Стра­те­гия без огляд­ки

Что мо­жет и что дол­жен озна­чать се­го­дня при­зыв к ослаб­ле­нию на­пря­жен­но­сти в от­но­ше­ни­ях РФ с За­па­дом

Nezavisimaya Gazeta - - ИДЕИ И ЛЮДИ - Алек­сандр Гущин

В по­след­нее время на стра­ни­цах оте­че­ствен­ной прес­сы и в элек­трон­ных СМИ с еще боль­шей си­лой раз­вер­ну­лась дис­кус­сия о том, какой долж­на быть внеш­няя по­ли­ти­ка Рос­сии и как ее уда­чи и неуспе­хи кор­ре­ли­ру­ют с про­бле­ма­ми внут­рен­не­го раз­ви­тия на­шей стра­ны. Ко­неч­но, в рамках неболь­шо­го ма­те­ри­а­ла труд­но пред­ста­вить пол­ное ви­де­ние этой про­бле­мы, об­суж­де­ние ко­то­рой мо­жет и по боль­шо­му сче­ту долж­но быть бес­ко­неч­ным.

По­это­му сто­ит об­ра­тить­ся к ос­нов­ным бо­ле­вым точ­кам и смыс­ло­вым уз­лам. Тем бо­лее что кол­ле­ги да­ют обиль­ную поч­ву для раз­мыш­ле­ний на эту те­му. Осо­бое вни­ма­ние в этой свя­зи при­влек­ла ста­тья на стра­ни­цах «НГ» (см. но­мер от 10.09.18) док­то­ра ис­то­ри­че­ских на­ук, глав­но­го на­уч­но­го со­труд­ни­ка Ин­сти­ту­та во­сто­ко­ве­де­ния РАН Алек­сея Ки­вы, ко­то­рый в материале «Стра­на невы­учен­ных ис­то­ри­че­ских уро­ков» пред­ста­вил свое ви­де­ние на­ших про­блем и пу­тей вхо­да из них.

Не пре­тен­дуя на жанр ре­цен­зии и про­сто вы­де­ляя для се­бя ос­нов­ные мо­мен­ты, с ко­то­ры­ми хо­чет­ся по­ле­ми­зи­ро­вать или же про­сто раз­вить, сра­зу от­ме­тил бы, что в ста­тье дей­стви­тель­но ста­вит­ся очень мно­го важных во­про­сов и дается ряд оце­нок, с ко­то­ры­ми про­сто невоз­мож­но не со­гла­сить­ся. Пре­жде все­го это ка­са­ет­ся оце­нок пост­со­вет­ско­го раз­ви­тия Рос­сии, ко­гда ав­тор кон­ста­ти­ру­ет, что курс на по­стро­е­ние эко­но­ми­ки неф­те­дол­ла­ра фак­ти­че­ски при­вел к се­рьез­но­му от­ста­ва­нию стра­ны, а так­же что со­вре­мен­ные про­бле­мы РФ ро­дом из 90-х. Это и в са­мом де­ле легко до­ка­зы­ва­ет­ся не толь­ко ана­ли­зом пре­ем­ствен­но­сти кур­са во мно­гих ас­пек­тах эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ки, но и тем, что зна­чи­тель­ная часть «эли­ты 90-х» про­дол­жа­ет оста­вать­ся в той или иной сте­пе­ни око­ло вла­сти.

Од­на­ко неко­то­рые оцен­ки вы­зы­ва­ют вопросы и за­слу­жи­ва­ют то­го, что­бы вы­ска­зать свое, пусть и несколь­ко от­лич­ное, мне­ние. Ведь диа­лог се­го­дня очень ва­жен. Осо­бен­но в усло­ви­ях, ко­гда в фе­де­раль­ных сред­ствах мас­со­вой ин­фор­ма­ции воз­мож­ность та­кой дис­кус­сии огра­ни­че­на, а на­ши ли­бе­раль­ные ме­диа любое иное мне­ние, от­лич­ное от нор­ма­тив­но ли­бе­раль­но­го (в рос­сий­ском по­ни­ма­нии это­го тер­ми­на), вос­при­ни­ма­ют по­рой как ар­ха­и­ку.

