Ти­па по­се­лок

Мно­гим тут в XXI ве­ке и по­мыть­ся негде. Ре­пор­таж из на­се­лен­но­го по­ка еще пунк­та, где нет ни­че­го, по­то­му что эта не та Крас­ная По­ля­на, в ко­то­рую вло­жи­ли мил­ли­о­ны

Novaya Gazeta - - СПЕЦИАЛЬНЫЙ РЕПОРТАЖ - Бо­рис БРОНШТЕЙН, спец. корр. «Но­вой», Ки­ров­ская об­ласть Фо­то ав­то­ра

Ввят­ском по­сел­ке го­род­ско­го ти­па Крас­ная По­ля­на не ро­дит­ся ни ге­рой, ни по­эт, ни пре­ем­ник пре­зи­ден­та на вы­бо­рах 2054 го­да. Тут сей­час во­об­ще ни­кто не рож­да­ет­ся. При этом де­ти­шек в по­сел­ке при­бав­ля­ет­ся, и дет­ский сад есть, и вос­пи­та­тель­ни­цы за 7 ты­сяч руб­лей в ме­сяц го­то­вят стране но­вых пат­ри­о­тов. Впро­чем, здеш­ние де­тиш­ки дав­но уже по­яв­ля­ют­ся на свет не в Крас­ной По­ляне, а в бли­жай­ших го­ро­дах, ку­да их мам то в пла­но­вом, то в экс­трен­ном по­ряд­ке от­во­зят в ро­диль­ные от­де­ле­ния.

Да, та­кие у нас по­сел­ки го­род­ско­го ти­па, в ко­то­рых упразд­ня­ют­ся кой­ки для ро­же­ниц вме­сте с аку­ше­ра­ми. Так мы се­бе пред­став­ля­ем го­род­ской тип, и ни­сколь­ко не уди­вим­ся, ес­ли на­ря­ду с по­сел­ка­ми где-ни­будь по­явят­ся де­рев­ни го­род­ско­го ти­па.

Что было, то было, и нет ни­че­го

Алек­сандра Ива­нов­на Ка­ри­мул­ли­на когда-то ро­ди­ла тро­их де­тей в Крас­ной По­ляне и с бла­го­дар­но­стью вспо­ми­на­ет бы­лую здеш­нюю ме­ди­ци­ну. Дочь и сно­хи по­сле за­кры­тия в по­сел­ке ро­диль­но­го от­де­ле­ния ро­жа­ли ше­сте­рых ее вну­ков уже в Ки­ро­ве и в Ка­за­ни. Сей­час Алек­сандра Ива­нов­на с му­жем Ра­ни­фом Нур­ка­ми­ло­ви­чем ждут седь­мо­го вну­ка, и се­мьей ре­ше­но, что сно­ха бу­дет ро­жать в Ка­за­ни. На со­сед­ний Та­тар­стан здесь, в Ки­ров­ской об­ла­сти, во­об­ще смот­рят так, как со­вет­ские люди когда-то смот­ре­ли на ГДР, — немыс­ли­мое про­цве­та­ние.

Я по­ка­зы­ваю Алек­сан­дре Ива­новне спи­сок ор­га­ни­за­ций и пред­при­я­тий Крас­ной По­ля­ны, ука­зан­ных в ста­рых спра­воч­ни­ках. Что из это­го уце­ле­ло? Моя со­бе­сед­ни­ца — не про­сто мно­го­дет­ная ба­буш­ка и не про­сто учи­тель­ни­ца, проработавшая в здеш­ней шко­ле 40 лет. Она — де­пу­тат Ки­ров­ско­го об­ласт­но­го за­ко­но­да­тель­но­го со­бра­ния (фрак­ция КПРФ) и об­ще­ствен­ный де­я­тель, осна­щен­ный пух­лы­ми пап­ка­ми с до­ку­мен­та­ми и тя­же­лы­ми аль­бо­ма­ми с фо­то­гра­фи­я­ми. И к спис­ку под­сту­па­ет со зна­ни­ем де­ла.

