Нас за­би­ва­ют «пал­ка­ми»

Novaya Gazeta - - ОБЫЧНОЕ ДЕЛО - Ве­ра ЧЕЛИЩЕВА, «Но­вая»

Суд: Остан­кин­ский рай­он­ный суд Моск­вы

Под­су­ди­мый: Лео­нид Же­гу­лев Ста­тья: ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК. («По­ку­ше­ние на пре­ступ­ле­ние, на неза­кон­ный сбыт пси­хо­троп­ных ве­ществ в круп­ном раз­ме­ре»). Ста­дия: су­деб­ное след­ствие за­вер­ше­но

Гро­зит: до 10 лет

На днях наш кол­ле­га, специальный кор­ре­спон­дент из­да­ния «Ме­ду­за» Илья Же­гу­лев в фейс­бу­ке рас­ска­зал ис­то­рию, с ко­то­рой при­шлось столк­нуть­ся его се­мье, — млад­ше­му бра­ту Лео­ни­ду под­бро­си­ли нар­ко­ти­ки, аре­сто­ва­ли, не став слу­шать ни­ка­ких до­во­дов, от­ка­за­ли в экс­пер­ти­зах, и те­перь ему гро­зит 10 лет. Ис­то­рия — од­на из ты­сяч, что каж­дый день весь­ма буд­нич­но раз­ви­ва­ют­ся в каж­дом рос­сий­ском ре­ги­оне. Мы в ре­дак­ции по­лу­ча­ем пись­ма с рас­ска­за­ми о та­ком про­из­во­ле пач­ка­ми — от род­ствен­ни­ков тех, ко­му под­бро­си­ли нар­ко­ти­ки, или уже от са­мих осуж­ден­ных, из зон. Сце­на­рий вез­де, как под ко­пир­ку.

«Ве­че­ром 30 но­яб­ря 2016 го­да Ле­ня под­хо­дил к подъ­ез­ду до­ма на­шей ма­мы, ко­гда его до­гна­ли се­ме­ро. Ле­ню от­ве­ли к ма­шине, за­ста­ви­ли по­ло­жить ру­ки на ка­пот. Ле­ня пом­нит, как у опе­ра­тив­ни­ка сле­ва тряс­лись ру­ки, что да­же брат по­ин­те­ре­со­вал­ся — а что так, тот от­ве­тил, мол, хо­лод­но. Так­же Ле­ня по­ин­те­ре­со­вал­ся, по­че­му его так дол­го дер­жат в на­клон­ном по­ло­же­нии, ко­гда от­то­пы­ри­ва­ют­ся кар­ма­ны. На это ему ни­че­го не от­ве­ти­ли, кро­ме то­го, что на­до по­до­ждать по­ня­тых. Под ру­ки Ле­ню по­ве­ли до­мой, по­про­си­ли открыть дверь, за­тем спро­си­ли, что на­хо­дит­ся в од­ном из кар­ма­нов: «Ме­лочь и клю­чи», — уве­рен­но от­ве­тил Ле­ня. «Ни­че­го се­бе ме­лочь», — ска­зал опе­ра­тив­ник, до­ста­вая из кар­ма­на па­кет с га­ши­шем. «За­чем под­ки­ну­ли? Вы за­чем это де­ла­е­те?» <…> Опе­ра­тив­ни­ки от­ве­ли Ле­ню на кух­ню и ста­ли бро­дить по квар­ти­ре. В ка­кой-то мо­мент его по­зва­ли в ком­на­ту и при нем до­ста­ли из-за ком­пью­те­ра еще па­кет, где бы­ло при­мер­но сто грам­мов га­ши­ша и ве­сы. <…> По­сле это­го бы­ли ме­ся­цы си­де­ния в СИЗО, про­дле­ния аре­ста без ка­ких-ли­бо во­об­ще на это при­чин: за все это вре­мя его до­про­си­ли все­го два ра­за — на оч­ной став­ке с опе­ра­тив­ни­ка­ми и пе­ред су­дом. <…>

Сна­ча­ла ум­ные лю­ди в ка­ме­ре со­ве­то­ва­ли при­знать­ся во всем — да­же в том, че­го не бы­ло. Все рав­но ни­че­го не до­ка­жешь, а так — скид­ка бу­дет. «Но как я мо­гу при­знать­ся в том, че­го не бы­ло? » — спра­ши­вал ме­ня Ле­ня. Но то­гда все же ему хва­ти­ло сме­ло­сти го­во­рить то же, что он рас­ска­зал и мне, — и су­ду, и след­ствию. По­том, ви­ди­мо, те же лю­ди со­ве­то­ва­ли из­бе­жать пуб­лич­но­сти, так как это толь­ко усу­гу­бит де­ло. Пре­крас­ный по­вод для то­го, что­бы ти­хо по­лу­чить срок для «пал­ки» ни за что.