Дру­гая гло­ба­ли­за­ция

Сей­час в ми­ре ин­тен­сив­но идет про­цесс ви­до­из­ме­не­ния преж­ней и при­выч­но по­ни­ма­е­мой на­ми гло­ба­ли­за­ции, ко­то­рая все бо­лее яв­но сме­ня­ет­ся про­цес­са­ми ре­ги­о­на­ли­за­ции. Преж­ний услов­но ли­бе­раль­ный по­ря­док ис­чер­пы­ва­ет се­бя, все боль­шую роль иг­ра­ют за­щи­та ре­ги­о­наль­ных и на­ци­о­наль­ных рын­ков и про­тек­ци­о­низм. При­чем ско­ро это все ак­тив­нее бу­дут при­ме­нять не толь­ко США, но и ряд дру­гих стран в раз­лич­ных ре­ги­о­нах ми­ра.

Как в этих усло­ви­ях вы­стро­ить свою стра­те­гию Рос­сии и что де­ла­ет­ся для это­го? До­ста­точ­но ли про­сто кон­ста­ти­ро­вать тот факт, что нам на­до боль­ше за­ни­мать­ся сво­и­ми внут­рен­ни­ми де­ла­ми?

Пред­став­ля­ет­ся, что сле­ду­ет не про­сто кон­ста­ти­ро­вать, что нуж­но за­ни­мать­ся внут­рен­ним раз­ви­ти­ем, но и дать от­вет на во­прос, как это де­лать, с упо­ром на сло­во «раз­ви­тие».

В стране под пред­ло­гом на­пол­не­ния Фон­да на­ци­о­наль­но­го бла­го­со­сто­я­ния из эко­но­ми­ки про­дол­жа­ют изы­мать­ся день­ги, клю­че­вая став­ка, вновь не­дав­но по­вы­шен­ная, тор­мо­зит раз­ви­тие эко­но­ми­ки, со­кра­щая кре­дит (это устра­и­ва­ет пре­жде все­го круп­ный бан­ков­ский ка­пи­тал). Эко­но­ми­че­ский рост при этом, есте­ствен­но, крайне низ­кий. Ми­ни­стер­ство эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия по­сто­ян­но кор­рек­ти­ру­ет про­гно­зы в сто­ро­ну ухуд­ше­ния. И это при про­фи­цит­ном бюд­же­те и вы­со­кой цене на нефть.

В реальности мы не пре­одо­ле­ли ти­па эко­но­ми­ки, о ко­то­ром пи­шет Алек­сей Ки­ва при­ме­ни­тель­но к 90-м, – про­дол­жа­ет­ся под­держ­ка спе­ку­ля­тив­ной со­став­ля­ю­щей на­шей эко­но­ми­ки. При­чем борь­ба с ин­фля­ци­ей оста­ет­ся про­сто то­тем­ным жи­вот­ным, идо­лом, ри­ту­аль­ные тан­цы во­круг ко­то­ро­го со­вер­шен­но не учи­ты­ва­ют то­го, что рас­ши­ре­ние, ре­фи­нан­си­ро­ва­ние и сам кре­дит – од­на из ос­нов ро­ста. Па­де­ние кур­са руб­ля вы­зы­ва­ет но­вую вол­ну ин­фля­ции, но за­тем снова день­ги изы­ма­ют­ся, и все идет по кру­гу.

Крым­ский кон­сен­сус ис­чер­пал се­бя

В по­след­нее время в СМИ раз­лич­ной на­прав­лен­но­сти на­ча­ли по­яв­лять­ся пуб­ли­ка­ции ес­ли не о раз­ру­ше­нии крым­ско­го кон­сен­су­са, то по край­ней ме­ре о том, что он уже не ока­зы­ва­ет опре­де­ля­ю­ще­го вли­я­ния. Но это­го и сле­до­ва­ло ожи­дать. Крым­ский кон­сен­сус мно­гие вос­при­ни­ма­ли не как са­мо­сто­я­тель­ный акт в от­ры­ве от стра­те­гии раз­ви­тия, а как ин­ди­ка­тор си­стем­ных из­ме­не­ний. Но ока­за­лось, что он, при­ве­дя к по­сту­ли­ро­ва­нию су­ве­ре­ни­те­та и пер­во­на­чаль­но­му обо­зна­че­нию крас­ных ли­ний на внеш­ней арене, не стал ка­та­ли­за­то­ром ожи­да­е­мых транс­фор­ма­ций эко­но­ми­че­ской, со­ци­аль­ной, ин­фор­ма­ци­он­ной и ан­ти­кор­руп­ци­он­ной по­ли­ти­ки. К со­жа­ле­нию, по­ка клю­че­вые про­бле­мы обес­пе­че­ния эко­но­ми­че­ско­го ро­ста, пре­одо­ле­ния нера­вен­ства, за­шка­ли­ва­ю­щей бю­ро­кра­тии и ненуж­но­го до­ку­мен­то­обо­ро­та, нерав­но­мер­но­го раз­ви­тия ре­ги­о­нов не ре­ша­ют­ся или ре­ша­ют­ся недо­ста­точ­но быст­ро.

