Про­рыв

Как Са­а­ка­шви­ли внес­ли в Укра­и­ну

Novaya Gazeta - - СПЕЦИАЛЬНЫЙ РЕПОРТАЖ - Оль­га МУСАФИРОВА, спец. корр. «Но­вой», Ль­вов­ская об­ласть — Пше­мышль (Поль­ша) — Ки­ев

В вос­кре­се­нье, 10 сен­тяб­ря, во Ль­во­ве, при­мер­но в семь утра я се­ла на меж­ду­го­род­ную марш­рут­ку там, где по­со­ве­то­ва­ли — воз­ле Янов­ско­го клад­би­ща. На мой во­прос, ти­хо ад­ре­со­ван­ный во­ди­те­лю, — точ­но ли мик­ро­ав­то­бус оста­нав­ли­ва­ет­ся неда­ле­ко от КПП «Кра­ко­вец» (ав­то­мо­биль­но­го пе­ре­хо­да укра­и­но-поль­ской гра­ни­цы) или при­дет­ся еще прой­ти, — хо­ром от­клик­нул­ся чуть не весь са­лон: «А, Са­а­ка­шви­ли встре­чать!» Ин­фор­ма­ци­он­ное обес­пе­че­ние пред­сто­я­щей кам­па­нии ре­аль­но на­хо­ди­лось на вы­со­те…

Сле­ду­ю­щие пол­то­ра ча­са про­ле­те­ли в дис­кус­сии, след­стви­ем ко­то­рой ста­ли несколь­ко вза­и­мо­ис­клю­ча­ю­щих вы­во­дов: — Не на­до нам ино­стран­цев, уже бы­ли, ни­ка­ко­го тол­ку! — Са­а­ка­шви­ли в Гру­зии по­бе­дил оли­гар­хов и здесь смо­жет!

— Не­че­го штур­мо­вать кор­дон! По­ро­шен­ко ска­зал «Нель­зя!», зна­чит, нель­зя! Гру­зи­ну, что ли, за­кон не пи­сан?

— Имен­но! По за­ко­ну на­до, а не по при­ка­зу. Вы при­вык­ли, что ва­ши пра­ва на­ру­ша­ют, и мол­чи­те, а по­том ва­ли­те на ра­бо­ту в Поль­шу!

По до­ро­ге, воз­ле Яво­ро­ва, по­до­бра­ли несколь­ких пар­ней с рюк­за­ка­ми. На­ка­нуне ак­тив «Ру­ха но­вых сил», раз­бив­ший па­ла­точ­ный ла­герь близ КПП, и Да­вид Са­к­ва­ре­лид­зе, экс-за­ме­сти­тель ген­про­ку­ро­ра Укра­и­ны, ныне об­ще­ствен­ный де­я­тель и за­ме­сти­тель Са­а­ка­шви­ли в но­вой по­ли­ти­че­ской си­ле, об­ра­ти­лись к жи­те­лям за­пад­ных об­ла­стей стра­ны: ва­ша са­мо­от­вер­жен­ность спас­ла Май­дан, и вот опять нуж­на по­мощь, при­ез­жай­те!

Воз­ле КПП со­шли толь­ко пар­ни и я. Осталь­ные по­ли­ти­зи­ро­ван­ные граж­дане сле­до­ва­ли даль­ше по сво­им делам.

Ла­герь на пу­сты­ре со­сто­ял из по­лу­сот­ни па­ла­ток с фла­га­ми и транс­па­ран­та­ми и, на­вскид­ку, ты­ся­чи че­ло­век (штаб ак­ции на­зы­вал две с по­ло­ви­ной ты­ся­чи участ­ни­ков). Сре­ди них вы­де­ля­лись чер­ной уни­фор­мой бой­цы ба­та­льо­на «Дон­басс» во гла­ве с ком­ба­том — на­род­ным де­пу­та­том Се­ме­ном Се­мен­чен­ко. Се­мен­чен­ко да­вал ин­тер­вью: «Пе­ре­мен нет, на­род об­ма­нут!»

