Не­мец­кие во­ро­та в Скан­ди­на­вию

Как по­лу­чать удо­воль­ствие от непо­го­ды и лю­бить со­се­дей

Nezavisimaya Gazeta - - ЖИЗНИ - C Ки­рил­лом Аста­хо­вым

Фленс­бург – са­мый се­вер­ный из бо­лее-ме­нее круп­ных го­ро­дов Гер­ма­нии. Он ле­жит на бе­ре­гу фьор­да и по во­де гра­ни­чит с Да­ни­ей. Ко­ро­лев­ство очень близ­ко – в од­ной из то­чек рас­сто­я­ние все­го око­ло по­ло­ви­ны ки­ло­мет­ра. И та­кое рас­по­ло­же­ние, бе­з­услов­но, на­кла­ды­ва­ет свой от­пе­ча­ток на жизнь мест­но­го на­се­ле­ния.

Из по­чти 770 лет сво­е­го су­ще­ство­ва­ния боль­ше по­ло­ви­ны Фленс­бург про­вел под управ­ле­ни­ем дат­ской ко­ро­ны. В XVI ве­ке этот го­род да­же стал са­мым бо­га­тым в стране. То­гда это был один из важ­ней­ших тор­го­вых пор­тов с соб­ствен­ной мор­ской фло­ти­ли­ей в 200 ко­раб­лей. Есте­ствен­но, ста­ла на­рас­тать борь­ба за пра­во вла­де­ния эко­но­ми­че­ски пер­спек­тив­ной тер­ри­то­ри­ей. В ко­неч­ном ито­ге в 1864 го­ду вся зем­ля Шлез­виг-Голь­ш­тейн во­шла в со­став Прус­сии, а за­тем Гер- ман­ской им­пе­рии и ФРГ. По­сле Вто­рой ми­ро­вой вой­ны кон­флик­ты меж­ду со­се­дя­ми бы­ли за­бы­ты, и они на­ча­ли ак­тив­но со­труд­ни­чать.

Се­го­дня на ули­цах Фленс­бур­га то и де­ло слы­шит­ся дат­ская речь, тут и там про­да­ют­ся га­зе­ты на язы­ке ко­ро­лев­ства. Здесь мож­но най­ти мно­же­ство ре­сто­ра­нов с ис­клю­чи­тель­но дат­ской кух­ней и ме­ню на дат­ском язы­ке.

Кста­ти, бла­го­да­ря та­ко­му тес­но­му со­сед­ству жи­те­ли го­ро­да об­за­ве­лись неко­то­ры­ми линг­ви­сти­че­ски­ми осо­бен­но­стя­ми. На­при­мер, ста­ли ис­поль­зо­вать ла­ко­нич­ное «Moin» для при­вет­ствия, ко­то­рое так хо­ро­шо при­жи­лось, что от дру­гих форм в ре­ги­оне со­всем от­ка­за­лись и здо­ро­ва­ют­ся так и утром, и днем, и ве­че­ром, и да­же но­чью.

Са­мо при­вет­ствие, по мне­нию экс­пер­тов, об­ра­зо­ва­лось от дат­ско­го, фриз­ско­го и ниж­не­не­мец­ко­го сло­ва «Moi» или «Mooi», что озна­ча­ет «кра­си­вый» и «хо­ро­ший». Од­на­ко не- ко­то­рые, осо­бен­но сре­ди на­се­ле­ния юж­ной ча­сти Гер­ма­нии, счи­та­ют, что кор­ни вы­ра­же­ния нуж­но ис­кать в ва­ри­а­ци­ях про­из­не­се­ния Guten Morgen («доб­рое утро» на немец­ком). Так или ина­че фленс­бурж­цам сло­во при­шлось по ду­ше на­столь­ко, что они ча­сто про­из­но­сят пол­ную двой­ную фор­му Moin Moin. Хо­тя в неко­то­рых ме­стах с опре­де­лен­ной ин­то­на­ци­ей и кон­тек­стом та­кой ва­ри­ант мо­гут да­же упо­треб­лять как тре­бо­ва­ние пой­ти ку­да по­даль­ше. Ох уж эти пре­врат­но­сти язы­ка!

В мест­ном уни­вер­си­те­те по­яв­ля­ют­ся транс­на­ци­о­наль­ные немец­ко-дат­ские учеб­ные про­грам­мы, а вла­сти по обе сто­ро­ны фьор­да с 1997 го­да раз­ви­ва­ют про­ект гео­гра­фи­че­ско­го транс­гра­нич­но­го ре­ги­о­на Юж­ная Ют­лан­дия – Шлез­виг. Сов­мест­ны­ми уси­ли­я­ми они со­зда­ют бла­го­при­ят­ные усло­вия для на­ци­о­наль­ных мень­шинств и ста­ра­ют­ся сде­лать жизнь и ра­бо­ту в пе­ри­фе­рий­ной зоне бо­лее при­вле­ка­тель­ной, осо­бен­но для мо­ло­де­жи. По­это­му упор про­ект де­ла­ет на раз­ви­тие ин­фра­струк­ту­ры и про­дви­же­ние куль­тур­ных ме­ро­при­я­тий. Без это­го мо­ло­дые лю­ди при лю­бой воз­мож­но­сти ста­ра­лись бы пе­ре­ехать в цен­траль­ные ре­ги­о­ны Гер­ма­нии и Да­нии.

