Ка­пи­тал Марк­са

Поч­та­льо­ны из рай­цен­тра об­ра­ти­лись в про­ку­ра­ту­ру с кол­лек­тив­ной жа­ло­бой на усло­вия тру­да

Novaya Gazeta - - ЖИЗНЬ ЛЮДЕЙ - На­деж­да АНДРЕЕВА, соб. корр. «Но­вой», Маркс, Са­ра­тов­ская об­ласть

До 1 ок­тяб­ря кон­троль­ное управ­ле­ние ад­ми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та долж­но про­ве­сти про­вер­ку фор­ми­ро­ва­ния зар­плат на «По­чте Рос­сии». Та­кое по­ру­че­ние Вла­ди­мир Пу­тин дал по ито­гам «Пря­мой ли­нии», во вре­мя ко­то­рой сель­ский поч­та­льон из Тю­мен­ской об­ла­сти спро­си­ла, как жить на зар­пла­ту в 3600 руб­лей. В июле в свя­зи с окон­ча­ни­ем сро­ка кон­трак­та по­ки­нул долж­ность ген­ди­рек­тор «По­чты» Дмит­рий Страш­нов. Ра­нее Ген­про­ку­ра­ту­ра про­си­ла След­ствен­ный ко­ми­тет воз­бу­дить уго­лов­ные де­ла в свя­зи с вы­пла­той пре­мий топ-ме­не­дже­рам ком­па­нии: 95,4 мил­ли­о­на руб­лей — ге­не­раль­но­му ди­рек­то­ру и 270 мил­ли­о­нов руб­лей — его за­ме­сти­те­лям.

Вкон­це ав­гу­ста в YouTube по­яви­лось ви­де­об­ра­ще­ние со­труд­ниц поч­то­во­го от­де­ле­ния № 3 го­ро­да Марк­са. Жен­щи­ны рас­ска­за­ли, что в об­вет­шав­шем по­ме­ще­нии с по­тол­ка па­да­ет шту­ка­тур­ка и нет да­же убор­щи­цы, поч­та­льо­нам уре­за­ют зар­пла­ту и на­вя­зы­ва­ют до­пол­ни­тель­ные обя­зан­но­сти по про­да­же про­дук­тов и про­мыш­лен­ных то­ва­ров.

Что в тол­стой сум­ке на ремне?

Од­на из про­те­сту­ю­щих со­гла­си­лась по­го­во­рить с «Но­вой» на усло­ви­ях ано­ним­но­сти. «Ес­ли в га­зе­те про­чи­та­ют мое на­сто­я­щее имя, я точ­но по­ле­чу со сво­е­го ме­ста, а хо­чет­ся до­ве­сти де­ло до кон­ца», — объ­яс­ня­ет Али­на. Марк­сов­ские поч­та­льо­ны вы­ло­жи­ли свое ви­део в ин­тер­не­те и по­да­ли кол­лек­тив­ную жа­ло­бу, под­пи­сан­ную во­се­мью ра­бот­ни­ка­ми, в рай­он­ную про­ку­ра­ту­ру. По­нят­но, что ру­ко­вод­ство уже зна­ет недо­воль­ных не толь­ко по фа­ми­ли­ям, но и в ли­цо. Впро­чем, при­выч­ка бо­ять­ся на­чаль­ства, ха­рак­тер­ная для ра­бот­ни­ков бюд­жет­ных учре­жде­ний, не при­зна­ет ло­ги­че­ских до­во­дов. В Са­ра­тов­ской об­ла­сти поч­то­ви­ки пы­та­ют­ся от­сто­ять свои пра­ва впер­вые.

Али­на ра­бо­та­ет поч­та­льо­ном 5 лет. В ее обя­зан­но­сти вхо­дит до­став­ка га­зет, за­каз­ных пи­сем, пен­сий и про­да­жа то­ва­ров, ни­как не свя­зан­ных с услу­га­ми свя­зи. «Это на­зы­ва­ет­ся «впа­ри­вать». Ко­му нуж­ны кон­фе­ты по 183 руб­ля, ес­ли в ко­роб­ке все­го де­вять штук? Под­сол­неч­ное мас­ло, греч­ка, ту­шен­ка, зе­ле­ный го­ро­шек, кон­сер­ви­ро­ван­ная ку­ку­ру­за, сти­раль­ный по­ро­шок — все до­ро­же, чем в ма­га­зине. Вот шо­ко­лад­ка за 79 руб­лей, ес­ли я пять ча­сов хо­жу с ней по жаре, во что она пре­вра­тит­ся?». По сло­вам со­бе­сед­ни­цы, на­чаль­ство от­ка­зы­ва­ет­ся при­ни­мать на­зад нерас­про­дан­ный то­вар. «Боль­шую часть по­ку­паю са­ма. Рас­пла­чи­ва­юсь в те­че­ние ме­ся­ца, вы­хо­дит руб­лей на 500».