Пе­ри­о­ди­че­ски вспо­ми­на­ли о «ти­туш­ках», яко­бы дей­ству­ю­щих в сго­во­ре с по­ли­ци­ей — мол, да­но доб­ро на бес­по­ряд­ки, что­бы по­том «за­чи­стить» тер­ри­то­рию. С ве­че­ра дей­стви­тель­но про­изо­шло несколь­ко ин­ци­ден­тов с по­пыт­кой кро­во­пус­ка­ния со сто­ро­ны неизвестных граж­дан без до­ку­мен­тов спор­тив­ной на­руж­но­сти, что при­бы­ли груп­пой на ав­то­бу­се. При каж­дом та­ком тре­вож­ном сиг­на­ле бой­цы «Дон­бас­са» стро­и­лись в ко­лон­ну, на­де­ва­ли кас­ки, ре­спи­ра­то­ры, бра­ли в ру­ки щи­ты и ду­бин­ки — го­то­ви­лись от­ра­жать ата­ку. Пред­ста­ви­те­ли дру­же­ствен­ной гру­зин­ской диас­по­ры в ла­ге­ре бы­ли так­же хо­ро­шо за­мет­ны бла­го­да­ря ко­манд­ным го­ло­сам.

Ря­дом с па­лат­ка­ми смон­ти­ро­ва­ли сце­ну с экра­ном — по­ка­зы­вать но­во­сти и хро­ни­ку. Вы­сту­па­ли де­пу­та­ты Ра­ды, что по­обе­ща­ли ис­пол­нить в слу­чае че­го роль «жи­во­го щи­та»: Муста­фа Най­ем, Егор Со­бо­лев, Вик­тор Чу­мак и дру­гие, а так­же ли­де­ры вне­пар­ла­мент­ских сил: ру­ко­во­ди­тель «Граж­дан­ской по­зи­ции» Ана­то­лий Гри­цен­ко, в про­шлом ми­нистр обо­ро­ны, и быв­ший шеф СБУ Ва­лен­тин На­ли­вай­чен­ко, ныне гла­ва дви­же­ния «Спра­вед­ли­вость». Из их слов яв­ство­ва­ло: стра­на на­ка­нуне оче­ред­но­го Май­да­на и сме­ны ре­жи­ма «на­след­ни­ка Яну­ко­ви­ча — дик­та­то­ра По­ро­шен­ко». Воз­вра­ще­ние в стра­ну граж­да­ни­на Укра­и­ны Са­а­ка­шви­ли как тор­же­ство спра­вед­ли­во­сти в от­дель­ном кон­крет­ном слу­чае, утвер­жда­ли оп­по­зи­ци­о­не­ры, за­пу­стит этот про­цесс и сде­ла­ет пе­ре­ме­ны к луч­ше­му необ­ра­ти­мы­ми.

Па­ла­точ­ный го­ро­док по­ли­ция оце­пи­ла по пе­ри­мет­ру по­ло­са­той лен­той, как при оформ­ле­нии ДТП. А са­ми по­ли­цей­ские вы­стро­и­лись в ше­рен­гу вдоль от­рез­ка шос­се, за­би­то­го фу­ра­ми, жду­щи­ми сво­ей оче­ре­ди на гра­ни­це. По­ка что роль «жи­во­го щи­та» при­хо­ди­лось иг­рать си­ло­ви­кам. На про­ти­во­по­лож­ной сто­роне до­ро­ги, бли­же к мо­те­лю, со­бра­лись про­тив­ни­ки воз­вра­ще­ния Са­а­ка­шви­ли, ко­то­ры­ми то­же ру­ко­во­ди­ли по­ли­ти­ки. Впро­чем, там ми­тин­го­вал без эн­ту­зи­аз­ма со­всем неболь­шой от­ряд.

Гос­по­гранслуж­ба пре­ду­пре­ди­ла: у прес­сы, осве­ща­ю­щей со­бы­тие, мо­гут воз­ник­нуть труд­но­сти. КПП «Кра­ко­вец» — объект ре­жим­ный, его об­нес­ли про­во­лоч­ным за­граж­де­ни­ем, хо­тя связь меж­ду под­го­тов­кой к воз­мож­но­му «про­ры­ву» со сто­ро­ны Ми­ха­и­ла и по­явив­шей­ся ко­люч­кой от­ри­ца­ли. Внут­ри зо­ны кон­тро­ля по­гра­нич­ни­ки сто­я­ли в бронежилетах, и ме­да­ли у мно­гих бы­ли при­ко­ло­ты по­че­му­то пря­мо на раз­груз­ки.

