу­та­тов. По­то­му что Де­мо­кра­ти­че­ская пар­тия, ко­то­рая по­лу­чи­ла 17% на вы­бо­рах, сей­час кон­тро­ли­ру­ет бо­лее 60 де­пу­та­тов из 101. На­пом­ню, по ито­гам вы­бо­ров пер­вое ме­сто бы­ло у со­ци­а­ли­стов, Дем­пар­тия – на чет­вер­том. Бе­з­услов­но, это неле­ги­тим­ное пар­ла­мент­ское боль- шин­ство из­бра­ло неле­ги­тим­ное пра­ви­тель­ство. Мы зна­ем, как это про­ис­хо­ди­ло: при­ни­ма­ли при­ся­гу под по­кро­вом но­чи и не в пар­ла­мен­те. На ули­це в это вре­мя шли мас­со­вые ма­ни­фе­ста­ции с тре­бо­ва­ни­ем от­став­ки пра­ви­тель­ства и до­сроч­ных вы­бо­ров. По всем опро­сам, са­мая боль­шая под­держ­ка на­се­ле­ния се­го­дня – у ин­сти­ту­та пре­зи­ден­та: око­ло 50%. У пар­ла­мен­та нын­че – 10–15%, у пра­ви­тель­ства – 10%. – У Церк­ви – боль­ше? – У Церк­ви все­гда боль­ше. Но се­го­дня до­ве­рие к пре­зи­ден­ту зна­чи­тель­но вы­рос­ло (рань­ше бы­ло по­чти ну­ле­вым). И са­мые боль­шие ожи­да­ния лю­дей от­но­сят­ся к пре­зи­ден­ту. По­это­му его бло­ки­ру­ют пар­ла­мент­ское боль­шин­ство и пра­ви­тель­ство и про­во­ци­ру­ют на опас­ные ша­ги. Ес­ли взять по­ли­ти­че­ские пар­тии, то боль­шая часть на­се­ле­ния го­то­ва го­ло­со­вать за Пар­тию со­ци­а­ли­стов. За пар­тию вла­сти (Дем­пар­тию) – око­ло 5–6%. И за пра­во­цен­трист­скую оп­по­зи­цию Майи Сан­ду – око­ло 20–25%. Ес­ли бы вы­бо­ры со­сто­я­лись в бли­жай­шее вос­кре­се­нье, то, по всем опро­сам, их вы­иг­ра­ла бы про­пре­зи­дент­ская Пар­тия со­ци­а­ли­стов и по­лу­чи­ла бы пар­ла­мент­ское боль­шин­ство. – Но это бы­ло бы про­стое боль­шин­ство. Кон­сти­ту­ци­он­ное со­ци­а­ли­сты не по­лу­чи­ли бы… – По­смот­рим, что бу­дет бли­же к вы­бо­рам (пар­ла­мент­ские вы­бо­ры в Мол­до­ве долж­ны со­сто­ять­ся в кон­це бу­ду­ще­го го­да. – «НГ» ). Впер­вые вы­бо­ры про­во­дят­ся по сме­шан­ной си­сте­ме, что вы­год­но со­ци­а­ли­стам. Кста­ти, За­пад кри­ти­ко­вал пра­ви­тель­ство за то, что оно под­дер­жа­ло сме­шан­ную из­би­ра­тель­ную си­сте­му (по спис­кам пар­тий и ма­жо­ри­тар­ным окру­гам. – «НГ» ) имен­но по­то­му, что она на ру­ку со­ци­а­ли­стам: у них да­же в ма­лень­ких в рай­о­нах – креп­кая под­держ­ка. – А ес­ли кан­ди­да­тов в ма­жо­ри­тар­ных окру­гах про­сто ку­пят ва­ши со­пер­ни­ки? – Ку­пить слож­нее. Осо­бен­но ес­ли учи­ты­вать на­стро­е­ние боль­шин­ства на­ро­да – он про­тив дей­ству­ю­щей не пре­зи­дент­ской вла­сти (пред­став­лен­ной Дем­пар­ти­ей, а так­же про­тив оп­по­зи­ции Майи Сан­ду, ко­то­рая ра­нее ра­бо­та­ла в го­свла­сти). Лю­ди хо­тят из­ме­не­ний и по­то­му го­то­вы под­дер­жать со­ци­а­ли­стов, а это се­го­дня по­чти весь ле­вый фланг. Со­ци­а­ли­сты возь­мут власть в бу­ду­щем го­ду. Для нас важ­но, что впер­вые в пар­ла­мен­те по­яви­лись ме­ста для при­дне­стров­цев. Впер­вые диас­по­ра