По­лу­ост­ров ограж­ден­ный

Но­вый сим­вол Кры­ма — за­бор. За­бо­ры ста­вят на ав­то­вок­за­лах, на пля­жах и трас­сах. Ими от­ре­за­ют от мо­ря це­лые по­сел­ки

Novaya Gazeta - - ПОРТРЕТ ЯВЛЕНИЯ - Иван ЖИЛИН, соб. корр. «Но­вой», Крым Фо­то ав­то­ра

В Кры­му по­сле от­кры­тия мо­ста че­рез Кер­чен­ский про­лив ожи­да­ют пер­вый с укра­ин­ских вре­мен успеш­ный ту­ри­сти­че­ский се­зон. Чи­нов­ни­ки про­гно­зи­ру­ют до 6 млн ту­ри­стов (в 2017 го­ду, по офи­ци­аль­ным дан­ным, на по­лу­ост­ро­ве от­дох­ну­ло 5,2 млн че­ло­век). Од­на­ко по­ми­мо Чер­но­го мо­ря, крым­ских гор и зна­ме­ни­тых двор­цов ту­ри­сту бу­дет пред­ло­же­но со­зер­цать немыс­ли­мое чис­ло за­бо­ров. По­став­лен­ных, ра­зу­ме­ет­ся, ради его же, ту­ри­ста, без­опас­но­сти…

«И про­пуск­ной ре­жим бу­дет»

На ав­то­вок­за­ле Ял­ты ограж­де­ния уста­нов­ле­ны в два ря­да. Пер­вый ряд — на подъ­ез­де к стан­ции, вто­рой — у са­мо­го пер­ро­на. При­бы­ва­ю­щим пред­ла­га­ет­ся тон­кой струй­кой про­хо­дить че­рез се­рую ка­лит­ку.

— Это в ап­ре­ле еще по­ста­ви­ли. Ле­том вве­дут про­пуск­ной ре­жим, — рас­ска­зы­ва­ет мне охран­ник ав­то­вок­за­ла Вя­че­слав. — То есть на ав­то­стан­цию мы бу­дем за­пус­кать толь­ко ав­то­бу­сы и марш­рут­ки, име­ю­щие ли­цен­зию, а на пер­рон пус­кать толь­ко пас­са­жи­ров с би­ле­та­ми.

На во­прос, дей­стви­тель­но ли нуж­ны по­доб­ные ме­ры и на­сколь­ко они эф­фек­тив­ны, охран­ник усме­ха­ет­ся:

— Да ес­ли чест­но, мы и са­ми не зна­ем. С од­ной сто­ро­ны — нуж­ны: все-та­ки у нас тут ди­вер­сан­ты (укра­ин­ские. — И. Ж.), са­ми по­ни­ма­е­те. С дру­гой сто­ро­ны — что я сде­лаю-то про­тив ди­вер­сан­та? У ме­ня пи­сто­ле­та нет… Тут хоть все за­ставь ограж­де­ни­я­ми.

Крым­ские чи­нов­ни­ки к уста­нов­ке ограж­де­ний на ав­то­вок­за­лах от­но­сят­ся се­рьез­но. Ди­рек­тор ав­то­стан­ции «Ев­па­то­рия» Вик­тор По­пов на го­род­ском те­ле­ви­де­нии объ­яс­нял уста­нов­ку за­бо­ра так: «К боль­шо­му со­жа­ле­нию, го­су­дар­ство на­ше вы­нуж­де­но про­ти­во­сто­ять тер­ро­риз­му. Од­ной из та­ких мер яв­ля­ет­ся ре­гу­ли­ро­ва­ние про­хо­да пас­са­жи­ров в ме­стах их мас­со­во­го скоп­ле­ния. Про­ще го­во­ря, это обыч­ный до­смотр пе­ред ав­то­бу­сом. Ува­жа­е­мые пас­са­жи­ры, не нуж­но пы­тать­ся зай­ти в ав­то­вок­зал че­рез шлаг­баум, ло­мая или от­ги­ная его, и тем бо­лее че­рез за­бор. По­верь­те, это сде­ла­но не для то­го, что­бы услож­нить ва­шу жизнь, а толь­ко что­бы обес­пе­чить це­лост­ность вашего здо­ро­вья и жиз­ни».

