Ги­дон Кре­мер и Вла­ди­мир Юров­ский – о 1917-м и 2017-м

Го­сор­кестр име­ни Свет­ла­но­ва с дву­мя про­грам­ма­ми му­зы­ки по­след­не­го сто­ле­тия

Nezavisimaya Gazeta - - КУЛЬТУРА - Ма­ри­на Гай­ко­вич

Го­сор­кестр им. Свет­ла­но­ва в ми­нув­шие дни дал два кон­цер­та со сво­им худру­ком Вла­ди­ми­ром Юров­ским, к ним при­со­еди­нил­ся скри­пач Ги­дон Кре­мер. Оба лю­би­те­ли нетри­ви­аль­ных про­грамм – та­ко­вые ме­ло­ма­нам и пред­ста­ви­ли.

Ре­во­лю­ци­он­ное дей­ство, за­пла­ни­ро­ван­ное ди­ри­же­ром, на­ча­лось до пер­во­го звон­ка: слу­ша­те­ли бра­ли Боль­шой зал кон­сер­ва­то­рии прак­ти­че­ски штур­мом, как в луч­шие вре­ме­на. Обо­зре­ва­те­лю «НГ» при­шлось (с удо­воль­стви­ем!) вспом­нить сту­ден­че­ские го­ды и усесть­ся на сту­пень­ки вто­ро­го ам­фи­те­ат­ра. Для свое­об­раз­но­го от­ме­ча­ния 100-ле­тия ре­во­лю­ции Юров­ский вы­брал со­чи­не­ния, на­пи­сан­ные к пер­вым юби­ле­ям Ок­тяб­ря: Вто­рую сим­фо­нию Шо­ста­ко­ви­ча (1927) и про­ко­фьев­скую кан­та­ту «К 20-ле­тию Ок­тяб­ря». Вто­рая с лег­кой ру­ки (а точ­нее, бла­го­да­ря необык­но­вен­но­му чу­тью Про­ко­фье­ва- дра­ма­тур­га) от­тя­ну­ла вни­ма­ние на се­бя: хо­ры на сло­ва Марк­са, Ле­ни­на и Ста­ли­на на­вер­ня­ка вско­лых­ну­ли эмо­ци­о­наль­ную па­мять стар­ше­го по­ко­ле­ния, у ко­го-то вы­зва­ли но­сталь­гию, а ко­го-то за­ста­ви­ли вздрог­нуть. Млад­ше­му оста­ва­лось на­сла­дить­ся те­ат­ра­ли­зо­ван­ным дей­стви­ем в ор­кест­ре и за­ле – здесь и зву­ко­вая кар­ти­на ре­во­лю­ци­он­но­го вос­ста­ния, и во­ен­ный ду­хо­вой ор­кестр, и раз­бит­ные вы­хо­ды мат­ро­сов-ак­кор­део­ни­стов. Сим­фо­ния Шо­ста­ко­ви­ча, от­кры­вав­шая кон­церт, про­зву­ча­ла в этом кон­тек­сте да­же фор­маль­но, хо­тя ее пер­вая «ха­о­ти­че­ская» часть, где су­мрач­ные го­ло­са воз­ни­ка­ют из ти­ши­ны и «на­пол­за­ют» друг на дру­га, со­зда­вая дис­со­нант­ное, на­пря­жен­ное по­ле (ко­то­рое по­том, ра­зу­ме­ет­ся, раз­ре­ши­лось в тор­же­ствен­ный хор), в аку­сти­ке Боль­шо­го за­ла про­зву­ча­ла очень эф­фект­но.

