Ошиб­ка нере­зи­ден­та

Кил­лер не до­бил пред­при­ни­ма­те­ля, но «ве­те­ра­ны спец­на­за» и пра­во­охра­ни­тель­ные ор­га­ны ис­пра­вят его ошибку: они раз­во­ро­вы­ва­ют и уни­что­жа­ют стро­и­тель­ную ком­па­нию

Novaya Gazeta - - КРИМИНАЛЬНЫЙ ОЧЕРК - Лео­нид НИКИТИНСКИЙ, обо­зре­ва­тель «Но­вой»

Убийца

Ан­тон Ива­нов, 1991 го­да рождения, на­ка­нуне и не ду­мал, что ока­жет­ся в Ро­сто­ве. Ве­че­ром ему по­зво­нил некто Го­ре­тов, друг се­мьи (на­мно­го стар­ше его), у ко­то­ро­го он ино­гда под­ра­ба­ты­вал ку­рье­ром, и ска­зал, что «есть те­ма от По­греб­но­го». Го­ре­тов до­вез его во Вну­ко­во, ку­пил по его пас­пор­ту би­лет и одол­жил 5 ты­сяч руб­лей. А за ра­бо­ту ему бы­ло обе­ща­но 50 ты­сяч дол­ла­ров.

Ока­зав­шись в Ро­сто­ве око­ло ча­са но­чи 17 сен­тяб­ря 2011 го­да, Ива­нов по­зво­нил ра­нее незна­ко­мо­му Ва­ди­му, и тот, подъ­е­хав с ним до цен­тра, по­ка­зал ему дом во дво­рах и ска­зал, что тут жи­вет тот са­мый че­ло­век по фамилии По­ги­ба, ко­то­ро­го он дол­жен убить. За­тем он при­вел его в ка­кую-то ком­на­ту, ве­лел не шу­меть и пе­ре­дал Ива­но­ву пи­сто­лет-пу­ле­мет «Кедр» с глу­ши­те­лем. Он так­же ска­зал, что до Ива­но­ва в этой ком­на­те по­чти неде­лю жил Ни­ки­тин, ко­то­рый дол­жен был убить По­ги­бу, но в по­след­ний мо­мент от­ка­зал­ся. Ива­нов спро­сил, ко­гда бу­дут день­ги, и Ва­дим дал ему но­мер Ми­ха­и­ла, ко­то­рый, мол, и рас­пла­тит­ся уже по ре­зуль­та­ту.

Глу­ши­тель чуть тор­чал из рюк­за­ка, и, зай­дя днем по­есть в ка­фе, Ива­нов ста­рал­ся при­крыть его вет­ров­кой. Бро­дя кру­га­ми у до­ма с 6 ча­сов утра, он вре­мя от вре­ме­ни зво­нил «Ми­ха­и­лу», но тот со­об­щал, что По­ги­ба все еще ез­дит по об­ла­сти. Ко­ро­тая вре­мя, Ива­нов ку­пил се­бе чер­ную во­до­лаз­ку, что­бы его жел­тая май­ка не бро­са­лась в гла­за, и маг­ни­тик на хо­ло­диль­ник с над­пи­сью «Ро­стов-на-До­ну».

Око­ло 10 вечера, не спав и уже ед­ва ли что-то со­об­ра­жая, Ива­нов си­дел на тру­бе теп­ло­трас­сы в 20 мет­рах от подъ­ез­да «объ­ек­та» и до­пи­вал вто­рую бан­ку пи­ва. В это вре­мя в по­лу­тьме хлоп­ну­ла двер­ца джи­па, и он уви­дел, что двое за­хо­дят в подъ­езд. Он бро­сил­ся сле­дом, вы­стре­лил в до­мо­фон у же­лез­ной две­ри — те­перь ее дер­жал еще один че­ло­век, за­бе­жав­ший в подъ­езд вме­сте с ним. Все четверо: По­ги­ба, охран­ник, на­хо­див­ший­ся бли­же к две­ри, Ива­нов и неиз­вест­ный ока­за­лись в тес­ном там­бу­ре у лиф­та. Ива­нов вы­стре­лил в бли­жай­ше­го к нему охран­ни­ка, по­пав ему в серд­це, и по­пы­тал­ся вы­стре­лить в По­ги­бу, но ору­жие за­кли­ни­ло — ве­ро­ят­но, пла­сти­ко­вым па­ке­том, ко­то­рым тот был обер­нут.

