Не смы­вай­те Эй­зен­штей­на!

Прав­да ли, что циф­ра надежней ки­но­плен­ки? Неправ­да

Novaya Gazeta - - СЛОЙ/КИНО КУЛЬТУРНЫЙ - Петр БА­Г­РОВ стар­ший ку­ра­тор Гос­филь­мо­фон­да РФ, ви­це­пре­зи­дент Меж­ду­на­род­ной фе­де­ра­ции ки­но­ар­хи­вов

Не знаю, как на­счет ру­ко­пи­сей, но ки­но­плен­ка го­рит. А еще она под­вер­же­на необ­ра­ти­мым хи­ми­че­ским про­цес­сам: нит­ро­плен­ка (в про­сто­ре­чии «го­рюч­ка») — гид­ро­ли­зу, плен­ка бо­лее со­вре­мен­ная — так на­зы­ва­е­мо­му «ук­сус­но­му син­дро­му». За­сты­ва­ет до ка­мен­но­го со­сто­я­ния или, на­обо­рот, пре­вра­ща­ет­ся в тру­ху. Это ес­ли не со­блю­дать усло­вий хра­не­ния. Сла­ва бо­гу, на се­го­дняш­ний день опре­де­ле­ны иде­аль­ная тем­пе­ра­ту­ра, влаж­ность, да и пра­ви­ла по­жар­ной без­опас­но­сти («го­рюч­ка» не зря так на­зы­ва­ет­ся: она го­рит да­же под во­дой). Мест, в ко­то­рых эти усло­вия со­блю­да­ют­ся, в стране все­го два: Гос­филь­мо­фонд Рос­сии в Бе­лых Стол­бах и Рос­сий­ский го­су­дар­ствен­ный ар­хив ки­но­фо­то­до­ку­мен­тов в Крас­но­гор­ске. Ки­но­плен­кам, не по­пав­шим на пол­ки этих го­су­дар­ствен­ных хра­ни­лищ, не по­вез­ло: им гро­зит ги­бель.

Вре­мя бить в на­бат. В со­вет­ские вре­ме­на прак­ти­че­ски в каж­дом му­зее, НИИ, ву­зе, шко­ле, ДК и сель­ском клу­бе имел­ся ки­но­про­ек­ци­он­ный ап­па­рат, ча­сто и неболь­шая филь­мо­те­ка. В циф­ро­вую эпо­ху ки­но­плен­ка ис­че­за­ет из по­все­днев­ной жиз­ни, филь­мо­те­ки вы­бра­сы­ва­ют­ся, сва­ли­ва­ют­ся в под­ва­лы, на чер­да­ки. Бес­по­ко­ить­ся об ис­ца­ра­пан­ном, рва­ном эк­зем­пля­ре «Ча­па­е­ва» или «Кав­каз­ской плен­ни­цы» не при­хо­дит­ся: ис­ход­ные ма­те­ри­а­лы этих филь­мов на­деж­но хра­нят­ся в Гос­филь­мо­фон­де. Но сре­ди ржа­вых ко­ро­бок мо­гут ока­зать­ся ве­щи бес­цен­ные.

На­при­мер, лю­би­тель­ское ки­но. Оно в на­шей стране су­ще­ству­ет с до­ре­во­лю­ци­он­ных вре­мен. На­сколь­ко ин­те­рес­нее и жи­вее офи­ци­оз­ной хро­ни­ки мо­жет быть та­кая за­пе­чат­лен­ная по­все­днев­ная жизнь! Но мно­го ли мы знаем рос­сий­ских/со­вет­ских лю­би­тель­ских съе­мок, осо­бен­но пер­вой по­ло­ви­ны ве­ка? И где хра­нит­ся немно­гое, что до­шло до на­ших дней? В Крас­но­гор­ске на­ча­ли со­би­рать эти ма­те­ри­а­лы — то, что оста­лось.