и Прид­не­стро­вье смо­гут бла­го­да­ря сме­шан­ной из­би­ра­тель­ной си­сте­ме де­ле­ги­ро­вать сво­их пред­ста­ви­те­лей в за­ко­но­да­тель­ное со­бра­ние. Диас­по­ра по­лу­чи­ла три ме­ста, из них один – в Рос­сии, один – в Ев­ро­пе, Прид­не­стро­вью вы­де­ле­но два ме­ста. Немно­го, но это толь­ко на­ча­ло. Шаг сде­лан, и по­сле то­го, как мы возь­мем пар­ла­мент­ское боль­шин­ство, пе­ре­смот­рим эти кво­ты в сто­ро­ну уве­ли­че­ния – и для диас­по­ры, и для Прид­не­стро­вья. – Сколь­ко из­би­ра­те­лей бу­дет в спис­ках, учи­ты­вая то, что мно­гие уеха­ли из стра­ны? – На про­шлых вы­бо­рах их бы­ло 1 мил­ли­он 600 ты­сяч. В бу­ду­щем го­ду циф­ра вряд ли из­ме­нит­ся. Мы бу­дем до­би­вать­ся, ко­неч­но, что­бы от­кры­ли боль­ше из­би­ра­тель­ных участ­ков в Рос­сии. От­крыть в Москве толь­ко два из­би­ра­тель­ных участ­ка, как в про­шлый раз, это нон­сенс. В Мос­ков­ской об­ла­сти ра­бо­та­ет бо­лее 250 ты­сяч на­ших граж­дан. А на од­ном участ­ке не мо­гут го­ло­со­вать боль­ше 3 ты­сяч. – Ру­мы­ния и Укра­и­на ока­зы­ва­ют вли­я­ние на си­ту­а­цию в Мол­до­ве? – Ко­неч­но. Си­ту­а­ция в Укра­ине вли­я­ет на то, что про­ис­хо­дит у нас. Та неста­биль­ность, ко­то­рую мы ви­дим в по­след­ние го­ды там, нас бес­по­ко­ит, тем бо­лее что в Мол­до­ве очень боль­шая укра­ин­ская диас­по­ра. Мы хо­тим, что­бы в Укра­ине все бы­ло хо­ро­шо – это на­ши со­се­ди, бра­тья, у нас об­щие ис­то­ри­че­ские кор­ни, об­щий Днестр – с об­щи­ми про­бле­ма­ми. Что ка­са­ет­ся Ру­мы­нии, то там на уровне го­су­дар­ствен­ных ин­сти­ту­тов вла­сти су­ще­ству­ет по­ли­ти­ка, рас­счи­тан­ная на объ­еди­не­ние с Мол­до­вой. Я ка­те­го­ри­че­ски про­тив та­кой по­зи­ции. Ес­ли Ру­мы­ния счи­та­ет се­бя дру­же­ствен­ным для Мол­до­вы на­ро­дом, то она не долж­на ве­сти по­ли­ти­ку, на­прав­лен­ную на лик­ви­да­цию на­ше­го го­су­дар­ства. Мы под­го­то­ви­ли за­ко­но­да­тель­ную ини­ци­а­ти­ву, пар­ла­мент, прав­да, по­ка не хо­чет за нее го­ло­со­вать, что­бы за­пре­тить за­ко­ном все ор­га­ни­за­ции, ко­то­рые от­кры­то вы­сту­па­ют за лик­ви­да­цию го­су­дар­ствен­но­сти Рес­пуб­ли­ки Мол­до­ва. Но мы это сде­ла­ем. Я – сто­рон­ник со­хра­не­ния мол­дав­ско­го язы­ка (как это за­пи­са­но в Кон­сти­ту­ции). Но в пар­ла­мен­те зву­чат пред­ло­же­ния из­ме­нить Кон­сти­ту­цию в поль­зу ру­мын­ско­го язы­ка. Это не прой­дет – мы уже про­ве­ли со­от­вет­ству­ю­щую ра­бо­ту. Для то­го что­бы по­прав­ки не про­шли, нам нуж­но 35 де­пу­та­тов, у нас есть 24. Но с 11 мы уже пе­ре­го­во­ри­ли, и они не про­го­ло­су­ют за ру­мын­скую ини­ци­а­ти­ву. Я сто­рон­ник то­го, что­бы в шко­лы вер­ну­ли ис­то­рию Мол­до­вы вме­сто ис­то­рии ру­мын. Эту по­зи­цию под­дер­жи­ва­ет боль­шин­ство граж­дан Мол­до­вы – бо­лее 75%. Но мы не на­ме­ре­ны