Как при­зна­ет­ся Али­на, та­ким же спо­со­бом при­хо­дит­ся вы­пол­нять план по под­пис­ке. На по­лу­го­дие нуж­но офор­мить под­пис­ку на 1000–1200 руб­лей. «Я вы­пи­сы­ваю ку­ли­нар­ные бро­шю­ры. По­том ими ба­ню топ­лю».

По офи­ци­аль­ным све­де­ни­ям, вы­руч­ка «По­чты Рос­сии» от про­да­жи то­ва­ров в от­де­ле­ни­ях свя­зи в 2016 го­ду пре­вы­си­ла 17 мил­ли­ар­дов руб­лей (на 14% боль­ше по­ка­за­те­лей 2015 го­да) и составила 10,3 про­цен­та от об­щей вы­руч­ки ком­па­нии. В част­но­сти, про­да­жи то­ва­ров бы­то­вой хи­мии, кос­ме­ти­ки и лич­ной ги­ги­е­ны по­вы­си­лись на 30%.

По впе­чат­ле­ни­ям со­бе­сед­ни­цы, на­би­тая кон­сер­ва­ми поч­то­вая сум­ка ве­сит око­ло 10 ки­ло­грам­мов. «Рвет­ся ча­сто, за­ши­ваю и даль­ше но­шу, но­вую не до­про­сишь­ся. Курт­ки лет шесть-семь не при­сы­ла­ли. Обувь да­ют, но ее невоз­мож­но но­сить — сна­ча­ла вы­да­ли бер­цы, по­том туфли на шну­ров­ке, в ко­то­рые но­га не ле­зет».

Поч­та­льон об­хо­дит свой уча­сток пеш­ком при­мер­но за 5 ча­сов. И так шесть дней в неде­лю в лю­бую погоду. По­сле воз­вра­ще­ния в от­де­ле­ние нуж­но сдать из­ве­ще­ния от за­каз­ных пи­сем и за­пол­нить от­че­ты. Это еще пол­то­ра ча­са бу­маж­ной ра­бо­ты (здесь пи­шут от ру­ки).

«Ре­мон­та в от­де­ле­нии не бы­ло с 1990 го­да. В туа­ле­те слив­ной ба­чок не ра­бо­та­ет. Чай­ник вклю­ча­ешь — проб­ки вы­би­ва­ет. Ок­на гни­лые, по­ку­па­ем плен­ку и об­би­ва­ем ра­мы, что­бы не ду­ло. Зи­мой хо­лод­но, ба­та­реи ста­рые, чу­гун­ные, за­би­ты все. Дверь, че­рез ко­то­рую по­чту при­ни­ма­ем, три ме­ся­ца ви­сит на од­ной пет­ле. Свар­щи­ка нуж­но вы­зы­вать с поч­там­та из со­сед­не­го Эн­гельс­ско­го рай­о­на, нам все ле­то го­во­рят: он то на боль­нич­ном, то в от­пус­ке».

В от­де­ле­нии нет груз­чи­ков, по­жи­лые жен­щи­ны (в ос­нов­ном, здесь ра­бо­та­ют пен­си­о­нер­ки) тас­ка­ют ко­роб­ки са­ми. «Нам за это не до­пла­чи­ва­ют. Те­перь у нас и убор­щи­цы нет. Ну уж по­лы бес­плат­но мыть мы не под­пи­сы­ва­лись», — сме­ет­ся Али­на. Она по­лу­ча­ет ми­ни­маль­ную пен­сию 7800 руб­лей. По­чти вся сум­ма ухо­дит на опла­ту съем­ной квар­ти­ры в рай­цен­тре. На зар­пла­ту нуж­но по­ку­пать еду, одеж­ду и опла­чи­вать уче­бу ре­бен­ка.

