По­че­му да­же пре­зи­дент не мо­жет спа­сти уни­каль­ное учеб­ное за­ве­де­ние

Ев­ро­пей­ский уни­вер­си­тет еще на­де­ет­ся на­чать учеб­ный год с 1 но­яб­ря с но­вой ли­цен­зи­ей, но с каж­дым днем на­деж­да на чу­до та­ет. По­след­няя да­та, ко­гда это мо­жет ре­шить­ся, — 16 ок­тяб­ря. Вся це­поч­ка со­бы­тий по­ка­зы­ва­ет: не для то­го с Ев­ро­пей­ским пол­то­ра го­да вою

Novaya Gazeta - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ири­на ТУМАКОВА, «Фон­тан­ка.ру», — спе­ци­аль­но для «Но­вой га­зе­ты»

Врей­тин­ге эф­фек­тив­но­сти ву­зов Ми­но­бр­на­у­ки сре­ди 760 учеб­ных за­ве­де­ний по по­ка­за­те­лю «на­уч­но-ис­сле­до­ва­тель­ская де­я­тель­ность» в 2016 го­ду на пер­вой строч­ке сто­ял Ев­ро­пей­ский уни­вер­си­тет в Санк­тПе­тер­бур­ге.

— Я ис­кал вуз, где мож­но найти хо­ро­шую на­уч­ную сре­ду, ат­мо­сфе­ру, — го­во­рит Па­вел Сте­па­нов, по­сту­пив­ший на фа­куль­тет ис­то­рии ис­кусств как раз в 2016-м. — Кол­ле­ги го­во­ри­ли, что ес­ли хо­чешь за­ни­мать­ся ака­де­ми­че­ской на­у­кой, на­до ид­ти в Ев­ро­пей­ский: его от­ли­ча­ет глу­бо­кое по­гру­же­ние в на­уч­ную сре­ду, в на­уч­ный кон­текст. Я про­учил­ся все­го год. И по­ни­маю, что они бы­ли пра­вы.

Еще один по­ка­за­тель, по ко­то­ро­му Ев­ро­пей­ский уни­вер­си­тет был пер­вым, — фи­нан­со­вая де­я­тель­ность. Там со­зда­ли уни­каль­ную для Рос­сии фор­му фи­нан­си­ро­ва­ния — эн­да­у­мент. Та­кая мо­дель поз­во­ля­ла пла­тить сту­ден­там сти­пен­дии, про­фес­со­рам — зар­пла­ты, по­лу­чать до­ступ к луч­шим на­уч­ным биб­лио­те­кам и со­вер­шен­ство­вать то, что Ро­со­бр­над­зор на­зы­ва­ет ма­те­ри­аль­но-тех­ни­че­ской ба­зой. То­гда же, в 2016-м, Ев­ро­пей­ский ста­ли уни­что­жать за то, что ба­за эта у него, ока­зы­ва­ет­ся, под­ка­ча­ла, а уче­ные недо­ста­точ­но хо­ро­шо ат­те­сто­ва­ны.

Пер­вый акт

Па­вел толь­ко на­чал учить­ся — и по­чув­ство­вал на се­бе про­бле­мы уни­вер­си­те­та. Осе­нью 2016-го еще ка­за­лось, что это не фа­таль­но. К то­му же сре­ди учре­ди­те­лей Ев­ро­пей­ско­го — Алек­сей Куд­рин. Раз­ве ж та­кой по­кро­ви­тель не по­мо­жет? И ведь прав­да: три­жды на об­ра­ще­ния ву­за на­кла­ды­вал ре­зо­лю­цию «под­дер­жать» не кто-ни­будь, а пре­зи­дент Пу­тин.

— Нас по­сто­ян­но со­би­ра­ли и рас­ска­зы­ва­ли, что про­ис­хо­дит, — вспо­ми­на­ет Па­вел про­шлую осень. — За все го­ды уче­бы в преды­ду­щем уни­вер­си­те­те я не ви­дел та­кой про­зрач­но­сти.

На­пом­ним: ин­спек­то­ры Ро­со­бр­над­зо­ра при­шли в Ев­ро­пей­ский в мар­те 2016 го­да.