рас­слаб­лять­ся, так как сто­рон­ни­ки уни­о­низ­ма (объ­еди­не­ния. – «НГ» ) ра­бо­та­ют в Мол­до­ве очень ак­тив­но. Ра­бо­та­ют с мо­ло­де­жью, в шко­лах. Так что здесь нуж­на го­су­дар­ствен­ная про­грам­ма про­ти­во­дей­ствия ан­ти­го­су­дар­ствен- ным ме­ро­при­я­ти­ям. И мы это сде­ла­ем, как толь­ко возь­мем власть пол­но­стью. – Яков Кед­ми, из­ра­иль­ский экс­перт, вы­сту­пал недав­но в од­ной из про­грамм мол­дав­ско­го те­ле­ви­де­ния и ска­зал, что офис НАТО, ко­то­рый пла­ни­ру­ет­ся от­крыть в Ки­ши­не­ве, бу­дет ра­бо­тать на объ­еди­не­ние Мол­до­вы с Ру­мы­ни­ей… – Не­ко­то­рые пред­ста­ви­те­ли за­пад­ных ди­пло­ма­ти­че­ских кру­гов вы­сту­па­ют за от­кры­тие у нас офи­са НАТО и ин­те­гра­цию стра­ны в аль­янс. Это ра­бо­та­ет про­тив мол­дав­ской го­су­дар­ствен­но­сти. Нам нуж­но со­хра­нить ней­тра­ли­тет, при­чем сде­лать его меж­ду­на­род­но при­знан­ным (так по­сту­пил Турк­ме­ни­стан, за­кре­пив свой ней­тра­ли­тет в Сов­бе­зе ООН), и ре­шить при­дне­стров­скую про­бле­му. – Мо­жет слу­чить­ся, что дей­ству­ю­щий пар­ла­мент про­го­ло­су­ет по­прав­ку в Кон­сти­ту­цию и от­ме­нит ней­траль­ный ста­тус стра­ны уже сей­час? – Эта про­це­ду­ра тре­бу­ет пол­го­да. Кро­ме то­го, я мо­гу за­бло­ки­ро­вать лю­бое ре­ше­ние на пол­то­ра месяца. Прав­да, пар­ла­мент­ское боль­шин­ство и пра­ви­тель­ство мо­гут при­ме­нить ве­то по от­но­ше­нию к мо­им ре­ше­ни­ям, ис­поль­зуя Кон­сти­ту­ци­он­ный суд. Но на это нуж­но вре­мя, ко­то­рое мы ис­поль­зу­ем. В том чис­ле и что­бы вы­ве­сти лю­дей на ули­цы. – Вы мог­ли это сде­лать и рань­ше, мо­мен­ты бы­ли… – Я го­во­рил про край­ний слу­чай. По­след­ние дей­ствия мо­их про­тив­ни­ков бы­ли на­прав­ле­ны на то, что­бы спро­во­ци­ро­вать ме­ня на май­дан. Но мы на это не по­шли. У Пар­тии со­ци­а­ли­стов и пре­зи­ден­та есть что те­рять в слу­чае май­да­на: у нас под­держ­ка боль­шин­ства граж­дан стра­ны, в сле­ду­ю­щем го­ду – вы­бо­ры, ко­то­рые, по всем опро­сам, мы вы­иг­ры­ва­ем. В слу­чае де­ста­би­ли­за­ции си­ту­а­ции мо­гут за­пре­тить Пар­тию со­ци­а­ли­стов. Мо­гут де­ста­би­ли­зи­ро­вать си­ту­а­цию в Прид­не­стро­вье и втя­нуть в это Рос­сию. Так что нам это невы­год­но. Я сто­рон­ник де­мо­кра­ти­че­ских вы­бо­ров, ко­то­рые бу­дут про­ве­де­ны в бу­ду­щем го­ду. Что­бы не по­вто­рить то, что про­изо­шло в Укра­ине: за три месяца до вы­бо­ров там лю­ди вы­шли на ули­цу, и что в ре­зуль­та­те? Май­дан нам не ну­жен. Так что бу­ду­щий год у нас бу­дет ре­ша­ю­щим. Я го­во­рил ны- неш­не­му пар­ла­мен­ту, что они при­шли во власть в ре­зуль­та­те пе­ре­во­ро­та 2009 го­да. Обыч­но те, кто при­хо­дит на волне пе­ре­во­ро­та, с ре­во­лю­ци­ей и ухо­дят. У них есть шанс уй­ти де­мо­кра­ти­че­ским пу­тем. Но ес­ли они по­пы­та­ют­ся еще раз