По офи­ци­аль­ным за­яв­ле­ни­ям, «Поч­та Рос­сии» за че­ты­ре го­да на­пра­ви­ла на по­вы­ше­ние зар­плат ра­бот­ни­ков 22 мил­ли­ар­да руб­лей, сред­няя зар­пла­та вы­рос­ла на 25 про­цен­тов до 20,9 ты­ся­чи руб­лей. По под­сче­там марк­сов­ско­го поч­та­льо­на, за пять лет ее жа­ло­ва­ние уве­ли­чи­лось «руб­лей на 100–200». Со­бе­сед­ни­ца оформ­ле­на на 0,8 став­ки. «Мой оклад — 6640 руб­лей «гряз­ны­ми», на ру­ки вы­хо­дит ров­но 6000. Мы два-три ме­ся­ца про­си­ли вы­дать нам тру­до­вые до­го­во­ра (при тру­до­устрой­стве этих до­ку­мен­тов не да­ли). По­сле то­го, как в ин­тер­не­те вы­ло­жи­ли ро­лик, при­е­ха­ло на­чаль­ство из Эн­гель­са, при­вез­ли бу­маж­ки. В до­го­во­ре на­пи­са­но, что у ме­ня оклад 7410 руб­лей, в рас­чет­ке — 8300. Как это по­ни­мать?»

Тер­пе­ние лоп­ну­ло по­сле то­го, как поч­та­льо­нам не за­пла­ти­ли «се­те­вые» за июль — до­пол­ни­тель­ное воз­на­граж­де­ние за до­став­ку пла­те­жек. До­став­ка од­ной кви­тан­ции сто­ит 9 ко­пе­ек, в ме­сяц поч­та­льон по­лу­чал 200–500 руб­лей. «Те­перь, как нам ска­за­ли, бу­дет толь­ко оклад. Мы ре­ши­ли: уволь­нять­ся не бу­дем, по­про­бу­ем бить­ся, — го­во­рит Али­на со сме­хом. — На­чаль­ство сей­час ищет за­чин­щи­ка, гро­зит нам непри­ят­но­стя­ми. Ну, уй­дем мы, ко­го на на­ше ме­сто возь­мут, ес­ли да­же на вре­мя от­пус­ка не мо­гут най­ти смен­щи­ка? По край­ней ме­ре, хоть че­го-то до­бьем­ся для тех, кто бу­дет ра­бо­тать по­сле нас».

Как под­твер­ди­ли в рай­он­ной про­ку­ра­ту­ре, по жа­ло­бе поч­та­льо­нов на­ча­та про­вер­ка. Об­ласт­ное управ­ле­ние ФПС со­об­щи­ло, что по­ме­ще­ние поч­то­во­го от­де­ле­ния при­над­ле­жит му­ни­ци­па­ли­те­ту, «это ис­клю­ча­ет ре­монт за счет арен­да­то­ра». За­яв­ка на ре­монт слу­жеб­ной две­ри «на­хо­дит­ся на кон­тро­ле». «В струк­ту­ру эн­гельс­ско­го поч­там­та вхо­дят 95 от­де­ле­ний, мно­гие из ко­то­рых ис­пы­ты­ва­ют по­треб­ность в ре­монт­ных ра­бо­тах. За­яв­ки вы­пол­ня­ют­ся в при­о­ри­тет­ном по­ряд­ке», — за­яви­ло ве­дом­ство ин­фор­ма­гент­ству «Сво­бод­ные но­во­сти». Све­де­ния о зар­пла­те со­труд­ни­ков в ре­ги­о­наль­ном управ­ле­нии не смог­ли про­ком­мен­ти­ро­вать, со­слав­шись на за­кон о пер­со­наль­ных дан­ных.

Хо­до­вая про­фес­сия

«Поч­та Рос­сии» счи­та­ет­ся од­ним из круп­ней­ших ра­бо­то­да­те­лей в стране. Здесь ра­бо­та­ют око­ло 350 ты­сяч че­ло­век. Каж­дый день они об­слу­жи­ва­ют по­чти 6,5 мил­ли­о­на кли­ен­тов. В год поч­та до­став­ля­ет око­ло 2,5 мил­ли­ар­да пи­сем и пла­те­жек, 300 мил­ли­о­нов по­сы­лок и бо­лее 3,3 трил­ли­о­на руб­лей пен­сий, пла­те­жей и пе­ре­во­дов.

