Ма­ри­на Се­чи­на и «Се­рый ша­кал»

Как быв­шая су­пру­га гла­вы «Рос­неф­ти», не имев­шая ни руб­ля до­хо­да, сра­зу по­сле раз­во­да об­за­ве­лась ак­ти­ва­ми на мил­ли­ар­ды руб­лей и ком­па­ни­ей на Кай­ма­но­вых ост­ро­вах

Novaya Gazeta - - РАС­СЛЕ­ДО­ВА­НИЕ -

В Ка­риб­ском мо­ре, из­вест­ном в про­шлом сво­и­ми пи­ра­та­ми, на­хо­дит­ся за­мор­ская тер­ри­то­рия Ве­ли­ко­бри­та­нии — тро­пи­че­ский ку­рорт Кай­ма­но­вы ост­ро­ва. С од­ной сто­ро­ны — Ку­ба, с дру­гой — по­бе­ре­жья стран Цен­траль­ной Аме­ри­ки — Бе­ли­за и Гон­ду­ра­са. Три­ста лет на­зад эти во­ды бо­роз­ди­ли ко­раб­ли зна­ме­ни­то­го Эд­вар­да Ти­ча (Чер­ной Бо­ро­ды) и Ген­ри Мор­га­на. Ле­ген­да гла­сит, что имен­но на этих ост­ро­вах за­ры­ты на­граб­лен­ные ими со­кро­ви­ща.

Спря­тан­ное пи­ра­та­ми зо­ло­то по­ка най­ти ни­ко­му не уда­лось. За­то се­го­дня на Кай­ма­нах — неко­гда од­ном из са­мых за­кры­тых оф­шо­ров ми­ра — об­на­ру­жи­лись сек­рет­ные бо­гат­ства лю­дей, го­раз­до бо­лее вли­я­тель­ных, чем ста­рые пи­ра­ты.

Вре­зуль­та­те мас­штаб­ной утеч­ки дан­ных из юри­ди­че­ской ком­па­нии Appleby ста­ли из­вест­ны име­на бе­не­фи­ци­а­ров ты­сяч и ты­сяч оф­шо­ров ми­ра. Сре­ди этих имен ока­за­лось и имя Ма­ри­ны Се­чи­ной, быв­шей су­пру­ги од­но­го из са­мых вли­я­тель­ных лю­дей Рос­сии. Быв­шая же­на Иго­ря Се­чи­на, жив­шая несколь­ко лет без до­хо­дов (со­глас­но де­кла­ра­ции ее су­пру­га), сра­зу по­сле раз­во­да за­ве­ла фир­му на Кай­ма­но­вых ост­ро­вах для ин­ве­сти­ций в рос­сий­скую недви­жи­мость вме­сте со зна­ме­ни­тым в Ев­ро­пе про­мыш­лен­ни­ком и бан­ки­ром, ко­то­ро­го ра­нее аре­сто­вы­ва­ли по по­до­зре­нию в об­мане ин­ве­сто­ров.

Appleby — од­на из круп­ней­ших в ми­ре фирм, предо­став­ля­ю­щих услу­ги по со­зда­нию оф­шо­ров, кор­по­ра­тив­но­му управ­ле­нию и фи­нан­сам. Око­ло го­да на­зад неиз­вест­ный ис­точ­ник пе­ре­дал немец­кой га­зе­те Suddeutsche Zeitung ар­хив внут­рен­них до­ку­мен­тов Appleby, в ко­то­ром бы­ли дан­ные о вла­дель­цах ты­сяч оф­шо­ров. Suddeutsche Zeitung по­де­ли­лась этим ар­хи­вом с Меж­ду­на­род­ным кон­сор­ци­у­мом жур­на­ли­стов-рас­сле­до­ва­те­лей (ICIJ), ко­то­рый объ­еди­нил бо­лее 60 СМИ со все­го ми­ра в ра­бо­те над эти­ми до­ку­мен­та­ми. Парт­не­ром про­ек­та из Рос­сии ста­ла «Но­вая га­зе­та».