— За­вод ЖБИ? Его боль­ше нет. Ав­то­ко­лон­на? Ее то­же нет. Муж там всю жизнь, до пен­сии, ра­бо­тал во­ди­те­лем Ка­мАЗа. Был огром­ный ав­то­парк, во­зи­ли гру­зы по все­му Со­вет­ско­му Со­ю­зу. Что у нас даль­ше? Неф­те­ба­зы то­же нет. Мы пря­мо в шо­ке: та­кие огром­ные ци­стер­ны бы­ли, боль­ше на­ше­го до­ма. Ку­да их увез­ли и как? Раз­ре­за­ли, что ли?

На­ко­нец, до­хо­дим по спис­ку до по­ло­жи­тель­но­го мо­мен­та.

— Лес­ни­че­ство оста­лось, две же­лез­но­до­рож­ные стан­ции то­же есть… Но даль­ше — сно­ва про­вал. — При­ста­ни нет дав­но уже. Ком­би­на­та бы­то­во­го об­слу­жи­ва­ния нет, его по­ме­ще­ния вы­ку­пи­ли част­ни­ки и сда­ют в арен­ду. Хле­бо­пе­кар­ни нет. Хо­ро­шая бы­ла пе­кар­ня. Те­перь хлеб при­во­зят из Та­тар­ста­на или из со­сед­не­го Мал­мы­жа.

Мал­мыж, ес­ли кто не зна­ет, при­ме­ча­те­лен тем, что здесь ро­дил­ся пред­во­ди­тель те­ат­раль­ных ак­те­ров Рос­сии Алек­сандр Ка­ля­гин. Вы­хо­дит, этот вят­ский го­ро­док в ка­кой-то ме­ре обес­пе­чил Крас­ную Поляну хле­бом и зре­ли­ща­ми.

Мы до­хо­дим по спис­ку до школ и объ­яв­ля­ем боль­шую пе­ре­ме­ну — не по­то­му, что на­до от­дох­нуть, а по­то­му, что мне за­хо­те­лось, по­ка не стем­не­ло, быст­рень­ко сго­нять в мик­ро­рай­он Го­ра и взгля­нуть на зда­ние за­крыв­шей­ся шко­лы. Там, как ска­за­ла Алек­сандра Ива­нов­на, есть на что по­смот­реть, а Ра­ниф Нур­ка­ми­ло­вич лю­без­но пред­ло­жил сво­зить ме­ня ту­да на сво­ем 25-лет­нем уа­зи­ке. Пре­одо­ле­вая ямы и уха­бы, он со­об­щил мне, что сам когда-то окон­чил эту шко­лу, а те­перь вполне доб­рот­ное кир­пич­ное зда­ние за­кры­то на за­мок и от­кры­ва­ет­ся только в дни вы­бо­ров для го­ло­со­ва­ния за на­род­ную власть.

И впрямь, над крыль­цом быв­шей шко­лы, сквозь ши­фер­ную кры­шу ко­то­рой уже про­рос­ли де­рев­ца, кра­су­ет­ся вы­вес­ка «Из­би­ра­тель­ный уча­сток № 130». Фа­не­рой с над­пи­сью «Из­би­ра­тель­ный уча­сток № 157» за­де­ла­но од­но из раз­би­тых окон. Дру­гие ок­на за­де­ла­ны под­руч­ны­ми ма­те­ри­а­ла­ми школь­но­го про­ис­хож­де­ния. На од­ном ли­сте на­чер­тан план ла­бо­ра­тор­ных ра­бот, на дру­гом — пер­вая часть ма­те­ма­ти­че­ско­го урав­не­ния. Вто­рая его часть сма­за­на до­ждя­ми, и ес­ли кто-то за­хо­чет за­нять­ся са­мо­об­ра­зо­ва­ни­ем, он так и не узна­ет, че­му рав­но «a» ми­нус «b» в скоб­ках в квад­ра­те.

Впро­чем, необ­хо­ди­мо­сти в са­мо­об­ра­зо­ва­нии нет. Де­ти из мик­ро­рай­о­на Го­ра те­перь хо­дят в шко­лу, ко­то­рая в цен­тре по­сел­ка. До нее 5 ки­ло­мет­ров че­рез лес по неосве­щен­ной до­ро­ге. Ре­бя­тиш­ки, од­на­ко, на­лов­чи­лись со­кра­щать путь и ча­стень­ко хо­дят на­пря­мую, че­рез же­лез­ную до­ро­гу, где нет пе­ре­ез­да. Бе­ря при­мер со взрос­лых, пе­ре­бе­га­ют рель­сы пе­ред по­ез­да­ми, про­ле­за­ют под сто­я­щи­ми гру­зо­вы­ми ва­го­на­ми. Рай­он­ная га­зе­та пи­шет: «За 10 лет на этом пе­ре­гоне было несколь­ко слу­ча­ев со смер­тель­ным ис­хо­дом».