Со­об­ще­ния о про­те­стах поч­то­вых ра­бот­ни­ков в раз­ных ре­ги­о­нах по­яв­ля­ют­ся в прес­се один-два ра­за в год. В ос­нов­ном, поч­та­льо­ны и опе­ра­то­ры за­яв­ля­ют о мас­со­вых уволь­не­ни­ях, жа­лу­ясь на ма­лень­кую зар­пла­ту и усло­вия тру­да. В июне на пре­зи­дент­ской «Пря­мой ли­нии» за­чи­та­ли смс-ку: «Ко­гда при­ба­вят зар­пла­ту поч­та­льо­нам? По­лу­ча­ем 3600, как жить?». «На­до про­ве­рить, от­ку­да бе­рут­ся та­кие циф­ры», — от­ве­тил Вла­ди­мир Пу­тин. Че­рез неде­лю жа­лоб­щи­цу на­шли: во­прос гла­ве го­су­дар­ства при­сла­ла жи­тель­ни­ца

Ре­мон­та в от­де­ле­нии не бы­ло с 1990 го­да. Дверь, че­рез ко­то­рую по­чту при­ни­ма­ем, три ме­ся­ца ви­сит на од­ной пет­ле. Те­перь у нас и убор­щи­цы нет. Ну уж по­лы бес­плат­но мыть мы не под­пи­сы­ва­лись

се­ла Рав­нец Тю­мен­ской об­ла­сти Ану­ра Са­ды­ко­ва, ра­бо­та­ю­щая поч­та­льо­ном боль­ше 20 лет. Ро­струд разъ­яс­нил прес­се, что жен­щи­на оформ­ле­на на пол­став­ки. По све­де­ни­ям «По­чты Рос­сии», на непол­ной став­ке ра­бо­та­ют 65 ты­сяч поч­та­льо­нов в от­да­лен­ных и ма­ло­на­се­лен­ных пунк­тах, «со­от­вет­ствен­но, и по­лу­ча­ют они по 5–6 ты­сяч руб­лей в ме­сяц».

«Офи­ци­аль­но мой ра­бо­чий день длил­ся семь ча­сов, ре­аль­но — до де­ся­ти. Ес­ли ра­бо­тать доб­ро­со­вест­но и раз­но­сить по­чту в день по­ступ­ле­ния, уло­жить­ся в нор­ма­тив невоз­мож­но», — рас­ска­зы­ва­ет Та­тья­на Ва­лен­ти­нов­на, ра­бо­тав­шая поч­та­льо­ном в Эн­гель­се.

Та­тья­на Ва­лен­ти­нов­на по­шла ра­бо­тать на по­чту, что­бы вы­пла­тить кре­ди­ты вну­ка. До­ста­воч­ный уча­сток рас­по­ла­гал­ся в част­ном сек­то­ре, «это боль­ше 400 до­мов и ули­цы по три ки­ло­мет­ра дли­ной, вес­ной и осе­нью — грязь по ко­ле­но, зи­мой — снег по по­яс».

С тре­тье­го чис­ла каж­до­го ме­ся­ца на­чи­на­ют при­хо­дить пла­теж­ки за ком­му­наль­ные услу­ги, по две-три на каж­дый дом. Я, вы­су­нув язык, бе­га­ла по участ­ку, что­бы лю­ди успе­ли за­пла­тить до 10-го чис­ла и не по­па­ли на пе­ни. Пись­ма из на­ло­го­вой, штра­фы, су­деб­ные из­ве­ще­ния — их то­же нель­зя за­дер­жать ни на день, — вспо­ми­на­ет Та­тья­на Ва­лен­ти­нов­на. — Под­пис­ка сей­час ма­лень­кая, за­то ре­клам­ные ли­стов­ки нам на­вя­зы­ва­ли це­лы­ми тю­ка­ми. Пись­ма от ма­гов-экс­тра­сен­сов, ре­кла­ма чу­до-ско­во­ро­док — эту ма­ку­ла­ту­ру то­же поч­та­льо­ны раз­но­си­ли за ми­зер­ную до­пла­ту.

Са­мый слож­ный вид ра­бо­ты — до­став­ка пен­сии. «На пер­вых по­рах у ме­ня бы­ли три по­те­ри по ты­ся­че руб­лей: ко­му­то да­ла лиш­ние, при­шлось вкла­ды­вать свои, — рас­ска­зы­ва­ет быв­ший поч­та­льон. — Пен­сии вы­да­ют по гра­фи­ку с 3-го по 22-е чис­ло ме­ся­ца. В ка­кие-то дни в мо­ей сум­ке бы­ло по 400 ты­сяч руб­лей. По пра­ви­лам по­ло­же­но но­сить по 40 ты­сяч за раз, но то­гда я бы до но­чи не упра­ви­лась. За ме­сяц раз­но­си­ла око­ло двух мил­ли­о­нов руб­лей. Ес­ли мы жа­ло­ва­лись на­чаль­ству на ма­лень­кую зар­пла­ту, нас спра­ши­ва­ли: а сколь­ко у вас чае­вых? Обыч­но при­но­сишь пен­сию, ба­буш­ка да­ет чер­во­нец, кто по­бо­га­че — 50 руб­лей. За ме­сяц на­бе­га­ло при­мер­но 700 руб­лей, ле­том еще аб­ри­ко­сы, яб­ло­ки, все ждут те­бя с па­ке­ти­ком».

