Не­из­вест­ный Рейкья­вик:

Об ис­то­ри­че­ской встре­че в Рейкья­ви­ке 11-12 ок­тяб­ря 1986 го­да

Novaya Gazeta - - НАСТОЯЩЕЕ ПРОШЛОЕ -

Мы ви­де­ли, что ми­ли­та­рист­ская пар­тия в США (я го­во­рю не о рес­пуб­ли­кан­ской и де­мо­кра­ти­че­ской пар­ти­ях, а о тех, кто на­мерт­во свя­зал се­бя с во­ен­ным биз­не­сом) ис­пы­ты­ва­ет ал­лер­гию да­же к ма­лей­ше­му смяг­че­нию от­но­ше­ний меж­ду на­ши­ми стра­на­ми. Эта пар­тия де­ла­ла все воз­мож­ное и невоз­мож­ное, что­бы по­быст­рее за­быть Же­не­ву, вы­вет­рить дух Же­не­вы, убрать с до­ро­ги ка­кие бы то ни бы­ло огра­ни­чи­те­ли и бес­пре­пят­ствен­но про­дол­жать гон­ку во­ору­же­ний.

Вме­сте с тем мы хо­ро­шо по­ни­ма­ли, что ми­ли­та­рист­ской пар­ти­ей да­ле­ко не ис­чер­пы­вал­ся весь по­ли­ти­че­ский спектр в США. Аме­ри­кан­ские по­ли­ти­че­ские де­я­те­ли, при­дер­жи­вав­ши­е­ся ре­а­ли­сти­че­ских по­зи­ций, трез­во оце­ни­вав­шие ми­ро­вую об­ста­нов­ку, вы­сту­па­ли за про­дол­же­ние пе­ре­го­во­ров с СССР, за по­ис­ки пу­тей нор­ма­ли­за­ции со­вет­ско­аме­ри­кан­ских от­но­ше­ний. Но так или ина­че верх бра­ли, как это уже не раз слу­ча­лось, ин­те­ре­сы ми­ли­та­рист­ской груп­пи­ров­ки.

Воз­мож­ность пол­но­мас­штаб­ной, ре­зуль­та­тив­ной со­вет­ско-аме­ри­кан­ской встре­чи в вер­хах та­я­ла. Про­ве­де­ние но­вой встре­чи лишь с це­лью об­ме­нять­ся ру­ко­по­жа­ти­я­ми, про­дол­жить зна­ком­ство бы­ло бы де­лом несе­рьез­ным, бо­лее то­го, бес­смыс­лен­ным. И все же мы не мог­ли при­нять аме­ри­кан­ское «нет» в от­вет на на­ши на­стой­чи­вые уси­лия сбли­зить по­зи­ции, вы­ра­бо­тать ра­зум­ный ком­про­мисс. Мы со­зна­ва­ли, что ну­жен круп­ный про­рыв, что вре­мя ра­бо­та­ет про­тив ин­те­ре­сов че­ло­ве­че­ства. То­гда и воз­ник­ла идея про­ве­де­ния про­ме­жу­точ­ной со­вет­ско­аме­ри­кан­ской встре­чи, с тем что­бы дать по-на­сто­я­ще­му мощ­ный им­пульс все­му де­лу ядер­но­го разору­же­ния, пе­ре­ло­мить опас­ные тен­ден­ции, по­вер­нуть ход со­бы­тий в нуж­ном на­прав­ле­нии. Пре­зи­дент США при­нял на­шу ини­ци­а­ти­ву. Это об­на­де­жи­ва­ло. Так был от­крыт путь к встре­че в Рейкья­ви­ке, со­сто­яв­шей­ся 11—12 ок­тяб­ря 1986 го­да.

Уже в хо­де пер­вой бе­се­ды я ска­зал пре­зи­ден­ту Рей­га­ну, что по­сле Же­не­вы уда­лось при­ве­сти в дви­же­ние слож­ный и об­шир­ный ме­ха­низм со­вет­ско-аме­ри­кан­ско­го диа­ло­га. Но этот ме­ха­низм уже не раз да­вал сбои: по глав­ным во­про­сам, ко­то­рые бес­по­ко­и­ли обе сто­ро­ны, дви­же­ния не бы­ло.