Мо­дель мир­но­го со­су­ще­ство­ва­ния пред­ста­ви­те­лей раз­ных на­ци­о­наль­но­стей, ко­то­рую во­пло­тил в се­бе Фленс­бург, Ев­ро­со­юз ста­вит в при­мер всем осталь­ным. Не­уди­ви­тель­но, что имен­но здесь рас­по­ло­жил­ся Ев­ро­пей­ский центр по де­лам на­ци­о­наль­ных мень­шинств ( European Centre for Minority Issues).

Ха­рак­тер жи­те­лей Фленс­бур­га за­ка­ля­ет по­го­да. По фак­ту кли­мат в зем­ле Шлез­виг-Голь­ш­тейн уме­рен­но теп­лый. Од­на­ко на прак­ти­ке это озна­ча­ет «про­хлад­но и мок­ро по­чти круг­лый год». Сред­не­го- до­вая пи­ко­вая тем­пе­ра­ту­ра днем – око­ло 13 гра­ду­сов. В Гер­ма­нии это один из са­мых хо­лод­ных ре­ги­о­нов. Еще од­на про­бле­ма – силь­ный ветер, ко­то­рый, с од­ной сто­ро­ны, по­мо­га­ет ак­тив­но раз­ви­вать вет­ро­энер­ге­ти­ку, а с дру­гой – за­ча­стую при­но­сит ха­ос и раз­ру­ше­ния. Что го­во­рить, ес­ли в этом го­ду да­же спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ную вы­став­ку по вет­ря­ной ге­не­ра­ции в близ­ле­жа­щем Ху­зу­ме при­шлось на вре­мя ча­стич­но эва­ку­и­ро­вать из-за штор­ма «Се­бастьян». Но, по­жа­луй, са­мое непри­ят­ное – это по­сто­ян­ные до­жди. Да­же в наи­бо­лее «за­суш­ли­вые» ме­ся­цы тут вы­па­да­ет зна­чи­тель­ное ко­ли­че­ство осад­ков. Мне до­ве­лось по­бы­вать во Фленс­бур­ге в не очень ком­форт­ный с точ­ки зре­ния по­го­ды пе­ри­од – в се­ре­дине сен­тяб­ря. Дождь во вре­мя мо­е­го пре­бы­ва­ния шел каж­дый день, то бес­про­свет­ной сте­ной, то лег­кой мо­ро­сью. Пре­кра­щал­ся пе­ри­о­ди­че­ски бук­валь­но на 10–20 ми­нут.

На­до ска­зать, что по­го­да во Фленс­бур­ге крайне пе­ре­мен­чи­вая. Солн­це и ту­чи с до­ждем мо­гут сме­нить друг дру­га в те­че­ние дня в лю­бую ми­ну­ту, со­вер­шен­но непред­ска­зу­е­мо. Точ­но так же вне­зап­но все воз­вра­ща­ет­ся в преж­нее со­сто­я­ние. И так по несколь­ко раз за сут­ки.

Уди­ви­тель­но, что жи­те­ли к та­кой че­хар­де за­ме­ча­тель­но при­спо­со­би­лись. Дож­де­вик все­гда с со­бой. От зон­та тол­ку ма­ло, силь­ный ветер его или по­ло­ма­ет, или вы все рав­но про­мок­ни­те из-из ко­со­го до­ждя. По­ка льет как из вед­ра, на ули­цах на­ро­ду немно­го, но сто­ит во­де с небес от­сту­пить хо­тя бы на 10 ми­нут, как тут же го­род за­пол­ня­ет­ся людь­ми. Кто­то вы­хо­дит на про­беж­ку, кто­то – вы­гу­лять со­ба­ку или про­ка­тить­ся на ве­ло­си­пе­де. Прав­да, мне все­го за три дня до­ве­лось уви­деть и нема­лое ко­ли­че­ство лю­би­те­лей спор­та под про­лив­ным до­ждем. Ни­что не по­ме­ша­ет на­сто­я­ще­му фленс­бурж­цу на­сла­ждать­ся жиз­нью, уж точ­но не стихия. Да­же цве­ты здесь от­ли­ча­ют­ся осо­бой стой­ко­стью. Го­ро­жане са­жа­ют их ( пре­иму­ще­ствен­но ро­зы) пря­мо в кам­ни впри­тык к зда­ни­ям, и ни­че­го, рас­тут. Не­ко­то­рые дома бук­валь­но

Гер­ма­ния и Да­ния с 1997 го­да успеш­но раз­ви­ва­ют про­ект транс­гра­нич­но­го ре­ги­о­на

уто­па­ют в зе­ле­ни и яр­ких крас­ках. Уз­кие улоч­ки не поз­во­ля­ют раз­бить да­же неболь­шой сад, так что в ход идут под­окон­ни­ки, лест­ни­цы и сте­ны.