По­ги­ба (по пер­вой про­фес­сии — во­ен­ный) от­толк­нул пар­ня от две­ри и вы­бе­жал из подъ­ез­да. Он по­вер­нул на­пра­во, где мет­рах в 50 есть ар­ка. Он слы­шал по­го­ню и при­глу­шен­ный хло­пок вы­стре­ла, но уже вы­рвал­ся на улицу, где бы­ло мно­го на­ро­да: празд­но­ва­ли День го­ро­да. Спо­ткнув­шись, он рас­тя­нул­ся на ас­фаль­те, и тут толь­ко за­ме­тил, что у него про­стре­ле­на ла­донь, из ко­то­рой хле­ста­ла кровь. Но про­дол­жать пре­сле­до­ва­ние стре­ляв­ший не ре­шил­ся. По­ги­ба взял так­си и по­ехал в боль­ни­цу.

Ива­нов убе­жал про­ход­ным дво­ром, по до­ро­ге вы­бро­сив ору­жие че­рез за­бор, где его най­дут на сле­ду­ю­щий день. Он по­зво­нил Ми­ха­и­лу спро­сить на­счет денег — он был уве­рен, что за­стре­лил имен­но По­ги­бу. Ми­ха­ил спро­сил, где он на­хо­дит­ся. Тут Ива­но­ву ста­ло страш­но, и он вы­бро­сил те­ле­фон и чер­ную во­до­лаз­ку в Дон. Пой­мал так­си и по­про­сил от­вез­ти его в Но­во­чер­касск на вок­зал. Там он на по­след­ние день­ги ку­пил би­лет до Моск­вы и по­зво­нил Го­ре­то­ву ска­зать, что его «ки­ну­ли». Еще по­чти че­ты­ре го­да он ста­рал­ся не вс­по­ми­нать об этом. Лишь од­на­жды за­шел Ни­ки­тин, уви­дел маг­ни­тик на хо­ло­диль­ни­ке и спро­сил: «Ты был в Ро­сто­ве?» Ива­нов от­ве­тил, не удер­жав­шись: «Пришлось ту­да съез­дить вместо те­бя».

Ан­тон Ива­нов бу­дет за­дер­жан в июне 2015-го и даст по­дроб­ные по­ка­за­ния, из ко­то­рых мы и знаем, как он про­вел день 17 сен­тяб­ря 2011 го­да. А 17 ян­ва­ря 2016-го он бу­дет най­ден по­ве­шен­ным в ка­ме­ре ро­стов­ско­го СИЗО. Вскры­тие не об­на­ру­жит ни­че­го, что про­ти­во­ре­чи­ло бы вер­сии са­мо­убий­ства, хо­тя в СИЗО го­во­ри­ли вся­кое.

Но в той же ком­на­те, ко­то­рую ед­ва за­пом­нил Ива­нов, с Ва­ди­мом по­чти неде­лю жил Ми­ха­ил Ни­ки­тин, 1987 го­да рождения, от­ка­зав­ший­ся от уча­стия в убий­стве. Он кру­тил­ся у до­ма По­ги­бы и во­об­ще в Ро­сто­ве, его за­пом­ни­ла хо­зяй­ка ком­на­ты.

Ни­ки­тин так­же под­ра­ба­ты­вал у Го­ре­то­ва ку­рье­ром, а с По­греб­ным, ко­то­рый был как-то свя­зан с кри­ми­на­лом, рас­ска­зы­вал, что слу­жил в КГБ, имел зо­ло­тые зу­бы и ав­то­мо­биль «Пор­ше-Кай­ен», он по­зна­ко­мил­ся в об­щей ком­па­нии с Ива­но­вым. В по­ле зре­ния след­ствия он ока­жет­ся слу­чай­но: в июне 2013 го­да он по­пал­ся на нар­ко­ти­ках, а от­пе­чат­ки его пальцев сов­па­ли по кар­то­те­ке с об­на­ру­жен­ны­ми на чер­ном па­ке­те на ме­сте по­ку­ше­ния в Ро­сто­ве.

Ни­ки­тин то­гда же дал по­дроб­ные по­ка­за­ния, на­звал По­греб­но­го, от­пра­вив­ше­го его в Ро­стов, опи­сал Ва­ди­ма с лат­вий­ским пас­пор­том, ука­зал при­мер­ный ад­рес до­ма, обе­щал опо­знать Ми­ха­и­ла, ко­то­ро­го Ва­дим на­зы­вал по клич­ке «Ма­лень­кий» — ведь он, в от­ли­чие от Ива­но­ва, не толь­ко го­во­рил с ним по те­ле­фо­ну, но и встре­чал­ся по при­ез­де в ка­фе и еще раз на ули­це.