Меж­ду тем ид­ти или ехать че­рез лес по до­ро­ге, ко­то­рая вы­во­дит на раз­ре­шен­ный пе­ре­езд, то­же до­воль­но опас­но. Све­то­фор пе­ред рель­са­ми тут есть, но ре­гу­ли­ров­щи­ка вме­сте с буд­кой в це­лях экономии дав­но убра­ли. Тра­ги­че­ские про­ис­ше­ствия тут то­же слу­ча­лись. Люди по­рой бе­гут не только впе­ре­ди па­ро­во­за, но и по­пе­рек него.

Гео­гра­фия бо­лез­ни

Жи­те­ли Крас­ной По­ля­ны в один го­лос за­яв­ля­ют, что ху­же все­го в по­сел­ке об­сто­ят де­ла с ме­ди­цин­ским об­слу­жи­ва­ни­ем. Го­лос этот немно­го про­сту­жен­ный (сы­рая осень все-та­ки), но на про­сту­ду здесь вни­ма­ния не об­ра­ща­ют — не зво­нить же из-за на­смор­ка в Ки­ров. В Ки­ров зво­нят, когда при­хва­тит серд­це или по­тем­не­ет в гла­зах. По­че­му в Ки­ров? Я то­же уди­вил­ся, но мне по­яс­ни­ли, что та­кой по­ря­док — ско­рая по­мощь вы­зы­ва­ет­ся че­рез об­ласт­ной центр. Это не озна­ча­ет, что ма­ши­на при­мчит­ся за 300 с лиш­ним ки­ло­мет­ров. Од­на ка­ре­та есть в са­мой Крас­ной По­ляне, мо­гут при­слать ма­ши­ну и из рай­цен­тра, Вят­ских По­лян, но зво­нить на­до имен­но в Ки­ров. Ну не в Моск­ву же!

Боль­ни­цу (ста­ци­о­нар) в Крас­ной По­ляне за­кры­ва­ли по­сте­пен­но. Сна­ча­ла лик­ви­ди­ро­ва­ли дет­ское от­де­ле­ние, по­том хи­рур­гию, по­том те­ра­пию…

За со­хра­не­ние боль­ни­цы мест­ные жи­те­ли сра­жа­лись дол­го, но без­успеш­но.

Де­пу­тат Ка­ри­мул­ли­на по­ка­зы­ва­ет мне ки­пу до­ку­мен­тов. Вот про­то­кол об­ще­го со­бра­ния крас­но­по­лян­цев, со­сто­яв­ше­го­ся в фев­ра­ле 2012 го­да. «В на­сто­я­щее время, го­во­рит­ся в до­ку­мен­те, в боль­ни­це функ­ци­о­ни­ру­ют 40 ко­ек, в том чис­ле 20 днев­ных и 20 круг­ло­су­точ­но­го ста­ци­о­на­ра. Оче­редь боль­ных, что­бы по­пасть в ста­ци­о­нар, 2—3 неде­ли. Три го­да на­зад было 90 ко­ек…»

То­гда вспо­ми­на­ли 90 ко­ек и бы­ли недо­воль­ны, а те­перь мож­но с вос­хи­ще­ни­ем вспо­ми­нать те 40, что бы­ли в 2012 го­ду. Сей­час ста­ци­о­на­ра нет во­об­ще, а жи­те­лям по­сел­ка (на­пом­ним, го­род­ско­го ти­па) пред­ла­га­ют поль­зо­вать­ся боль­ни­цей в со­сед­нем го­ро­де Сос­нов­ке. А там 15 ко­ек в хи­рур­гии и 4 в те­ра­пии. При этом к Сос­нов­ке при­пи­са­но все на­се­ле­ние ле­во­го бе­ре­га Вят­ки — 22 ты­ся­чи че­ло­век. Мож­но только по­же­лать этим лю­дям быть здо­ро­вы­ми или, в край­нем слу­чае, бо­га­ты­ми.