— На тот мо­мент у нас дей­стви­тель­но бы­ло мно­го упу­ще­ний, — при­зна­ет рек­тор Ев­ро­пей­ско­го уни­вер­си­те­та в Санк­тПе­тер­бур­ге Ни­ко­лай Вах­тин. — Что-то за­бы­ли на­пи­сать, где-то по­ле­ни­лись. Та­кое у всех бы­ва­ет.

Бы­ва­ет, мо­жет, и у всех, но не ко всем при­хо­дят. И уж точ­но не всех на­ка­зы­ва­ют. Ев­ро­пей­ский для на­ча­ла ли­ши­ли го­су­дар­ствен­ной ак­кре­ди­та­ции. Это озна­ча­ло, что сту­ден­тов-то обу­чать — по­жа­луй­ста, но ди­пло­мы ма­ги­стров бу­дут не го­су­дар­ствен­ные, а «фан­ти­ки» соб­ствен­но­го об­раз­ца. Сре­ди на­ру­ше­ний бы­ло, на­при­мер, и та­кое без­об­ра­зие: в тек­сте пра­вил при­е­ма нет льгот для аби­ту­ри­ен­тов из Кры­ма.

Те­перь есть мно­го вер­сий, за что бьют Ев­ро­пей­ский. По од­ной, на­при­мер, он за­ни­мал слиш­ком хо­ро­шее зда­ние: дво­рец гра­фа Ку­ше­ле­ва-Без­бо­род­ко на Га­га­рин­ской ули­це, близ Двор­цо­вой на­бе­реж­ной. Бла­го­да­ря упо­мя­ну­то­му эн­да­у­мен­ту и день­гам спон­со­ров мог поз­во­лить се­бе уход за объ­ек­том куль­тур­но­го на­сле­дия. Но в обе­их сто­ли­цах есть мно­го лю­дей, ко­то­рые мо­гут се­бе это поз­во­лить ни­чуть не ху­же ка­ко­го-то там ву­за. В со­сед­нем ис­то­ри­че­ском особ­ня­ке Фонд борь­бы с кор­руп­ци­ей на­шел квар­ти­ры по 150 мил­ли­о­нов за шту­ку, на них пре­тен­ду­ют лю­ди, свя­зан­ные, по вер­сии На­валь­но­го, с пре­мьер-ми­ни­стром Мед­ве­де­вым.

И уни­вер­си­тет дей­стви­тель­но из двор­ца по­про­си­ли — за стек­ло­па­ке­ты в двух ис­то­ри­че­ских ок­нах (для тех, ко­го ужа­са­ет та­кой ван­да­лизм, на­пом­ним, что в со­вет­ские го­ды дво­рец за­ни­мал Ин­сти­тут охра­ны тру­да ВЦСПС). И Ев­ро­пей­ский пе­ре­ехал в зда­ние на­про­тив, ко­то­рое еще рань­ше вы­ку­пил и со­би­рал­ся ис­поль­зо­вать во вре­мя за­пла­ни­ро­ван­ной ре­кон­струк­ции двор­ца. Но непри­ят­но­сти не за­кон­чи­лись. В прес­се по­яви­лись но­вые вер­сии. На­при­мер, что про­бле­мы у ву­за на­ча­лись по­сле до­не­се­ния де­пу­та­та Ми­ло­но­ва: вуз ве­дет гей-про­па­ган­ду.

— Нет, на­ча­лось еще до пись­ма Ми­ло­но­ва, — воз­ра­жа­ет Ни­ко­лай Вах­тин.

У всех бы­ва­ет

В 2016 го­ду про­дол­жи­лись и да­же ста­ли бо­лее ак­тив­ны­ми про­вер­ки всех него­су­дар­ствен­ных ву­зов. Сайт Ро­со­бр­над­зо­ра со­об­ща­ет, что за 2015–2017 го­ды та­ких про­ве­рок бы­ло 1600. В ре­зуль­та­те чис­ло ву­зов в стране со­кра­ти­лось вдвое: с 2300 до 1200. «Кар­ти­на из­ме­ни­лась су­ще­ствен­но, — ра­пор­то­вал на­чаль­ник управления над­зо­ра и кон­тро­ля Сер­гей Ру­ка­виш­ни­ков. — Те обра­зо­ва­тель­ные ор­га­ни­за­ции, ко­то­рые за­ни­ма­лись про­фа­на­ци­ей, бук­валь­но про­да­жей ди­пло­мов, фак­ти­че­ски пе­ре­ста­ли су­ще­ство­вать. Сту­ден­ты по­лу­чи­ли воз­мож­ность пе­рей­ти в те ву­зы, ко­то­рые да­ют дей­стви­тель­но ка­че­ствен­ное об­ра­зо­ва­ние».