Я го­во­рил аме­ри­кан­ско­му пре­зи­ден­ту, что же­нев­ские пе­ре­го­во­ры за­ды­ха­ют­ся в наф­та­лин­ном хла­ме. Мы тща­тель­но го­то­ви­лись к Рейкья­ви­ку, про­ве­ли боль­шую под­го­то­ви­тель­ную ра­бо­ту. Ори­ен­та­ция бы­ла взя­та чет­кая и твер­дая — до­го­во­рить­ся, в ко­неч­ном сче­те, о пол­ной лик­ви­да­ции ядер­но­го ору­жия и обес­пе­чить на всех эта­пах дви­же­ния к этой це­ли ра­вен­ство и рав­ную без­опас­ность США и Со­вет­ско­го Со­ю­за. Иной под­ход был бы непо­ня­тен, нере­а­лен и недо­пу­стим. Встре­ча в Рейкья­ви­ке, по на­ше­му убеж­де­нию, долж­на бы­ла со­здать пред­по­сыл­ки для то­го, что­бы на сле­ду­ю­щей на­шей встре­че мы мог­ли под­пи­сать со­гла­ше­ния по кар­ди­наль­но важ­ным про­бле­мам огра­ни­че­ния во­ору­же­ний.

ВРейкья­вик мы при­вез­ли про­ект круп­ных мер, ко­то­рые, будь они при­ня­ты, по­ло­жи­ли бы на­ча­ло рож­де­нию но­вой эпо­хи в жиз­ни че­ло­ве­че­ства — эпо­хе без ядер­но­го ору­жия. Речь шла уже не об огра­ни­че­нии ядер­ных во­ору­же­ний, как это бы­ло в до­го­во­рах ОСВ-1, ОСВ-2, а о лик­ви­да­ции их в срав­ни­тель­но ко­рот­кие сро­ки. Пер­вое пред­ло­же­ние ка­са­лось стра­те­ги­че­ско­го на­сту­па­тель­но­го ору­жия. Я за­явил о го­тов­но­сти со­кра­тить его на 50% в те­че­ние пер­вых пя­ти лет.

В от­вет услы­шал то, что на про­тя­же­нии ме­ся­цев кру­ти­ли и мя­ли де­ле­га­ции на же­нев­ских пе­ре­го­во­рах и что за­ве­ло их в пол­ный ту­пик, — уров­ни, под­уров­ни, го­ло­во­лом­ные под­сче­ты. При­шлось ост­ро по­ле­ми­зи­ро­вать, но ско­ро я уви­дел, что раз­го­вор на­чи­на­ет бук­со­вать. Что­бы

«Пе­ре­го­во­ры за­ды­ха­лись в наф­та­ли­но­вом хла­ме»

вы­рвать­ся из этой вяз­кой тря­си­ны, я пред­ло­жил про­стое и яс­ное ре­ше­ние. Есть три­а­да стра­те­ги­че­ских во­ору­же­ний: бал­ли­сти­че­ские су­хо­пут­ные ра­ке­ты, ра­ке­ты мор­ско­го ба­зи­ро­ва­ния и са­мо­ле­ты. Они есть и у СССР, и у США, хо­тя струк­ту­ра СНВ у каж­дой из сто­рон име­ет свои ис­то­ри­че­ски сло­жив­ши­е­ся осо­бен­но­сти. Да­вай­те все эти три эле­мен­та, ти­па во­ору­же­ний, каж­дую часть три­а­ды со­кра­тим на­по­ло­ви­ну. Спра­вед­ли­во и на рав­ных.

Что­бы об­лег­чить до­го­во­рен­ность, мы по­шли на боль­шую уступ­ку, сняв свое преж­нее тре­бо­ва­ние о вклю­че­нии в стра­те­ги­че­ское урав­не­ние аме­ри­кан­ских ра­кет сред­ней даль­но­сти, до­сти­га­ю­щих на­шей тер­ри­то­рии, и аме­ри­кан­ских средств пе­ре­до­во­го ба­зи­ро­ва­ния. Го­то­вы бы­ли учесть и оза­бо­чен­ность США по по­во­ду на­ших тя­же­лых ра­кет.