Бо­га­ты­ми, по­то­му что на фоне упад­ка го­су­дар­ствен­но­го здра­во­охра­не­ния за­бо­лев­шим крас­но­по­лян­цам все ча­ще пред­ла­га­ют плат­ные ме­ди­цин­ские услу­ги. Вот на ули­це Друж­бы опу­сте­ло зда­ние по­ли­кли­ни­ки (по­ли­кли­ни­ка пе­ре­бра­лась в один из кор­пу­сов за­крыв­шей­ся боль­ни­цы). Ря­дом на стол­бе кра­соч­ный щи­ток: ре­кла­ми­ру­ют­ся услу­ги неко­е­го ме­ди­цин­ско­го цен­тра в го­ро­де Сос­нов­ке.

— Это за день­ги, — го­во­рит по­до­шед­ший 78-лет­ний пен­си­о­нер Ар­ка­дий Ми­хай­ло­вич. — Сей­час все плат­ное. У ме­ня ра­ди­ку­лит, я за­пи­сал­ся на мас­саж за три ты­ся­чи.

За­вод ЖБИ? Его боль­ше нет. Ав­то­ко­лон­на? Ее то­же нет. Был огром­ный ав­то­парк. Что у нас даль­ше? Неф­те­ба­зы то­же нет. При­ста­ни нет дав­но уже. Ком­би­на­та бы­то­во­го об­слу­жи­ва­ния нет, его по­ме­ще­ния вы­ку­пи­ли част­ни­ки и сда­ют в арен­ду. Хле­бо­пе­кар­ни нет. Хо­ро­шая бы­ла пе­кар­ня. Те­перь хлеб при­во­зят из Та­тар­ста­на

За­кры­лась един­ствен­ная в по­сел­ке ста­рая ком­му­наль­ная ба­ня, и на­до стро­ить но­вую. В се­ре­дине про­шло­го ве­ка ба­ню в по­сел­ке по­стро­и­ли без про­блем, а сей­час на это мо­гут уй­ти го­ды

Са­мо со­бой, до­бав­ля­ют­ся транс­порт­ные рас­хо­ды на по­езд­ки в Сос­нов­ку или в Вят­ские По­ля­ны. Сдать ана­ли­зы в сво­ем по­сел­ке еще мож­но: два ра­за в неде­лю при­ез­жа­ет мед­сест­ра, бе­рет кровь. А вот рент­ген-ка­би­нет за­кры­ли — на сни­мок опять на­до ку­да-то ехать. Де­лать рент­ге­нов­ское сел­фи жи­те­ли по­сел­ка еще не на­учи­лись.

Не­ве­ли­кое пе­ре­се­ле­ние

В Крас­ной По­ляне за два дня мне не уда­лось уви­деть ни од­ной строй­ки. Мо­жет, я про­явил вер­хо­гляд­ство, но при вер­хо­гляд­стве, на­вер­ное, за­ме­тил бы воз­вы­ша­ю­щий­ся подъ­ем­ный кран, а его что-то не было.

Для стро­и­тель­ства нуж­ны день­ги, и ес­ли вы услы­ши­те, что в Крас­ную Поляну бы­ли вло­же­ны мил­ли­о­ны дол­ла­ров и мил­ли­ар­ды руб­лей, то это не та По­ля­на. Ку­бо­мет­ры де­нег, как из­вест­но, ушли в дру­гом на­прав­ле­нии — не на юг Ки­ров­ской об­ла­сти, а на юг Рос­сии, в олим­пий­скую Крас­ную Поляну, на­хо­дя­щу­ю­ся ря­дом с Со­чи. Сколь­ко де­нег то­гда по­тра­ти­ло го­су­дар­ство, ни­ка­кой глав­бух нам не ска­жет. И част­ные ин­ве­сто­ры по-спор­тив­но­му зло бо­ро­лись за пра­во по­стро­ить там ка­кой-ни­будь до­ро­го­сто­я­щий объ­ект. Они вро­де при­дер­жи­ва­лись олим­пий­ско­го прин­ци­па: «Глав­ное — не вы­иг­ры­вать, а участ­во­вать!» — но, на­до по­ла­гать, о вы­иг­ры­ше то­же не за­бы­ва­ли. Вло­же­ния бы­ли впе­чат­ля­ю­щи­ми. Так, од­на скром­ная на вид фир­ма с устав­ным ка­пи­та­лом в 100 ты­сяч руб­лей, со­об­ща­ла, что вло­жит в стро­и­тель­ство в Крас­ной По­ляне 100 мил­ли­о­нов дол­ла­ров. Это со­об­ще­ние в ин­тер­не­те не вы­зва­ло ни од­но­го ком­мен­та­рия. Ну, по­нят­но. Че­го тут ком­мен­ти­ро­вать?