Од­на­ко боль­ше двух лет, до июня 2015 го­да, Ни­ки­ти­на боль­ше не до­пра­ши­ва­ли, ни­кто не ис­кал ни Ва­ди­ма, ни Ми­ха­и­ла, не го­во­ря уже о По­греб­ном и Го­ре­то­ве. Дан­ные с бли­жай­ших к ме­сту пре­ступ­ле­ния вы­шек свя­зи, в ко­то­рых не мог­ли не от­ра­зить­ся со­еди­не­ния с Ми­ха­и­лом, в 2011 го­ду бы­ли по­лу­че­ны (ко­пия ре­ше­ния су­да об их за­про­се есть в де­ле), но из ма­те­ри­а­лов дела ис­чез­ли.

По­тер­пев­ший

Юрий По­ги­ба ро­дил­ся и вы­рос в ку­бан­ской ста­ни­це, в кон­це 70-х окон­чил во­ен­но-ин­же­нер­ное учи­ли­ще, лик­ви­ди­ро­вал по­след­ствия Чер­но­быль­ской ава­рии в 1986-м, на­граж­ден ор­де­ном Крас­ной Звез­ды. В кон­це 80-х ко­ман­до­вал ба­та­льо­ном, же­нил­ся, ро­ди­лись две доч­ки, но служ­ба в те го­ды пе­ре­ста­ла его кор­мить. Ев­ге­ний Ко­ля­да — со­слу­жи­вец, с ко­то­рым они ко­гда-то де­ли­ли ка­би­нет, уво­лив­ший­ся чуть рань­ше По­ги­бы, по­со­ве­то­вал ему то­же уй­ти в от­став­ку и за­нять­ся биз­не­сом.

Стро­и­тель­ную ком­па­нию «Славяне» По­ги­ба со­здал в 1997 го­ду, на­чав с по­строй­ки на пя­тач­ке в цен­тре Ро­сто­ва то­го са­мо­го 10-этаж­но­го до­ма, в подъ­ез­де ко­то­ро­го его чуть не убьют 14 лет спу­стя. С 2000 по 2011 год «Славяне» по­стро­и­ли в Ро­сто­ве 20 мно­го­квар­тир­ных до­мов на усло­ви­ях до­ле­во­го уча­стия (ни один доль­щик ни­ко­гда не предъ­яв­лял к ним пре­тен­зий) и мно­го че­го еще. По­ги­ба бук­валь­но во­рвал­ся на рынок, а сек­рет его успе­ха, я ду­маю, в том, что, хо­ро­ший ко­ман­дир и ор­га­ни­за­тор, он вме­сте с тем — че­ло­век пря­мой, как са­пер­ная ло­па­та. Та­кие в кор­руп­ци­он­ных схе­мах, без ко­то­рых не раз­ви­ва­ет­ся у нас ни­ка­кая от­расль, а стро­и­тель­ная тем бо­лее, очень цен­ны: от них мож­но брать, не опа­са­ясь, что они под­ста­вят. Та­кие все­гда иг­ра­ют по пра­ви­лам, а ре­флек­си­ро­вать, на­сколь­ко они хо­ро­ши и кто их та­ки­ми при­ду­мал, они на­чи­на­ют ча­ще уже в СИЗО. И ес­ли По­ги­бе уда­ет­ся по­ка из­бе­жать этой уча­сти, то лишь по­то­му, что по­сле по­ку­ше­ния он стал ред­ко бы­вать в Рос­сии — из опа­се­ния пе­ред убий­ца­ми, а не пра­во­охра­ни­тель­ны­ми ор­га­на­ми: де­ло не рас­сле­до­ва­лось, и за­каз­чик был на сво­бо­де. А ко­гда он до­га­да­ет­ся, что здесь это по­чти од­но и то же, то ока­жет­ся уже вне до­ся­га­е­мо­сти «пра­во­охра­ни­тель­ных ор­га­нов».