Труд­но­сти у прес­сы дей­стви­тель­но воз­ник­ли: связь «лег­ла». При­чи­на, утвер­жда­ли кол­ле­ги, в штаб­ной ма­шине свя­зи с «глу­шил­кой», раз­ме­стив­шей­ся у ограж­де­ния.

Са­а­ка­шви­ли в ла­ге­ре жда­ли в пол­день. Он с се­мьей ехал из Вар­ша­вы. По­на­ча­лу да­же по­ка­за­лось — на ве­ло­си­пе­дах. По край­ней ме­ре в фейс­бу­ке Ми­ха­ил вы­ста­вил фо­то: он и сын в яр­ких шле­мах, на лес­ной до­ро­ге. И под­пись: «Мы воз­вра­ща­ем­ся!» На са­мом де­ле, ко­неч­но, экс-пре­зи­дент Гру­зии, экс-гла­ва Одес­ской об­л­го­с­ад­ми­ни­стра­ции, экс-друг Пет­ра По­ро­шен­ко, ли­шен­ный им же дан­но­го граж­дан­ства, сле­до­вал ав­то­бу­сом с фи­о­ле­то­вы­ми за­на­вес­ка­ми и с таб­лич­кой «Не­ре­гу­ляр­ные пе­ре­воз­ки» на ло­бо­вом стек­ле. В поль­ском Же­шу­ве его встре­ча­ли, как усло­ви­лись, Юлия Ти­мо­шен­ко, ад­во­ка­ты, де­пу­та­ты, в том чис­ле де­пу­тат Ев­ро­пар­ла­мен­та Яцек Воль­ски, к ним при­со­еди­ни­лась груп­па жур­на­ли­стов ми­ро­вых СМИ. Даль­ше до­ро­га — че­рез поль­ский КПП «Кор­чо­ва» к го­су­дар­ствен­ной гра­ни­це Укра­и­ны…

В 11.00 ор­га­ни­за­то­ры пред­ло­жи­ли прес­се, ско­пив­шей­ся на КПП «Кра­ко­вец», не нерв­ни­чать по по­во­ду от­сут­ствия ин­тер­не­та, а со­вер­шить марш-бро­сок в Поль­шу — сла­ва без­ви­зу! — что­бы там по­участ­во­вать в бри­фин­ге и всем вме­сте вер­нуть­ся на­зад. Ми­ни­вэном, ку­да в том чис­ле опре­де­ли­ли и ме­ня, ру­лил ки­ев­ля­нин Ан­дрей, пред­ста­вив­ший­ся «дру­гом ба­та­льо­на «Дон­басс». Про­це­ду­ры на обе­их сто­ро­нах гра­ни­цы мы про­хо­ди­ли бес­пре­це­дент­но дол­го. По­том ле­те­ли по ав­то­ба­ну, по­ни­мая, что опоз­да­ли, раз­ми­ну­лись, по­ка Ан­дрею не по­зво­ни­ли: всту­пил в си­лу план «Б». По Же­шу­ву от­бой, го­ни­те в Пше­мышль на же­лез­но­до­рож­ный вок­зал, к ско­рост­но­му «Ин­тер­си­ти», что с ми­ну­ты на ми­ну­ту от­пра­вит­ся на Ки­ев — Са­а­ка­шви­ли уже на пер­роне об­ща­ет­ся с на­ро­дом.