В Крас­ную Поляну, ко­то­рая на ле­вом бе­ре­гу Вят­ки, не вкла­ды­ва­ют­ся ни го­су­дар­ство, ни воль­ные ин­ве­сто­ры (за ис­клю­че­ни­ем од­но­го слу­чая, о ко­то­ром — поз­же). Са­мый мас­штаб­ный про­ект по­след­не­го вре­ме­ни — пе­ре­се­ле­ние лю­дей из ава­рий­но­го жи­лья. Это об­ласт­ная ад­рес­ная про­грам­ма, под­пи­сан­ная че­ты­ре го­да на­зад гу­бер­на­то­ром Ни­ки­той Бе­лых. Му­ни­ци­паль­но­му об­ра­зо­ва­нию «Крас­но­по­лян­ское го­род­ское по­се­ле­ние» по­вез­ло — оно в эту про­грам­му вклю­че­но. Даль­ше все вро­де про­сто: осва­и­вай вы­де­лен­ные день­ги, строй до­ма и пе­ре­се­ляй лю­дей из тру­щоб, по­ка они не об­ру­ши­лись от ляз­га­нья про­ез­жа­ю­щих ми­мо гру­зо­ви­ков. Но от­ку­да же взять­ся день­гам? За­ме­сти­тель гла­вы крас­но­по­лян­ской ад­ми­ни­стра­ции Гуль­на­ра Са­ве­лье­ва ска­за­ла мне, что в этом го­ду на пе­ре­се­ле­ние по­сел­ку не да­ли ни ко­пей­ки. Все­го же, по ее сло­вам, на это де­ло Крас­ной По­ляне тре­бу­ет­ся 170 мил­ли­о­нов руб­лей (для срав­не­ния: бюд­жет по­сел­ка — 10 мил­ли­о­нов).

До ны­неш­не­го го­да кое-ка­кие день­ги по про­грам­ме все же при­хо­ди­ли. Уда­лось рас­се­лить жиль­цов из до­мов, при­знан­ных ава­рий­ны­ми еще до 2006 го­да. Осталь­ные ждут, вол­ну­ют­ся и да­же по­да­ют в суд, как это сде­ла­ла пен­си­о­нер­ка с 40-лет­ним ра­бо­чим ста­жем Ли­дия Пет­ров­на Кош­ки­на. Она с сы­ном, инвалидом вто­рой груп­пы, жи­вет в до­ме, из­нос ко­то­ро­го еще в 2008 го­ду был опре­де­лен как сто­про­цент­ный. Что та­кое сто­про­цент­ный из­нос и как в та­ком до­ме мож­но было про­жить еще 9 лет? Ес­ли по­сле 2008 го­да дом про­дол­жал из­на­ши­вать­ся, то, вы­хо­дит, его из­нос пре­вы­сил 100 про­цен­тов. Та­ки­ми про­цен­та­ми у нас впра­ве опе­ри­ро­вать не жи­лищ­ная ко­мис­сия, а раз­ве что из­би­ра­тель­ная.

«У нас ни отоп­ле­ния, ни ка­на­ли­за­ции, ни га­за. За во­дой хо­дим с фля­гой за пол­то­ра ки­ло­мет­ра, — на­пи­са­ла Ли­дия Пет­ров­на в ре­дак­цию «Но­вой га­зе­ты». — По­лы про­гну­лись, печ­ка рас­ка­лы­ва­ет­ся, и угар­ный газ идет в ком­на­ту».