Все­го в Кры­му к на­ча­лу ту­ри­сти­че­ско­го се­зо­на за­бо­ры уста­но­ви­ли на 15 ав­то­стан­ци­ях: в Сим­фе­ро­по­ле (3 стан­ции), в Алу­ш­те, в Ял­те, в Фе­одо­сии, в Кер­чи, в Ев­па­то­рии, в Ар­мян­ске, в Крас­но­пе­ре­коп­ске, в Су­да­ке, в по­сел­ках Пер­во­май­ское, Ки­ров­ское, Крас­но­гвар­дей­ское, а так­же в Со­вет­ском.

По­став­щи­ком за­бо­ров вы­сту­пи­ло мос­ков­ское ООО «Нео­тек-М». Оно по­ста­ви­ло на по­лу­ост­ров 786 ме­тал­ли­че­ских сек­ций и 800 стол­бов для ограж­де­ний. Це­на кон­трак­та, за­клю­чен­но­го с ГУП «Кры­мав­то­транс»,— 10029562 руб­ля 60 ко­пе­ек.

Еще один кон­тракт ка­са­ет­ся по­яв­ле­ния на ав­то­вок­за­лах групп быст­ро­го ре­а­ги­ро­ва­ния. Они долж­ны бу­дут до­смат­ри­вать пас­са­жи­ров, ба­гаж и транс­порт­ные сред­ства на пред­мет на­ли­чия ору­жия и взрыв­ча­тых ве­ществ. Груп­пы бу­дут сфор­ми­ро­ва­ны пе­тер­бург­ским ООО «АН-Се­кью­ри­ти Транс­порт­ная без­опас­ность». Ком­па­ния по­лу­чит за это 3,7 млн руб­лей.

Так что охран­ник ял­тин­ско­го ав­то­вок­за­ла Вя­че­слав ли­бо вско­ре во­ору­жит­ся спец­сред­ства­ми, ли­бо — по­ме­ня­ет ра­бо­ту.

«Пляж за­бра­ли»

Ес­ли необ­хо­ди­мость за­бо­ров на ав­то­вок­за­лах — во­прос дис­кус­си­он­ный, то за­бо­ры на пля­жах при­зна­ют злом все. И все рав­но ста­вят. Так, в Си­ме­и­зе у жи­те­лей ото­бра­ли пляж «На­рыш­кин­ские кам­ни».

— В пер­вый раз его за­кры­ли еще вес­ной 2015 го­да, — рас­ска­зы­ва­ет жи­тель­ни­ца по­сел­ка Ири­на Не­ча­е­ва. — Сде­ла­ло это ру­ко­вод­ство са­на­то­рия «Си­ме­из». По их мне­нию, пляж при­над­ле­жит са­на­то­рию. Од­на­ко у нас есть до­ку­мен­ты, в ко­то­рых чет­ко на­пи­са­но, что пляж — му­ни­ци­паль­ный. Мы об­ра­ти­лись к гла­ве на­ше­го тер­ри­то­ри­аль­но­го ор­га­на Дыш­ле­во­му Иго­рю Ива­но­ви­чу. И бук­валь­но сра­зу до­ступ на пляж был от­крыт.

Это пре­под­но­сит­ся как антитеррористическая ме­ра. У нас ведь обыч­но от тер­ак­тов за­бо­ры спа­са­ют

По­том пляж за­кры­ва­ли еще несколь­ко раз, но по­сле об­ра­ще­ний жи­те­лей Си­ме­и­за к чи­нов­ни­кам ру­ко­вод­ство са­на­то­рия бы­ло вы­нуж­де­но от­кры­вать про­ход.