С Ма­лой Брон­ной — на Боль­шой Кай­ман

Игорь Се­чин раз­вел­ся с же­ной при­мер­но в 2011 го­ду, по­сле че­го она за­ня­лась биз­не­сом. Декла­ра­ция гос­слу­жа­ще­го Се­чи­на за 2008–2010 го­ды по­ка­зы­ва­ет, что у его су­пру­ги был ну­ле­вой до­ход. Лишь в 2011 го­ду она по­лу­чи­ла 9 млн руб­лей. До­хо­ды са­мо­го Иго­ря Се­чи­на в то вре­мя бы­ли еще мень­ше: по 4 млн руб­лей в 2009–2010 го­дах и 3 млн — в 2011 го­ду.

Быв­шие су­пру­ги, по сло­вам зна­ко­мых, со­хра­ни­ли хо­ро­шие от­но­ше­ния. Но да­же их об­щие до­хо­ды и иму­ще­ство в то вре­мя вряд ли поз­во­ли­ли бы ин­ве­сти­ро­вать боль­шие день­ги в тор­го­вые цен­тры и раз­но­про­филь­ные рос­сий­ские биз­не­сы. Тем не ме­нее с ав­гу­ста 2013 го­да у Се­чи­ной по­яви­лись до­ли в рос­сий­ских пред­при­я­ти­ях, от энер­ге­ти­че­ских до пти­це­вод­че­ских, в том чис­ле с уча­сти­ем по­став­щи­ка «Рос­неф­ти» (по­дроб­нее — см. справ­ку «Биз­нес с ну­ля»). Сто­и­мость ак­ти­вов этих ком­па­ний в 2013 го­ду со­став­ля­ла 2,5 млрд руб­лей, по дан­ным их фи­нан­со­вых от­че­тов.

А те­перь вы­яс­ни­лось, что еще в 2012 го­ду Се­чи­на за­ин­те­ре­со­ва­лась да­ле­ким оф­шо­ром.

В сен­тяб­ре 2012 го­да на Кай­ма­но­вых ост­ро­вах при по­мо­щи мест­но­го офи­са юри­ди­че­ской фир­мы Appleby бы­ла за­ре­ги­стри­ро­ва­на ком­па­ния S Holdings Ltd. Ее един­ствен­ным бе­не­фи­ци­а­ром в до­ку­мен­тах ука­зы­ва­лась Ма­ри­на Се­чи­на. Ад­рес фир­мы тот же, что у об­са­жен­но­го паль­ма­ми мест­но­го офи­са Appleby в сто­ли­це ост­ро­вов — Джор­джта­уне: Боль­шой Кай­ман, 75 Форт-стрит, все­го в двух­стах мет­рах от мо­ря и при­ча­лов для неболь­ших ло­док.

В до­ку­мен­тах был ука­зан мос­ков­ский ад­рес Се­чи­ной в несколь­ких ша­гах от Пат­ри­ар­ших пру­дов, в до­ме № 25 на Ма­лой Брон­ной. В этом зда­нии на тре­тьем эта­же рас­по­ло­же­на трех­ком­нат­ная квар­ти­ра пло­ща­дью 133 кв. м, ко­то­рая, по дан­ным Ро­сре­ест­ра, дей­стви­тель­но при­над­ле­жит че­ло­ве­ку, чье имя пол­но­стью сов­па­да­ет с фа­ми­ли­ей, име­нем и от­че­ством быв­шей су­пру­ги Иго­ря Се­чи­на.

Наслед­ник ко­фей­ной им­пе­рии

Фир­му Се­чи­ной ре­ги­стри­ро­ва­ли при по­мо­щи со­труд­ни­ков ав­стрий­ско­го Meinl Bank для уча­стия в де­ве­ло­пер­ских про­ек­тах в Рос­сии и Во­сточ­ной Ев­ро­пе бан­ки­ра и про­мыш­лен­ни­ка Юли­уса Май­н­ла — вла­дель­ца и на­след­ни­ка од­но­имен­ной ко­фей­ной им­пе­рии.