Власть по­ве­ри­ла, что Ми­ха­ил со­брал­ся штур­мо­вать ав­то­пе­ре­ход в Кра­ков­це, а он спо­кой­но про­едет по­ез­дом. Укра­ин­ские по­гра­нич­ни­ки вой­дут в со­став лишь на стан­ции Мо­стис­ка-2, на укра­ин­ской тер­ри­то­рии, и экс­тра­ди­ро­вать Са­а­ка­шви­ли на­зад, то есть в Поль­шу, не бу­дет тех­ни­че­ской воз­мож­но­сти. Не вы­но­сить же из­вест­но­го по­ли­ти­ка с при­ме­не­ни­ем си­лы, в при­сут­ствии де­пу­та­тов и ак­кре­ди­то­ван­ной прес­сы — для них преду­смот­ри­тель­но то­же куп­ле­ны би­ле­ты. Да и обыч­ные пас­са­жи­ры в ка­че­стве сви­де­те­лей меж­ду­на­род­но­го скан­да­ла ни­ко­му не нуж­ны. Вот что зна­чит иметь в яд­ре оп­по­зи­ции быв­ше­го ше­фа спец­служ­бы! Впро­чем, све­ду­щие лю­ди утвер­жда­ют, что опе­ра­цию «ку­ри­ро­вал» нар­деп Юрий Де­ре­вян­ко, на сче­ту ко­то­ро­го мно­го ре­зуль­та­тив­ных ан­ти­кор­руп­ци­он­ных ини­ци­а­тив.

Власть по­ве­ри­ла, что Ми­ха­ил со­брал­ся штур­мо­вать ав­то­пе­ре­ход в Кра­ков­це, а он спо­кой­но про­едет по­ез­дом. Экс­тра­ди­ро­вать Са­а­ка­шви­ли на­зад, в Поль­шу, не бу­дет тех­ни­че­ской воз­мож­но­сти

Ла­герь

По­езд

Пше­мышль, вок­зал, пер­рон. За­бе­га­ем в пя­тый ва­гон. Стол­по­тво­ре­ние: де­сят­ки ка­мер, фо­то­вспыш­ки, лю­ди с мик­ро­фо­на­ми в бук­валь­ном смыс­ле сло­ва вле­за­ют друг к дру­гу на пле­чи. Са­а­ка­шви­ли с удо­воль­стви­ем отве­ча­ет на во­про­сы по-укра­ин­ски, по-гру­зин­ски, по-ан­глий­ски, по-фран­цуз­ски, по-русски. На­би­лись зе­ва­ки с че­мо­да­на­ми, сни­ма­ют на мо­бил­ки. Не каж­дый раз с пре­зи­ден­том уда­ет­ся про­ка­тить­ся или про­сто ру­ку ему по­жать! Ли­ца стю­ар­десс блед­ны. «Ин­тер­си­ти» — по­езд укра­ин­ско­го фор­ми­ро­ва­ния, марш­рут на Пше­мышль от­крыт со­всем недав­но как сви­де­тель­ство неуклон­но­го дви­же­ния Укра­и­ны в сто­ро­ну Ев­ро­со­ю­за. Как ве­сти се­бя в по­доб­ной си­ту­а­ции, стафф не зна­ет.

Опе­ра­тор поль­ско­го те­ле­ка­на­ла, от­ча­яв­шись про­бить­ся к вип-объ­ек­ту, взби­ра­ет­ся на про­зрач­ную пол­ку для багажа и, тол­кая пе­ред со­бой ка­ме­ру объ­ек­ти­вом впе­ред, пол­зет, по­доб­но ка­тер­пил­ле­ру, все бли­же, бли­же. «Кур-ва!» — одоб­ри­тель­но ком­мен­ти­ру­ет его са­мо­от­вер­жен­ность юная на­пар­ни­ца-ре­пор­тер.

Вре­мя от­прав­ле­ния по рас­пи­са­нию дав­но про­шло. Сто­им.

И тут по гром­кой свя­зи — жен­ский, дро­жа­щий от вол­не­ния го­лос: «Со­глас­но рас­по­ря­же­нию ру­ко­вод­ства «Укр­за­лиз­ны­ци», мы не от­пра­вим­ся в рейс, по­ка ли­цо, ко­то­ро­му за­пре­щен въезд в Укра­и­ну, не по­ки­нет по­езд. Бла­го­да­рим за по­ни­ма­ние!» Са­а­ка­шви­ли, Юлия Ти­мо­шен­ко, дру­гие де­пу­та­ты и ак­ти­ви­сты, окру­жен­ные прес­сой, про­тал­ки­ва­ют­ся в там­бур — со­ве­то­вать­ся, вы­хо­дить в эфир. — Ва­ши дей­ствия?

