Осен­няя все­рос­сий­ская Ра­до­ни­ца

Ак­ция «Воз­вра­ще­ние имен» впер­вые про­шла в Крас­но­яр­ске

Novaya Gazeta - - 30 ОКТЯБРЯ - Алек­сей ТАРАСОВ, «Но­вая», Крас­но­ярск, фо­то ав­то­ра

30ок­тяб­ря, сме­няя друг дру­га, крас­но­яр­цы чи­та­ют име­на рас­стре­лян­ных зем­ля­ков. Каж­до­му вы­да­ют лист с крат­кой ин­фор­ма­ци­ей о че­ты­рех уби­тых: ра­бо­чие, мат­ро­сы, шор­ни­ки, по­пы, кол­хоз­ни­ки, са­пож­ни­ки, ко­ню­хи… По­том мож­но до­ба­вить ко­го-то из сво­их. По­ми­на­ют: от­ца, от­ца и бра­та, пра­де­да, от­ца и мать, де­да, сно­ва от­ца, пра­де­да му­жа.

— Еле­на Осваль­дов­на Фей­ги­на, — пред­став­ля­ет­ся мне по­том та, кто доль­ше всех за­дер­жи­ва­ет­ся у мик­ро­фо­на. По­сле про­чте­ния че­ты­рех вы­дан­ных фа­ми­лий она за­чи­ты­ва­ет, пе­ре­кре­стив­шись, де­сять фа­ми­лий сво­их род­ных на­чи­ная с де­да — это эс­тон­цы (се­ту) с рус­ски­ми фа­ми­ли­я­ми Ива­нов да Бо­г­да­нов. Всех де­ся­те­рых род­ных Еле­ны Осваль­дов­ны рас­стре­ля­ли в один день 24 июля 1938 го­да в Кан­ске.

— Мо­люсь за них, про­шу за них у Гос­по­да, пом­ню всех, хо­тя ни­ко­го из них ни­ко­гда не ви­де­ла, я в 54-м ро­ди­лась. На­де­юсь, что они ме­ня ви­дят и ра­ду­ют­ся, что я за них здесь бо­лею и мо­люсь. Трое де­тей и чет­ве­ро вну­ков у ме­ня. Рас­ска­зы­ваю им. Мои вну­чат­ки цве­ты воз­ло­жи­ли и уже до­мой по­еха­ли — хо­лод­но, а они бо­ле­ют… Я еще не всех пе­ре­чис­ли­ла, и, да, всех в один день уби­ли. Фо­то есть.

Гуг­лю фо­то род­ни Еле­ны Осваль­дов­ны — бла­го в Крас­но­яр­ске есть Алек­сей Ба­бий и со­здан­ный им сайт «Ме­мо­ри­а­ла» — ед­ва ли не пер­вый из мест­ных сай­тов. Тем вре­ме­нем сам Ба­бий идет успо­ка­и­вать на­бе­жав­шую шум­ную шко­ло­ту — они, дья­во­ля­та, мчат­ся с ди­ки­ми воп­ля­ми из му­зея. Здесь тре­бу­ют­ся неко­то­рые по­яс­не­ния.

