Стра­те­гия же­сто­ко­сти

След­ствен­ный ко­ми­тет за­дер­жал Со­фью Ап­фель­ба­ум, ди­рек­то­ра Рос­сий­ско­го ака­де­ми­че­ско­го мо­ло­деж­но­го те­ат­ра

Novaya Gazeta - - ТЕМЫ НЕДЕЛИ - От­дел куль­ту­ры

За­чем? Для че­го аре­сто­вы­вать че­ло­ве­ка, чья ви­на не до­ка­за­на, а толь­ко, как те­перь при­ня­то, ши­ро­ко озву­че­на в СМИ? Для че­го ло­мать судь­бу и об­ру­ши­вать ре­пу­та­цию? Для че­го по­ка­зы­вать огром­но­му те­ат­раль­но­му со­об­ще­ству стра­ны, что так мо­жет про­изой­ти с каж­дым?

Для то­го что­бы все, кто се­год­ня за­ни­ма­ет­ся те­ат­ром, по­чув­ство­ва­ли се­бя за­лож­ни­ка­ми го­су­дар­ства. Чтоб чув­ство­ва­ли се­бя внут­ри пье­сы, со­чи­ня­е­мой гра­фо­ма­на­ми-си­ло­ви­ка­ми, и стра­ши­лись. Чтоб зна­ли: се­год­ня по­эт в Рос­сии мень­ше, чем по­эт, и в ко­ле­се из­би­ра­тель­но­го пра­во­су­дия про­кру­тить мо­гут каж­до­го. Од­на из са­мых от­вра­ти­тель­ных ча­стей рос­сий­ской фе­ми­ды-гор­го­ны: ее нев­се­общ­ность, ее раз­ре­шен­ная из­би­ра­тель­ность.

То, что ка­жет­ся чу­до­вищ­ным всем, кто зна­ет Со­фью Ап­фель­ба­ум в жиз­ни и в ра­бо­те, — ря­до­вой слу­чай прак­ти­ки ны­неш­не­го пра­во­су­дия. Бе­рут и са­жа­ют, что­бы до­бить­ся ес­ли не при­зна­ния ви­ны, то до­су­деб­но­го со­гла­ше­ния. Го­тов­но­сти со­труд­ни­чать со след­стви­ем в об­мен на жизнь под до­маш­ним аре­стом, а не в ка­ме­ре. За по­след­ние два го­да чис­ло лю­дей, под­пи­сав­ших та­кое со­гла­ше­ние, вы­рос­ло в неис­чис­ли­мых про­пор­ци­ях.

Алек­сандр Лав­ров, сле­до­ва­тель по осо­бо важ­ным де­лам, воз­глав­ля­ю­щий груп­пу, бро­шен­ную на «Те­ат­раль­ное де­ло», — вер­ный по­сле­до­ва­тель ген­про­ку­ро­ра Вы­шин­ско­го; он то­же, су­дя по всем его дей­стви­ям, ре­ше­ни­ям, ре­чам в так на­зы­ва­е­мом «Те­ат­раль­ном де­ле», це­нит пре­вы­ше все­го ца­ри­цу до­ка­за­тельств. Ему сно­ва нуж­но при­зна­ние. Или — юри­ди­че­ски за­ве­рен­ная го­тов­ность со­труд­ни­чать.

Ведь она, по су­ти, сни­ма­ет с плеч об­ви­не­ния тя­же­лей­шую про­фес­си­о­наль­ную обя­зан­ность — до­ка­зы­вать ви­ну лю­дей, за­щи­щен­ных пре­зумп­ци­ей неви­нов­но­сти. Вы­бил го­тов­ность со­труд­ни­чать — и сво­бо­ден. Ви­но­вен один — ви­нов­ны все.

Рань­ше, в го­ды Боль­шо­го тер­ро­ра, при­зна­ние вы­би­ва­ли пыт­ка­ми.

Сей­час — изо­ля­ция до су­да, уго­лов­ни­ки в ка­ме­ре, жест­кий ре­жим за­клю­че­ния. Быв­ший от­вет­ствен­ный со­труд­ник Ми­ни­стер­ства куль­ту­ры, ку­ри­ро­вав­ший мно­же­ство те­ат­раль­ных про­ек­тов, те­перь ста­но­вит­ся — по пред­ва­ри­тель­но­му об­ви­не­нию, без су­да — чуть ли не цен­траль­ной фи­гу­рой гря­ду­ще­го про­цес­са: под­го­то­ви­ла афе­ру — хи­ще­ние 68 мил­ли­о­нов — и яко­бы ле­га­ли­зо­ва­ла ее.