Ин­те­рес­но, что од­на из немно­гих сфер, где в по­след­нее время до­би­лись ре­аль­но­го успе­ха, – во­ен­ное стро­и­тель­ство – по­че­му-то вы­зы­ва­ет недо­воль­ство. Вновь мы ви­дим те­зи­сы в ду­хе «масло вме­сто пу­шек», идеи о необ­хо­ди­мо­сти иметь неболь­шую ар­мию и т.п. Ра­зу­ме­ет­ся, мо­биль­ность ар­мии – это здо­ро­во, но про­бле­ма за­клю­ча­ет­ся в том, что от­но­си­тель­но тер­ри­то­рии и гра­ни­цы ар­мия в РФ не та­кая боль­шая, а са­ма стра­на долж­на быть го­то­ва к лю­бо­му ти­пу кон­флик­та. Ре­а­ли­за­ция новой гос­про­грам­мы во­ору­же­ний – стра­те­ги­че­ская за­да­ча, хо­тя сред­ства на нее вы­де­ле­ны да­же мень­ше, с уче­том ин­фля­ции, чем сто­и­мость преды­ду­щей про­грам­мы.

Рас­хо­ды на во­ору­же­ние – это не без­воз­врат­ные ре­сур­сы. Это ра­бо­чие ме­ста, тех­но­ло­гии, ин­стру­мент, в том чис­ле для ди­вер­си­фи­ка­ции в пер­спек­ти­ве обо­рон­но-про­мыш­лен­но­го ком­плек­са. Кро­ме то­го, на­при­мер, что ка­са­ет­ся ВМФ, то Рос­сия, в прин­ци­пе раз­ви­вая фре­гат­но-кор­вет­ную со­став­ля­ю­щую и под­вод­ные си­лы, от­ка­зы­ва­ет­ся от ги­ган­то­ма­нии на мо­ре.

Ва­шинг­тон и Москва: же­ла­тель­но, но необя­за­тель­но

Мож­но ли все эти про­бле­мы ре­шать сей­час и на­пря­мую? За­ви­сит ли успех в ре­ше­нии ак­ту­аль­ных за­дач от рос­сий­ско-аме­ри­кан­ских от­но­ше­ний?

Все на­ши про­бле­мы нуж­но ре­шать, во­все не рас­счи­ты­вая на раз­ряд­ку. На­ла­жи­ва­ние от­но­ше­ний с США яв­ля­ет­ся од­ним из же­ла­тель­ных, но во­все не обязательным и необ­хо­ди­мым усло­ви­ем для то­го, что­бы об­ра­тить­ся к соб­ствен­ным про­бле­мам и на­чать ими за­ни­мать­ся. По­это­му те­зис о том, что нам на­до за­нять­ся внут­рен­ни­ми де­ла­ми, не про­ти­во­ре­чит то­му, что у нас мо­жет быть ак­тив­ная внеш­няя по­ли­ти­ка и да­же кон­фрон­та­ция с США.

Уве­рен, что на­ша ошиб­ка за­ча­стую за­клю­ча­ет­ся в том, что мы под­хо­дим к ка­те­го­рии рос­сий­ско­аме­ри­кан­ских от­но­ше­ний как к си­ту­а­тив­но­му кон­флик­ту, ко­то­рый яко­бы мы на­ча­ли в 2014 го­ду и ко­то­рый мы в си­лах за­кон­чить. Ко­неч­но, в здравом уме ни­кто не мо­жет при­зы­вать к кон­фрон­та­ции с ве­ду­щей дер­жа­вой ми­ра. Но я, чест­но го­во­ря, не мо­гу и не знаю, как от­ве­тить на во­прос или при­зыв: «Да­вай­те не усу­губ­лять рос­сий­ско-аме­ри­кан­ские от­но­ше­ния», что­бы не по­сту­пить­ся не про­сто так­ти­че­ски­ми, но и стра­те­ги­че­ски­ми ин­те­ре­са­ми Рос­сии.