на­ру­шить за­кон, то на­род их сме­тет. – Чув­ству­е­те ли вы вли­я­ние за­пад­ных струк­тур на си­ту­а­цию в Мол­до­ве на­ка­нуне пар­ла­мент­ских вы­бо­ров? – Ко­неч­но. За­пад опять на­сту­па­ет на те же гео­по­ли­ти­че­ские граб­ли, что и все по­след­ние во­семь лет. В ос­но­ве их дей­ствий – бо­язнь по­бе­ды со­ци­а­ли­стов, ко­то­рых они счи­та­ют про­рос­сий­ской пар­ти­ей. – Вам еще не за­пре­ща­ют встре­чать­ся с Пу­ти­ным, как, на­при­мер, по со­об­ще­ни­ям СМИ, кон­гресс­ме­ны за­пре­ща­ют Трам­пу? – Ну, я не мо­гу срав­ни­вать се­бя с та­ким боль­шим по­ли­ти­ком. Од­на­ко за­пре­тить мне ни­кто ни­че­го не мо­жет. И у ме­ня есть силь­ная про­пре­зи­дент­ская пар­тия – у Трам­па нет. У ме­ня са­мая боль­шая фрак­ция (со­ци­а­ли­стов) в пар­ла­мен­те – чет­верть всех де­пу­та­тов. И до­ве­рие на­се­ле­ния. К то­му же я все­гда ис­хо­жу из на­ци­о­наль­ных ин­те­ре­сов. В ин­те­ре­сах на­шей стра­ны – хо­ро­шие, стра­те­ги­че­ские от­но­ше­ния с Рос­сий­ской Фе­де­ра­ци­ей. Да, мы долж­ны дру­жить и с За­па­дом – это на­ши со­се­ди. Там ра­бо­та­ют на­ши граж­дане, там на­ши ин­ве­сти­ци­он­ные ин­те­ре­сы. Но без стра­те­ги­че­ско­го парт­нер­ства с Рос­си­ей Мол­до­ва го­су­дар­ствен­ность свою не со­хра­нит и не укре­пит. Для это­го нуж­ны ней­тра­ли­тет и ре­ше­ние при­дне­стров­ской про­бле­мы. – Ка­кой ста­тус Ки­ши­нев мо­жет обе­щать Прид­не­стро­вью? – Все зна­ют о мо­ей по­зи­ции фе­де­ра­тив­но­го го­су­дар­ствен­но­го устрой­ства. Но на са­мом де­ле неваж­но, как это бу­дет на­зы­вать­ся: фе­де­ра­ция, ав­то­но­мия и т.д. Важ­но, чем этот ста­тус бу­дет на­пол­нен. Я счи­таю, что все пол­но­мо­чия, ко­то­рые се­го­дня есть у Прид­не­стро­вья, ему нуж­но оста­вить. Пар­ла­мент, пре­зи­ден­та, пра­ви­тель­ство, флаг. И из Прид­не­стров­ско­го бюд­же­та мы ни ко­пей­ки брать не долж­ны. У нас долж­на быть об­щая го­су­дар­ствен­ность, об­щая бюд­жет­ная, бан­ков­ская си­сте­мы, об­щая внеш­няя по­ли­ти­ка. – И об­щие гра­ни­цы… – Без это­го ни­как. Об­щие гра­ни­цы – обя­за­тель­но. Но ар­мия нам не нуж­на. Мол­до­ва – ней­траль­ная стра­на, по­то­му в ней не долж­но быть во­ору­жен­ных сил – ни на ле­вом, ни на пра­вом бе­ре­гах Дне­стра. С кем нам во­е­вать? Для объ­еди­не­ния стра­ны есть два пред­усло­вия: ней­тра­ли­тет, при­знан­ный меж­ду­на­род­ны­ми иг­ро­ка­ми (иде­аль­но – как в Турк­ме­ни­стане). И еще од­но: мы долж­ны дать Прид­не­стро­вью пра­во на со­мо­опре­де­ле­ние в слу­чае по­те­ри Мол­до­вой сво­ей го­су­дар­ствен­но­сти. Хо­тя я уве­рен, что по­сле объ­еди­не­ния стра­ны в Мол­до­ве уже ни­ко­гда не бу­дет про­уни­о­нист­ской вла­сти. Я ду­маю, что мож­но до­го­во­рить­ся с Ти­рас­по­лем. У него два сце­на­рия: ли­бо стать ча­стью Укра­и­ны, ли­бо Мол­до­вы. Уве­рен, что для