Ота­бек МУРАТОВ, 33 года, Уз­бе­ки­стан

Спе­ци­аль­ность: про­мыш­лен­ный аль­пи­нист

Novaya Gazeta - - МOСКВИЧИ -

Я с 12 лет на­чал за­ни­мать­ся ска­ло­ла­за­ни­ем. Это са­мые, по­жа­луй, ве­се­лые вос­по­ми­на­ния. В шко­лу я осо­бо не лю­бил хо­дить, лю­бил ез­дить на сбо­ры и ла­зать по ска­лам. При­но­сил в шко­лу не справ­ку о бо­лез­ни, а пись­мо с прось­бой осво­бо­дить от за­ня­тий. Имен­но в про­мыш­лен­ный аль­пи­низм я при­шел в пят­на­дцать, ко­гда мы с ре­бя­та­ми хо­ди­ли на тре­ни­ров­ки. Ре­бя­та ра­бо­та­ли ле­том, и го­во­рят: «Пой­дешь по­мо­гать?» Ая и со­гла­сил­ся.

Учил­ся я в тех­ни­ку­ме по спе­ци­аль­но­сти инженер-гео­де­зист. Но я знал, что гео­де­зи­стом не бу­ду.

В Моск­ву я при­е­хал в 19, это при­мер­но 2003 год. Про­ра­бо­тал тут 2 года, по­том до­мой уехал, бы­ли не­боль­шие про­бле­мы. Через 3 года, в 2007 го­ду, вер­нул­ся и прак­ти­че­ски без­вы­лаз­но здесь, до­мой ез­дил, ко­неч­но, но бук­валь­но ту­да и об­рат­но.

Пер­вые года три-че­ты­ре, ко­гда я толь­ко при­е­хал, от­но­ше­ние моск­ви­чей бы­ло очень пло­хое. По­том со вре­ме­нем при­вык: со­зна­ние ме­ня­ет­ся, и уже не об­ра­ща­ешь ни на что вни­ма­ние. Ви­дишь, что лю­ди боль­ше смот­рят на то, ка­кой ты сам есть. Ес­ли и бы­ва­ют ка­кие-то вы­ход­ки, я оце­ни­ваю это ско­рее как неда­ле­кость че­ло­ве­ка: неко­то­рым чув­ства гне­ва, за­ви­сти про­ще пе­ре­ве­сти на то, где те­бя про­ще за­деть.

Груст­ный мо­мент был, ко­гда нам долж­ны бы­ли де­нег за ра­бо­ты, но ра­бо­то­да­тель силь­но за­дер­жи­вал. Мы ко­па­ли ме­лочь под кро­ва­тью, рубль найти бы­ло сча­стьем. Это был 2004 год. На горсть ме­ло­чи мы по­ку­па­ли ба­тон хле­ба на всех. По­том я на­учил­ся от­кла­ды­вать.

С же­ной мы по­зна­ко­ми­лись в тех­ни­ку­ме, она учи­лась в мо­ей груп­пе, млад­ше кур­сом. На­ча­ли плот­но об­щать­ся, она со мной в го­ры ез­ди­ла, по­том в Моск­ву вме­сте пе­ре­еха­ли. Мы то­гда толь­ко встре­ча­лись, но я знал, что она бу­дет мо­ей же­ной, по ха­рак­те­ру чув­ство­вал. У нас один ре­бе­нок, Ти­мур, ему 3,5 го­ди­ка. Же­на моя то­же «ви­се­ла», очень про­си­лась со мной ра­бо­тать. Я от­го­ва­ри­вал, но по­том все же на­чал обу­чать. Она быст­ро на­учи­лась, но ей труд­но вы­ве­ши­вать ве­рев­ки, но­сить тя­же­сти. Это де­лаю я. А она мо­ет ок­на очень быст­ро, и ей очень нра­вит­ся.

Раз­ни­ца меж­ду зар­пла­той про­маль­пи­ни­ста здесь и в Уз­бе­ки­стане — де­сят­ки раз. Там, что­бы за­ра­бо­тать тысячу дол­ла­ров, нуж­но из ко­жи вон вы­лез­ти, а тут лег­че.

Се­мья и сво­бо­да де­ла­ют ме­ня са­мым счаст­ли­вым че­ло­ве­ком. Мне нра­вит­ся, что я мо­гу про­сто за­пла­ни­ро­вать и взять вы­ход­ной, а не ра­бо­тать с по­не­дель­ни­ка по пят­ни­цу.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.