Пре­стиж­но быть Печ­ки­ным

Най­ти дом сель­ско­го поч­та­льо­на лег­ко: как го­во­рят со­се­ди, у нее са­мый кра­си­вый за­бор. Каж­дая шта­ке­ти­на вы­кра­ше­на в свой цвет. Во дво­ре — фи­гур­ная клум­ба в ви­де ко­ня. Ан­на Вла­ди­ми­ров­на ра­бо­та­ла на по­чте 36 лет, в июле ушла на пен­сию, пе­ре­дав ме­сто со­сед­ке. Как го­во­рят жи­те­ли, той «круп­но под­фар­ти­ло» — долж­ность поч­та­льо­на здесь счи­та­ет­ся пре­стиж­ной. В кро­шеч­ном се­ле, от ко­то­ро­го до рай­цен­тра — 32 ки­ло­мет­ра, до Са­ра­то­ва — 250, прак­ти­че­ски нет дру­гих ра­бо­чих мест, где два ра­за в ме­сяц ста­биль­но вы­да­ют жи­вые день­ги. Речь идет о сум­ме в 3,6 ты­ся­чи руб­лей.

Ан­на Вла­ди­ми­ров­на на­ча­ла ра­бо­тать на по­чте в 1980 го­ду. «В кол­хо­зе зар­пла­та бы­ла 200 руб­лей, каж­дый двор вы­пи­сы­вал по семь—во­семь га­зет и жур­на­лов — рай­он­ка, об­ласт­ной «Ком­му­нист», «Из­ве­стия», «Кре­стьян­ка», «Ра­бот­ни­ца», «Здоровье», «Ве­се­лые кар­тин­ки», «Мур­зил­ка». Пись­ма бы­ли, но­во­год­ние от­крыт­ки шли по­чти до мар­та». По­чту из рай­цен­тра при­во­зи­ли на по­пут­ках в со­сед­нее се­ло, где на­хо­дит­ся от­де­ле­ние свя­зи. До­ста­вить кор­ре­спон­ден­цию за пять ки­ло­мет­ров в род­ную де­рев­ню по­мо­гал муж — ле­том на трак­то­ре, зи­мой на са­нях. Ас­фаль­то­вой до­ро­ги меж­ду се­ла­ми то­гда не бы­ло, и до сих пор нет.

Три го­да на­зад поч­та­льо­ну вы­да­ли слу­жеб­ный ве­ло­си­пед. «На на­шем без­до­ро­жье его на ме­сяц не хва­ти­ло. Еха­ла на ра­бо­ту — по­до мной раз­ва­лил­ся. Ска­за­ли, но­вый не по­ло­жен. Я ку­пи­ла свой, — рас­ска­зы­ва­ет Ан­на Вла­ди­ми­ров­на. — Сум­ки то­же за свой счет шьем: 600 руб­лей порт­ни­хе за ра­бо­ту плюс сто­и­мость тка­ни».

Как го­во­рит со­бе­сед­ни­ца, в по­след­ние го­ды ра­бо­тать ста­ло слож­нее: по­явил­ся план по ре­а­ли­за­ции то­ва­ров на­род­но­го по­треб­ле­ния. «На­до про­дать про­дук­тов на три ты­ся­чи руб­лей в ме­сяц. Ко­му?! В де­ревне оста­лось 100 до­мов. Ес­ли что-то сроч­но нуж­но ку­пить, ба­буш­ки пой­дут в ма­га­зин, по­то­му что там тор­гу­ют в долг», — раз­во­дит ру­ка­ми быв­ший поч­та­льон.

Ан­на Вла­ди­ми­ров­на бы­ла оформ­ле­на на пол­став­ки. На де­ле ра­бо­чий гра­фик в дни раз­да­чи пен­сии рас­тя­ги­ва­ет­ся до 18.00 ча­сов. Зи­мой поч­та­льо­на по ве­че­рам со­про­вож­дал муж — в де­ревне нет ни од­но­го фо­на­ря.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.