Для че­ло­ве­ка, сколь­ко-ни­будь зна­ко­мо­го с осо­бен­но­стя­ми ис­то­ри­че­ско­го про­цес­са, оче­вид­но, что уступ­ки – не па­на­цея. По­че­му? По­то­му что ис­то­рия по­ка­зы­ва­ет: да­же ес­ли Рос­сия и пой­дет на ка­кие-то уступ­ки (они, бе­з­услов­но, воз­мож­ны и по­рой нужны), нуж­но еще и же­ла­ние дру­гой сто­ро­ны вы­стро­ить бо­лее или ме­нее рав­но­прав­ное парт­нер­ство. А это по­ка не про­смат­ри­ва­ет­ся.

Не­ред­ко при­во­дит­ся в при­мер Ки­тай, ко­то­ро­му уда­лось не на­стро­ить про­тив се­бя США, а СССР и Рос­сия сде­ла­ли это. Од­на­ко дело в том, что и Рос­сия, и СССР вос­при­ни­ма­лись За­па­дом (и не без ос­но­ва­ний) как ба­зо­вая, идео­ло­ги­че­ская, военная угро­за, как стра­на, ко­то­рая в си­лу сво­е­го во­ен­но- про­мыш­лен­но­го и обо­рон­но­го по­тен­ци­а­ла мо­жет на­не­сти мощ­ней­ший ущерб США. Ис­хо­дя из это­го и вы­стра­и­ва­лась по­ли­ти­ка Ва­шинг­то­на, в том чис­ле в от­но­ше­нии сбли­же­ния Ва­шинг­то­на и КНР.

Кста­ти, далеко не факт, что по­доб­ное осо­зна­ние эк­зи­стен­ци­аль­ной угро­зы в от­но­ше­нии КНР не при­хо­дит в Ва­шинг­тон се­го­дня. Дру­гое дело, что Пе­кин ис­поль­зо­вал от­крыв­ши­е­ся воз­мож­но­сти и время, не­смот­ря на все свои со­вре­мен­ные про­бле­мы, до­ста­точ­но эф­фек­тив­но. А мы – как смог­ли, то есть недо­ста­точ­но.

По­ле кон­фрон­та­ции

Сле­ду­ет по­ни­мать, что напряжение в от­но­ше­ни­ях Рос­сии и США на­ча­лось не сей­час, а в се­ре­ди­ны 90-х го­дов. Во вре­ме­на позд­не­го Ель­ци­на оно уже до­стиг­ло се­рьез­но­го гра­ду­са. А по­сле Мюн­хен­ской ре­чи ны­неш­няя си­ту­а­ция бы­ла фак­ти­че­ски пред­опре­де­ле­на. Пост­со­вет­ское про­стран­ство и Укра­и­на осо­бен­но ста­ли по­лем ре­а­ли­за­ции этой кон­фрон­та­ции. Дей­стви­тель­но, Рос­сия здесь про­во­ди­ла по­ли­ти­ку, не все­гда адек­ват­ную сто­я­щим вы­зо­вам, и не су­ме­ла вос­поль­зо­вать­ся сво­и­ми ис­то­ри­че­ски­ми и ци­ви­ли­за­ци­он­ны­ми пре­иму­ще­ства­ми.

Тем не ме­нее да­же при та­ком по­ло­же­нии нам уда­лось создать ре­аль­но функ­ци­о­ни­ру­ю­щий, хо­тя и не без про­блем, ин­те­гра­ци­он­ный блок. А по­след­ние со­бы­тия с под­пи­са­ни­ем кон­вен­ции по Кас­пию на­вер­ня­ка уди­ви­ли тех, кто за­яв­лял, что Рос­сия не мо­жет до­го­во­рить­ся с со­се­дя­ми.