— Ме­ня По­ро­шен­ко взял в за­лож­ни­ки вме­сте с дру­ги­ми пас­са­жи­ра­ми, и где! — На тер­ри­то­рии стра­ны мак­си­маль­но по­вы­ша­ет став­ки меж­ду­на­род­но­го скан­да­ла Ми­ха­ил, воз­вы­шая го­лос до кри­ка.

На­блю­даю за поль­ской се­мьей, ма­те­рью и сы­ном-под­рост­ком, ко­то­рым «по­вез­ло» очу­тить­ся в эпи­цен­тре по­ли­ти­че­ско­го вих­ря. Жен­щи­на пы­та­ет­ся ли­стать жур­нал, под­черк­ну­то не об­ра­щая вни­ма­ния на про­ис­хо­дя­щее во­круг, — со­хра­ня­ет рав­но­ве­сие. Маль­чик, на­про­тив, с жад­ным ин­те­ре­сом ози­ра­ет­ся и несколь­ко раз пы­та­ет­ся со сво­е­го ме­ста сде­лать фо­то на смарт­фон. Мать мор­щит­ся, оста­нав­ли­ва­ет. Толь­ко сно­ва ста­ра­ет­ся от­мах­нуть­ся от раз­ве­ва­ю­щей­ся по­лы чье­го-то пи­джа­ка.

Спу­стя еще час объ­яв­ле­ние, ад­ре­со­ван­ное ано­ним­но­му «ли­цу», по­вто­ря­ют. Но те­перь уже со ссыл­кой на рас­по­ря­же­ние На­ци­о­наль­ной по­ли­ции Укра­и­ны. Ра­зу­ме­ет­ся, ва­гон ни­кто не по­ки­да­ет. Сно­ва ожив­ле­ние: Са­а­ка­шви­ли собирается ид­ти… к ма­ши­ни­сту. Что­бы что? Са­мо­му ру­лить? Впро­чем, от­прав­ля­ет­ся в окру­же­нии де­пу­та­тов к на­чаль­ни­це по­ез­да. Она спря­та­лась. Кто-то из кол­лег ци­ти­ру­ет призна­ние бед­ной же­лез­но­до­рож­ни­цы: «Ска­за­ли, что уво­лят сра­зу, ес­ли по­ве­зу Са­а­ка­шви­ли!» Меж­ду тем и «Укр­за­лиз­ны­ця», и Нац­по­ли­ция от­кре­щи­ва­ют­ся от за­пре­ти­тель­ных при­ка­зов. Ми­нул еще час.

Мно­гие пас­са­жи­ры вы­шли на пер­рон — че­го си­деть в ду­хо­те и неиз­вест­но­сти, тем бо­лее с детьми? Из туа­ле­тов от­ча­ян­но пах­нет. Слыш­но, как у со­сед­не­го ва­го­на жен­щи­на-укра­ин­ка со­рван­ным го­ло­сом орет на стю­ар­дес­су, не вы­би­рая вы­ра­же­ний: «Я день­ги за­пла­ти­ла! У ме­ня диа­бет, са­хар под­нял­ся, я сдох­ну сей­час, слы­шишь, тварь?!» Дру­гая пас­са­жир­ка гром­ко де­лит­ся с се­мьей по те­ле­фо­ну: «Да ку­да там «уже едем»! Этот (непе­чат­но) ин­тер­вью да­ет, пи­а­рит­ся!»