А вот сред­няя часть про­грам­мы рас­ста­ви­ла несколь­ко иные ак­цен­ты. Ги­дон Кре­мер со­ли­ро­вал в Скри­пич­ном кон­цер­те Ме­чи­сла­ва Вайн­бер­га – со­чи­не­нии, на­пи­сан­ном в ду­хе Шо­ста­ко­ви­ча, ко­то­ро­го Вайн­берг счи­тал дру­гом и да­же на­став­ни- ком, мен­то­ром (это очень чув­ству­ет­ся и в его му­зы­ке). Как сви­де­тель­ству­ют оче­вид­цы пер­вых ис­пол­не­ний это­го Кон­цер­та, Вайн­берг на­пи­сал его для Лео­ни­да Ко­га­на, Кре­мер иг­рал со­всем ина­че. Оче­вид­но, он сгла­дил за­ост­рен­ные дра­ма­ти­че­ские «уг­лы», со­сре­до­то­чив­шись на ли­ри­ке, за­ста­вив слу­ша­те­ля рас­тво­рить­ся в зву­ча­нии скрип­ки – без пре­уве­ли­че­ния, бо­же­ствен­ном. Так же, как и в кон­цер­те со­вре­мен­но­го ком­по­зи­то­ра Вик­то­ра Ки­си­на (этот опус про­зву­чал уже в Кон­церт­ном за­ле им. Чай­ков­ско­го), ко­то­рый, ка­жет­ся, на­ме­рен­но был на­пи­сан имен­но для лег­ко­го смыч­ка Кре­ме­ра, для его по­тря­са­ю­ще­го по­ю­ще­го верх­не­го ре­ги­стра, где скри­пач умуд­ря­ет­ся де­мон­стри­ро­вать и чу­де­са ди­на­ми­ки: по­след­няя, дол­го зву­ча­щая но­та ухо­ди­ла, рас­тво­ря­ясь, с пи­а­но на пи­а­нис­си­мо. На бис Кре­мер ис­пол­нил неболь­шую пье­су ком­по­зи­то­ра Иго­ря Ло­бо­ды «Рек­ви­ем» – без слов бы­ло по­нят­но, что по­свя­ще­на она ско­рее все­го жерт­вам кон­флик­та в Дон­бас­се: ва­ри­а­ции на те­му укра­ин­ской пес­ни «Ре­вет и сто­нет Дне­пр ши­ро­кий» пе­ре­ки­ну­ли тра­ги­че­ский мо­стик из 1917-го в 2017-й… Эту ли­нию про­дол­жи­ло и но­вое со­чи­не­ние Алек­сандра Ву­сти­на, ко­то­рый про­шлый се­зон ра­бо­тал с Го­сор­кест­ром как при­гла­шен­ный ком­по­зи­тор. Три сти­хо­тво­ре­ния Оль­ги Се­да­ко­вой для го­ло­сов и ор­кест­ра, со­глас­но ав­тор­ско­му на­зва­нию, ис­пол­нил один пе­вец – бас Мак­сим Ми­хай­лов. Впро­чем, под го­ло­са­ми, воз­мож­но, име­ют­ся в ви­ду го­ло­са ор­кест­ра, здесь – дей­стви­тель­но, как со­участ­ни­ки, ком­мен­та­то­ры ве­ду­ще­го – со­ли­ста и, глав­ное, са­мо­го тек­ста, где на­ту­ра­ли­стич­ная за­ри­сов­ка «Москва. В мет­ро» сме­ня­лась мо­но­ло­гом безы­мян­но­го му­че­ни­ка («…Их ан­ге­лы, по­хо­же, не раз­бу­дят,/ не то что вот та­ких, ино­языч­ных, ма­лют­ка-смерть сре­ди ор­ды смер­тей/ в во­ен­ной об­ла­сти…») и за­вер­ша­лась еще од­ним рек­ви­е­мом – ко­лы­бель­ной «С неж­но­стью и глу­би­ной».

Вто­рой кон­церт ор­кест­ра за­ду­мы­вал­ся как по­свя­ще­ние укра­ин­ско­му ком­по­зи­то­ру Ва­лен­ти­ну Силь­ве­ст­ро­ву, ко­то­ро­му ис­пол­ни­лось 80 лет. За­ду­мы­ва­лось ис­пол­не­ние его мас­штаб­ной сим­фо­нии для скрип­ки и ор­кест­ра «По­свя­ще­ние» (1991), но ее за­ме­ни­ли на бо­лее ран­нюю Се­ре­на­ду для струн­но­го ор­кест­ра (1978), чья тро­га­тель­ная ме­ло­дия, ко­то­рая вполне мог­ла бы стать лейт­мо­ти­вом ка­ко­го-ни­будь филь­ма (неда­ром по­свя­щен тот опус ком­по­зи­то­ру Ва­ди­му Хра­па­че­ву, ра­бо­тав­ше­му с ки­но­му­зы­кой), по­яв­ля­лась толь­ко в по­след­ней тре­ти пье­сы, до то­го же про­би­ва­ла се­бе путь, слов­но вы­ры­ва­лась из за­пад­ни. А дру­гая Се­ре­на­да Силь­ве­ст­ро­ва – неболь­шая, на па­ру ми­нут пье­са в сред­не­ве­ко­вом сти­ле, бы­ла сыг­ра­на Кре­ме­ром так изыс­кан­но, с та­ким неж­ным от­но­ше­ни­ем к каж­дой но­те, что па­мять о ней не смог­ла «пе­ре­бить» да­же зву­ко­вая глы­ба «Аль­пий­ской сим­фо­нии» Ри­хар­да Штра­у­са, что об­ру­ши­лась на слу­ша­те­ля во вто­ром от­де­ле­нии.

Фо­то предо­став­ле­но пресс-служ­бой Мос­ков­ской фи­лар­мо­нии

Му­зы­кан­ты раз­ных по­ко­ле­ний хо­ро­шо друг дру­га по­ни­ма­ют.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.