Сам Юли­ус Май­нл и ру­ко­во­ди­те­ли его бан­ка зна­ли о том, что за S Holdings сто­ит Се­чи­на. Как го­во­ри­лось в пре­зен­та­ции де­ве­ло­пер­ско­го про­ек­та Май­н­ла, ему нуж­ны бы­ли «от­бор­ные ин­ве­сто­ры», спо­соб­ные вы­ло­жить де­сят­ки мил­ли­о­нов ев­ро.

Но ес­ли Май­нл — наслед­ник бо­га­то­го ав­стрий­ско­го ро­да, то Се­чи­на в то вре­мя яв­ля­лась быв­шей же­ной рос­сий­ско­го ви-

це-пре­мье­ра, ко­то­рый все преды­ду­щие го­ды про­вел на гос­служ­бе. От­ку­да у нее мог­ли взять­ся день­ги для ин­ве­сти­ций?

Фи­нан­со­вый крах

Юли­ус Май­нл не пер­вый раз за­ни­мал­ся рос­сий­ской недви­жи­мо­стью. Еще в 1997 го­ду его банк со­здал ав­стрий­ский хол­динг Meinl European Land для ин­ве­сти­ций в ком­мер­че­скую недви­жи­мость Рос­сии, Тур­ции и Во­сточ­ной Ев­ро­пы. Ему при­над­ле­жа­ли тор­го­вые цен­тры се­ти «Парк Ха­ус» в То­льят­ти, Вол­го­гра­де, Ка­за­ни, Ека­те­рин­бур­ге и Москве. Бы­ли так­же дру­гие тор­го­вые цен­тры в Поль­ше, Тур­ции и Че­хии. В на­ча­ле 2000-х Май­нл вы­вел этот хол­динг на ав­стрий­скую бир­жу и со­брал с ин­ве­сто­ров боль­ше 4 млрд ев­ро. Но в кри­зис­ный 2007 год его ак­ции стре­ми­тель­но об­ру­ши­лись в цене. Не­до­воль­ные вклад­чи­ки под­ня­ли скан­дал, и в 2008 го­ду хол­динг при­шлось про­дать.

А спу­стя год, в 2009-м, Май­н­ла аре­сто­ва­ли. Ав­стрий­ская про­ку­ра­ту­ра за­по­до­зри­ла его в мо­шен­ни­че­стве, зло­упо­треб­ле­нии пол­но­мо­чи­я­ми и об­мане ин­ве­сто­ров: вы­яс­ни­лось, что хол­динг втайне от вклад­чи­ков пы­тал­ся ис­кус­ствен­но под­дер­жать сто­и­мость ак­ций их об­рат­ным вы­ку­пом, со­об­ща­ло Reuters. Май­нл вы­шел из-под аре­ста под за­лог в 100 млн ев­ро.

Но бан­кир не от­ча­ял­ся и в 2011-м ре­шил сно­ва вло­жить день­ги в рос­сий­скую и во­сточ­но­ев­ро­пей­скую недви­жи­мость. Прав­да, на этот раз — че­рез це­поч­ку оф­шор­ных фирм на Кай­ма­но­вых, Бри­тан­ских Вир­гин­ских ост­ро­вах, Маль­те и Ки­п­ре. Вот к этой но­вой, за­пу­тан­ной оф­шор­ной схе­ме и ре­ши­ли при­влечь Ма­ри­ну Се­чи­ну.

Схе­ма «Се­ро­го ша­ка­ла»

Идея Май­н­ла со­сто­я­ла в том, что­бы при­об­ре­тать про­блем­ные, но пер­спек­тив­ные ак­ти­вы по де­ше­вой цене, раз­ви­вать их, а за­тем вы­год­но про­да­вать. По­сле фи­нан­со­во­го кри­зи­са та­ких объ­ек­тов недви­жи­мо­сти бы­ло мно­го, а де­ве­ло­пер­ские ком­па­нии, ока­зав­ши­е­ся в про­блем­ной си­ту­а­ции, бы­ли го­то­вы про­да­вать их по сни­жен­ной сто­и­мо­сти. Май­нл хо­тел на этом сыг­рать и при­ду­мал го­раз­до бо­лее изощ­рен­ный спо­соб для ин­ве­сти­ций в Рос­сию и Во­сточ­ную Ев­ро­пу.