Прид­не­стро­вья луч­ше быть ча­стью Рес­пуб­ли­ки Мол­до­ва. По­лу­чить неза­ви­си­мость или стать субъ­ек­том Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции для Прид­не­стро­вья нере­аль­но. В ру­ко­вод­стве Прид­не­стро­вья се­го­дня ис­хо­дят из то­го, что они не пла­тят за рос­сий­ский газ, ту­да идет фи­нан­си­ро­ва­ние из Моск­вы, и им хо­ро­шо. Но си­ту­а­ция из­ме­ни­лась. То­го, что бы­ло по­след­ние 25 лет, ско­рее все­го не бу­дет. По­это­му нуж­но смот­реть ку­да нам дви­гать­ся даль­ше. Сей­час об этом раз­мыш­лять мож­но, но де­лать кон­крет­ные ша­ги при ны­неш­нем пар­ла­мент­ском боль­шин­стве в Мол­до­ве нере­аль­но. Я это по­ни­маю. Но 2018 год – вы­бо­ры в Мол­до­ве – вы­бо­ры в Рос­сии. Я об­суж­дал си­ту­а­цию с ру­ко­вод­ством РФ, Ев­ро­пей­ско­го со­ю­за (встре­чал­ся с Фе­де­ри­кой Мо­ге­ри­ни), с ди­пло­ма­ти­че­ски­ми пред­ста­ви­те­ля­ми Гер­ма­нии, Фран­ции. Ме­ня по­ня­ли. Счи­таю, что по­сле вы­бо­ров в Мол­до­ве, ко­гда бу­дет со­зда­но про­мол­дав­ское боль­шин­ство в пар­ла­мен­те, с 2019 го­да на­до на­чи­нать ра­бо­тать над при­дне­стров­ским уре­гу­ли­ро­ва­ни­ем. – В этом слу­чае вы долж­ны за­ру­чить­ся под­держ­кой Рос­сии и ЕС… – Я об­щал­ся по это­му во­про­су с пре­зи­ден­том Ита­лии, ко­то­рая че­рез ме­сяц бу­дет пред­се­да­тель­ство­вать в ЕС. Счи­таю, что ре­ше­ние прид­не­стров­ско­го во­про­са мо­жет стать ис­то­ри­ей успеха Рос­сии и За­па­да. Это тот ва­ри­ант, в ко­то­ром каж­дая сто­ро­на по­лу­чит свою до­лю ди­пло­ма­ти­че­ско­го успеха. Рос­сия и ЕС мо­гут по­ка­зать всем, что они мо­гут до­го­во­рить­ся по ре­ше­нию кон­крет­ной про­бле­мы. И это мо­жет стать пло­щад­кой и при­ме­ром для уре­гу­ли­ро­ва­ния дру­гих кон­флик­тов на пост­со­вет­ском про­стран­стве. Мы на­ча­ли ра­бо­тать в этом на­прав­ле­нии с нем­ца­ми. Мне ка­жет­ся, что по­сле про­шед­ших вы­бо­ров в Гер­ма­нии и пред­сто­я­щих в Рос­сии но­вым (или но­вым ста­рым) ру­ко­во­ди­те­лям этих стран при­дне­стров­ское уре­гу­ли­ро­ва­ние бу­дет необ­хо­ди­мо. – Что это­му мо­жет по­ме­шать? – Ес­ли в Мол­до­ве бу­дет про­на­тов­ское, про­за­пад­ное пар­ла­мент­ское боль­шин­ство. И биз­нес-кру­ги в Прид­не­стро­вье, ко­то­рые хо­тят со­хра­нить ста­тус-кво. Я го­тов со­труд­ни­чать с Прид­не­стро­вьем. Го­во­рил с ев­ро­ко­мис­са­ром по тор­гов­ле: по­про­сил со­хра­нить для Прид­не­стро­вья тор­го­вые льго­ты, что­бы при­дне­стров­ские пред­при­я­тия ра­бо­та­ли на рын­ке ЕС.

Фо­то Reuters

Пре­зи­дент Мол­да­вии Игорь До­дон пы­та­ет­ся по­дру­жить­ся с Рос­си­ей, не рассо­рив­шись с За­па­дом.

Фо­то с сай­та www.europalibera.org

Мас­со­вые ма­ни­фе­ста­ции в Мол­да­вии мо­гут по­вто­рить­ся, ес­ли в стране ни­че­го не из­ме­нит­ся.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.