Убеж­ден, что вне за­ви­си­мо­сти от то­го, на ка­кие так­ти­че­ские уступ­ки мы мо­жем пой­ти, но­вая нор­маль­ность – это как раз на­пря­жен­ность в рос­сий­ско-аме­ри­кан­ских от­но­ше­ни­ях, про­яв­ля­ю­ща­я­ся сре­ди про­че­го на пост­со­вет­ском про­стран­стве. Во­прос за­клю­ча­ет­ся в том, спо­соб­ны ли мы жить в этой новой нор­маль­но­сти. Ес­ли ис­хо­дить из со­вре­мен­ной эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ки, то вряд ли. Меч­та мно­гих – оста­вить все как бы­ло, эко­но­ми­ку сы­рье­вой ко­ло­нии, но без гео­по­ли­ти­че­ских ин­те­ре­сов и без вся­ких шан­сов на раз­ви­тие ре­аль­но­го сек­то­ра. По­это­му острое непри­я­тие вы­зы­ва­ет на­ша во­сточ­ная по­ли­ти­ка, ко­то­рая, ска­жем спра­вед­ли­во­сти ра­ди, на­ча­та позд­но и во мно­гом си­ту­а­тив­но – из-за раз­ры­ва с За­па­дом.

В те­ку­щей об­ста­нов­ке кто-то мо­жет по­ду­мать (и это внед­ря­ет­ся в об­ще­ствен­ное со­зна­ние), что мож­но усту­пить в неко­ем так­ти­че­ском во­про­се и по­лу­чить об­щую раз­ряд­ку. Но про­бле­ма в том, что наш парт­нер хо­чет во­все не раз­ряд­ки.

В та­ком кон­тек­сте пред­став­ля­ет­ся, что на­шу при­выч­ку дей­ство­вать ис­клю­чи­тель­но си­ту­а­тив­но, на­шу из­лиш­нюю ори­ен­та­цию на персоны и ожи­да­ние то­го, что с при­хо­дом то­го или ино­го пре­зи­ден­та в США из­ме­нит­ся от­но­ше­ние к нам, нуж­но из­жить. Необ­хо­ди­мо по­нять, что сле­ду­ет уга­ды­вать об­щие трен­ды, век­то­ры раз­ви­тия, встра­и­вать­ся и воз­глав­лять их. И ни в ко­ем слу­чае не ждать, бу­дет тот или иной пре­зи­дент, гос­сек­ре­тарь или со­вет­ник по на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти бо­лее или ме­нее бла­го­скло­нен к Москве.

На­пря­жен­ность в рос­сий­ско-аме­ри­кан­ских от­но­ше­ни­ях – это но­вая нор­маль­ность

***

Ре­зю­ми­рую ска­зан­ное. Стрем­ле­ние на­ла­дить от­но­ше­ния Рос­сии и За­па­да в це­лом мож­но счи­тать по­зи­тив­ным. Очень важ­ным яв­ля­ет­ся в этой свя­зи даль­ней­шее вы­стра­и­ва­ние от­но­ше­ний с За­пад­ной Ев­ро­пой, че­му по­след­ние шпи­он­ские скан­да­лы, к со­жа­ле­нию, объ­ек­тив­но не со­дей­ству­ют. Но осу­ществ­ле­ние это­го стрем­ле­ния нель­зя счи­тать ре­аль­ным в сред­не­сроч­ной пер­спек­ти­ве, осо­бен­но в плане рос­сий­ско-аме­ри­кан­ских от­но­ше­ний. Ес­ли, ко­неч­но, та­кое стрем­ле­ние не бу­дет ос­но­вы­вать­ся на од­но­сто­рон­них уступ­ках. В свою оче­редь, уступ­ки при­ве­дут не к улуч­ше­нию, а к ухуд­ше­нию об­ста­нов­ки. И то­гда но­вая точ­ка би­фур­ка­ции бу­дет прой­де­на имен­но так, ес­ли не ху­же, как в 80-х – на­ча­ле 90-х. Нам же на­до учить­ся жить в но­вых усло­ви­ях. И вре­ме­ни на уче­бу оста­ет­ся все мень­ше.

Алек­сандр Вла­ди­ми­ро­вич Гущин – ведущий на­уч­ный со­труд­ник, до­цент Рос­сий­ско­го го­су­дар­ствен­но­го гу­ма­ни­тар­но­го уни­вер­си­те­та.

Фо­то PhotoXPress.ru

Рос­сия долж­на ре­шать свои про­бле­мы, не рас­счи­ты­вая на раз­ряд­ку в от­но­ше­ни­ях с Со­еди­нен­ны­ми Шта­та­ми.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.