Лене предъ­яв­ле­но об­ви­не­ние в со­вер­ше­нии по­ку­ше­ния на пре­ступ­ле­ние, на неза­кон­ный сбыт пси­хо­троп­ных ве­ществ в круп­ном раз­ме­ре, при этом пре­ступ­ле­ние не бы­ло до­ве­де­но до кон­ца по не за­ви­ся­щим об­сто­я­тель­ствам <…> То есть яко­бы он ди­лер, ко­то­рый не до­нес до по­тре­би­те­лей нар­ко­ти­ки. Но пе­ред су­дом я узнал, что все до­ка­за­тель­ства, ко­то­рые есть, — это «най­ден­ный» у Ле­ни га­шиш. Сви­де­те­ли? Опе­ра­тив­ни­ки. Кли­ен­ты? Воз­мож­ные и по­тен­ци­аль­ные? Нет та­ких. И опе­ра­тив­ни­ки это под­твер­ди­ли на оч­ной став­ке, что ни­ка­кой ин­фор­ма­ции о том, что Ле­ня сбы­вал хоть ко­му-то или пе­ре­да­вал хоть что-то, у них нет. Еще на ста­дии след­ствия мы с ад­во­ка­та­ми <…> пред­ло­жи­ли про­ве­сти экс­пер­ти­зу на пред­мет от­пе­чат­ков паль­цев на па­ке­те, най­ден­ном в квар­ти­ре у ма­мы. Про­ще про­сто­го — от­пе­чат­ки паль­цев Ле­ни — это же до­пол­ни­тель­ное до­ка­за­тель­ство Ле­ни­ной ви­ны! Нам в этом от­ка­за­ли. Ко­неч­но, по­то­му что Ле­ня этот па­кет в жиз­ни в ру­ках не дер­жал. Хо­ро­шо, да­вай­те про­ве­рим на по­ли­гра­фе «ди­ле­ра» Ле­ню и опе­ра­тив­ни­ков. От­ка­за­ли. «Нет ос­но­ва­ний не до­ве­рять по­ка­за­ни­ям сви­де­те­лей». Кста­ти, о по­ка­за­ни­ях. По­ка­за­ния сви­де­те­лей — опе­ра­тив­ни­ков сов­па­да­ют до­слов­но, да­же со зна­ка­ми пре­пи­на­ни­я­ми. На су­де же они рассказали ин­те­рес­ную ин­фор­ма­цию о «по­ня­тых». Ока­зы­ва­ет­ся, они вме­сте ра­бо­та­ют уже дав­но, и по­ня­тые уже бы­ли по­ня­ты­ми при дру­гих след­ствен­ных дей­стви­ях».

Схе­ма — клас­си­че­ская, де­та­ли — стан­дарт­ны. По­ли­цей­ские «вдруг» по­лу­ча­ют «опе­ра­тив­ную ин­фор­ма­цию» о яко­бы го­то­вя­щем­ся пре­ступ­ле­нии, штат­ные по­ня­тые, ко­то­рые, как вы­яс­ня­ет­ся вско­ре, про­сто неофи­ци­аль­но под­ра­ба­ты­ва­ют в по­ли­ции, сви­де­те­ли — ис­клю­чи­тель­но со­труд­ни­ки по­ли­ции, ре­же — гу­ля­ю­щие на сво­бо­де ре­аль­ные нар­ко­ма­ны, ко­то­рые го­да­ми ви­сят у опе­ров на крюч­ке, от­каз про­во­дить эле­мен­тар­ные экс­пер­ти­зы, спо­соб­ные опро­верг­нуть вер­сию след­ствия, шаб­лон­ные ви­ти­е­ва­тые фра­зы об­ви­не­ния, за ко­то­ры­ми ни­че­го не сто­ит, — «на­ме­ре­вал­ся», «по­ку­шал­ся», «но не до­вел пре­ступ­ле­ние до кон­ца по не за­ви­ся­щим от него при­чи­нам».

«Чу­до­вищ­но — ко­гда ра­ди «па­лок», ра­ди от­чет­но­сти сле­до­ва­те­ли са­жа­ют на сро­ки, срав­ни­мые по сро­кам с убий­ством, неви­нов­ных лю­дей, не со­би­рая до­ка­за­тельств и под­ки­ды­вая нар­ко­ти­ки лю­дям <…> И по­ка на сво­бо­де те, кто дей­стви­тель­но рас­про­стра­ня­ет школь­ни­кам нар­ко­ту, име­ет на этом хо­ро­ший биз­нес, са­жа­ют мо­е­го бра­та по на­вод­кам на­сто­я­щих ди­ле­ров, пол­но­стью ло­мая ему жизнь и жизнь всей на­шей се­мьи. Ес­ли Ле­ню по­са­дят на 10 лет, а имен­но это и обе­ща­ют по этой ста­тье, — это про­сто убий­ство. Убий­ство мо­е­го бра­та, здо­ро­во­го, ум­но­го, аб­со­лют­но несве­ду­ще­го в тю­рем­ных де­лах 30-лет­не­го че­ло­ве­ка», — поды­то­жи­ва­ет Илья Же­гу­лев. Его брат сей­час в сто­лич­ном СИЗО № 4. Де­ло ве­ли со­труд­ни­ки ОМВД по Алек­се­ев­ско­му рай­о­ну, где ожи­да­е­мо от­ка­за­ли «Новой» что-ли­бо ком­мен­ти­ро­вать. 11 сен­тяб­ря су­дья Со­ко­ло­ва, как ожи­да­ет­ся, вы­не­сет Лео­ни­ду при­го­вор. Как рас­ска­зал «Новой» ад­во­кат Олег Бе­лов, суд за­нял око­ло двух месяцев и шел с яв­ным об­ви­ни­тель­ным укло­ном. «Ес­ли озна­ко­мить­ся с де­лом, то сра­зу вид­на эта чрез­вы­чай­ная шаб­лон­ность по та­ко­го рода де­лам, ко­гда до­ка­за­тельств нет, сви­де­те­лей нет, а есть толь­ко од­но — под­бро­шен­ный нар­ко­тик», — от­ме­ча­ет Бе­лов.

P.S. Род­ные Же­гу­ле­ва пи­шут от­кры­тое пись­мо Упол­но­мо­чен­но­му по пра­вам че­ло­ве­ка в России Та­тьяне Москаль­ко­вой и Ге­не­раль­но­му про­ку­ро­ру Юрию Чай­ке.

Лео­нид Же­гу­лев

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.