Бди­тель­ные граж­дане оста­ют­ся вне за­ко­на

За­яви­те­лей о пре­ступ­ле­ни­ях пра­во­охра­ни­тель­ная си­сте­ма в луч­шем слу­чае иг­но­ри­ру­ет

Nezavisimaya Gazeta - - ПОЛИТИКА - Ека­те­ри­на Три­фо­но­ва

В Рос­сии нет дей­ствен­но­го ме­ха­низ­ма за­щи­ты граж­дан, со­об­щив­ших о пре­ступ­ле­нии. Бо­лее то­го, за­ча­стую они са­ми ста­но­вят­ся те­ми, про­тив ко­го на­чи­на­ет­ся уго­лов­ное пре­сле­до­ва­ние. По ин­фор­ма­ции «НГ», в юри­ди­че­ском со­об­ще­стве сей­час го­то­вят­ся по­прав­ки в Уго­лов­но- про­цес­су­аль­ный ко­декс ( УПК), ко­то­рые долж­ны уста­но­вить ста­тус та­ких «за­яви­те­лей». Без него, в част­но­сти, не ра­бо­та­ет и нор­ма за­ко­на о борь­бе с кор­руп­ци­ей, по ко­то­рой чи­нов­ни­ки долж­ны со­об­щать обо всех став­ших им из­вест­ны­ми пра­во­на­ру­ше­ни­ях в сво­их ве­дом­ствах.

В УПК про­пи­са­ны лишь пра­ва и обя­зан­но­сти за­яви­те­лей, а вот о том, кто имен­но на­де­ля­ет­ся этим ста­ту­сом, там ни­че­го не го­во­рит­ся. По­это­му-то и воз­ни­ка­ют си­ту­а­ции, ко­гда че­ло­век со­об­ща­ет в по­ли­цию о став­шем ему из­вест­ном пре­ступ­ле­нии, но его за­яв­ле­ние от­кро­вен­но иг­но­ри­ру­ют. Пра­во­охра­ни­те­ли от­ка­зы­ва­ют­ся го­во­рить о ко­неч­ных ре­зуль­та­тах про­вер­ки, за­ча­стую ссы­ла­ясь на то, что об­ра­тив­ший­ся не яв­ля­ет­ся над­ле­жа­щим ли­цом. А зна­чит, не может он и озна­ко­мить­ся с про­ве­роч­ны­ми ма­те­ри­а­ла­ми, и, бо­лее то­го, ли­ша­ет­ся воз­мож­но­сти об­жа­ло­вать ито­го­вое по­ста­нов­ле­ние сле­до­ва­те­ля или до­зна­ва­те­ля.

«По­сколь­ку на­ше за­ко­но­да­тель­ство не со­дер­жит та­ко­го ин­сти­ту­та, как за­яви­тель, сле­до­ва­тель­но, не преду­смот­ре­ны и ме­ха­низ­мы за­щи­ты та­ких лю­дей», – ска­зал «НГ» управ­ля­ю­щий парт­нер юри­ди­че­ской фир­мы BMS Law Firm Алим Би­ше­нов. По его сло­вам, та­кая пра­во­вая неопре­де­лен­ность за­ча­стую ста­но­вит­ся поч­вой для во­ло­ки­ты, на­ру­ше­ний и зло­упо­треб­ле­ний. На прак­ти­ке за­яви­те­ли ча­сто стал­ки­ва­ют­ся с дав­ле­ни­ем, ко­то­рое вы­ра­жа­ет­ся ли­бо в фор­ме уго­лов­но­го пре­сле­до­ва­ния, ли­бо да­же в пря­мом фи­зи­че­ском на­си­лии со сто­ро­ны тех, на ко­го они ука­зы­ва­ли.

Как рас­ска­зал «НГ » ом­буд­смен по за­щи­те прав пред­при­ни­ма­те­лей, на­хо­дя­щих­ся под стра­жей, Алек­сандр Ху­руд­жи, по­рой за­яви­те­ли са­ми ста­но­вят­ся ми­ше­ня­ми для уго­лов­но­го пре­сле­до­ва­ния. Он при­вел слу­чай из соб­ствен­ной прак­ти­ки: «Пред­при­ни­ма­тель по­жа­ло­вал­ся в ор­га­ны, что его под­ряд­чик неза­кон­но про­да­ет квар­ти­ры. Но вме­сто про­вер­ки из за­яви­те­ля он пре­вра­тил­ся в по­до­зре­ва­е­мо­го – и в ито­ге имен­но его при­влек­ли к от­вет­ствен­но­сти».

