Впе­ред, в гет­то

Ка­кие идеи си­о­ни­ста Вла­ди­ми­ра Жа­бо­тин­ско­го ак­ту­аль­ны для се­го­дняш­ней Рос­сии, ока­зав­шей­ся в изо­ля­ции

Novaya Gazeta - - ПОЛЕМИКА С ПЕРЕХОДОМ НА ЛИЧНОСТИ - Алек­сандр МЕЛИХОВ

Пуб­ли­ци­сти­ку Вла­ди­ми­ра (он же Вольф, он же Зе­эв) Жа­бо­тин­ско­го, чей день рож­де­ния 18 ок­тяб­ря ре­гу­ляр­но про­хо­дит неза­ме­чен­ным, при ста­ром ре­жи­ме мы чи­та­ли на кон­тра­банд­ной па­пи­рос­ной бу­ма­ге с ощу­ще­ни­ем, что пре­уве­ли­чи­ва­ет глав­си­о­нист, пре­уве­ли­чи­ва­ет. Да неужто же Укра­и­на и Бе­ло­рус­сия ко­гда-нибудь и впрямь от­де­лят­ся от Рос­сии — с ка­кой ста­ти? Неужто прав­да, что дру­зей у ев­ре­ев, да и у лю­бо­го дру­го­го на­ро­да, ни­ко­гда не бы­ло и не бу­дет, что каж­дый дол­жен рас­счи­ты­вать толь­ко на се­бя, а на дру­гих лишь в той сте­пе­ни, в ка­кой это со­от­вет­ству­ет их соб­ствен­ным ин­те­ре­сам? Что не нуж­но влюб­лять­ся в чу­жую куль­ту­ру боль­ше, чем в свою, а к чу­жо­му мне­нию о се­бе сле­ду­ет от­но­сить­ся с веж­ли­вым рав­но­ду­ши­ем? Это бы­ли ти­пич­ные идеи на­ци­о­наль­ной ис­клю­чи­тель­но­сти — поз­во­лив­шие, од­на­ко, со­здать вполне де­мо­кра­ти­че­ское ев­рей­ское го­су­дар­ство, быст­ро сде­лав­ше­е­ся рав­но­прав­ным чле­ном от­кры­то­го ми­ро­во­го со­об­ще­ства.

Мы, евреи, счи­тал Жа­бо­тин­ский, ни­ко­гда не бу­дем по-на­сто­я­ще­му ин­те­рес­ны ве­ли­ким дер­жа­вам в ка­че­стве со­юз­ни­ков — нас слиш­ком ма­ло. Са­мое боль­шее, мо­жем ока­зать­ся по­лез­ны для кра­си­во­го про­па­ган­дист­ско­го же­ста — сим­во­ли­че­ские же­сты, по­ни­мал Жа­бо­тин­ский, ед­ва ли не важ­нее ре­аль­ных дел в на­шем ми­ре, все­гда во­оду­шев­ля­ю­щем­ся ка­ки­ми­то фан­то­ма­ми. По­это­му горст­ка ев­ре­ев, при­ни­ма­ю­щих уча­стие в Пер­вой ми­ро­вой войне на сто­роне Ан­глии про­тив Тур­ции, спо­соб­на под­толк­нуть Ан­глию при­нять де­кла­ра­цию о неко­то­ром пра­ве ев­ре­ев на ту­рец­кую Па­ле­сти­ну. Жа­бо­тин­ский и сфор­ми­ро­вал ев­рей­ский ле­ги­он в со­ста­ве ар­мии Ве­ли­ко­бри­та­нии, 2 но­яб­ря 1917 го­да рас­пла­тив­шей­ся с си­о­ни­ста­ми Декла­ра­ци­ей Баль­фу­ра: «Пра­ви­тель­ство Его Ве­ли­че­ства с одоб­ре­ни­ем рас­смат­ри­ва­ет во­прос о со­зда­нии в Па­ле­стине на­ци­о­наль­но­го оча­га для ев­рей­ско­го на­ро­да и при­ло­жит все уси­лия для со­дей­ствия до­сти­же­нию этой це­ли; при этом яс­но под­ра­зу­ме­ва­ет­ся, что не долж­но про­из­во­дить­ся ни­ка­ких дей­ствий, ко­то­рые мог­ли бы на­ру­шить граж­дан­ские и ре­ли­ги­оз­ные пра­ва су­ще­ству­ю­щих неев­рей­ских об­щин в Па­ле­стине или же пра­ва и по­ли­ти­че­ский ста­тус, ко­то­ры­ми поль­зу­ют­ся евреи в лю­бой дру­гой стране».