О неза­кон­но­сти ограж­де­ния «На­рыш­кин­ских кам­ней» го­во­рил да­же гла­ва Кры­ма Сер­гей Ак­се­нов. Но, не­смот­ря на это, в кон­це мар­та 2018 го­да пляж для жи­те­лей за­кры­ли вновь.

Ири­на по­ка­зы­ва­ет мне бла­го­устро­ен­ный пляж с мел­кой галь­кой, ку­да жи­те­лям и го­стям Си­ме­и­за, не оста­но­вив­шим­ся в са­на­то­рии, про­ход вос­пре­щен. Пря­мо по пир­су уста­нов­лен вы­со­кий за­бор, с об­рат­ной сто­ро­ны за­бо­ра — ва­лу­ны.

— За­го­рать на них невоз­мож­но. За­хо­да в мо­ре нет. Но нам пред­ло­же­но от­ды­хать здесь, — го­во­рит Ири­на.

В сек­ре­та­ри­а­те са­на­то­рия «Си­ме­из» «Но­вой га­зе­те» объ­яс­ни­ли, что за­бор в ско­ром вре­ме­ни опять убе­рут. На во­прос, за­чем са­на­то­рий на про­тя­же­нии мно­гих лет упор­но ограж­да­ет пляж, — от­ве­чать от­ка­за­лись.

Сам глав­ный врач са­на­то­рия Михаил Ко­биц­кий в ин­тер­вью крым­ско­му те­ле­ви­де­нию объ­яс­нял по­сто­ян­ные по­пыт­ки ого­ро­дить «На­рыш­кин­ские кам­ни» тре­бо­ва­ни­я­ми без­опас­но­сти. «Каж­дый ме­сяц у нас про­хо­дят про­вер­ки: ан­ти­тер­рор, про­ку­ра­ту­ра, МЧС, ФСБ, Рос­по­треб­над­зор. И все вре­мя нам да­ют пред­пи­са­ния о том, что­бы тер­ри­то­рия бы­ла непро­хо­ди­мой».

За­чем для без­опас­но­сти са­на­то­рия ого­ра­жи­вать му­ни­ци­паль­ный пляж — во­прос, ви­ди­мо, ри­то­ри­че­ский.

По­се­лок на мо­ре. Без мо­ря

Тем, кто по­едет из Ял­ты в Се­ва­сто­поль, на пол­пу­ти встре­тит­ся вы­со­кий, не менее 4 мет­ров, ко­рич­не­вый ме­тал­ли­че­ский за­бор. Ехать вдоль него при­дет­ся око­ло двух ми­нут. Он пол­но­стью за­кро­ет вид на мо­ре. Но две ми­ну­ты без мо­ря по­тер­петь мож­но. А вот жи­те­ли рас­по­ло­жен­но­го ря­дом с за­бо­ром по­сел­ка Оли­ва жи­вут без него уже тре­тий год.

— В де­каб­ре 2015-го со­брал­ся на ры­бал­ку, ста­ври­ду по­ло­вить, — рас­ска­зы­ва­ет мест­ный житель Ва­ле­рий Шах. — А ме­ня че­ло­век в ка­му­фля­же раз­во­ра­чи­ва­ет, мол, за­кры­тая тер­ри­то­рия.

Оли­ва — по­се­лок осо­бен­ный. Здесь с со­вет­ских вре­мен рас­по­ло­же­ны пра­ви­тель­ствен­ные да­чи. Они за­ни­ма­ют всю первую ли­нию у мо­ря. По­это­му мест­ные мо­гут (точ­нее, мог­ли) хо­дить к мо­рю лишь че­рез са­на­то­рий «Таврия», ко­то­рый в бы­лые вре­ме­на при­над­ле­жал укра­ин­ско­му оли­гар­ху Ко­ло­мой­ско­му.

— С при­хо­дом Рос­сии «Таврию» от­да­ли ФСБ, а спец­служ­ба при­да­ла ему ста­тус во­ин­ской ча­сти, — рас­ска­зы­ва­ет житель Оли­вы Бо­рис Су­ли­мов. — Это зна­чит — ре­жим­ный объ­ект, по­сто­рон­ним вход вос­пре­щен.