«Дру­гой ры­чаг дав­ле­ния – об­ви­не­ния в лож­ном до­но­се. Ор­га­ны, про­во­див­шие про­вер­ку по за­яв­ле­нию граж­да­ни­на, ука­зы­ва­ют, что не нашли ка­ко­го-ли­бо со­ста­ва пре­ступ­ле­ния. А тот, в свою оче­редь, уже дал рас­пис­ку об от­вет­ствен­но­сти за лже­по­ка­за­ния.

Этих двух мо­мен­тов до­ста­точ­но для ини­ци­и­ро­ва­ния до­зна­ния уже в от­но­ше­нии са­мо­го за­яви­те­ля, при этом ини­ци­а­то­ром та­ко­го до­зна­ния ста­но­вят­ся са­ми пра­во­охра­ни­тель­ные ор­га­ны», – за­явил Ху­руд­жи.

Ста­тус за­яви­те­ля су­ще­ству­ет толь­ко лишь в пе­ри­од про­вер­ки со­об­ще­ния о пре­ступ­ле­нии, по­сле воз­буж­де­ния уго­лов­но­го де­ла этот ста­тус пре­кра­ща­ет­ся, от­ме­тил ад­во­кат Гри­го­рий Афиц­кий. В слу­чае ес­ли за­яви­тель при­зна­ет­ся по­тер­пев­шим, он об­ре­та­ет но­вый про­цес­су­аль­ный ста­тус и до­ста­точ­но ши­ро­кий объ­ем прав, ес­ли же он при­зна­ет­ся сви­де­те­лем ли­бо во­об­ще не при­об­ре­та­ет ка­ко­го-ли­бо про­цес­су­аль­но­го ста­ту­са, то он фак­ти­че­ски ли­ша­ет­ся вся­ких прав, да­ю­щих воз­мож­ность хоть как-то вли­ять на ход де­ла.

«По­это­му при неже­ла­тель­но­сти при­да­ния за­яви­те­лю адек­ват­но­го про­цес­су­аль­но­го ста­ту­са след­ствен­ные ор­га­ны ста­ра­ют­ся воз­бу­дить дело по та­кой ста­тье и с та­кой фа­бу­лой, что­бы за­яви­тель был как мак­си­мум сви­де­те­лем, а луч­ше – ни­кем», – под­черк­нул со­бе­сед­ник «НГ».

По его мне­нию, ли­цу, со­об­щив­ше­му о пре­ступ­ле­нии, необ­хо­ди­мо при­да­вать ста­тус, близ­кий по пра­вам к ста­ту­су по­тер­пев­ше­го. «Это необ­хо­ди­мо хо­тя бы для то­го, что­бы че­ло­век был уве­рен, что дело по его за­яв­ле­нию не пре­кра­тят зав­тра, а он оста­нет­ся один на один с тем, на ко­го он за­яв­лял, что­бы он по­ни­мал, что он не про­во­ци­ру­ет неуправ­ля­е­мую ла­ви­ну, а может по­сле­до­ва­тель­но до­би­вать­ся спра­вед­ли­во­сти», – по­яс­нил Афиц­кий.

« Что ка­са­ет­ся за­яви­те­лей- ин­сай­де­ров, то здесь про­бле­ма кро­ет­ся в том, что боль­шин­ство из них ста­но­вят­ся ин­фор­ма­то­ра­ми, ко­гда «от­стра­ня­ют­ся от кор­муш­ки». Но они имен­но этим и цен­ны, ибо их ин­фор­ми­ро­ван­ность про­ис­хо­дит от то­го, что они бы­ли у этой кор­муш­ки и зна­ют схе­мы. Для них долж­на быть раз­ра­бо­та­на си­сте­ма им­му­ни­те­тов. Бо­лее то­го, долж­на быть раз­ра­бо­та­на адек­ват­ная си­сте­ма за­щи­ты сви­де­те­лей, га­ран­тий им», – счи­та­ет ад­во­кат.