Лю­ди здесь на удив­ле­ние при­вет­ли­вы и все­гда улы­ба­ют­ся. По край­ней ме­ре мне мест­ные жи­те­ли с пост­ной ми­ной на ли­це не по­па­да­лись.

«У нас тут мно­го сво­бод­но­го вре­ме­ни. Мы встре­ча­ем­ся с дру­зья­ми, ста­ра­ем­ся не толь­ко ра­бо­тать, но и от­ды­хать. Го­род ту­ри­сти­че­ский, ведь ря­дом мо­ре», – от­ме­ти­ла в бе­се­де гла­ва от­де­ла кор­по­ра­тив­ных ком­му­ни­ка­ций мест­но­го пи­во­ва­рен­но­го за­во­да Са­ра Са­у­сми­катТай­лен. По­лу­ча­ет­ся, при­о­ри­те­ты здесь немно­го дру­гие. Го­ро­жане не за­бы­ва­ют, что они ра­бо­та­ют не ра­ди са­мой ра­бо­ты или де­нег, а что­бы по­вы­сить ка­че­ство жиз­ни. А без хо­ро­ше­го от­ды­ха что за жизнь? Бал­тий­ское мо­ре, ко­неч­но, по­мо­га­ет снять стресс и уста­лость. Од­на­ко по­пла­вать там ре­шит­ся не каж­дый. Са­мое под­хо­дя­щее вре­мя – по­след­ний ме­сяц ле­та, но да­же то­гда во­да про­гре­ва­ет­ся лишь до 18 гра­ду­сов. За­то ка­та­ние на ях­тах и все­воз­мож­ных ло­доч­ках – от­лич­ный ва­ри­ант.

При­чи­ны ра­до­вать­ся жиз­ни фленс­бурж­цы ста­ра­ют­ся на­хо­дить бук­валь­но во всем. Да­же мест­ное пи­во от­кры­ва­ет­ся с ха­рак­тер­ным ве­се­лым зву­ком «плоп» за счет мно­го­ра­зо­вой ке­ра­ми­че­ской проб­ки. За­вод со­хра­нил этот не са­мый эф­фек­тив­ный эле­мент ра­ди под­дер­жа­ния фир­мен­но­го сти­ля, да­же ко­гда все во­круг пе­ре­шли на обыч­ные од­но­ра­зо­вые же­стя­ные крыш­ки. То­гда кон­ку­рен­там та­кой вы­бор ка­зал­ся стран­ным и смеш­ным, а те­перь с раз­ви­ти­ем краф­то­во­го пи­ва все боль­ше мел­ких про­из­во­ди­те­лей воз­вра­ща­ет­ся к «ре­тро­ва­ри­ан­ту », что­бы про­дукт вы­гля­дел ка­ким- то осо­бен­ным, да­же элит­ным.

Еще од­на по­пу­ляр­ная за­ба­ва го­ро­жан и при­ман­ка для ту­ри­стов – шу­фи­ти. Это сво­е­го ро­да «обув­ное граф­фи­ти», ко­то­рое соз­да­ет­ся за­бра­сы­ва­ни­ем кед на про­во­да. Под та­кое дей­ство вы­де­ле­на це­лая ули­ца – Нор­дер­штрас­се. Вер­сий, как это яв­ле­ние за­кре­пи­лось на тер­ри­то­рии Юж­но­го Шлез­ви­га, мно­же­ство. По од­ной из ле­генд, дав­ным-дав­но, ко­гда на Нор­дер­штрас­се за­крыл­ся один обув­ной ма­га­зин, вла­де­лец про­тя­нул ве­рев­ку от фа­са­да сво­е­го дома к про­ти­во­по­лож­но­му и вы­ве­сил там остав­ши­е­ся па­ры бо­ти­нок. Но с та­ким же успе­хом это мо­жет быть все­го лишь да­нью мо­де, ведь на­род так раз­вле­ка­ет­ся по все­му ми­ру.

А чув­ства юмо­ра у жи­те­лей Фленс­бур­га не от­нять. На­при­мер, чуть ли не за каж­дым уг­лом мож­но уви­деть ми­лей­шие неболь­шие граф­фи­ти, ко­то­рые изоб­ра­жа­ют ко­тов и ко­шек, бо­лее-ме­нее в на­ту­раль­ную ве­ли­чи­ну. На­вер­ное, по­то­му что го­ро­ду их не хва­та­ет, а вот со­бак, на­о­бо­рот, пол­но сре­ди до­маш­них лю­бим­цев.

Ки­рилл Алек­сан­дро­вич Аста­хов – ре­дак­тор при­ло­же­ния «НГ-энергия».

Фо­то ав­то­ра

«Обув­ное граф­фи­ти» на Нор­дер­штрас­се.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.