Я схо­дил, по­смот­рел на это жи­лье — оно еще ху­же, чем опи­са­но. По­смот­рел ис­ко­вое за­яв­ле­ние в суд. Ли­дия Пет­ров­на про­сит обя­зать мест­ную ад­ми­ни­стра­цию предо­ста­вить ей бла­го­устро­ен­ное жи­лое по­ме­ще­ние. Воз­мож­но, суд и удо­вле­тво­рит иск, хо­тя его ре­ше­ние вряд ли че­го-то до­ба­вит: жи­лье Кош­ки­ной и без то­го долж­ны предо­ста­вить по про­грам­ме пе­ре­се­ле­ния. Но де­нег нет, и жа­ло­вать­ся боль­ше неко­му. Не об­ра­щать­ся же к под­пи­сав­ше­му до­ку­мент Ни­ки­те Бе­лых, ко­то­ро­го са­мо­го уже пе­ре­се­ли­ли в небла­го­устро­ен­ное жи­лье по ка­кой-то дру­гой не вполне по­нят­ной про­грам­ме.

Швед­ский стол

Бюд­жет по­се­ле­ния не до­та­ци­он­ный — фак­ти­че­ски от­де­лен­ная от го­су­дар­ства Крас­ная По­ля­на жи­вет на свои. Бед­но жи­вет, не хва­та­ет де­нег на осве­ще­ние улиц, на ре­монт до­рог, на очист­ку их от сне­га… Здесь по­чти нет со­сто­я­тель­ных пред­при­ни­ма­те­лей, ко­то­рые мог­ли бы прий­ти мест­ной ад­ми­ни­стра­ции на по­мощь. Ска­жем, за­кры­лась един­ствен­ная в по­сел­ке ста­рая ком­му­наль­ная ба­ня, и на­до стро­ить но­вую. Не обя­за­тель­но с пи­вом и би­льяр­дом — хоть ка­кую-то. Ведь мно­гим тут в XXI ве­ке и по­мыть­ся негде. В се­ре­дине про­шло­го ве­ка ба­ню в по­сел­ке по­стро­и­ли без про­блем, а сей­час на это мо­гут уй­ти го­ды. До­го­во­ри­лись с неким биз­не­сме­ном со сто­ро­ны и вы­де­ли­ли ему зем­лю. И что­то не ви­дать ни ба­ни, ни са­мо­го биз­не­сме­на. Где он? От­ве­тить на этот вопрос в ад­ми­ни­стра­ции за­труд­ни­лись.

За счет че­го же по­пол­ня­ет­ся мест­ный бюд­жет? Ос­нов­ной бюд­жет­ный ре­зи­дент — пред­при­я­тие с на­зва­ни­ем «ИКЕА Ин­даст­ри Вят­ка». Ка­за­лось бы, где ИКЕА, а где Вят­ка, но тут все со­шлось. Во­семь лет на­зад швед­ское пред­при­я­тие с ми­ро­вым име­нем вы­ку­пи­ло в Крас­ной По­ляне ра­зо­рив­ший­ся де­ре­во­об­ра­ба­ты­ва­ю­щий ком­би­нат (под раз­ны­ми на­зва­ни­я­ми он ра­бо­тал тут с 1948 го­да), вло­жи­ло в него необ­хо­ди­мые сред­ства и, на­ве­дя по­ря­док, на­ла­ди­ло при­быль­ное про­из­вод­ство ме­бе­ли. По­нят­но, ИКЕА не мог­ла при­гла­сить к швед­ско­му сто­лу весь по­се­лок, но часть здеш­них жи­те­лей по­лу­чи­ла на­деж­ную ра­бо­ту.

— У нас бе­лый про­зрач­ный биз­нес, — го­во­рит ге­не­раль­ный ди­рек­тор Ви­та­лийс Кон­стан­ти­новс, — ста­биль­ные вы­пла­ты, со­ци­аль­ные га­ран­тии лю­дям. У нас боль­шие ин­ве­сти­ции в осна­ще­ние, в управ­ле­ние и, осо­бо хо­чу под­черк­нуть, — в без­опас­ность. На­при­мер, к нам при­бы­ва­ет мно­же­ство гро­мад­ных фур, ко­то­рые все­гда и еха­ли че­рез по­се­лок, и сто­я­ли на его ули­цах с ра­бо­та­ю­щи­ми дви­га­те­ля­ми, ды­мя и шу­мя. Все это со­зда­ва­ло жи­те­лям по­нят­ные неудоб­ства. Бук­валь­но вче­ра мы от­кры­ли вто­рую про­ход­ную с обо­ру­до­ван­ной сто­ян­кой, и те­перь ма­ши­ны бу­дут подъ­ез­жать к пред­при­я­тию, ми­нуя центр по­сел­ка.