Меж­ду тем са­ма Ап­фель­ба­ум, не раз да­вав­шая «Но­вой» ком­мен­та­рии по хо­ду про­цес­са, ви­ни­ла се­бя в од­ном: не тре­бо­ва­ла жест­ко все­го объ­е­ма так на­зы­ва­е­мых «пер­ви­чек»: фи­нан­со­вых до­ку­мен­тов ре­ши­тель­но по всем хо­зяй­ствен­ным опе­ра­ци­ям, необ­хо­ди­мым для под­го­тов­ки спек­так­лей. Сей­час за нехват­ку «пер­ви­чек» ее за­ста­вят пе­ре­жить то, что пе­ре­жить мо­жет не вся­кий человек.

Ко­гда Дмит­рий Мед­ве­дев был гла­вой го­су­дар­ства, то, хоть он и учил­ся там же, где и ны­неш­ний, вче­раш­ний и зав­траш­ний наш пре­зи­дент, он мно­го­крат­но го­во­рил о том, что по эко­но­ми­че­ским пре­ступ­ле­ни­ям человек си­деть во­об­ще не дол­жен, о том, что нуж­но смяг­чать прак­ти­ку до­су­деб­но­го на­ка­за­ния и об­лег­чать, меж­ду про­чим, та­ким об­ра­зом бре­мя бюд­же­та. Об этом же го­во­рит и 108 ста­тья УПК, ко­то­рая ра­бо­та­ет ис­клю­чи­тель­но вы­бо­роч­но.

Но След­ствен­ный ко­ми­тет во гла­ве с Алек­сан­дром Баст­ры­ки­ным — сам се­бе власть, еще немно­го и по­вто­рит вслед за фран­цуз­ским «ко­ро­лем-солн­цем» «Го­су­дар­ство — это я!»: да в сущ­но­сти, уже де­мон­стри­ру­ет это мно­го­чис­лен­ны­ми све­же­от­кры­ты­ми де­ла­ми.

«За­чем кру­жит­ся ветр в овра­ге, за­чем ара­па сво­е­го мла­дая лю­бит Дез­де­мо­на?» — во­про­шал ко­гда-то в «Еги­пет­ских но­чах» Пуш­кин, вос­хи­ща­ясь непред­ска­зу­е­мо­стью хо­да ве­щей. И от­ве­чал: «…за­тем, что вет­ру

Бу­ду­щий про­цесс об­ви­не­ние в ка­ком­то смыс­ле уже про­иг­ра­ло

и ор­лу и серд­цу де­вы нет за­ко­на». Се­год­ня пред­ска­зу­е­мо все: за­ко­на нет ни для ко­го, в ко­го вце­пит­ся неумо­ли­мая дер­жав­ная пти­ца.

Сле­до­ва­те­ли по­всю­ду ищут до­ка­за­тель­ства ви­ны Со­фьи Ап­фель­ба­ум. Но те­ат­раль­но­му со­об­ще­ству сто­ли­цы уже не важ­но, най­дут или нет. Бу­ду­щий про­цесс об­ви­не­ние в ка­ком-то смыс­ле уже про­иг­ра­ло. Да­же ес­ли суд прой­дет как па­рад до­ка­за­тельств ви­нов­но­сти всех при­част­ных к де­лу «Седь­мой сту­дии», об­ще­ство в луч­шей сво­ей ча­сти (де­сят­ки флаг­ма­нов рос­сий­ской куль­ту­ры, пер­вых ее лиц под­пи­са­ли по­ру­чи­тель­ства за фи­гу­ран­тов бу­ду­ще­го про­цес­са) ему уже не по­ве­рит. Стра­те­ги­че­ская же­сто­кость го­су­дар­ства, пи­сал неко­гда Воль­тер, от­вра­ща­ет от него серд­ца под­дан­ных.

Нель­зя из­ба­вить­ся от ощу­ще­ния, что власть и об­ра­зо­ван­ная про­слой­ка, вклю­чая де­я­те­лей куль­ту­ры, по­ме­ня­лись ме­ста­ми: «Ужо вам!» — от­ныне раз­но­сит­ся ис­клю­чи­тель­но свер­ху.

От­лич­ный старт из­би­ра­тель­ной кам­па­нии пре­зи­ден­та Рос­сии.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.