ГЛАВКНИГА ЧТЕ­НИЕ, ИЗМЕНИВШЕЕ ЖИЗНЬ

Nezavisimaya Gazeta - - ОБРАЗОВАНИЕ -

Дмит­рий Бак, фи­ло­лог, по­эт, ди­рек­тор Го­су­дар­ствен­но­го му­зея ис­то­рии рос­сий­ской ли­те­ра­ту­ры име­ни В.И. Да­ля:

На пер­вый взгляд во­прос о кни­гах, ко­то­рые «про­из­ве­ли наи­боль­шее впе­чат­ле­ние», «ока­за­ли наи­боль­шее вли­я­ние», выглядит почти аб­сурд­но. Да мно­го та­ких книг – у ме­ня толь­ко до­ма око­ло (или бо­лее?) 25 ты­сяч. По­про­бую вы­де­лить несколь­ко осо­бых слу­ча­ев. Слу­чай пер­вый. Ма­лень­кий сбор­ник сти­хов Пуш­ки­на из се­рии «Классики и со­вре­мен­ни­ки», от­пе­ча­тан­ный на се­рой га­зет­ной бумаге, ка­жет­ся, в кон­це 1970-х. Мои сверст­ни­ки пом­нят, что в уни­вер­си­те­те за­ня­тия на во­ен­ной ка­фед­ре за­кан­чи­ва­лись выездом в так на­зы­ва­е­мые ла­ге­ря. У ме­ня « это бы­ло под Ров­но »: три ме­ся­ца жиз­ни в па­лат­ке на де­ся­те­рых, вме­сто лич­но­го вре­ме­ни – «са­мо­под­го­тов­ка». Свет­лы­ми лет­ни­ми ве­че­ра­ми я за­бре­дал в по­ле с книж­кой, па­дал в тра­ву и… То­гда я не толь­ко впер­вые услы­шал Пуш­ки­на, но и во­об­ще по­нял, что та­кое рус­ские сти­хи.

Слу­чай второй, то­же из сту­ден­че­ских лет. По­весть поль­ско­го фан­та­ста и фу­ту­ро­ло­га Ста­ни­сла­ва Ле­ма «Мас­ка», опуб­ли­ко­ван­ная в двух но­ме­рах су­пер­по­пу­ляр­но­го то­гда жур­на­ла «Хи­мия и жизнь». По­сле про­чте­ния два эф­фек­та – пря­мой и по­боч­ный. Я на­пи­сал ди­плом­ную ра­бо­ту о Ле­ме, во­об­ще за­де­лал­ся по­ло­ни­стом, ну а на­ча­ло поль­ско­го ори­ги­на­ла по­ве­сти за­пом­нил на па­мять. И сей­час пом­ню: «На по­чент­ку бы­ла чем­ношчь и жимне пло­ме­нье и хук пше­чёнглы…»

Слу­чай тре­тий. Это бу­дет не кни­га, а ста­тья, ни­че­го? Ес­ли это до­пу­сти­мо, ска­жу о ста­тье Сер­гея Аве­рин­це­ва «К уяс­не­нию смыс­ла над­пи­си над кон­хой цен­траль­ной ап­си­ды Со­фии Ки­ев­ской». Это был для ме­ня новый воз­дух, но­вая все­лен­ная, од­но сло­во «от­мыс­лить» чего сто­и­ло!..

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.