Рос­сия мо­жет гор­дить­ся тем, что пер­вый в ми­ре ки­не­ма­то­гра­фи­че­ский вуз был со­здан у нас еще в 1919 го­ду. С се­ре­ди­ны два­дца­тых вги­ков­цы сни­ма­ли учеб­ные и вы­пуск­ные ра­бо­ты на плен­ке. Сре­ди них за­ме­ча­тель­ные: «От нече­го де­лать» Сер­гея Со­ло­вье­ва, «Ка­ток и скрип­ка» Ан­дрея Тар­ков­ско­го, «Спо­кой­ный день в кон­це вой­ны» Ни­ки­ты Ми­хал­ко­ва и т.д. Они бла­го­по­луч­но со­хра­ни­лись в Гос­филь­мо­фон­де, их ча­сто по­ка­зы­ва­ют. Но бы­ли и дру­гие: «Мол­дав­ская сказ­ка», «Пер­вый день», «Пути-до­ро­ги», «Из гли­ны, кам­ня, де­ре­ва»… Го­во­рят ли чи­та­те­лям что-ли­бо эти на­зва­ния? А это пер­вые ра­бо­ты Па­ра­джа­но­ва, Чух­рая, Ро­стоц­ко­го, Мит­ты. Ле­жа­ли они в филь­мо­те­ке ВГИКа, да и бы­ли смы­ты. Кем, по­че­му, ко­гда — ка­кая раз­ни­ца! Мар­лен Ху­ци­ев за­брал свой ди­плом «Гра­до­стро­и­те­ли» (го­во­рят, та­лант­ли­вая бы­ла ра­бо­та) на Одес­скую ки­но­сту­дию…смы­ли ее уже там. В от­ли­чие от пер­вой ра­бо­ты Ва­ди­ма Аб­дра­ши­то­ва «Ре­пор­таж с ас­фаль­та». Ее со­хра­нил сам ав­тор, недав­но пе­ре­дал в Бе­лые Стол­бы. Филь­мо­те­ка во ВГИКе есть и се­год­ня, там хра­нят­ся уни­каль­ные ма­те­ри­а­лы. На­де­юсь, их не смо­ют — пе­ре­да­дут в Гос­филь­мо­фонд.

А те­ат­раль­ные спек­так­ли? Съем­ки ра­бот Мей­ер­холь­да, Та­и­ро­ва, Аки­мо­ва — на­пе­ре­чет. Да­же по­ста­нов­ки Тов­сто­но­го­ва и Эф­ро­са сни­ма­ли пре­ступ­но ма­ло. А ведь мно­гое до сих пор ле­жит по за­ку­лис­ным чу­ла­нам те­ат­ров, те­ат­раль­ных музеев. В од­ном из музеев филь­мо­те­ка рас­по­ла­га­ет­ся в убор­ной (не ар­ти­сти­че­ской — в обыч­ном туа­ле­те) — а там ори­ги­наль­ные съем­ки ве­ли­ко­го рус­ско­го ак­те­ра Вла­ди­ми­ра Да­вы­до­ва, фраг­мен­ты из пер­вых спек­так­лей ле­нин­град­ско­го Ма­ле­го­та — под­лин­ные ма­те­ри­а­лы 1920-х го­дов! В дру­гом му­зее ле­жит един­ствен­ная съем­ка мей­ер­холь­дов­ско­го «Ре­ви­зо­ра» — рва­ная, пе­ре­сох­шая. Я по­ка не на­зы­ваю эти ор­га­ни­за­ции: все-та­ки ими ру­ко­во­дят гра­мот­ные и про­фес­си­о­наль­ные лю­ди, я еще на­де­юсь, что они опом­нят­ся и пе­ре­да­дут уни­каль­ные съем­ки в пра­виль­ные усло­вия, по­ка еще не позд­но.

Бы­ва­ет позд­но. Сколь­ко все­го по­гиб­ло на ки­но­сту­ди­ях! От­сня­тый ма­те­ри­ал к неза­вер­шен­ной тре­тьей се­рии «Ива­на Гроз­но­го» Эй­зен­штей­на не был уни­что­жен по­сле за­пре­та кар­ти­ны! Он по­пал в филь­мо­те­ку «Мос­филь­ма», про­ле­жал несколь­ко лет… по­ка не был смыт, при­чем не по по­ли­ти­че­ским при­чи­нам. Та же участь по­стиг­ла уни­каль­ную филь­мо­те­ку ак­тер­ских проб, со­здан­ную на «Лен­филь­ме» Ра­ше­лью Миль­ман. Про­бы к ле­ген­дар­ным «Гам­ле­ту», «Да­ме с со­бач­кой», «Ко­ро­лю Ли­ру», к неза­вер­шен­ной «Пи­ко­вой да­ме» бра­тьев Ва­си­лье­вых со­би­ра­лись трид­цать лет под­ряд, а вы­бро­ше­ны бы­ло в од­но­ча­сье, как толь­ко Миль­ман не ста­ло. По­ка в этих неболь­ших филь­мо­те­ках ра­бо­та­ли пре­дан­ные де­лу лю­ди, ма­те­ри­а­лы хра­ни­ли. За­тем