Ро­со­бр­над­зор уве­ря­ет, что для него все рав­ны — неза­ви­си­мо от фор­мы соб­ствен­но­сти. Но, по дан­ным Ин­сти­ту­та про­блем пра­во­при­ме­не­ния при Ев­ро­пей­ском уни­вер­си­те­те, част­ные учеб­ные за­ве­де­ния про­ве­ря­ли вдвое ча­ще: 42 на сот­ню. Ро­со­бр­над­зор го­во­рит, что вы­би­рал неэф­фек­тив­ные ву­зы. Ин­сти­тут про­блем пра­во­при­ме­не­ния про­вел свой ана­лиз: по­сле про­ве­рок по­ка­за­те­ли эф­фек­тив­но­сти сни­жа­лись да­же у преж­де успеш­ных.

В 2016 го­ду про­вер­ке под­верг­лись 532 выс­ших учеб­ных за­ве­де­ния. По­смот­рим вы­бо­роч­но. В Гроз­нен­ском неф­тя­ном

За­то об­раз­цо­во-по­ка­за­тель­но ра­бо­та­ют Сре­тен­ская ду­хов­ная се­ми­на­рия РПЦ, где рек­то­ром — отец Ти­хон (Шев­ку­нов), Санкт-Пе­тер­бург­ская ду­хов­ная ака­де­мия РПЦ, По­волж­ский пра­во­слав­ный ин­сти­тут

тех­ни­че­ском уни­вер­си­те­те на­шли мас­су на­ру­ше­ний, но, ви­ди­мо, не та­ких ужас­ных, как в Ев­ро­пей­ском, на ли­цен­зии это не от­ра­зи­лось. Част­ный Ин­сти­тут СНГ был ли­шен ак­кре­ди­та­ции, но со­хра­нил ли­цен­зию, то есть он мо­жет учить тех, кто за­хо­чет там до­учи­вать­ся. В та­ком же по­ло­же­нии част­ный Ин­сти­тут меж­ду­на­род­ных от­но­ше­ний в Москве. За­то об­раз­цо­во-по­ка­за­тель­но ра­бо­та­ют Сре­тен­ская ду­хов­ная се­ми­на­рия РПЦ, где рек­то­ром — отец Ти­хон (Шев­ку­нов), Санкт-Пе­тер­бург­ская ду­хов­ная ака­де­мия РПЦ, По­волж­ский пра­во­слав­ный ин­сти­тут.

Акт вто­рой

По­сле мар­тов­ской про­вер­ки Ев­ро­пей­ский уни­вер­си­тет пред­ста­вил в Ро­со­бр­над­зор па­кет до­ку­мен­тов об устра­не­нии на­ру­ше­ний. Ак­кре­ди­та­цию вос­ста­но­ви­ли по су­ду. Вот тут как раз под­су­е­тил­ся де­пу­тат Ми­ло­нов, ко­то­ро­му вуз не да­вал по­коя. И еще груп­па его ини­ци­а­тив­ных еди­но­мыш­лен­ни­ков, пи­сав­ших в Ген­про­ку­ра­ту­ру: сти­пен­дию сту­ден­там да­ют чер­ным на­лом и в дол­ла­рах, нет мед­пунк­та, в зда­нии сплошь неза­кон­ные пе­ре­пла­ни­ров­ки и так да­лее. Ле­том в уни­вер­си­те­те по­бы­ва­ли пред­ста­ви­те­ли 11 над­зор­ных ор­га­нов и не на­шли ни­че­го ин­те­рес­но­го. Вер­нул­ся и Ро­со­бр­над­зор.