На­пом­ним, кста­ти, что за­кон о про­ти­во­дей­ствии кор­руп­ции пря­мо тре­бу­ет от го­счи­нов­ни­ков уве­дом­лять свое ру­ко­вод­ство не толь­ко о со­от­вет­ству­ю­щих пред­ло­же­ни­ях в соб­ствен­ный ад­рес, но и во­об­ще обо всех так или ина­че из­вест­ных ему кор­руп­ци­он­ных пра­во­на­ру­ше­ни­ях в рам­ках ве­дом­ства. По­нят­но, что эта нор­ма не ра­бо­та­ет в том чис­ле и по­то­му, что нет ни по­ня­тия «за­яви­тель», ни си­сте­мы его при­кры­тия от по­тен­ци­аль­ных вра­гов. Ну а фра­за из то­го же за­ко­на, что, мол, тот, кто со­об­щил о кор­руп­ции, «на­хо­дит­ся под за­щи­той го­су­дар­ства», ни­ко­го не удо­вле­тво­ря­ет.

Пра­во­за­щит­ник Вла­ди­мир Осеч­кин счи­та­ет, что за­яви­те­лям нуж­но предо­ста­вить пра­во на рас­смот­ре­ние воз­мож­ных уго­лов­ных дел про­тив них в су­де при­сяж­ных: «На при­сяж­ных го­раз­до слож­нее ока­зать дав­ле­ние, неже­ли на од­но­го су­дью». Кста­ти, в до­кла­де пра­во­за­щит­но­го цен­тра «Аго­ра» го­во­рит­ся о том, что за­ча­стую рас­кры­тие чув­стви­тель­ной ин­фор­ма­ции ста­вит под угро­зу без­опас­ность ее ис­точ­ни­ка. При этом не по­мо­га­ет да­же ис­поль­зо­ва­ние «до­пу­сти­мых с точ­ки зре­ния вла­стей» ме­ха­низ­мов – об­ра­ще­ний к ру­ко­вод­ству, за­яв­ле­ний в пра­во­охра­ни­тель­ные ор­га­ны.

«От­сут­ствие эф­фек­тив­ных ме­ха­низ­мов за­щи­ты от дис­кри­ми­на­ции при­во­дит к то­му, что за­яви­те­лей уволь­ня­ют или при­вле­ка­ют к уго­лов­ной от­вет­ствен­но­сти, а неред­ко и то и дру­гое сра­зу », – го­во­рит­ся в до­кла­де.

Толь­ко во­семь слу­ча­ев из 100, при­ве­ден­ных «Аго­рой», обо­шлись без по­след­ствий для за­яви­те­лей о ней. Ча­ще все­го лю­дей уволь­ня­ли с ра­бо­ты (в 39 слу­ча­ев из 100). В зна­чи­тель­ном ко­ли­че­стве слу­ча­ев (18) раз­об­ла­чи­те­ли ста­но­ви­лись фи­гу­ран­та­ми уго­лов­ных дел. Ино­гда (в 5% слу­ча­ев) к ним да­же при­ме­ня­лось на­си­лие или ока­зы­ва­лось иное дав­ле­ние (в 2%). Те­ма, по мне­нию экс­пер­тов, ста­но­вит­ся все бо­лее ак­ту­аль­ной, по­сколь­ку в Рос­сии рас­тет чис­ло раз­об­ла­чи­те­лей «лиц, пуб­лич­но рас­кры­ва­ю­щих ин­фор­ма­цию о раз­лич­ных на­ру­ше­ни­ях».

А вот ад­во­кат Нвер Гас­па­рян по­ла­га­ет, что из­ме­не­ния в УПК не нуж­ны. Для про­цес­су­аль­но­го ре­гу­ли­ро­ва­ния та­ких си­ту­а­ций, по его сло­вам, до­ста­точ­но име­ю­щих­ся по­ня­тий « по­тер­пев­ший» ли­бо «сви­де­тель». «Су­ще­ству­ют нор­мы по го­су­дар­ствен­ной за­щи­те дан­ных лиц. Прак­ти­че­ская ре­а­ли­за­ция раз­об­ла­чи­тель­ных за­яв­ле­ний са­мая раз­ная, все за­ви­сит от ха­рак­те­ра пуб­лич­но­го за­яв­ле­ния. Нема­ло слу­ча­ев, ко­гда пра­во­охра­ни­тель­ные ор­га­ны ре­а­ги­ру­ют на та­кие за­яв­ле­ния эф­фек­тив­но и свое­вре­мен­но, бы­ва­ют и иные при­ме­ры». Па­на­це­ей от воз­мож­ных зло­упо­треб­ле­ний, по его мне­нию, долж­на стать прин­ци­пи­аль­ная де­я­тель­ность про­ку­ро­ров и су­дей на до­су­деб­ной ста­дии.

Фо­то PhotoXPresss.ru

Од­них при­зы­вов бо­роть­ся с кор­руп­ци­ей уже недо­ста­точ­но.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.