Без­опас­но­стью «Сла­вян» из­на­чаль­но за­ни­мал­ся тот са­мый со­слу­жи­вец, ко­то­рый по­со­ве­то­вал По­ги­бе бро­сить служ­бу — Ев­ге­ний Ко­ля­да, у него бы­ла своя охран­ная ком­па­ния. Пря­ча соб­ствен­ность от мо­шен­ни­ков, По­ги­ба ре­ги­стри­ро­вал ее по со­ве­ту Ко­ля­ды на же­ну и до­че­рей, а там и на по­сто­рон­них, ко­му до­ве­рял. Всю непро­зрач­ную струк­ту­ру «Сла­вян» це­ли­ком по­ни­ма­ли в 2011 го­ду толь­ко трое: сам По­ги­ба, Ко­ля­да и фи­нан­сист Ми­ха­ил Дом­рин, ко­то­ро­го Ко­ля­да ре­ко­мен­до­вал По­ги­бе в 2007 го­ду, но бла­го­да­ря сво­ей эф­фек­тив­но­сти к 2011-му он до­рос уже до фи­нан­со­во­го ди­рек­то­ра, а в от­сут­ствие гла­вы ком­па­нии по­сле по­ку­ше­ния — ее фак­ти­че­ско­го ру­ко­во­ди­те­ля.

Вес­ной 2011 го­да за­бо­лел до­ве­рен­ный че­ло­век По­ги­бы, на ко­го бы­ли оформ­ле­ны сда­вав­ши­е­ся в арен­ду по­ме­ще­ния быв­ше­го ча­со­во­го за­во­да сто­и­мо­стью око­ло 200 млн руб­лей. По пред­ло­же­нию Дом­ри­на для тех же це­лей был подыс­кан дру­гой: Алек­сей Га­по­нен­ко. Чуть ра­нее Ко­ля­да, дав­но зна­ко­мый с Га­по­нен­ко, пред­ло­жил ему за­ре­ги­стри­ро­вать ООО «Ри­эл­ти-Дон». Ра­нее су­ди­мый, не имев­ший нуж­ных на-

Ан­тон Ива­нов бу­дет за­дер­жан в июне 2015-го и даст по­дроб­ные по­ка­за­ния.

А 17 ян­ва­ря 2016-го он бу­дет най­ден по­ве­шен­ным в ка­ме­ре ро­стов­ско­го СИЗО

Здесь важ­ны не де­та­ли, а об­щая кар­ти­на: неко­е­го сим­би­о­за пра­во­охра­ни­тель­ных ор­га­нов и кри­ми­на­ла, ко­то­рые лов­ко под­чи­ща­ют огре­хи друг за дру­гом и подъ­еда­ют до­бы­чу

вы­ков Га­по­нен­ко все до­ку­мен­ты, вклю­чая фик­тив­ный до­го­вор зай­ма с По­ги­бой на 180 млн руб­лей, под­пи­сы­вал у но­та­ри­уса не чи­тая.

По­ги­ба то­гда в это да­же не вни­кал: ООО «Ри­эл­ти-Дон» не иг­ра­ло в его струк­ту­рах клю­че­вой ро­ли — точ­нее, он так ду­мал, все ре­же по­яв­ля­ясь в Ро­сто­ве, до вес­ны 2015-го. Но в ян­ва­ре 2015-го Га­по­нен­ко из-за пья­ной дра­ки по­пал под стра­жу, от­ку­да в 2016 го­ду был осво­бож­ден с за­че­том сро­ка в СИЗО. А вес­ной 2015-го, узнав о его аре­сте и преж­них су­ди­мо­стях, По­ги­ба предъ­явил Ко­ля­де пре­тен­зии: как тот мог пред­ло­жить та­ко­го че­ло­ве­ка для управ­ле­ния до­ро­гой недви­жи­мо­стью?

Меж­ду тем Ко­ля­да знал то, че­го не знал По­ги­ба: имен­но Га­по­нен­ко ле­том 2011 го­да по­лу­чил и пе­ре­дал Дом­ри­ну в при­сут­ствии Ко­ля­ды пи­сто­лет-пу­ле­мет «Кедр», хо­тя те­перь оба утвер­жда­ют, что не зна­ли о его на­зна­че­нии. Ока­зав­шись в СИЗО по дру­го­му де­лу, Га­по­нен­ко мог об этом вспом­нить, и то­гда Ко­ля­да в от­вет на пре­тен­зии По­ги­бы ре­шил ска­зать ему то, во что тот еще не мог по­ве­рить: за­каз­чик его убий­ства — Ми­ха­ил Дом­рин, его пра­вая рука, ти­хий фи­нан­сист.