«Не долж­но про­из­во­дить­ся ни­ка­ких дей­ствий, ко­то­рые мог­ли бы на­ру­шить» — при же­ла­нии эта ого­вор­ка была спо­соб­на от­ме­нить все, ибо не су­ще­ству­ет дей­ствий, ко­то­рые бы че­го-ли­бо не на­ру­ша­ли. Да и Ллойд Джордж то­гда же от­кро­вен­но разъ­яс­нил, что Декла­ра­ция Баль­фу­ра яв­ля­ет­ся не ак­том ми­ло­сер­дия, но сдел­кой в об­мен на «под­держ­ку ев­ре­я­ми все­го ми­ра де­ла со­юз­ни­ков». А впо­след­ствии до­воль­но мно­гие ан­глий­ские шиш­ки и во­все пы­та­лись от­ме­нить ее: в 1939 го­ду в «Бе­лой кни­ге» бри­тан­ско­го пра­ви­тель­ства бы­ло про­пе­ча­та­но, что «под­держ­ка со­зда­ния ев­рей­ско­го го­су­дар­ства в Па­ле­стине не яв­ля­ет­ся ча­стью его внеш­ней по­ли­ти­ки». А даль­ше шел пе­ре­чень огра­ни­че­ний, прак­ти­че­ски пе­ре­чер­ки­ва­ю­щих со­зда­ние «на­ци­о­наль­но­го оча­га»: это бу­дет еди­ное дву­на­ци­о­наль­ное го­су­дар­ство ев­ре­ев и ара­бов, на пер­вом эта­пе им­ми­гра­ция со­ста­вит 25 ты­сяч че­ло­век, а в даль­ней­шие пять лет раз­ре­ше­на им­ми­гра­ция по де­сять ты­сяч ев­ре­ев еже­год­но, в об­щей слож­но­сти 75 ты­сяч че­ло­век. Даль­ней­шее же уве­ли­че­ние им­ми­гра­ци­он­ных квот ста­нет за­ви­сеть от араб­ско­го со­гла­сия (ко­то­ро­го на­вер­ня­ка не бу­дет). 95% зем­ли Па­ле­сти­ны бу­дет за­пре­ще­но про­да­вать ев­ре­ям по при­чине есте­ствен­но­го при­ро­ста араб­ско­го на­се­ле­ния.

В сущ­но­сти, это был пол­ный от­каз от преж­них обя­за­тельств как раз на по­ро­ге Вто­рой ми­ро­вой вой­ны, ко­гда уже на­ча­лось мас­со­вое бег­ство ев­ре­ев из Ев­ро­пы. И ре­ак­ция на это пре­да­тель­ство воз­мож­на была вполне есте­ствен­ная — дет­ская: ах, вы нас об­ма­ну­ли, так мы вам то­же бу­дем па­ко­стить, сколь­ко су­ме­ем. Но ко­вар­ные си­о­ни­сты дей­ство­ва­ли по-взрос­ло­му: ах, вы нас об­ма­ну­ли — так мы вас ис­поль­зу­ем. То­же в той ме­ре, в ка­кой су­ме­ем. Они и Ста­ли­на су­ме­ли ис­поль­зо­вать, по­ма­нив его мор­ков­кой ев­рей­ско­го со­ци­а­лиз­ма, — ста­ло быть, со­юз­ни­че­ско­го, ес­ли ис­хо­дить из идео­ло­гии. Но си­о­ни­сты по­ста­ви­ли на ре­аль­ное со­от­но­ше­ние сил, то есть на Аме­ри­ку. И по­ка вро­де бы не про­иг­ра­ли.