До­бав­лю к сло­вам Кон­стан­ти­нов­са, что ИКЕА уста­но­ви­ла све­то­фор на до­ро­ге меж­ду шко­лой и ста­ди­о­ном, что­бы школь­ни­ки мог­ли безопасно ее пе­ре­хо­дить. Ес­ли кто-то ска­жет, что событие мел­ко­ва­то и не за­слу­жи­ва­ет упо­ми­на­ния, уточ­ню, что это пер­вый и по­ка един­ствен­ный све­то­фор в по­сел­ке го­род­ско­го ти­па.

— Мы ви­дим во­круг се­бя по­се­лок с его за­бро­шен­но­стью и, нас­коль­ко поз­во­ля­ют наши сред­ства, пы­та­ем­ся ему по­мочь, — под­клю­ча­ет­ся к раз­го­во­ру ди­рек­тор по пер­со­на­лу Оль­га Кукли­на. — Под­дер­жи­ва­ем ве­те­ра­нов и ин­ва­ли­дов. Чи­стим зи­мой до­ро­ги, вы­во­зим му­сор. Про­во­дим дет­ские празд­ни­ки и об­щий для всех празд­ник — День ле­са. Ино­гда на­ше уча­стие неза­мет­но. Ска­жем, по­яви­лась хок­кей­ная ко­роб­ка. От­ку­да она взя­лась? Или дет­ские пло­щад­ки…

Ко­ро­че, ни­кто не ска­жет, что ИКЕА по­сел­ку бес­по­лез­на и что она в Крас­ной По­ляне, как го­во­рит­ся, для ме­бе­ли. Хо­тя и для нее — то­же.

***

Ес­ли по ка­кой-то ча­сти вят­ская Крас­ная По­ля­на со­пер­ни­ча­ет с чер­но­мор­ской, так это по ча­сти при­ро­ды. Тут, по­жа­луй, не ху­же. Рос­кош­ная ре­ка с за­ли­ва­ми, бы­лин­ный вят­ский лес с гри­ба­ми, яго­да­ми, ле­ши­ми, ки­ки­мо­ра­ми и про­чей нечи­стой си­лой, к ко­то­рой в по­след­нее время пы­та­ют­ся при­чис­лить еще и во­ру­ю­ще­го дре­ве­си­ну На­валь­но­го. В этот яб­лоч­но-ма­ли­но­вый край на­до при­ез­жать летом — то­гда мень­ше бу­дешь об­ра­щать вни­ма­ние на раз­го­во­ры о том, что на­се­ле­ние по­сел­ка неуклон­но со­кра­ща­ет­ся, что люди уез­жа­ют в по­ис­ках ра­бо­ты, а остав­ши­е­ся еле сво­дят кон­цы с кон­ца­ми. Разо­мле­ешь на бе­ре­гу и бу­дешь с удо­воль­стви­ем чи­тать сти­хи мест­ных по­этов: «Как охва­чен пламенем, до­го­ра­ет клен, / Я в по­се­лок ма­лень­кий до сих пор влюб­лен. / Крас­ная По­ля­ноч­ка, до­ми­ков уют, / Со­ло­вьи, за­ря­ноч­ки во са­дах по­ют». И не ста­нешь за­ме­чать некра­ше­ные по­ко­сив­ши­е­ся за­бо­ры и чер­не­ю­щие в са­мом цен­тре до­ма без окон, без две­рей. Ну, раз­ве мель­ком по­ду­ма­ешь, что Колчак от Вят­ки дав­но от­сту­пил, а тут еще не спра­ви­лись с по­сле­во­ен­ной раз­ру­хой.

И уго­раз­ди­ло же ме­ня при­е­хать сю­да не летом, а дожд­ли­вой осе­нью…

Ле­чить­ся — в со­сед­ний го­род, и за день­ги

Де­пу­тат Алек­сандра Ка­ри­мул­ли­на

Центр по­сел­ка, до­ма без окон, без две­рей: на их снос нет де­нег

ИКЕА мо­дер­ни­зи­ро­ва­ла да­же Дос­ку по­че­та преж­не­го ком­би­на­та

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.