— По­тря­са­ю­ще! Укра­и­на дик­ту­ет свои усло­вия на тер­ри­то­рии су­ве­рен­ной Поль­ши! — яз­вит по по­во­ду дей­ствий вла­сти ка­рьер­ный ди­пло­мат Мар­ки­ян Луб­кив­ский. Он был со­вет­ни­ком у На­ли­вай­чен­ко — гла­вы СБУ, а сей­час по­мо­га­ет ше­фу стро­ить по­ли­ти­че­скую ка­рье­ру. Юлия Ти­мо­шен­ко вы­зы­ва­ет укра­ин­ско­го кон­су­ла. Тот де­ла­ет все, что в его си­лах и пол­но­мо­чи­ях: при­во­зит ми­не­рал­ку и несколь­ко ко­ро­бок пиц­цы для ого­ло­дав­шей прес­сы. Вик­тор Чу­мак, на­род­ный де­пу­тат, ге­не­рал юс­ти­ции, ко­то­рый мно­го лет слу­жил на ру­ко­во­дя­щих долж­но­стях в Гос­ком­гра­ни­це, со­об­ща­ет «по сек­ре­ту»:

— Ждем, по­ка вклю­чит­ся поль­ский МИД. Идет по­бу­ди­тель­ный к со­зна­тель­но­сти По­ро­шен­ко про­цесс. Ра­бо­та­ет меж­ду­на­род­ная ди­пло­ма­тия.

Но про­гно­зи­ру­ет, что ес­ли да­же от­пра­вим­ся из Пше­мыш­ля, то в до­ро­ге вся­кое мо­жет про­изой­ти:

— По­лом­ку, на­при­мер, при­ду­ма­ют, вы­нуж­ден­ную оста­нов­ку. Или со­об­щат о за­ми­ни­ро­ва­нии. Лишь бы мы гра­ни­цу Укра­и­ны не пе­ре­сек­ли.

Чу­ма­ка под­дер­жи­ва­ет де­пу­тат Дмит­рий Доб­ро­до­мов:

— Ви­ди­те, ка­кую так­ти­ку он (По­ро­шен­ко. — О. М.) ис­поль­зу­ет? Лю­ди са­ми долж­ны воз­му­тить­ся, что Са­а­ка­шви­ли при­чи­ня­ет им столь­ко неудобств!

Сом­не­ний, что ука­за­ния от­да­ет непо­сред­ствен­но и лич­но пре­зи­дент Укра­и­ны, нет ни у ко­го из оп­по­зи­ци­о­не­ров. Спу­стя три ча­са ста­но­вит­ся яс­но: меж­ду­на­род­ная ди­пло­ма­тия не по­мог­ла. Но на со­сед­нюю плат­фор­му по­да­ют сле­ду­ю­щий обо­зна­чен­ный в гра­фи­ке «Ин­тер­си­ти». На него «Рух но­вых сил» то­же за­ра­нее вы­ку­пил па­кет би­ле­тов. Ми­ха­ил при­ни­ма­ет ре­ше­ние по­ки­нуть мно­го­стра­даль­ный со­став, спус­ка­ет­ся на пер­рон. Его встре­ча­ют уже не толь­ко ап­ло­дис­мен­та­ми, но и сви­стом. Осо­бен­но, ко­гда оста­нав­ли­ва­ет­ся, что­бы от­ве­тить на но­вые во­про­сы жур­на­ли­стов у рас­кры­то­го ре­шет­ча­то­го вы­хо­да к по­ез­дам и ме­ша­ет тем, кто спе­шит с ве­ща­ми. Все же вок­зал, а не пресс-пойнт…

— Юля! Юля! Убе­ри его от­ту­да, это боль­шая ошиб­ка! — дра­ма­ти­че­ским ше­по­том взы­ва­ет На­ли­вай­чен­ко к Ти­мо­шен­ко.

Ре­ак­ция раз­дра­же­ния ста­но­вит­ся еще ост­рей, ко­гда Са­а­ка­шви­ли под­хо­дит ко вто­ро­му «Ин­тер­си­ти». «Не пу­стим!» — слы­шит­ся крик. «Мы не хо­тим тут до но­чи сто­ять!» Не те­ряя до­сто­ин­ства, по­ли­тик раз­во­ра­чи­ва­ет свою ко­ман­ду и сле­ду­ет в об­рат­ном на­прав­ле­нии:

— Я при­нял ре­ше­ние вер­нуть­ся к пла­ну «А» — едем ав­то­бу­са­ми!

— Са­а­ка­шви­ли во­дит на­род по плат­фор­мам, как Мо­и­сей по пу­стыне, — шу­тит кто-то из окру­же­ния.