След­ствие

Ком­па­ния По­ги­бы бы­ла за­ре­ги­стри­ро­ва­на на же­ну, ма­ло что в этом по­ни­мав­шую, и слу­чае его убий­ства ока­зы­ва­лась под управ­ле­ни­ем Дом­ри­на, а часть до­ро­гой недвижимости, оформ­лен­ной на «Ри­эл­тиДон», — в соб­ствен­но­сти Га­по­нен­ко.

След­ствие обя­за­но бы­ло за­дер­жать Дом­ри­на еще ле­том 2013 го­да, ко­гда Ни­ки­тин на­звал Ми­ха­и­ла (и в 2015-м уве­рен­но его опо­знал). Вместо это­го он фак­ти­че­ски ру­ко­во­дил «Сла­вя­на­ми» еще два го­да. И лишь по­сле то­го, как По­ги­ба узнал о его ро­ли от Ко­ля­ды, след­ствие, соб­ствен­но, и на­ча­лось. Меж­ду тем Амир­хан Алуш­кин, по­лу­чив­ший в про­из­вод­ство это де­ло, ока­зал­ся доб­ро­со­вест­ным сле­до­ва­те­лем.

Из его до­про­са Га­по­нен­ко мы знаем, что Дом­рин от­прав­лял че­рез то­го в Моск­ву ка­кие-то до­ку­мен­ты и день­ги, что по его прось­бе брат Га­по­нен­ко ле­том встре­чал ма­ши­ну, сле­до­вав­шую по трас­се с юга в Моск­ву, и по­лу­чил от про­ез­жав­ших в ней лю­дей пи­сто­лет-пу­ле­мет «Кедр», пе­ре­дан­ный Дом­ри­ну. Ка­ко­ва роль Га­по­нен­ко и (как ни труд­но в это по­ве­рить По­ги­бе) Ко­ля­ды?

В де­ле есть дан­ные мос­ков­ско­го «Би­лай­на» о со­еди­не­ни­ях або­нен­тов По­греб­но­го и Го­ре­то­ва с но­ме­ра­ми, ко­то­ры­ми поль­зо­ва­лись Ни­ки­тин и Ива­нов: с мая 2011 до июля 2013 го­да Го­ре­тов зво­нил Ни­ки­ти­ну 609 раз и Ива­но­ву 828 раз, в том чис­ле на но­ме­ра те­ле­фо­нов, ко­то­ры­ми, по их по­ка­за­ни­ям, он их снаб­дил, от­прав­ляя в Ро­стов (а Го­ре­тов и По­греб­ной зво­ни­ли друг дру­гу 1015 раз). Кто свя­зал Дом­ри­на с ни­ми в Москве и что это за пре­ступ­ная груп­па?

Спу­стя 4 го­да сле­до­ва­тель Алуш­кин все же установил лич­ность Ва­ди­ма — им ока­зал­ся опо­знан­ный по фо­то­гра­фии Ни­ки­ти­ным Га­по­нен­ко и то­гда еще жи­вым Ива­но­вым граж­да­нин Лат­вии Ва­димс Крас­нойс, слу­жив­ший в спец­на­зе, но в 2013 го­ду сме­нив­ший фа­ми­лию на Ни­ко­ла­евс. Ни­ко­ла­евс объ­яв­лен в ро­зыск, но де­ло в от­но­ше­нии него и «неуста­нов­лен­ных лиц», вы­де­лен­ное в от­дель­ное про­из­вод­ство, пе­ре­да­но от Алуш­ки­на в СУ СК по ЮФО, где, по­хо­же, сно­ва за­глох­ло.

Меж­ду тем Алуш­кин установил еще од­но­го граж­да­ни­на Лат­вии, ко­то­ро­му 3 ра­за зво­нил Го­ре­тов и 93 ра­за — По­греб­ной: Ар­те­ма Мар­ков­са. И имен­но Мар­ков­са по фо­то, предъ­яв­лен­но­му ему в один из при­ез­дов в Рос­сию, По­ги­ба опо­знал как вто­ро­го муж­чи­ну, вбе­жав­ше­го в подъ­езд его до­ма вме­сте с Ива­но­вым 17 сен­тяб­ря 2011 го­да.