В ар­хи­ве Appleby есть схе­ма Май­н­ла, а так­же пре­зен­та­ция 2011 го­да для ин­ве­сто­ров. Идея бы­ла та­кой: на Бри­тан­ских Вир­гин­ских ост­ро­вах бы­ла со­зда­на фир­ма Gray Jackal Limited («Се­рый ша­кал»), при­над­ле­жав­шая Май­н­лу. По­на­ча­лу она пол­но­стью вла­де­ла маль­тий­ской ком­па­ни­ей Fulcrum Ltd, «плат­фор­мой для ин­ве­сти­ций на раз­ви­ва­ю­щих­ся рын­ках» и, в част­но­сти, в рос­сий­скую недви­жи­мость.

Фи­нан­си­ро­вать схе­му пла­ни­ро­ва­лось так: ин­вест­фонд на тех же Кай­ма­но­вых ост­ро­вах, свя­зан­ный с трас­та­ми се­мьи Май­нл, дол­жен был пе­ре­ве­сти пер­вые 40 млн ев­ро че­рез «Се­ро­го ша­ка­ла» в маль­тий­ский Fulcrum. При­над­ле­жа­щая струк­ту­рам Fulcrum рос­сий­ская ком­па­ния «Со­юз про­пер­ти де­ве­ло­п­мент» долж­на бы­ла ку­пить часть недо­стро­ен­но­го тор­го­во­го цен­тра в Уфе. Это для на­ча­ла.

А тем вре­ме­нем, как го­во­ри­лось в пре­зен­та­ции, «от­бор­ные ин­ве­сто­ры» долж­ны бы­ли по­лу­чить пред­ло­же­ние вло­жить день­ги в Fulcrum. Фир­му Се­чи­ной ре­ги­стри­ро­ва­ли на Кай­ма­нах как раз для то­го, что­бы она ста­ла та­ким «от­бор­ным ин­ве­сто­ром».

В до­ку­мен­тах Appleby нет дан­ных о том, сколь­ко вло­жи­ла Се­чи­на. Но в пре­зен­та­ции Fulcrum в ок­тяб­ре 2011 го­да рас­смат­ри­ва­лись ин­ве­сти­ции раз­ме­ром в 40–80 млн ев­ро.

«По­ли­ти­че­ски зна­чи­мое ли­цо»

В Appleby зна­ли о том, кто та­кая Ма­ри­на Се­чи­на. Для юри­ди­че­ских ком­па­ний и бан­ков, ра­бо­та­ю­щих с день­га­ми част­ных лиц, есть обя­за­тель­ное пра­ви­ло — «знай сво­е­го кли­ен­та» (know your сlient). Пе­ред тем как за­ре­ги­стри­ро­вать фир­му или про­во­дить фи­нан­со­вые опе­ра­ции, необ­хо­ди­мо вы­яс­нить не толь­ко то, ка­ким биз­не­сом за­ни­ма­ет­ся че­ло­век и не чис­лит­ся ли он в спис­ке разыс­ки­ва­е­мых пре­ступ­ни­ков и тер­ро­ри­стов, но и не яв­ля­ет­ся ли кли­ент «по­ли­ти­че­ски зна­чи­мым ли­цом».

К та­ким ли­цам от­но­сят­ся быв­шие и дей­ству­ю­щие чи­нов­ни­ки, ру­ко­во­дя­щие ра­бот­ни­ки гос­ком­па­ний, по­ли­ти­ки и лю­ди, близ­кие к вла­сти. Род­ствен­ни­ки и да­же дру­зья гос­слу­жа­щих то­же от­но­сят­ся к «по­ли­ти­че­ски зна­чи­мым ли­цам». Быв­шие су­пру­ги то­же вхо­дят в этот спи­сок.