Ав­то­бус

В седь­мом ча­су ве­че­ра дву­мя ав­то­бу­са­ми под­ка­ты­ва­ем к шлаг­бау­му на поль­ской сто­роне ав­то­мо­биль­но­го пе­ре­хо­да «Ше­ги­ни», в трид­ца­ти ки­ло­мет­рах от КПП «Кра­ко­вец». Вос­кре­се­нье за­кан­чи­ва­ет­ся. Оче­редь из боль­ше­груз­ных фур, лег­ко­вых ма­шин, ав­то­бу­сов с ту­ри­ста­ми и про­че­го транс­пор­та рас­тя­ну­лась, сколь­ко ви­дит глаз, вдоль по­ля. Ав­то­бус, в ко­то­ром едут Са­а­ка­шви­ли и Ти­мо­шен­ко, по­ля­ки про­пус­ка­ют на про­вер­ку пер­вым. Боль­ше не въез­жа­ет ни­кто. «Се­рая зо­на» пу­ста. Жур­на­ли­сты ока­зы­ва­ют­ся фак­ти­че­ски от­се­чен­ны­ми от про­ис­хо­дя­ще­го.

На­ко­нец, к шлаг­бау­му вы­хо­дят с офи­ци­аль­ной ин­фор­ма­ци­ей два веж­ли­вых поль­ских офи­це­ра-по­гра­нич­ни­ка. С ни­ми «про­филь­но» об­ща­ет­ся де­пу­тат Чу­мак. Нам пе­ре­да­ют: укра­ин­ские кол­ле­ги по­про­си­ли по­ля­ков до окон­ча­ния про­вер­ки оп­по­зи­ци­он­но­го по­ли­ти­ка пол­но­стью оста­но­вить дви­же­ние на КПП…

Стем­не­ло. Но­во­сти не ра­ду­ют. Те­перь по­яви­лась угро­за тер­ак­та. По све­де­ни­ям, по­лу­чен­ным от СБУ, за­ми­ни­ро­ва­на часть ав­то­мо­биль­но­го пе­ре­хо­да «Ше­ги­ни», за­ми­ни­ро­ван оцеп­лен­ный ко­лю­чей про­во­ло­кой КПП «Кра­ко­вец», а пе­ше­ход­ный пе­ре­ход во­об­ще за­крыт без ука­за­ния при­чин. Фак­ти­че­ски укра­и­но-поль­ская гра­ни­ца — на зам­ке. Эмо­ции оче­ре­ди на­чи­на­ют за­шка­ли­вать. У шлаг­бау­ма раз­во­ра­чи­ва­ет­ся сти­хий­ный ми­тинг — бла­го, несколь­ко де­пу­та­тов Ра­ды оста­лись на ме­сте, пусть от­ду­ва­ют­ся, объ­яс­ня­ют. Лю­ди го­во­рят о спра­вед­ли­во­сти. По­ли­ти­ки — «Вот сме­ним власть, и то­гда…»

На кон­троль­но-про­пуск­ной по­ло­се за­жглись ог­ни.

— До-до-му! — несет­ся мно­го­го­ло­сое скан­ди­ро­ва­ние, по-укра­ин­ски — «до­мой». — На ра-бо-ту!

Связь хо­ро­шая, те­ле­ви­зи­он­щи­ки на­пе­ре­гон­ки сни­ма­ют «лай­фо­вые» сю­же­ты и «де­лят» меж­ду со­бой ге­ро­ев.

— Жур­на­ли­сты, хоть вы нас не бро­сай­те! До утра про­ма­ри­ну­ют точ­но! — про­сят жен­щи­ны. Мы от­во­дим гла­за. В ами­ни­ро­ва­ние ни­кто, ко­неч­но, не ве­рит — по­то­му что «ин­фор­ми­ро­ван­ные ли­ца» пре­ду­пре­жда­ли за­ра­нее П. На­чи­на­ем петь гимн Укра­и­ны.

