«Из­ве­стин­ская» ру­лет­ка

Ис­то­рия ХХ ве­ка в зер­ка­ле га­зет­ных стра­ниц

Nezavisimaya Gazeta - - ИСТОРИЯ -

го­слой­но устро­е­на, что ты уже и не чи­та­тель во­все. Ты – ис­сле­до­ва­тель, пу­те­ше­ствен­ник во вре­ме­ни и про­стран­стве. Ху­до­же­ствен­ное ре­ше­ние кни­ги – сме­лое, ак­ту­аль­ное и ком­пакт­ное. QR-ко­ды в каж­дой гла­ве от­сы­ла­ют чи­та­те­ля при по­мо­щи га­д­же­тов к ар­хив­ным по­ло­сам «Из­ве­стий» – на муль­ти­ме­дий­ный пор­тал 100.iz.ru.

И на­чи­на­ет­ся квест: ты уже – ар­хи­ва­ри­ус. Пе­ред то­бой – по­жел­тев­шие ска­ны по­лос тех са­мых «Из­ве­стий» от 27 ок­тяб­ря 1917 го­да, где сво­и­ми гла­за­ми ви­дишь ле­ген­дар­ный Де­крет о ми­ре. Вот она, ис­то­рия, жи­вая, ды­шит те­бе в ли­цо… Меж­ду тем в кни­ге чи­та­ем, что, ко­гда мень­ше­вист­ская ре­дак­ция в знак про­те­ста по­ки­ну­ла Смоль­ный, при­шед­шим ей на сме­ну боль­ше­ви­кам до­ста­лись пу­стая ком­на­та да пи­шу­щая ма­шин­ка.

Ин­те­рес­но по­смот­реть, как раз­ви­ва­лись «Из­ве­стия». Спу­стя че­ты­ре го­да по­сле Ок­тяб­ря га­зе­та – ли­дер со­вет­ской прес­сы эпо­хи на­чи­на­ю­ще­го­ся нэпа. «Из­ве­стия» не ви­се­ли на шее у го­су­дар­ства, пер­вы­ми в стране ста­ли раз­ме­щать ре­кла­му и ею за­ра­бо­та­ли се­бе на но­вое зда­ние на пло­ща­ди, ко­то­рую поз­же на­зо­вут Пуш­кин­ской.

За­да­ча пе­ред ав­то­ра­ми кни­ги сто­я­ла непро­стая: из де­сят­ков ты­сяч фактов, фо­то­гра­фий, ар­хив­ных сви­де­тельств нуж­но бы­ло вы­де­лить глав­ное и увя­зать это с со­вре­мен­но­стью. Ведь кни­га не ре­зи­но­вая, а рас­ска­зать хо­чет­ся бук­валь­но обо всем. О том, как главред «Из­ве­стий» на свой страх и риск пи­сал пе­ре­до­ви­цу о со­вет­ско-япон­ских от­но­ше­ни­ях, по­сы­лал ее в пе­чать, а на­ут­ро не знал, вер­нет­ся ли он об­рат­но с со­ве­ща­ния из Крем­ля, по­нра­вит­ся ли ста­тья Ста­ли­ну? Каж­дый раз это бы­ла рус­ская, точ­нее, «из­ве­стин­ская» ру­лет­ка... Но про­фес­си­о­на­лизм, ин­ту­и­ция, ини­ци­а­тив­ность и му­же­ство главре­дов и со­труд­ни­ков га­зе­ты сде­ла­ли свое дело. За «Из­ве­сти­я­ми» за­кре­пи­лась сла­ва пер­во­про­ход­цев. Им мно­гое бы­ло да­но, но мно­гое и спра­ши­ва­лось.

На­при­мер, имен­но «Из­ве­стия» пер­вы­ми при­зва­ли спа­сать экс­пе­ди­цию ита­льян­ца Но­би­ле, и вот уже ле­до­кол «Кра­син» спе­шит в Арк­ти­ку. Чем не ис­то­рия из соцсетей: на­пи­сал пост – по­ехал – спас – сде­лал сел­фи? Толь­ко вме­сто яр­ко­го Instagram – чер­но-бе­лые фо­то­гра­фии из­ве­стин­цев, чьи ра­бо­ты во­шли в зо­ло­той фонд оте­че­ствен­но­го фо­то­ис­кус­ства. А вме­сто лай­ков – меш­ки пи­сем в ре­дак­цию, и ведь ни од­но письмо не оста­ва­лось без от­ве­та. И вот мы уже га­да­ем, по­че­му на фо­то в га­зе­те спа­сен­ный ита­лья­нец-по­ляр­ник Цап­пи та­кой упи­тан­ный ря­дом со сво­и­ми по­хо­жи­ми на ске­ле­ты то­ва­ри­ща­ми. И вспо­ми­на­ем фильм «Крас­ная па­лат­ка» с Кла­уди­ей Кар­ди­на­ле, и нас снова уно­сит по­то­ком со­зна­ния по­чи­ще пру­стов­ско­го. Да какой там Пруст. Он хоть и хо­рош, но чу­жой, а тут – все на­ше.