В циф­ро­вую эпо­ху ки­но­плен­ка ис­че­за­ет из по­все­днев­ной жиз­ни, филь­мо­те­ки вы­бра­сы­ва­ют­ся, сва­ли­ва­ют­ся в под­ва­лы, на чер­да­ки

при­хо­ди­ли вре­мен­щи­ки…

Толь­ко про­фес­си­о­наль­ное хра­не­ние по всем пра­ви­лам да­ет га­ран­тию со­хран­но­сти. Гос­филь­мо­фонд и ар­хив в Крас­но­гор­ске при­зна­ны осо­бо цен­ны­ми объ­ек­та­ми куль­тур­но­го на­сле­дия на­ро­дов РФ, как Эр­ми­таж или Тре­тья­ков­ка. Ма­те­ри­а­лы, по­па­да­ю­щие в на­ши кол­лек­ции, про­хо­дят тща­тель­ный кон­троль, ре­став­ра­цию, со­зда­ют­ся стра­хо­вые ко­пии. «На ме­стах» для это­го нет усло­вий.

Недав­но пи­тер­ское от­де­ле­ние «Но­вой га­зе­ты» опуб­ли­ко­ва­ло ин­тер­вью с Сер­ге­ем Гель­ве­ром — за­ме­ча­тель­ным зна­то­ком ле­нин­град­ской ки­но­хро­ни­ки, по­чти два­дцать лет воз­глав­ляв­шим филь­мо­те­ку Ле­нин­град­ской сту­дии до­ку­мен­таль­ных филь­мов, ныне ра­бо­та­ю­щим в пе­тер­бург­ском фи­ли­а­ле Гос­филь­мо­фон­да. Гель­вер обес­по­ко­ен тем, что ма­те­ри­а­лы, пред­став­ля­ю­щие огром­ную цен­ность для Пе­тер­бур­га, пе­ре­во­зят­ся в Моск­ву, в хра­ни­ли­ща Гос­филь­мо­фон­да. Он дей­стви­тель­но бо­ле­ет за судь­бу кол­лек­ции, это по­нят­но. В то же вре­мя, как че­ло­век, несколь­ко де­ся­ти­ле­тий про­вед­ший сре­ди ки­но­пле­нок, он не мо­жет не знать, как имен­но сле­ду­ет хра­нить плен­ку.

Пра­ва на филь­мы ле­нин­град­ских ки­но­сту­дий Гос­филь­мо­фонд по­лу­чил несколь­ко лет на­зад. Как и на кар­ти­ны Сверд­лов­ской ки­но­сту­дии, Нижне-Волж­ской сту­дии ки­но­хро­ни­ки, Даль­не­во­сточ­ной и т.д. Но по­ми­мо прав мы по­лу­чи­ли и обя­зан­но­сти! Мы долж­ны обес­пе­чить со­хран­ность этих ма­те­ри­а­лов. Рас­хо­ды, свя­зан­ные с хра­не­ни­ем, су­ще­ствен­но пре­вы­ша­ют до­хо­ды от прав. Хра­не­ние ки­но­филь­мов — это не толь­ко стел­ла­жи с ко­роб­ка­ми. Не толь­ко ар­хи­ви­сты, опи­сы­ва­ю­щие фонд. Есть еще и тем­пе­ра­тур­но-влаж­ност­ный ре­жим, и не­со­блю­де­ние его — для плен­ки ги­бель­но. Что тол­ку, ес­ли в Пе­тер­бур­ге бу­дут ле­жать ко­роб­ки, а в них — тру­ха? Без­услов­но, ес­ли бы го­су­дар­ство вы­де­ли­ло до­пол­ни­тель­ное фи­нан­си­ро­ва­ние на стро­и­тель­ство со­вре­мен­ных хра­ни­лищ в рос­сий­ских го­ро­дах, на но­вое обо­ру­до­ва­ние, на зар­пла­ту не толь­ко ки­но­ве­дов и ка­та­ло­ги­за­то­ров, но и тех­ни­ков, ин­же­не­ров — мы бы­ли бы счаст­ли­вы. Но на ме­стах мы по­лу­чи­ли лишь склад­ские по­ме­ще­ния, непри­год­ные для хра­не­ния ки­но­плен­ки.