С 2015 го­да олив­чане ез­ди­ли на мо­ре в со­сед­ние по­сел­ки Фо­рос и Пар­ко­вое: до­би­ра­лись кто как мог — на об­ще­ствен­ном и лич­ном транс­пор­те. На ле­то-2018 ад­ми­ни­стра­ция Ял­ты по­обе­ща­ла вы­де­лить для жи­те­лей по­сел­ка ав­то­бус, ко­то­рый бу­дет во­зить их на мо­ре 4 ра­за в день.

О воз­ве­ден­ном ФСБ за­бо­ре в Оли­ве го­во­рят с яв­ным неудо­воль­стви­ем.

— Смыс­ла в нем ни­ка­ко­го нет, — счи­та­ет Бо­рис Су­ли­мов. — Ес­ли это де­ла­ет­ся ради то­го, что­бы скрыть са­на­то­рий от по­сто­рон­них глаз, то смею разо­ча­ро­вать: мож­но от трас­сы под­нять­ся немнож­ко в го­ру и все уви­деть.

«Струк­ту­ра ого­ра­жи­ва­ния из­ме­ни­лась»

Про­бле­ма за­бо­ров в Кры­му су­ще­ству­ет с укра­ин­ских вре­мен; c пе­ре­хо­дом по­лу­ост­ро­ва к Рос­сии за­бо­ров мень­ше не ста­ло, но уста­нав­ли­вать их на­ча­ли по дру­го­му прин­ци­пу, сви­де­тель­ству­ет крым­ский об­ще­ствен­ник Алек­сандр Та­ли­пов. Алек­сандр в 2014–2015 го­дах участ­во­вал в дви­же­нии «Чи­стый бе­рег. Крым», ко­то­рое бо­ро­лось с неза­кон­ны­ми ограж­де­ни­я­ми.

— При Укра­ине и в пер­вое вре­мя при Рос­сии за­кры­ты­ми в ос­нов­ном бы­ли так на­зы­ва­е­мые «част­ные пля­жи», пе­ре­дан­ные му­ни­ци­па­ли­те­та­ми, на­при­мер, «под бла­го­устрой­ство». На са­мом де­ле на них велась ком­мер­че­ская де­я­тель­ность. В то же вре­мя бы­ло мно­го са­на­тор­ных пля­жей, пля­жей пан­си­о­на­тов, ко­то­рые бы­ли от­кры­ты. Сей­час с «част­ных пля­жей» за­бо­ры уда­лось убрать, но на пля­жах пан­си­о­на­тов — на­про­тив, за­бо­ры по­яви­лись. Это пре­под­но­сит­ся как антитеррористическая ме­ра. У нас ведь обыч­но от тер­ак­тов за­бо­ры спа­са­ют, — иро­ни­зи­ру­ет Алек­сандр. — И это де­ла­ет­ся, не­смот­ря на то что за­ко­но­да­тель­ные ак­ты — тот же Вод­ный ко­декс РФ (ст. 6) — га­ран­ти­ру­ют без­услов­ное пра­во граж­дан на до­ступ к бе­ре­го­вой по­ло­се. Бо­рют­ся сей­час с за­бо­ра­ми един­ствен­ным ме­то­дом: лю­ди со­став­ля­ют кол­лек­тив­ные об­ра­ще­ния к чи­нов­ни­кам. В ос­нов­ном им от­ве­ча­ют, что «за­бор уста­нов­лен в це­лях без­опас­но­сти». Од­на­ко ино­гда — как бы­ло в том же Си­ме­и­зе — жа­ло­бы до­хо­дят до пер­вых лиц рес­пуб­ли­ки, и ограж­де­ния уби­ра­ют.

Бо­рис Су­ли­мов у за­бо­ра од­ной из пра­ви­тель­ствен­ных дач в Оли­ве

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.