Серд­це не гру­ша

От гря­ду­ще­го ха­ма к ве­ли­ко­му жу­ли­ку

Nezavisimaya Gazeta - - NON-FICTION -

пе­ред ав­то­ром «Се­ла Сте­пан­чи­ко­ва» («тай­но­ви­дец ду­ха»), он, осо­бен­но до ре­во­лю­ции, не со­гла­шал­ся с его уни­чи­жи­тель­ной оцен­кой уча­стия оте­че­ствен­ной ин­тел­ли­ген­ции в оп­по­зи­ци­он­ных вла­сти ра­ди­каль­ных дви­же­ни­ях. Впро­чем, пред­став­ле­ния о Фе­до­ре Ми­хай­ло­ви­че у Дмит­рия Сер­ге­е­ви­ча все­гда бы­ли бо­лее чем свое­об­раз­ные. Не зря вдо­ва До­сто­ев­ско­го от­ка­за­лась от пе­ча­та­ния ра­бо­ты Ме­реж­ков­ско­го «Про­рок рус­ской ре­во­лю­ции» в ка­че­стве всту­пи­тель­ной ста­тьи к юби­лей­но­му из­да­нию пол­но­го со­бра­ния со­чи­не­ний, мо­ти­ви­ро­вав это тем, что она «про­ти­во­по­лож­на всем тем иде­ям, ко­то­рые вы­ска­зы­вал по­кой­ный пи­са­тель» .

Ин­те­рес­на так­же ста­тья о па­ро­ди­ях на Ме­реж­ков­ско­го. Один из (на­ря­ду с Брю­со­вым) со­зда­те­лей рус­ско­го сим­во­лиз­ма, он не мог не стать объ­ек­том на­сме­шек как со сто­ро­ны про­тив­ни­ков мо­дер­низ­ма, так и аль­тер­на­тив­ных те­че­ний внут­ри по­след­не­го (ак­ме­изм, фу­ту­ризм). Впро­чем, до­ста­ва­лось Дмит­рию Сер­ге­е­ви­чу и от сво­е­го бра­та-сим­во­ли­ста, как, на­при­мер, Сер­гея Со­ло­вье­ва (пле­мян­ни­ка зна­ме­ни­то­го фи­ло­со­фа): «Ме­реж­ков­ско­му от­ды­ха нет:/ С Зи­на­и­дой тре­пе­щут, как ли­сти­ки./ Зим­ней но­чью, в дому Мар­ко­нет,/ Со­бра­лись хри­сти­ан­ские ми­сти­ки./ «Серд­це поды­мем гор!/ Ад­ское пла­мя, по­тух­ни!»/ Ма­рья сту­ча­ла: пю­ре/ Стря­па­ла в кухне./ Чер­ти поды­ма­ли злее и злее вой,/ Но, же­ны Бло­ка ис­пу­гав­шись, Лю­бы,/ Урож­ден­ной Мен­де­ле­е­вой,/ Уле­те­ли в тру­бы» .

Так­же кри­ти­ки не упус­ка­ли слу­чая вы­сме­ять неудач­ные сло­ва, об­ра­зы и риф­мы. Мар­киз Враль и Ко (один из псев­до­ни­мов Вла­са Дорошевича), на­пом­нив чи­та­те­лям сле­ду­ю­щие стро­ки Ме­реж­ков­ско­го: «О, ди­тя, жи­вое серд­це/ Ты за мя­чик при­ня­ла» , пи­сал: О, ди­тя, жи­вое серд­це Ты за гру­шу при­ня­ла… Эту гру­шу ты ку­са­ешь, Без­за­бот­но ве­се­ла… Ты рез­вясь ку­са­ешь серд­це… Мне ужас­но боль­но… Ах! Сколь­ко бо­ли, сколь­ко перца В сих пле­ни­тель­ных сти­хах. Не ме­нее важ­на ста­тья о вли­я­нии на Ме­реж­ков­ско­го на­сле­дия Бле­за Пас­ка­ля. В ней ана­ли­зи­ру­ет­ся не толь­ко ра­бо­та, по­свя­щен­ная ав­то­ру «Мыс­лей» (во­шед­шая в цикл-три­ло­гию «Ре­фор­ма­то­ры»), но и вос­при­я­тие идей фран­цуз­ско­го фи­ло­со­фа на всем про­тя­же­нии творчества рус­ско­го пи­са­те­ля.

В кни­ге так­же со­дер­жит­ся спи­сок (не пол­ный) па­риж­ской биб­лио­те­ки Ме­реж­ков­ско­го– Гип­пи­ус, а так­же ма­ло­из­вест­ные оте­че­ствен­но­му чи­та­те­лю со­чи­не­ния Дмит­рия Сер­ге­е­ви­ча. В их чис­ло бы­ла вклю­че­на по­весть о Смут­ном вре­ме­ни «Са­мо­зва­нец», в ос­но­ву ко­то­рой лег ки­но­сце­на­рий «Бо­рис Го­ду­нов». Ки­но­сце­на­рий, впро­чем, не ме­нее ин­те­ре­сен. Осо­бен­но с пси­хо­ло­ги­че­ской точ­ки зре­ния: Ме­реж­ков­ский ки­не­ма­то­граф не лю­бил и ина­че как «ве­ли­кий хам и ве­ли­кий жу­лик» не на­зы­вал. Лю­бо­пыт­ная по­лу­ча­ет­ся эво­лю­ция от об­ли­че­ния « гря­ду­ще­го ха­ма » к прак­ти­че­ски од­но­имен­ным фи­лип­пи­кам, но уже в ад­рес мас­со­вой куль­ту­ры и од­но­вре­мен­ном со­труд­ни­че­стве с ней. Так­же в на­сто­я­щем из­да­нии ре­пуб­ли­ко­ван ряд ста­тей 1917–1918 го­дов, не вклю­чен­ных пи­са­те­лем в ав­тор­ские сбор­ни­ки.

Та­кой вот вы­шел сбор­ник. Се­рьез­ный, но и не без юмо­ра в ад­рес сво­е­го ге­роя, как, впро­чем, и сло­ва Ро­за­но­ва о Ме­реж­ков­ском.

«По­че­му на­ри­со­ва­ли ме­ня од­но­го? Ведь здесь есть место и для З.Н. Гип­пи­ус». Шарж MAD (псев­до­ним Ми­ха­и­ла Дри­зо). Ил­лю­стра­ция из кни­ги

Со­вре­мен­ни­ки не упус­ка­ли слу­чая по­шу­тить над Ме­реж­ков­ским.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.