У Гос­филь­мо­фон­да огром­ная коллекция филь­мов — од­на из трех круп­ней­ших в ми­ре, ра­бо­ты и с ней бо­лее чем до­ста­точ­но. И все рав­но мы счи­та­ем сво­им дол­гом спа­се­ние ма­те­ри­а­лов, раз­бро­сан­ных по стране.

При­чем для Пе­тер­бур­га, учи­ты­вая куль­тур­ный ста­тус го­ро­да, цен­ность кол­лек­ции и ком­пе­тен­цию специалистов (то­го же Гель­ве­ра в первую оче­редь), бы­ло сде­ла­но ис­клю­че­ние. «Пе­тер­бург­ский фи­ли­ал Гос­филь­мо­фон­да ни­кто не со­би­ра­ет­ся за­кры­вать» — это утвер­жде­ние «Но­вой га­зе­ты» я дол­жен опро­верг­нуть. Часть ма­те­ри­а­лов оста­нет­ся в го­ро­де: это неразо­бран­ные, неа­т­ри­бу­ти­ро­ван­ные ки­но­плен­ки, око­ло 15000 ко­ро­бок. Для иден­ти­фи­ка­ции этих ма­те­ри­а­лов мы рас­счи­ты­ва­ем на по­мощь Гель­ве­ра — экс­пер­та, от­лич­но зна­ю­ще­го ле­нин­град­скую ки­но­хро­ни­ку. Тем вре­ме­нем мы бу­дем по­сте­пен­но при­ни­мать на хра­не­ние ос­нов­ную часть кол­лек­ции. Ес­ли Пе­тер­бург дей­стви­тель­но за­ин­те­ре­со­ван в том, что­бы в го­ро­де бы­ла филь­мо­те­ка, пусть, на­ко­нец, вы­де­лят для петербургского фи­ли­а­ла до­стой­ное зда­ние: мы зай­мем­ся его обо­ру­до­ва­ни­ем и в даль­ней­шем смо­жем хра­нить там часть кол­лек­ции.

Су­ще­ству­ет точ­ка зре­ния, что ки­но­плен­ку мож­но оциф­ро­вать (под этим ча­сто под­ра­зу­ме­ва­ет­ся эле­мен­тар­ная запись DVD) и по­том вы­бро­сить. При этом яко­бы изоб­ра­же­ние со­хра­нит­ся на ве­ка. Это ил­лю­зия. Плен­ка (при пра­виль­ном хра­не­нии) дол­го­веч­на: 120 лет она уже вы­дер­жа­ла, по рас­че­там долж­на вы­дер­жать еще как ми­ни­мум несколь­ко ве­ков. Это един­ствен­ный на­деж­ный но­си­тель для хра­не­ния ки­но­ма­те­ри­а­лов. А вот га­ран­тий со­хран­но­сти циф­ры — да­же мас­си­вов на сер­ве­рах, не го­во­ря уж о DVD, — нет ни­ка­ких. Мож­но (и нуж­но!) стро­ить циф­ро­вые хра­ни­ли­ща, в ко­то­рых ма­те­ри­ал бу­дет пе­ре­пи­сы­вать­ся каж­дые несколь­ко лет, но это про­це­ду­ра дли­тель­ная и очень до­ро­го­сто­я­щая. Па­рал­лель­но на­до спасать ки­но­плен­ку. Во вся­ком слу­чае ту, что оста­лась.

Пуб­ли­ку­ем кад­ры проб к неза­вер­шен­ной «Пи­ко­вой да­ме» бра­тьев Ва­си­лье­вых (1946). До се­ре­ди­ны 1970-х ки­но­про­бы хра­ни­лись на «Лен­филь­ме», по­том бы­ли вы­ки­ну­ты. Свер­ху вниз: Бру­но Фрейнд­лих (Гер­манн) и Ели­за­ве­та Жи­ха­ре­ва (Гра­фи­ня), Се­ра­фи­ма Бир­ман (Гра­фи­ня), Га­ли­на Во­дя­ниц­кая (Ли­за)

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.