По дан­ным кра­е­во­го ГУ МВД, в Крас­но­яр­ском крае на­хо­ди­лось бо­лее 600 тыс. ссыль­ных-спец­по­се­лен­цев. За­клю­чен­ных, по дан­ным «Ме­мо­ри­а­ла», опи­ра­ю­ще­го­ся на циф­ры РУ ФСБ, про­ку­ра­ту­ры, гос­ар­хи­ва, в крае на­хо­ди­лось не ме­нее 400 тыс. То есть из стро­ив­ших здесь ком­му­низм двух мил­ли­о­нов душ каж­дый вто­рой был неволь­ни­ком — в за­клю­че­нии, спец­по­се­ле­нии, труд­ком­му­нах. По 58-й ста­тье аре­сто­ва­ны в крае бы­ли 50 тыс. че­ло­век, рас­стре­ля­ны 18 тыс. Тем не ме­нее в Крас­но­яр­ске па­мят­ни­ка жерт­вам по­лит­ре­прес­сий нет, есть лишь па­мят­ный (за­клад­ной) ка­мень — как при­строй­ка к му­зей­но­му цен­тру «Пло­щадь ми­ра», быв­ше­му фи­ли­а­лу му­зея Ле­ни­на. И с ви­дом на мо­дель 1:1 ко­лес­но­го па­ро­хо­ди­ка «Св. Ни­ко­лай», зна­ме­ни­то­го тем, что до­ста­вил бу­ду­ще­го во­ждя в се­ло Шу­шен­ское. Те­перь и это фи­ли­ал му­зея, толь­ко кра­е­вед­че­ско­го. Да, а по­ли­го­ны мас­со­вых рас­стре­лов и за­хо­ро­не­ний в Крас­но­яр­ске за­стро­е­ны. Та­ким об­ра­зом, де­ти жертв со­вет­ско­го по­лит­тер­ро­ра встре­ча­ют­ся в ле­нин­ских ме­стах. Вот как раз сей­час слыш­ны с бор­та «Св. Ни­ко­лая» ре­во­лю­ци­он­ные пес­ни.

Впро­чем, мо­жет, это и непло­хо — та­кая ме­ша­ни­на. Все как в жиз­ни. На крас­но­яр­ской «Ав­ро­ре» кро­ме вос­ко­вой фи­гу­ры Ильи­ча по­явил­ся то­же вос­ко­вой го­су­дарь Ни­ко­лай Алек­сан­дро­вич — он пу­те­ше­ство­вал на этом же судне по Ени­сею, бу­дучи еще це­са­ре­ви­чем. Тут же од­но вре­мя, с 90-х, ра­бо­тал пив­бар. Ни­ко­лая при­зна­ва­ли за швей­ца­ра. А в ка­ю­те с Ле­ни­ным мож­но бы­ло за­но­че­вать. В му­зей­ном же цен­тре, вы­ся­щем­ся над за­клад­ным кам­нем, про­дол­жа­ет по­ныне ра­бо­тать ле­нин­ская экс­по­зи­ция. Бы­ла идея най­ти зуб по­литссыль­но­го Улья­но­ва, вы­рван­ный ему без­вест­ным крас­но­яр­ским дан­ти­стом, и вы­ста­вить его на обо­зре­ние в хру­сталь­ном сар­ко­фа­ге, ор­га­ни­зо­вав оче­ред­ной фи­ли­ал мав­зо­лея. Па­ра­ды мож­но бы­ло бы пе­ред ним про­во­дить.

И вот се­го­дняш­ние де­ти мчат­ся с воп­ля­ми с па­ро­хо­да, укра­шен­но­го к сто­ле­тию ло­зун­га­ми «До­лой са­мо­дер­жа­вие!» и «Вся власть Со­ве­там», а тут их ло­вит Ба­бий с ба­буш­ка­ми, успо­ка­и­ва­ет и на­чи­на­ет им рас­ска­зы­вать о мас­со­вых рас­стре­лах как след­ствии ле­ни­низ­ма. На ка­кое-то мгно­ве­ние де­ти за­ми­ра­ют и слу­ша­ют, по­се­рьез­нев.

Мо­е­му сы­ну — он по­стар­ше — как раз вы­хо­дит его оче­редь, и он по­ми­на­ет сво­их чет­ве­рых: кол­хоз­ни­ка Алек­сандра Сте­па­но­ви­ча Гор­ба­но­ви­ча, рас­стре­лян­но­го 10 ян­ва­ря 1938 го­да в Кан­ске, Павла Ва­си­лье­ви­ча Со­ло­мо­но­ва, «ин­спек­то­ра», Павла Ива­но­ви­ча Фи­ли­мо­но­ва, ра­бо­че­го, и Ани­сью Ми­хай­лов­ну Ха­ба­ро­ву, мо­на­хи­ню. Тро­их по­след­них рас­стре­ля­ли 27 ап­ре­ля 1938 го­да в Ке­жме.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.