За Рос­сию – вне Рос­сии

Ико­но­пи­сец и «про­па­ган­дист» рус­ско­го ис­кус­ства Ев­ге­ний Кли­мов

Nezavisimaya Gazeta - - ПРОЗА -

ну­ли его. Кли­мов неод­но­крат­но ез­дил в Пс­ко­во-Пе­чер­ский мо­на­стырь, быв­ший то­гда не на тер­ри­то­рии СССР, и все боль­ше вы­ра­ба­ты­вал соб­ствен­ный, су­ро­вый, ас­ке­тич­ный стиль. Его аль­бом ли­то­гра­фий «По Пс­ков­ско­му краю» вы­звал вос­торг у та­ких лю­дей, как Иван Ильин, Алек­сандр Бе­нуа, Иван Шме­лев.

В 1942 го­ду бы­ла со­зда­на Пра­во­слав­ная псков­ская мис­сия, де­я­тель­ность ко­то­рой по-сво­е­му по­ка­зал в сво­ем филь­ме «Поп» Вла­ди­мир Хо­ти­нен­ко. В усло­ви­ях немец­кой ок­ку­па­ции и пол­но­го кон­тро­ля на­ци­стов ее участ­ни­ки ста­ра­лись хоть как-то об­лег­чить жизнь со­вет­ских во­ен­но­плен­ных и спо­соб­ство­вать воз­рож­де­нию пра­во­сла­вия. Кли­мов к то­му вре­ме­ни был снят фа­ши­ста­ми с долж­но­сти зам­ди­рек­то­ра Риж­ско­го го­род­ско­го му­зея и хо­тел хоть как-то по­участ­во­вать в рус­ской жиз­ни.

Имен­но то­гда он и за­ду­мал на­пи­сать ико­ну для Пс­ков­ско­го Тро­иц­ко-Сер­ги­ев­ско­го мо­на­сты­ря, ко­то­рая бу­дет по­ме­ще­на в на­дврат­ной ни­ше. Эскиз был им со­здан в Ри­ге. За­тем на­бро­сок был пе­ре­ве­ден в мо­за­ич­ную тех­ни­ку и от­прав­лен в Пс­ков. Де­ло бы­ло уже по­сле вой­ны, и Кли­мов на­хо­дил­ся в Ба­ва­рии. Он очень дол­го ни­че­го не знал о судь­бе сво­е­го де­ти­ща. А мо­за­ич­ная ико­на хра­ни­лась в Тро­иц­ком со­бо­ре и лишь в 2003 го­ду, в дни празд­но­ва­ния 1150-ле­тия пер­во­го упо­ми­на­ния Пс­ко­ва в ле­то­пи­сях, бы­ла тор­же­ствен­но уста­нов­ле­на над вхо­дом в Пс­ков­ский кремль.

За­тем бы­ла Пра­га. Ре­став­ра­ция икон в Ар­хео­ло­ги­че­ском ин­сти­ту­те име­ни Н.П. Конда­ко­ва, где на­ря­ду с рас­чист­кой зна­ме­ни­то­го образа «Спас», про­ис­хо­див­ше­го из со­бра­ния мос­ков­ско­го куп­ца Сер­гея Сол­да­тен­ко­ва, а так­же дру­гих икон Кли­мов все­ми си­ла­ми пре­пят­ство­вал вы­во­зу рус­ских ре­лик­вий в Гер- ма­нию. За­тем бы­ло бег­ство в аме­ри­кан­скую зо­ну ок­ку­па­ции, по­лу­го­лод­ная жизнь в Ба­ва­рии и Ка­на­да.

Здесь с неосла­бе­ва­ю­щей энер­ги­ей он про­дол­жа­ет ра­бо­тать, и на­ря­ду с бес­чис­лен­ны­ми жи­во­пис­ны­ми и гра­фи­че­ски­ми ра­бо­та­ми ма­стер все боль­ше и боль­ше ста­но­вит­ся «про­па­ган­ди­стом» рус­ско­го ис­кус­ства. Он пи­шет ста­тьи и вы­сту­па­ет с бес­чис­лен­ны­ми лек­ци­я­ми, где ярост­но от­ста­и­ва­ет зна­че­ние ху­до­же­ствен­но­го на­сле­дия сво­ей ро­ди­ны. В Ев­ро­пе, США и Ка­на­де про­хо­ди­ли вы­став­ки его ра­бот, вы­шла кни­га «Рус­ские ху­дож­ни­ки». Имен­но Кли­мов подготовил пер­вое из­да­ние «Вос­по­ми­на­ний» Мсти­сла­ва До­бу­жин­ско­го. И до по­след­не­го дня он был в по­сто­ян­ном движении. Да­же в по­след­ний свой день ехал, что­бы чи­тать лек­цию о рус­ском ис­кус­стве в эми­грант­ском об­ще­стве «От­ра­да».

И вот на­ко­нец уви­де­ла свет кни­га Ва­ле­рия Сер­ге­е­ва о нем. К ве­ли­ко­му со­жа­ле­нию, ис­кус­ство­вед Ва­ле­рий Сер­ге­ев, ав­тор за­ме­ча­тель­ной кни­ги об Ан­дрее Руб­ле­ве, в свое вре­мя вы­шед­шей в се­рии «Жизнь за­ме­ча­тель­ных лю­дей», ушел из жиз­ни че­рез несколь­ко недель по­сле окон­ча­ния ра­бо­ты.

Кни­га ско­рее на­по­ми­на­ет се­мей­ный аль­бом, по­то­му что в ней очень мно­го фо­то­гра­фий и вос­про­из­ве­де­ний ри­сун­ков, кар­тин и ли­то­гра­фий Кли­мо­ва. Ма­те­ри­а­лы эти предо­ста­вил сын ху­дож­ни­ка, ис­то­рик рус­ской фи­ло­со­фии Алек­сей Ев­ге­нье­вич Кли­мов, ныне жи­ву­щий в Нью-Йор­ке. В кон­це при­ло­же­ны впер­вые пуб­ли­ку­ю­щи­е­ся за­пи­си из днев­ни­ков, ко­то­рые Ев­ге­ний Ев­ге­нье­вич вел во вре­мя по­езд­ки на Свя­тую зем­лю в 1964 го­ду. В сво­ем сло­ве, как и в изоб­ра­зи­тель­ном ис­кус­стве, ма­стер все­гда был очень то­чен и ис­кре­нен.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.