Пре­зи­дент Рей­ган со­гла­сил­ся с та­ким под­хо­дом. Бо­лее то­го, он вы­дви­нул идею пол­ной лик­ви­да­ции стра­те­ги­че­ских на­сту­па­тель­ных во­ору­же­ний в по­сле­ду­ю­щие пять лет, что я, есте­ствен­но, ре­ши­тель­но под­дер­жал.

Вто­рое на­ше пред­ло­же­ние ка­са­лось ра­кет сред­ней даль­но­сти. Я пред­ло­жил пре­зи­ден­ту пол­но­стью лик­ви­ди­ро­вать со­вет­ские и аме­ри­кан­ские ра­ке­ты это­го клас­са в Ев­ро­пе. При этом здесь мы шли на боль­шие уступ­ки. Мы оста­ви­ли в сто­роне на­прав­лен­ные про­тив нас ан­глий­ские и фран­цуз­ские ядер­ные си­лы. Со­гла­си­лись за­мо­ро­зить ра­ке­ты с даль­но­стью ме­нее ты­ся­чи ки­ло­мет­ров и тот­час же всту­пить в пе­ре­го­во­ры об их даль­ней­шей судь­бе. На­ко­нец, со­гла­си­лись на аме­ри­кан­ское пред­ло­же­ние рез­ко огра­ни­чить ко­ли­че­ство ра­кет сред­ней даль­но­сти, раз­ме­щен­ных в ази­ат­ской ча­сти СССР, оста­вив сто бо­е­го­ло­вок на этих ра­ке­тах к во­сто­ку от Ура­ла у нас и сто бо­е­го­ло­вок на аме­ри­кан­ских ра­ке­тах сред­ней даль­но­сти на тер­ри­то­рии США.

В ито­ге по­яви­лась воз­мож­ность дать по­ру­че­ние ми­ни­страм ино­стран­ных дел при­сту­пить к вы­ра­бот­ке про­ек­та со­гла­ше­ния по сред­ним ра­ке­там.

Тре­тий во­прос, ко­то­рый я по­ста­вил пе­ред пре­зи­ден­том в пер­вой же бе­се­де и ко­то­рый ор­га­ни­че­ски вхо­дил в сум­му на­ших пред­ло­же­ний, — об укреп­ле­нии ре­жи­ма До­го­во­ра по про­ти­во­ра­кет­ной обо­роне и о за­пре­ще­нии ядер­ных ис­пы­та­ний.

Яу­беж­дал Рей­га­на: раз мы идем на со­кра­ще­ние ядер­но­го ору­жия, мы долж­ны быть уве­ре­ны в том, что ни­кто из нас не сде­ла­ет та­ко­го, что по­ста­ви­ло бы под угро­зу без­опас­ность дру­гой сто­ро­ны. От­сю­да клю­че­вое зна­че­ние укреп­ле­ния ре­жи­ма До­го­во­ра по ПРО. При этом мы учи­ты­ва­ли при­вер­жен­ность пре­зи­ден­та идее СОИ*. Пред­ла­га­ли ре­шить во­прос о неис­поль­зо­ва­нии в те­че­ние де­ся­ти лет пра­ва вы­хо­да из До­го­во­ра по ПРО, сде­лав за­пись о том, что ла­бо­ра­тор­ные ис­сле­до­ва­ния в об­ла­сти СОИ не бу­дут за­пре­щать­ся. Де­сять же лет неис­поль­зо­ва­ния пра­ва вы­хо­да из До­го­во­ра бы­ли аб­со­лют­но необ­хо­ди­мы для со­зда­ния уве­рен­но­сти в том, что, ре­шая про­бле­му со­кра­ще­ния во­ору­же­ний, мы со­хра­ним обо­юд­ную без­опас­ность, не до­пу­стим по­пы­ток по­лу­че­ния од­но­сто­рон­них пре­иму­ществ пу­тем раз­вер­ты­ва­ния кос­ми­че­ских си­стем.