— Они на­шли на­ру­ше­ния, ко­то­рых не уви­де­ли рань­ше, — го­во­рит Ни­ко­лай Вах­тин.

На­при­мер — нет спорт­за­ла. Ар­гу­мен­ты, что в ма­ги­стер­ской про­грам­ме нет и уро­ков физ­куль­ту­ры, а для же­ла­ю­щих есть кон­тракт со спорт­ком­плек­сом, не сра­бо­та­ли. Еще од­но на­ру­ше­ние: недо­ста­точ­но вы­со­кая ква­ли­фи­ка­ция «пе­да­го­ги­че­ско­го со­ста­ва». Речь, на­до по­ни­мать, шла о том, что с нуж­ной пе­ри­о­дич­но­стью не ат­те­сто­ва­ли Ива­на Ку­рил­лу, Гри­го­рия Го­ло­со­ва, Дмит­рия Тра­ви­на, Вла­ди­ми­ра Гель­ма­на, Оле­га Хар­хор­ди­на и дру­гих уче­ных ми­ро­во­го уров­ня. Ев­ро­пей­ский опять от­чи­тал­ся об устра­не­нии на­ру­ше­ний, по­сле че­го в сен­тяб­ре ему за­пре­ти­ли при­ни­мать но­вых сту­ден­тов.

— В де­каб­ре уже и на сту­ден­тах ска­за­лось то, что про­ис­хо­дит, — рас­ска­зы­ва­ет Па­вел Сте­па­нов. — Уни­вер­си­те­ту при­оста­но­ви­ли ли­цен­зию, мы пе­ре­ста­ли учить­ся. За­кан­чи­вал­ся пер­вый се­местр, и мы не пред­став­ля­ли, как бу­дем успе­вать к сес­сии.

Но хвост Ев­ро­пей­ско­му ру­би­ли по ку­соч­кам. В де­каб­ре ли­цен­зию вос­ста­но­ви­ли.

— Сес­сию мы за­кры­ли, — про­дол­жа­ет Па­вел. — Но оста­ва­лась неопре­де­лен­ность, по­то­му что че­ре­да су­дов не пре­кра­ща­лась. Мы жи­ли от од­но­го ре­ше­ния су­да до дру­го­го. Вы­яс­ни­лось, что про­бле­ма со зда­ни­ем. Мы га­да­ли, сколь­ко вре­ме­ни это бу­дет длить­ся.

При­бли­жа­лась ве­сен­няя сес­сия, и ста­ло по­нят­но, что «это бу­дет длить­ся» не­дол­го.

— Нам при­хо­ди­лось про­во­дить на за­ня­ти­ях го­раз­до боль­ше вре­ме­ни, пре­по­да­ва­те­ли стре­ми­лись уло­жить­ся в остав­ши­е­ся дни, — вспо­ми­на­ет Па­вел. — В ито­ге мы сда­ли лет­нюю сес­сию на ме­сяц рань­ше.

В июле Ев­ро­пей­ский уни­вер­си­тет при­нял ре­ше­ние: боль­ше за ли­цен­зию не бо­роть­ся. Ро­со­бр­над­зор при­слал уве­дом­ле­ние, что ее дей­ствие пре­кра­ще­но. Как объ­яс­ня­ет ру­ко­во­ди­тель ап­па­ра­та рек­то­ра Ал­ла Са­мо­ле­то­ва, для ву­за это был так­ти­че­ский ход: преж­ней ли­цен­зии боль­ше нет, а зна­чит, фак­ти­че­ски нет и преж­них пре­тен­зий. Но­вое ли­цен­зи­ро­ва­ние — это на­ча­ло с чи­сто­го ли­ста. Ро­со­бр­над­зор боль­ше не смот­рит на недо­ат­те­сто­ван­ных про­фес­со­ров и про­бле­мы с учеб­ной про­грам­мой, это они при­дут про­ве­рять че­рез год. А по­ка для но­вой ли­цен­зии над­зор­но­му ор­га­ну на­до предъ­явить ма­те­ри­аль­но-тех­ни­че­скую ба­зу. В но­вом зда­нии. Ев­ро­пей­ский ждал ко­мис­сию, как ему ка­за­лось, во все­ору­жии.