Су­дя по все­му, Алуш­ки­на очень за­ин­те­ре­со­вал еще один Мар­ковс — Ми­ха­ил, отец Ар­те­ма. В фев­ра­ле 2016 го­да он был да­же до­про­шен в Москве в СИЗО, ку­да по­пал за гра­беж: в июне 2014-го он и еще трое в фор­ме со­труд­ни­ков пра­во­охра­ни­тель­ных ор­га­нов во Вну­ко­во на­па­ли на пас­са­жи­ра, пе­ре­во­зив­ше­го 20 млн руб­лей. Из­вест­но, что этот Мар­ковс в быт­ность еще Мар­ко­вым слу­жил в со­вет­ских ча­стях в Гер­ма­нии од­но­вре­мен­но с По­греб­ным. Кста­ти, По­греб­ной сей­час так­же от­бы­ва­ет на­ка­за­ние за на­па­де­ние на ин­кас­са­то­ра, при­чем в СИЗО они ока­за­лись при­мер­но в од­но вре­мя.

Сле­до­ва­тель раз­го­во­рил и По­греб­но­го, ко­то­рый рас­ска­зал, как тот по­зна­ко­мил­ся с Дом­ри­ным. Ле­том 2010 го­да он меч­тал о про­ек­те ба­зы от­ды­ха для ве­те­ра­нов спец­на­за на озе­ре Се­ли­гер, а по­ка про­сто ис­кал ра­бо­ту и по обо­им этим во­про­сам об­ра­щал­ся к зна­ко­мо­му — дей­ству­ю­ще­му пол­ков­ни­ку ФСБ, с ко­то­рым они по­зна­ко­ми­лись в кон­це 80-х на кур­сах по­вы­ше­ния ква­ли­фи­ка­ции КГБ СССР. Пол­ков­ник (его фа­ми­лия есть в де­ле) при­гла­сил его в Но­во­чер­касск, где го­стил, и в ка­ком-то ре­сто­ране пред­ста­вил ему сво­е­го род­ствен­ни­ка Ми­ха­и­ла — фи­нан­со­во­го ди­рек­то­ра стро­и­тель­ной ком­па­нии в Ро­сто­ве. Тот по­зво­нил че­рез год. Так в Ро­сто­ве по­яви­лись ис­пол­ни­те­ли убий­ства.

Ива­нов-ду­ра­чок дол­жен был толь­ко на­жать на спуск, в Ро­сто­ве его вел Ни­ко­ла­евс, уехав­ший от­ту­да днем 17 сен­тяб­ря, и кон­тро­ли­ро­вал Мар­ковс. Как и их мос­ков­ские ше­фы, это не ди­ле­тан­ты, и ес­ли бы не от­пе­ча­ток паль­ца, в Ро­сто­ве не оста­лось бы и сле­дов этой ор­га­ни­зо­ван­ной пре­ступ­ной груп­пи­ров­ки.

Алуш­кин, су­дя по все­му, был бы не прочь за­ни­мать­ся ею и даль­ше, но ему да­ли по ру­кам — это по­нят­но из то­го, что он все­та­ки оста­вил в об­ви­ни­тель­ном за­клю­че­нии. Оно бы­ло на­прав­ле­но по­тер­пев­ше­му, но к ма­те­ри­а­лам, вы­де­лен­ным в от­но­ше­нии Ни­ко­ла­ев­са и «неуста­нов­лен­ных лиц», По­ги­ба и его ад­во­ка­ты не до­пу­ще­ны.

Увы, са­ма воз­мож­ность вы­не­се­ния приговора Дом­ри­ну под во­про­сом. Стро­го по УПК для это­го в су­де дол­жен быть до­про­шен по­тер­пев­ший, а По­ги­ба не то­ро­пит­ся воз­вра­щать­ся в Рос­сию. По до­го­во­рен­но­сти с но­вым сле­до­ва­те­лем 22 июня 2017 го­да он при­ле­тал в Моск­ву и был го­тов дать по­ка­за­ния в офи­се сво­е­го ад­во­ка­та, но сле­до­ва­тель на­ста­и­вал на до­про­се в от­де­ле­нии по­ли­ции Ка­зан­ско­го вок­за­ла. По­ги­ба пер­вым же рей­сом уле­тел об­рат­но и по­сту­пил ра­зум­но: в то утро в от­но­ше­нии него са­мо­го бы­ло воз­буж­де­но уже тре­тье де­ло, и с Ка­зан­ско­го вок­за­ла он бы уехал в СИЗО Ро­сто­ва-на-До­ну. А там, как мы знаем, слу­ча­ют­ся и необъ­яс­ни­мые ве­щи: раз­де­лить судь­бу Ан­то­на Ива­но­ва, 1991 го­да рождения, его несо­сто­яв­ша­я­ся жерт­ва не хо­чет.