По­ли­ти­че­ски, прак­ти­че­ски и тех­ни­че­ски ни­ка­ко­го ущер­ба та­кие огра­ни­че­ния ни для ко­го не та­и­ли. Хо­чу так­же на­пом­нить, что в Рейкья­ви­ке мы пред­ло­жи­ли пре­зи­ден­ту Рей­га­ну усло­вить­ся о том, что­бы на­ши пред­ста­ви­те­ли сра­зу же по за­вер­ше­нии встре­чи в ис­ланд­ской сто­ли­це всту­пи­ли в пе­ре­го­во­ры по за­пре­ще­нию ядер­ных взры­вов.

При­чем к этой про­бле­ме мы так­же по­до­шли гиб­ко, за­яви­ли, что рас­смат­ри­ва­ем вы­ход на пол­но­мас­штаб­ный до­го­вор о пол­ном и окон­ча­тель­ном за­пре­ще­нии ядер­ных взры­вов как про­цесс, в хо­де ко­то­ро­го мож­но бы­ло бы дей­ство­вать по­этап­но. Ска­жем, в пер­во­оче­ред­ном по­ряд­ке ре­шить во­прос о «по­ро­ге» мощ­но­сти

* Стра­те­ги­че­ская обо­рон­ная ини­ци­а­ти­ва (СОИ — Strategic Defense Initiative), объ­яв­лен­ная пре­зи­ден­том США Ро­наль­дом Рей­га­ном 23 мар­та 1983 го­да, — дол­го­сроч­ная про­грам­ма на­уч­но-ис­сле­до­ва­тель­ских и опыт­но-кон­струк­тор­ских ра­бот. Ос­нов­ной це­лью СОИ бы­ло со­зда­ние на­уч­но­тех­ни­че­ско­го за­де­ла для раз­ра­бот­ки ши­ро­ко­мас­штаб­ной си­сте­мы про­ти­во­ра­кет­ной обо­ро­ны (ПРО) с эле­мен­та­ми кос­ми­че­ско­го ба­зи­ро­ва­ния. ядер­ных взры­вов, о ко­ли­че­стве та­ких взры­вов в год, о судь­бе до­го­во­ров 1974, 1976 го­дов.

И мы бы­ли близ­ки к на­хож­де­нию фор­му­ли­ро­вок и по это­му во­про­су.

Итак, в Рейкья­ви­ке на­ча­ла вы­ри­со­вы­вать­ся воз­мож­ность раз­ра­бо­тать ди­рек­ти­вы для ми­ни­стров ино­стран­ных дел, с тем что­бы под­го­то­вить три про­ек­та со­гла­ше­ний, а за­тем их под­пи­сать во вре­мя оче­ред­ной со­вет­ско-аме­ри­кан­ской встре­чи на выс­шем уровне. Но та­кая яс­ная, вполне ося­за­е­мая пер­спек­ти­ва про­ры­ва к дей­стви­тель­но ис­то­ри­че­ско­му ком­про­мис­су меж­ду СССР и США не осу­ще­стви­лась. А ведь до нее бы­ло бук­валь­но ру­кой по­дать.

Кам­нем пре­ткно­ве­ния ста­ла аме­ри­кан­ская по­зи­ция в от­но­ше­нии До­го­во­ра по ПРО. Уже по­сле Рейкья­ви­ка я сно­ва и сно­ва за­да­вал­ся во­про­сом, по­че­му Со­еди­нен­ные Шта­ты укло­ни­лись от до­го­во­рен­но­сти от­но­си­тель­но укреп­ле­ния ре­жи­ма это­го бес­сроч­но­го до­го­во­ра. И каж­дый раз при­хо­дил к од­но­му и то­му же вы­во­ду: Со­еди­нен­ные Шта­ты не бы­ли го­то­вы рас­стать­ся с на­деж­дой про­рвать­ся к во­ен­но­му пре­вос­ход­ству, на сей раз они хо­те­ли обой­ти Со­вет­ский Со­юз, фор­си­руя ра­бо­ты по СОИ.

Да­же ес­ли Со­еди­нен­ным Шта­там и уда­лось бы осу­ще­ствить свои на­ме­ре­ния в от­но­ше­нии СОИ, со­вет­ский от­вет по­сле­до­вал бы. От­вет эф­фек­тив­ный, на­деж­ный и эко­ном­ный.