«Ужас!»

В пер­вых чис­лах ав­гу­ста Ев­ро­пей­ский на­пра­вил в Ро­со­бр­над­зор па­кет до­ку-

мен­тов на но­вую ли­цен­зию. За­вя­за­лась бур­ная пе­ре­пис­ка. Уни­вер­си­тет слал до­ку­мен­ты — ему от­ве­ча­ли: до­ку­мен­тов ма­ло. На­ко­нец, при­сла­ли уве­дом­ле­ние, что­бы жда­ли но­вой про­вер­ки. И она при­е­ха­ла. Ре­зуль­тат ви­зи­та: 28 сен­тяб­ря в вы­да­че но­вой ли­цен­зии от­ка­за­но.

Ко­мис­сия, про­ве­ряв­шая вуз, со­сто­я­ла из ма­сте­ров сво­е­го де­ла. Алек­сандр Кра­силь­ни­ков — чи­нов­ник Ро­со­бр­на­до­зо­ра и три при­вле­чен­ных экс­пер­та. Двое из них — юри­сты. Мно­гие удив­ля­ют­ся, по­че­му юри­сты про­ве­ря­ли вуз, в ко­то­ром да­же юр­фа­ка нет. Но оба вне­се­ны в ре­естр экс­пер­тов Ро­со­бр­над­зо­ра как спе­ци­а­ли­сты по кон­тро­лю в сфе­ре об­ра­зо­ва­ния. Хо­тя «лю­бим» мы их не за это. Люд­ми­ла Гри­го­рье­ва, до­цент Са­ра­тов­ской юри­ди­че­ской ака­де­мии, — спе­ци­а­лист по «неже­ла­тель­ным ор­га­ни­за­ци­ям», экс­тре­миз­му и го­сиз­мене. До­цент СПбГУ Дмит­рий Синь­ков — экс­перт по жен­ской пре­ступ­но­сти и «оцен­ке ка­че­ства кад­ро­во­го обес­пе­че­ния ос­нов­ной об­ра­зо­ва­тель­ной про­грам­мы».

Чет­вер­тый член ко­мис­сии — ис­то­рик, про­рек­тор Го­су­ни­вер­си­те­та по зем­ле­устрой­ству Ири­на Ши­ро­ко­рад. Со сту­ден­че­ских лет увле­ка­лась ис­то­ри­ей КПСС и марк­сист­ско-ле­нин­ской фи­ло­со­фи­ей. В 2010 го­ду бы­ла оп­по­нен­том на за­щи­те дис­сер­та­ции, в ко­то­рой «Дис­сер­нет» на­шел некор­рект­ные за­им­ство­ва­ния. Про­хо­ди­ла за­щи­та в част­ном ву­зе — Мос­ков­ском ин­сти­ту­те эко­но­ми­ки, по­ли­ти­ки и пра­ва. В 2016 го­ду Ро­со­бр­над­зор про­во­дил и там про­вер­ку, но — по до­ку­мен­там, без вы­ез­да на ме­сто. Вуз от­де­лал­ся штра­фом.

В том же 2016-м Алек­сандр Кра­силь­ни­ков и Ири­на Ши­ро­ко­рад участ­во­ва­ли в про­вер­ке Мос­ков­ско­го тех­но­ло­ги­че­ско­го ин­сти­ту­та. Этот вуз не со­гла­шал­ся те­рять ли­цен­зию из-за то­го, что правила при­е­ма пуб­ли­ко­вал в Ин­тер­не­те, а не на стен­дах (обу­че­ние ди­стан­ци­он­ное). За­то во всех его по­ме­ще­ни­ях уста­нов­ле­ны ви­део­ка­ме­ры, о чем вез­де ви­сят пре­ду­пре­жде­ния. Не ви­на ин­сти­ту­та, что экс­пер­ты это­го не за­ме­ти­ли. Так, в рас­по­ря­же­нии Мо­сте­ха ока­зал­ся ужас­но ин­те­рес­ный ро­лик. Про­ве­ря­ю­щие об­суж­да­ют, что им де­лать: дру­гие экс­пер­ты уеха­ли, не най­дя «ни­че­го но­во­го», на­до под­пи­сы­вать акт о на­ру­ше­ни­ях, а неко­му. Кра­силь­ни­ков про­сто ко­пи­ру­ет ав­то­гра­фы уехав­ших, по­смат­ри­вая на об­раз­цы. При­хо­дит со­труд­ник уни­вер­си­те­та. Ши­ро­ко­рад за­ме­ча­ет ка­ме­ру и ин­те­ре­су­ет­ся, ве­дет­ся ли за­пись, есть ли в ней звук? Со­труд­ник от­ве­ча­ет: ко­неч­но. «Ужас!» — ти­хо кон­ста­ти­ру­ет Ши­ро­ко­рад.