Ко­му-то на те­ле­фон пе­ре­сы­ла­ют ви­део со зву­ком: Ми­ха­ил Са­а­ка­шви­ли «стро­ит», вос­пи­ты­ва­ет на «Ше­ги­ни» укра­ин­ских по­гра­нич­ни­ков. Он сры­ва­ет­ся: «Не­уже­ли вы не хо­ти­те жить, как в Поль­ше? Та­кие до­ро­ги, та­кие зар­пла­ты, а вас уни­жа­ют…» Обе­ща­ет, что ны­неш­няя власть, от­да­ю­щая при­ка­зы, сбе­жит, как сбе­жал Яну­ко­вич. «А вас при­вле­кут к от­вет­ствен­но­сти!» Ка­ме­ра фик­си­ру­ет мо­ло­дые, на­пря­жен­ные ли­ца, очень по­хо­жие на ли­ца бой­цов Внут­рен­них войск во вре­ме­на Май­да­на. Их ста­ви­ли в ше­рен­ги пе­ред «Бер­ку­том», «жи­вым щи­том», «маль­чи­ка­ми для би­тья», на ко­то­рых мож­но со­рвать пра­вед­ный гнев…

Са­а­ка­шви­ли, го­во­рят, пла­ни­ро­вал про­сить вза­мен пас­пор­та справ­ку ли­ца без граж­дан­ства, это поз­во­ли­ло бы, не на­ру­шая за­кон, по­пасть в Укра­и­ну. Но по­лу­чи­лось по-дру­го­му. Как имен­но — я не ви­де­ла (по­сколь­ку — прес­са), и знаю лишь от де­пу­та­та, чью фа­ми­лию, по его прось­бе, не на­зы­ваю. Груп­па ак­ти­ви­стов и бой­цов ба­та­льо­на «Дон­басс», что до­бра­лись из ла­ге­ря от КПП «Кра­ко­вец», неожи­дан­но «от­тес­ни­ли по­гра­нич­ни­ков и вы­ве­ли Ми­ха­и­ла из тран­зит­ной зо­ны по жи­во­му ко­ри­до­ру». Мой со­бе­сед­ник убеж­ден, что про­рыв не пла­ни­ро­ва­ли, он спон­тан­ный, про­сто на­ки­пе­ло.

В об­щем, позд­ним ве­че­ром Са­а­ка­шви­ли уже пил ко­фе в львов­ской Ра­ту­ше, у мэ­ра Ан­дрея Са­до­во­го, сво­е­го по­ли­ти­че­ско­го со­рат­ни­ка. А оче­редь на КПП ста­ла про­дви­гать­ся: о ми­нах боль­ше не вспо­ми­на­ли…

Нац­по­ли­ция Укра­и­ны пред­став­ля­ет си­ту­а­цию сле­ду­ю­щим об­ра­зом. В ре­зуль­та­те со­бы­тий воз­ле КПП «Ше­ги­ни» про­изо­шла стыч­ка с неиз­вест­ны­ми, трав­ми­ро­ва­ны один­на­дцать по­ли­цей­ских. От­кры­ты уго­лов­ные про­из­вод­ства, идет экс­пер­ти­за и опрос сви­де­те­лей. Гла­ва Гос­по­гранслуж­бы Петр Ци­ги­кал со­об­щил: сей­час ана­ли­зи­ру­ют­ся ви­део­ма­те­ри­а­лы с ка­мер на­блю­де­ния, пра­во­охра­ни­те­ли вы­яс­ня­ют, кто непо­сред­ствен­но воз­гла­вил ак­цию, дал ко­ман­ду к мас­со­вым бес­по­ряд­кам. По умол­ча­нию сле­ду­ет, что сам Ми­ха­ил Са­а­ка­шви­ли ми­но­вал гос­гра­ни­цу без до­ку­мен­тов.

Груп­па бой­цов ба­та­льо­на «Дон­басс» неожи­дан­но «от­тес­ни­ла по­гра­нич­ни­ков и вы­ве­ла Ми­ха­и­ла из тран­зит­ной зо­ны по жи­во­му ко­ри­до­ру»

Ла­герь на пу­сты­ре со­сто­ял из по­лу­сот­ни па­ла­ток с фла­га­ми и транс­па­ран­та­ми

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.