Контрнаступление «спец­на­за»

Уме­ние раз­би­рать­ся в лю­дях — не са­мая силь­ная чер­та По­ги­бы, но глав­ной сво­ей ошиб­кой он счи­та­ет под­ряд на про­клад­ку во­до­во­да сто­и­мо­стью око­ло мил­ли­о­на руб­лей и про­тя­жен­но­стью 52 км, взять­ся за ко­то­рый вес­ной то­го же 2011 го­да его уго­во­ри­ла ад­ми­ни­стра­ция об­ла­сти. Имен­но с до­пол­ни­тель­ным до­го­во­ром к нему на вы­руб­ку ле­са свя­за­но де­ло, по ко­то­ро­му По­ги­бу ед­ва не за­дер­жа­ли 22 июня. Пни, ко­неч­но, мож­но счи­тать и так, и эдак, и хо­тя за­кон­ность до­го­во­ра под­твер­жде­на на этот раз ре­ше­ни­я­ми ар­бит­раж­ных су­дов, из гос­кон­трак­та мож­но со­ору­дить по ме­ре на­доб­но­сти еще не од­но и не два уго­лов­ных дела.

Меж­ду тем в фев­ра­ле 2016 го­да ООО «Ри­эл­ти-Дон» вы­ку­пил у Га­по­нен­ко некто Игорь Ма­ли­ков. По дан­ным ЮГРЮЛ, с 2000 го­да он воз­глав­ля­ет так­же Ро­стов­скую об­ще­ствен­ную ор­га­ни­за­цию «Ас­со­ци­а­ция ве­те­ра­нов сил спе­ци­аль­но­го на­зна­че­ния «Вес­на». (Не мно­го ли «ве­те­ра­нов спец­на­за» по­яв­ля­ет­ся в этом де­ле?)

По­сле про­да­жи «Ри­эл­ти-Дон» выяснилось, что ком­па­ния «Славяне», ко­то­рой до вес­ны 2015 го­да фак­ти­че­ски управ­лял Дом­рин, за­дол­жа­ла это­му ООО по це­лой ку­че до­го­во­ров, о ко­то­рых на­сто­я­щий хо­зя­ин обе­их ком­па­ний ни­ко­гда и не слы­шал. На фоне мас­сы ар­бит­раж­ных спо­ров, ко­то­рые «Славяне» ве­дут те­перь с Ма­ли­ко­вым, в ком­па­нии про­во­дят­ся про­ку­рор­ские и на­ло­го­вые про­вер­ки (про­ве­ре­ны все сдел­ки с мо­мен­та ее учре­жде­ния), воз­буж­де­ны три уго­лов­ных дела (од­но — по под­лож­но­му за­яв­ле­нию), про­ве­де­но пять обыс­ков и вы­емок, при ко­то­рых без опи­си изъ­яты все фи­нан­со­вые до­ку­мен­ты и элек­трон­ные но­си­те­ли.

Вы­ем­ка­ми ру­ко­во­дит опер­упол­но­мо­чен­ный УФСБ по Ро­стов­ской об­ла­сти ка­пи­тан Ки­рилл Кли­мов, ко­то­рый без ко­ле­ба­ний остав­ля­ет свои под­пи­си в про­цес­су­аль­ных документах, хо­тя к под­след­ствен­но­сти ФСБ эти дела яв­но не от­но­сят­ся. Меж­ду тем изъ­ятые до­ку­мен­ты ино­гда всплы­ва­ют в су­дах, где их предъ­яв­ля­ют Га­по­нен­ко и ад­во­кат Ири­на Ко­ва­лен­ко, ко­то­рая пред­став­ля­ет од­но­вре­мен­но сви­де­те­ля Га­по­нен­ко в уго­лов­ном де­ле Дом­ри­на и «Ри­эл­ти-Дон» в ар­бит­раж­ных спо­рах.

Это не про­сто обо­ро­на пре­ступ­ной груп­пи­ров­ки, ор­га­ни­зо­вав­шей убий­ство в 2011 го­ду, для ко­то­рой Го­ре­тов и По­греб­ной — та­кой же рас­ход­ный ма­те­ри­ал, как для них са­мих — Ива­нов и Ни­ки­тин. Это уже контрнаступление с тре­бо­ва­ни­я­ми кон­три­бу­ции и с за­хва­том тро­фе­ев. При этом По­ги­ба вы­нуж­ден обо­ро­нять­ся из­да­ле­ка и всле­пую, а по­ка­за­ния про­тив него да­ют его же несо­сто­яв­ши­е­ся убий­цы.