Но СОИ озна­ча­ла пе­ре­нос ору­жия в но­вую сре­ду, что рез­ко де­ста­би­ли­зи­ро­ва­ло стра­те­ги­че­скую си­ту­а­цию, а с дру­гой сто­ро­ны, са­ма при­вер­жен­ность СОИ го­во­ри­ла о по­ли­ти­че­ских на­ме­ре­ни­ях, о по­ли­ти­че­ской уста­нов­ке — не мы­тьем, так ка­та­ньем по­ста­вить Со­вет­ский Со­юз в нерав­но­прав­ное по­ло­же­ние. Вот эти­то по­ли­ти­че­ские на­ме­ре­ния, вот эти-то ил­лю­зор­ные рас­че­ты — че­рез «стра­те­ги­че­скую обо­рон­ную ини­ци­а­ти­ву» вый­ти на до­ми­ни­ру­ю­щие по­зи­ции в от­но­ше­нии СССР — и не поз­во­ли­ли увен­чать Рейкья­вик ре­ше­ни­я­ми ис­то­ри­че­ской зна­чи­мо­сти.

Мы мно­го го­во­ри­ли с Рей­га­ном и об этом, го­во­ри­ли ост­ро. Я со­вер­шен­но ис­кренне ска­зал пре­зи­ден­ту, что в ито­ге на­шей встре­чи од­но­го по­бе­ди­те­ля быть не мо­жет — ли­бо по­бе­дим мы оба, ли­бо оба про­иг­ра­ем. И все же Рейкья­вик стал по­во­рот­ным пунк­том ми­ро­вой ис­то­рии. Он зри­мо по­ка­зал воз­мож­ность улуч­ше­ния ми­ро­вой об­ста­нов­ки. Соз­да­лась ка­че­ствен­но иная си­ту­а­ция, чем пре­жде. Ни­кто уже не мог дей­ство­вать так, как дей­ство­вал до это­го. Нас Рейкья­вик убе­дил в пра­виль­но­сти из­бран­но­го кур­са, в необ­хо­ди­мо­сти и кон­струк­тив­но­сти но­во­го по­ли­ти­че­ско­го мыш­ле­ния.

Встре­ча, мож­но ска­зать, под­ня­ла на но­вый уро­вень со­вет­ско-аме­ри­кан­ский диа­лог, рав­но как и в це­лом диа­лог Во­сток—За­пад. Он был вы­ве­ден из че­хар­ды тех­ни­че­ских вы­кла­док и по­ли­ти­че­ской ариф­ме­ти­ки на но­вые па­ра­мет­ры. С вы­со­ты Рейкья­ви­ка ста­ли вид­ны пер­спек­ти­вы ре­ше­ния та­ких про­блем, как без­опас­ность, ядер­ное разору­же­ние, недо­пу­ще­ние но­вых на­прав­ле­ний гон­ки во­ору­же­ний.

Рейкья­вик обо­зна­чил марш­рут дви­же­ния к воз­вра­ще­нию че­ло­ве­че­ско­му ро­ду бес­смер­тия, ко­то­рое оно утра­ти­ло с то­го са­мо­го мо­мен­та, ко­гда ядер­ное ору­жие ис­пе­пе­ли­ло Хи­ро­си­му и На­га­са­ки.

Я счи­таю, что встре­ча в Ислан­дии бы­ла ру­беж­ным со­бы­ти­ем. Это бы­ло за­вер­ше­ние од­но­го эта­па борь­бы за разору­же­ние и на­ча­ло дру­го­го эта­па. Фраг­мент из кни­ги: Оста­юсь оп­ти­ми­стом/ Ми­ха­ил Горбачев — Москва: Из­да­тель­ство АСТ, 2017. — 416 с. — (Боль­шая био­гра­фия). www.ast.ru

Кни­га вы­хо­дит в ре­дак­ции «Вре­ме­на» Из­да­тель­ской груп­пы АСТ в кон­це сен­тяб­ря и бу­дет до­ступ­на во всех книж­ных ма­га­зи­нах стра­ны

Горбачев и Рей­ган: «Рейкья­вик обо­зна­чил марш­рут дви­же­ния к воз­вра­ще­нию че­ло­ве­че­ско­му ро­ду бес­смер­тия»

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.