Акт тре­тий

В ак­те, со­став­лен­ном ко­мис­си­ей в но­вом зда­нии Ев­ро­пей­ско­го, пе­ре­чис­ле­ны про­ве­рен­ные по­ме­ще­ния. Упо­мя­ну­та, кста­ти, «ком­на­та для за­ня­тий фи­зи­че­ской куль­ту­рой и спор­том». Сре­ди об­сле­до­ван­ных объ­ек­тов ко­мис­сия об­на­ру­жи­ла «туа­лет с рас­ши­рен­ным двер­ным про­емом, по­руч­ня­ми и штан­гой, крюч­ка­ми для одеж­ды, ко­сты­лей и дру­гих при­над­леж­но­стей» и «лифт со зву­ко­вой ин­фор­ми­ру­ю­щей сиг­на­ли­за­ци­ей». Тем не ме­нее она де­ла­ет вы­вод об от­сут­ствии «спе­ци­аль­ных усло­вий для по­лу­че­ния об­ра­зо­ва­ния обу­ча­ю­щи­ми­ся с огра­ни­чен­ны­ми воз­мож­но­стя­ми». Ка­кие имен­но нуж­ны усло­вия?

— Про­бле­ма в том, что они это­го не объ­яс­ня­ют, — раз­во­дит ру­ка­ми Ни­ко­лай Вах­тин. — Нам го­во­рят: чи­тай­те стан­дар­ты — там все на­пи­са­но. Мы чи­та­ем стан­дар­ты — там на­пи­са­но: ма­те­ри­аль­но-тех­ни­че­ские усло­вия долж­ны обес­пе­чи­вать… Они бе­рут эту фра­зу — и пе­ре­пи­сы­ва­ют с ча­стич­кой «не».

«Но­вая» об­ра­ти­лась к экс­пер­ту по со­зда­нию до­ступ­ной сре­ды — гла­ве ком­па­нии «По­лез­ные ин­но­ва­ции» Ва­си­лию Бон­да­ре­ву.

— На вхо­де дол­жен быть по­ло­гий пан­дус или подъ­ем­ник, — пе­ре­чис­ля­ет он. — На лест­ни­цах — так­тиль­но-кон­траст­ная мар­ки­ров­ка. В зда­нии не долж­но быть по­ро­гов. Лифт — с про­емом не мень­ше 80 сан­ти­мет­ров. Все над­пи­си в лиф­те про­дуб­ли­ро­ва­ны шриф­том Брай­ля. Долж­на быть воз­мож­ность свя­зать­ся с дис­пет­че­ром. Ев­ро­пей­ские требования пред­по­ла­га­ют да­же ви­део­связь. Для лю­дей с по­те­рей слу­ха долж­на быть ин­дук­ци­он­ная пет­ля: устрой­ство, пе­ре­да­ю­щее звук пря­мо в слу­хо­вой ап­па­рат.

Бон­да­рев при­зна­ет­ся: объ­ек­тов с та­ким обо­ру­до­ва­ни­ем, тем бо­лее — учеб­ных за­ве­де­ний, он не ви­дел в Пе­тер­бур­ге ни­ко­гда.