Про­иг­ра­ли со­вет­ские евреи, ко­то­рым при­шлось рас­пла­чи­вать­ся за «пре­да­тель­ство» сво­их со­пле­мен­ни­ков, хо­тя во взрос­лом ми­ре боль­шой по­ли­ти­ки та­кой ка­те­го­рии, как пре­да­тель­ство, про­сто не су­ще­ству­ет: там ни­кто ни­ко­му ни­че­го не обя­зан. Но вот о сво­их со­вет­ских «бра­тьях» си­о­ни­сты вро­де бы долж­ны бы­ли по­за­бо­тить­ся, яс­но же бы­ло, что Ста­лин им так это­го не спу­стит. Но со­зда­ние соб­ствен­но­го го­су­дар­ства для си­о­ни­стов бы­ло важ­нее.

Жа­бо­тин­ский счи­тал да­же, что и от клас­со­вой борь­бы нуж­но вре­мен­но от­ка­зать­ся во имя на­ци­о­наль­но­го един­ства, за что ле­вые кол­ле­ги че­сти­ли его Вла­ди­ми­ром Гит­ле­ром и про­сто «ду­че».

Ле­вые си­о­ни­сты, ко­неч­но, то­же стре­ми­лись к со­зда­нию ев­рей­ско­го на­ци­о­наль­но­го го­су­дар­ства, но, ка­жет­ся, ве­ри­ли и в воз­мож­ное един­ство все­го че­ло­ве­че­ско­го ро­да. В ХIХ ве­ке в это ве­ри­ли мно­гие: ко­гда евреи вый­дут из гет­то и вой­дут в се­мью про­све­щен­ных на­ро­дов, на­ци­о­наль­ная рознь от­па­дет са­ма со­бой. А вот Жа­бо­тин­ский в сво­ем ро­мане «Сам­сон на­зо­рей» со­всем ина­че изоб­ра­зил чув­ства ев­рея, пы­та­ю­ще­го­ся вый­ти из гет­то, что­бы сде­лать­ся сво­им в бо­лее вы­со­ко­куль­тур­ном и мо­гу­ще­ствен­ном об­ще­стве: неоте­сан­ные евреи в ро­мане при­е­ха­ли к изыс­кан­ным фи­ли­стим­ля­нам на некую «де­ка­ду друж­бы», пи­тая к хо­зя­е­вам сме­шан­ные чув­ства по­лу­за­ви­сти-по­лу­вос­хи­ще­ния, а уеха­ли, ис­пол­нен­ные бес­при­мес­ной враж­дой. По­доб­ное про­изо­шло и в ре­аль­но­сти, ко­гда са­мая энер­гич­ная, ода­рен­ная и че­сто­лю­би­вая часть ев­рей­ской мо­ло­де­жи по­пы­та­лась вый­ти из гет­то в бли­ста­ю­щий мир: их при­ня­ли с объ­я­ти­я­ми, не на­столь­ко ши­ро­ко рас­про­стер­ты­ми, как им гре­зи­лось…

В по­след­ние го­ды оби­та­те­ля­ми неко­е­го гет­то на обо­чине «ци­ви­ли­зо­ван­но­го ми­ра» на­чи­на­ют ощу­щать се­бя уже не евреи, а рус­ские. При этом на­ме­ча­ют­ся ров­но те же спо­со­бы разо­рвать уни­зи­тель­ную гра­ни­цу, ко­то­рая бо­лез­нен­но ощу­ща­ет­ся да­же в тех слу­ча­ях, ко­гда су­ще­ству­ет ис­клю­чи­тель­но в во­об­ра­же­нии. Пер­вый спо­соб — пе­ре­шаг­нуть гра­ни­цу, сде­лать­ся боль­ши­ми за­пад­ни­ка­ми, чем пре­зи­дент аме­ри­кан­ский. Вто­рой — объ­явить гра­ни­цу несу­ще­ству­ю­щей: все мы де­ти еди­но­го че­ло­ве­че­ства, без­гра­нич­но пре­дан­но­го об­ще­че­ло­ве­че­ским цен­но­стям. Тре­тий — про­воз­гла­сить свое гет­то ис­тин­ным цен­тром ми­ра, впасть в эк­заль­ти­ро­ван­ное поч­вен­ни­че­ство. И чет­вер­тый, са­мый опас­ный, — по­пы­тать­ся раз­ру­шить тот клуб, ку­да те­бя не пус­ка­ют. По­это­му идеи Жа­бо­тин­ско­го для се­го­дняш­ней Рос­сии как нель­зя бо­лее ак­ту­аль­ны. Не враж­до­вать и не уго­ждать вла­ды­кам ми­ра, а ис­кать об­щие ин­те­ре­сы в борь­бе про­тив об­щих вы­зо­вов, вы­би­рать за­пад­ный путь раз­ви­тия не в уго­ду по­ли­ти­че­ской мо­де, а из со­об­ра­же­ний вполне ра­ци­о­наль­ных и да­же эго­и­сти­че­ских — этот путь си­о­низ­ма Рос­сия вполне бы мог­ла из­брать в ка­че­стве пре­сло­ву­то­го «тре­тье­го пу­ти».