Вс­по­ми­на­ют­ся во­ен­ные фо­то уже из сво­их, се­мей­ных, аль­бо­мов, «Бес­смерт­ный полк»… И ты снова уты­ка­ешь­ся в кни­гу и по- па­да­ешь в 1941 год на рас­сказ про из­ве­стин­цев-во­ен­ко­ров. Про Дмит­рия Баль­тер­ман­ца, ко­то­рый из-за ошиб­ки ре­дак­то­ра по­пал в штраф­бат, был ра­нен, но потом вер­нул­ся в строй и до­шел до Бер­ли­на. А зна­е­те, с ко­го Си­мо­нов спи­сал сво­е­го Миш­ку-фо­то­ко­ра в «Жи­вых и мерт­вых»? С во­ен­но­го фо­то­гра­фа «Из­ве­стий» Павла Трош­ки­на – вот здесь, в гла­ве про 1941-й, он еще жив и сни­ма­ет буд­ни вой­ны так, как ни­кто до него не сни­мал. А в гла­ве про 1944-й мы узна­ем, что Трош­ки­на уби­ли бан­де­ров­цы…

Кни­га «Из­ве­стия». Ис­то­рия ве­ка» – это, вы­ра­жа­ясь сло­ва­ми Пастер­на­ка, «судь­бы скре­ще­нье», неве­ро­ят­ное, страст­ное пе­ре­пле­те­нье жиз­нен­ных ис­то­рий от­дель­ных лю­дей – из­вест­ных и не очень – и стра­ны в це­лом. И они так про­рос­ли друг в дру­га, что не разо­рвать. Вот чем це­нен этот про­ект. Чи­та­ешь и слов­но ви­дишь: Ма­я­ков­ский раз­ма­ши­сто спе­шит в «Из­ве­стия», где он счастливо про­ра­бо­тал пять лет. Вот дол­го­вя­зый Горь­кий на бал­коне но­вень­ко­го зда­ния «Из­ве­стий» на Страст­ной пло­ща­ди. На этом фо­то Горь­кий толь­ко что при­е­хал в СССР из-за гра­ни­цы. Но все ли зна­ют, ка­кую роль сыг­ра­ла га­зе­та в его воз­вра­ще­нии на ро­ди­ну?

Так что кни­га пол­на от­кры­тий. Это и по­тря­са­ю­щие шар­жи ста­рей­ше­го ка­ри­ка­ту­ри­ста «Из­ве­стий» Бо­ри­са Ефи­мо­ва – из сво­их 108 лет жиз­ни 86 он от­дал «Из­ве­сти­ям». Мно­гие из них пуб­ли­ку­ют­ся впер­вые – как и ред­чай­шие до­ку­мен­ты из ре­дак­ци­он­но­го ар­хи­ва. До сих пор их ни­кто ни­ко­гда не ви­дел. Там – до­клад­ные за­пис­ки, пе­ре­пис­ка Ста­ли­на с главре­да­ми и да­же до­но­сы… А зна­ме­ни­тая ре­пли­ка «Ко­ман­до­вать па­ра­дом бу­ду я» – вы ду­ма­ли, из «Две­на­дца­ти сту­льев»? Ав­то­ры кни­ги по­ла­га­ют, что она по­па­лась на гла­за Иль­фу и Пет­ро­ву в но­ме­ре га­зе­ты «Из­ве­стия» за 30 ап­ре­ля 1927 го­да. В ней ко­ман­ду­ю­щий Мос­ков­ским во­ен­ным окру­гом Ба­зи­ле­вич пред­пи­сы­вал про­ве­сти 1 мая на Крас­ной пло­ща­ди па­рад и со­об­щал: «Ко­ман­до­вать па­ра­дом бу­ду я». А спу­стя пол­го­да в све­же­от­пе­ча­тан­ном ро­мане «па­ра­дом» ко­ман­до­вал уже «ве­ли­кий ком­би­на­тор»…

Од­на­ко ис­то­рия са­ма по се­бе – ве­ли­кий ком­би­на­тор. И в слу­чае с «эн­цик­ло­пе­ди­ей ХХ ве­ка», ко­то­рой вполне мож­но на­звать кни­гу «Из­ве­стия». Ис­то­рия ве­ка», чи­та­тель не раз смо­жет в этом убе­дить­ся.

Ил­лю­стра­ция из кни­ги

Празд­но­ва­ние 1 мая на Крас­ной пло­ща­ди в Москве. 1918 г.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.