По­ги­ба утвер­жда­ет, что два­жды, при­ле­тая в Рос­сию, он встре­чал­ся в мос­ков­ском офи­се сво­е­го ад­во­ка­та (весь­ма из­вест­но­го че­ло­ве­ка, ко­то­рый го­тов это под­твер­дить в слу­чае ис­ка к «Но­вой») с ад­во­ка­том Ко­ва­лен­ко и но­вым хо­зя­и­ном ООО «Ри­эл­ти-Дон» Ма­ли­ко­вым — речь шла, са­мо со­бой, о кон­три­бу­ции. К сло­ву, Ма­ли­ков рас­ска­зал, что Мар­ковс — его при­я­тель, но в ос­нов­ном ко­зы­рял бо­лее вы­со­ки­ми свя­зя­ми.

Здесь важ­ны не де­та­ли, а об­щая кар­ти­на: неко­е­го сим­би­о­за пра­во­охра­ни­тель­ных ор­га­нов и кри­ми­на­ла, ко­то­рые лов­ко под­чи­ща­ют огре­хи друг за дру­гом и подъ­еда­ют до­бы­чу. Во­прос в том, при­сут­ство­ва­ли ли они все тут с са­мо­го на­ча­ла или сле­те­лись поз­же, как стер­вят­ни­ки на па­даль?

25 сен­тяб­ря я при­ле­тел в Ро­стов, что­бы 26-го схо­дить на суд, где в этот день по «де­лу Дом­ри­на» долж­ны бы­ли до­пра­ши­вать­ся сле­до­ва­тель Алуш­кин, Га­по­нен­ко и Ко­ля­да. 25-го же я по­зво­нил по един­ствен­но­му до­ступ­но­му те­ле­фо­ну пресс-служ­бы СУ СК РФ по Ро­стов­ской об­ла­сти и по­про­сил о встре­че со сле­до­ва­те­ля­ми. Там мне по­со­ве­то­ва­ли воз­вра­щать­ся в Моск­ву и спра­ши­вать раз­ре­ше­ния в След­ствен­ном ко­ми­те­те РФ — но мы, уж из­ви­ни­те, по­вто­рять свою прось­бу не бу­дем.

Воз­мож­но, это сов­па­де­ние, но 26-го Алуш­кин на су­деб­ное за­се­да­ние не явил­ся, а про Ко­ля­ду ад­во­кат Ко­ва­лен­ко со­об­щи­ла, что он вот толь­ко что на­ка­нуне скрыл­ся, и уже не в Рос­сии. Ко­гда я по­до­шел к ней в су­де, она не уди­ви­лась, а до­ста­ла из сум­ки и вру­чи­ла мне пач­ку пуб­ли­ка­ций об этом де­ле: мол, не на­до пи­сать так, как в Ро­сто­ве… Не ду­маю, что она тас­ка­ет с со­бой та­кую пач­ку каж­дый день.

Обыч­но со сто­ро­ны по­ли­ти­че­ско­го ру­ко­вод­ства на та­кие рас­суж­де­ния вы­да­ет­ся дежурный от­вет, что за­кон, де­скать, для всех один. И ес­ли По­ги­ба ви­но­вен… Од­на­ко, преж­де чем раз­би­рать­ся с хо­зяй­ствен­ны­ми де­ла­ми (а хи­ще­ния еще на­до до­ка­зать), на­до изо­ли­ро­вать всех ор­га­ни­за­то­ров ку­да бо­лее опас­но­го пре­ступ­ле­ния — убий­ства. А там, мо­жет, и По­ги­ба вер­нет­ся спасать ком­па­нию. Ведь про­мыш­ля­ю­щие гра­бе­жом ред­ко уме­ют стро­ить.

Бо­лее по­дроб­ная вер­сия — на сай­те «Но­вой»

Юрий По­ги­ба: сей­час он недо­ся­га­ем для «пра­во­хра­ни­тель­ных ор­га­нов»

Не са­мый круп­ный, но важ­ный объ­ект: го­сти­ни­ца, по­стро­ен­ная к ЧМ по фут­бо­лу сов­мест­но с фран­цу­за­ми. Их долж­но бы­ло быть две, и фран­цу­зы удив­ле­ны, по­че­му разо­рван кон­тракт...

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.