Ко­гда си­о­нист­ские ро­ман­ти­ки за­го­во­ри­ли о неко­ем ев­рей­ском евразий­стве, о го­су­дар­стве, со­еди­ня­ю­щем чер­ты За­па­да и Во­сто­ка, Жа­бо­тин­ский дал от­пор: ка­кие еще чер­ты Во­сто­ка — угне­те­ние жен­щи­ны, от­сут­ствие де­мо­кра­тии, об­ра­зо­ва­ние под кон­тро­лем кле­ри­ка­лов?..

Жа­бо­тин­ский не был ту­пым на­ци­о­на­ли­стом. На склоне сво­их лет он при­знал ко­неч­ной це­лью сво­ей де­я­тель­но­сти не про­сто со­зда­ние ев­рей­ско­го неза­ви­си­мо­го го­су­дар­ства, а «то, во имя че­го, в сущ­но­сти, су­ще­ству­ют ве­ли­кие на­ции — со­зда­ние на­ци­о­наль­ной куль­ту­ры, ко­то­рая бу­дет из­лу­чать свой свет на весь мир».

Ощу­ща­ет ли се­го­дняш­ний мир на се­бе этот свет? Не бы­ло ли ев­рей­ство в рас­се­я­нии бо­лее уни­каль­ным и «све­то­нос­ным» куль­тур­ным яв­ле­ни­ем, неже­ли ев­рей­ство «нор­ма­ли­зо­ван­ное»? Этот во­прос за­да­ют се­бе мно­гие, но я ду­маю, что су­перуспеш­ное уча­стие ев­ре­ев в куль­тур­ной жиз­ни За­па­да бы­ло од­но­вре­мен­ным дви­же­ни­ем к ас­си­ми­ля­ции, и ко­гда Жа­бо­тин­ско­го спра­ши­ва­ли, по­че­му он хо­чет сде­лать го­су­дар­ствен­ным язы­ком в бу­ду­щем Из­ра­и­ле не по­лу­меж­ду­на­род­ный ан­глий­ский, а мерт­вый иврит, он от­ве­чал: «По­то­му».

Гет­то бы­ло бед­ным и уни­зи­тель­ным, но оно ограж­да­ло от ас­си­ми­ля­ции, да и про­сто от срав­не­ния се­бя с бо­лее успеш­ным ми­ром. Се­го­дня у нас сно­ва хва­та­ет охот­ни­ков вер­нуть­ся в со­вет­ское гет­то, да и на За­па­де очень мно­гих это воз­вра­ще­ние вполне устро­и­ло. Изо­ли­ру­ю­щая же­лез­ная сте­на уже на­чи­на­ет ка­зать­ся наи­луч­шим вы­хо­дом для мно­гих и по ту, и по дру­гую ее сто­ро­ну: уж луч­ше со­всем не хо­дить друг к дру­гу в го­сти, ес­ли вся­кая по­пыт­ка дру­жить за­кан­чи­ва­ет­ся скан­да­лом. Пло­хо здесь толь­ко од­но: вся­кое гет­то яв­ля­ет­ся ис­точ­ни­ком фа­на­тиз­ма и со­ци­аль­но­го про­жек­тер­ства. Что мы в по­след­ние го­ды и на­блю­да­ем. Но же­лез­ную сте­ну невоз­мож­но убрать в од­но­сто­рон­нем по­ряд­ке…

Как пре­одо­леть гра­ни­цу, «син­дром вто­ро­сте­пен­но­сти»? Стать боль­ши­ми за­пад­ни­ка­ми, чем За­пад? Объ­явить гра­ни­цу несу­ще­ству­ю­щей? Про­воз­гла­сить свое гет­то цен­тром ми­ра? Са­мый опас­ный путь — пы­тать­ся раз­ру­шить клуб, ку­да те­бя не пус­ка­ют...

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.