Биз­нес лю­дей из это­го спис­ка дол­жен про­ве­рять­ся осо­бо тща­тель­но. Юри­сты обя­за­ны за­да­вать «по­ли­ти­че­ски зна­чи­мым ли­цам» во­про­сы о про­ис­хож­де­нии де­нег и це­лях круп­ных фи­нан­со­вых опе­ра­ций, что­бы предот­вра­тить от­мы­ва­ние де­нег, кор­руп­цию и укло­не­ние от упла­ты на­ло­гов.

В до­ку­мен­тах Appleby Се­чи­ну от­ме­ти­ли как «по­ли­ти­че­ски зна­чи­мое ли­цо», вы­яс­нив, что она бы­ла свя­за­на со вто­рым по вли­я­тель­но­сти че­ло­ве­ком в Рос­сии. Од­на­ко, су­дя по до­ку­мен­там, во­про­сом о про­ис­хож­де­нии ее средств ни­кто не за­да­вал­ся.

По­сле то­го как вы­яс­ни­лось, что Се­чи­на — «по­ли­ти­че­ски зна­чи­мое ли­цо», ко­то­рое нуж­но осо­бо тща­тель­но про­ве­рять, ее фир­му в про­ек­те Май­н­ла за­ме­ни­ли на еще бо­лее непро­зрач­ный траст Summit Trustees (Cayman) Limited. Су­дя по до­ку­мен­там Appleby, Май­нл был лич­но осве­дом­лен о про­ис­хо­дя­щем и сам при­ни­мал уча­стие в ре­ше­нии это­го во­про­са. Во вре­мя за­ме­ны фир­мы Се­чи­ной на траст он рас­по­ря­дил­ся по­до­ждать с под­пи­са­ни­ем окон­ча­тель­ных до­ку­мен­тов, по­ка он сам не ска­жет об этом.

Summit Trustees (Cayman) Limited рас­по­ло­жен на Боль­шом Кай­мане на Ве­стБей-ро­уд, в 50 мет­рах от пля­жа в тор­го­вом цен­тре «Бу­кин­гем­ская пло­щадь», меж­ду са­ло­ном кра­со­ты и ли­ке­ро-во­доч­ным ма­га­зи­ном «Боль­шой па­па». Эта ком­па­ния ока­зы­ва­ет услу­ги но­ми­наль­но­го вла­де­ния и управ­ле­ния. В та­ком сер­ви­се, как пра­ви­ло, за­ин­те­ре­со­ва­ны лю­ди, ко­то­рые по тем или иным при­чи­нам не хо­тят рас­кры­вать свои име­на как бе­не­фи­ци­а­ров, по­это­му их ак­ти­вы за­пи­сы­ва­ют­ся на под­став­ных лиц.

Для Рос­сии и быв­ших жен вли­я­тель­ных лю­дей этот траст не чу­жой. Сре­ди его кли­ен­тов, со­глас­но ма­те­ри­а­лам Appleby, бы­ла, на­при­мер, быв­шая су­пру­га биз­не­сме­на и экс-се­на­то­ра Вла­ди­ми­ра Слуц­ке­ра Оль­га, ко­то­рая с по­мо­щью Summit Trustees (Cayman) вла­де­ла недви­жи­мо­стью в Лон­доне сто­и­мо­стью по­чти 30 млн фун­тов.

Се­чи­на не от­ве­ти­ла на во­про­сы о том, вкла­ды­ва­ла ли она день­ги в про­ект Май­н­ла и от­ку­да у нее сред­ства для та­ких ин­ве­сти­ций. Поз­же она за­яви­ла «Ве­до­мо­стям», «что все это бред», хо­тя до­ку­мен­ты сви­де­тель­ству­ют, что она бы­ла кли­ен­том Appleby. Юли­ус Май­нл, а так­же пред­ста­ви­те­ли Meinl Bank, Fulcrum и Summit Trustees си­ту­а­цию так­же не про­ком­мен­ти­ро­ва­ли.

Бан­кир и про­мыш­лен­ник Юли­ус Май­нл

Ма­ри­на Се­чи­на

Офис Appleby на Кай­ма­но­вых ост­ро­вах

«Но­вая га­зе­та» Ро­ман ШЛЕЙ­НОВ

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.