Но в Ев­ро­пей­ском боль­шая часть из пе­ре­чис­лен­но­го есть. И по­ло­гий вход без сту­пе­нек, и две­ри без по­ро­гов, и над­пи­си шриф­том Брай­ля… Ши­ро­кий лифт и туа­лет с по­руч­ня­ми опи­са­ны да­же в ак­те ко­мис­сии. Нет раз­ве что ви­део­свя­зи в лиф­те. Но ви­део­ка­ме­ра по­сто­ян­но пе­ре­да­ет изоб­ра­же­ние де­жур­но­му. Да, не хва­та­ет ин­дук­ци­он­ной пет­ли. Ви­ди­мо, ее-то и имели в ви­ду про­дви­ну­тые экс­пер­ты Ро­со­бр­над­зо­ра. На­вер­ня­ка ду­хов­ная се­ми­на­рия от­ца Ти­хо­на Шев­ку­но­ва и По­волж­ский пра­во­слав­ный ин­сти­тут — все при пет­лях.

Еще од­но на­ру­ше­ние, ука­зан­ное в ак­те, свя­за­но с «от­сут­стви­ем ма­те­ри­аль­но-тех­ни­че­ско­го обес­пе­че­ния об­ра­зо­ва­тель­ной де­я­тель­но­сти» для изу­че­ния эко­но­ми­ки, по­ли­то­ло­гии, со­цио­ло­гии, фи­ло­ло­гии и дру­гих на­ук. Но ка­кое «обес­пе­че­ние» тре­бу­ет­ся — не ука­за­но.

— На мой пря­мой во­прос, что, соб­ствен­но, не обес­пе­че­но, пред­се­да­тель ко­мис­сии от­ве­тил: Ро­со­брад­зор — не кон­суль­та­тив­ный

Три­жды на об­ра­ще­ния ву­за на­кла­ды­вал ре­зо­лю­цию «под­дер­жать» пре­зи­дент Пу­тин

ор­ган, а над­зор­ный, — го­во­рит Ни­ко­лай Вах­тин.

Тем не ме­нее, за­ме­ча­ет рек­тор, ни­ка­ких неустра­ни­мых пре­пят­ствий нет. Сле­ду­ю­щая да­та, ко­гда мо­жет ре­шить­ся бу­ду­щее Ев­ро­пей­ско­го уни­вер­си­те­та, — 16 ок­тяб­ря: к это­му дню долж­но быть яс­но, да­дут ли но­вую ли­цен­зию.

— По идее, долж­ны, — на­де­ет­ся Ни­ко­лай Вах­тин. — Ес­ли они изна­чаль­но не ста­ви­ли за­да­чу услож­нить на­шу жизнь до пре­де­ла. Но есть же пре­де­лы аб­сур­да.

Сту­ден­ты

По­ка Ев­ро­пей­ский уни­вер­си­тет ра­бо­та­ет в ста­ту­се НИИ. Он мо­жет за­ни­мать­ся про­све­ще­ни­ем, но не об­ра­зо­ва­ни­ем. Раз­ни­цу зна­ют в Ро­со­бр­над­зо­ре и в нуж­ный мо­мент о ней мо­гут вспом­нить. На­ру­ше­ние «ре­гла­мен­та» гро­зит рек­то­ру уго­лов­ной ста­тьей.

Сту­ден­там вуз пред­ло­жил на вы­бор два пу­ти. Пер­вый путь — пе­ре­ве­стись ту­да, где есть ма­ги­стра­ту­ры по их спе­ци­аль­но­сти. Пе­тер­бург­ские и мос­ков­ские уни­вер­си­те­ты от­нес­лись к си­ту­а­ции с по­ни­ма­ни­ем. Сту­ден­тов при­ня­ли Выс­шая шко­ла эко­но­ми­ки, Пе­ду­ни­вер­си­тет име­ни Гер­це­на, СПбГУ, РГГУ и МГИМО. Но та­ких, кто ре­шил пе­ре­во­дить­ся, ока­за­лось все­го 11 че­ло­век. Еще 110 пред­по­чли вто­рой путь: фор­маль­но от­чис­лить­ся — и ждать, ко­гда Ев­ро­пей­ско­му да­дут но­вую ли­цен­зию.

Опу­стев­шие ауди­то­рии Ев­ро­пей­ско­го уни­вер­си­те­та

Сту­ден­ты и слу­ша­те­ли Ев­ро­пей­ско­го уни­вер­си­те­та про­те­сту­ют про­тив за­кры­тия. Нев­ский про­спект

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.