ɇɚɦ ɢ ɧɟ ɫɧɢɥɨɫɶ

КАК ОЦЕ­НИ­ВА­ЮТ ПОД­РОСТ­КИ КНИ­ГИ, КО­ТО­РЫ­МИ ИХ РО­ДИ­ТЕ­ЛИ ЗАЧИТЫВАЛИСЬ В ТОМ ЖЕ ВОЗ­РАСТЕ, И ЧТО ОНИ ВЫ­БИ­РА­ЮТ ИЗ СО­ВРЕ­МЕН­НОЙ ПОДРОСТКОВОЙ ЛИ­ТЕ­РА­ТУ­РЫ

Novaya Gazeta - - ПОРТРЕТ ЯВЛЕНИЯ -

На при­зыв рас­ска­зать о ли­те­ра­ту­ре из ро­ди­тель­ской юно­сти от­клик­ну­лись толь­ко де­воч­ки — и толь­ко млад­шие под­рост­ки. И по­нят­но — млад­шие под­рост­ки чи­та­ют о стар­ших под­рост­ках, стар­шие под­рост­ки — о взрос­лых. И все, не сго­ва­ри­ва­ясь, вы­бра­ли «Вам и не сни­лось» Га­ли­ны Щер­ба­ко­вой.

О РАЗ­НОЙ ЛЮБ­ВИ

«Ино­гда хо­чет­ся по­чи­тать имен­но о люб­ви. Боль­шой и свет­лой. Ес­ли ве­рить ба­буш­кам и де­душ­кам, то рань­ше тра­ва бы­ла зе­ле­нее, небо го­лу­бее, а лю­бовь боль­ше и свет­лее. «По­чи­тай «Вам и не сни­лось…», — со­ве­ту­ют стар­шие.

Эта кни­га дей­стви­тель­но о люб­ви. Но не о боль­шой и свет­лой, а о раз­ной. И слово «секс» там, кста­ти, встре­ча­ет­ся на са­мых пер­вых стра­ни­цах. Так что взрос­лые, ви­ди­мо, про­сто об этом за­бы­ли. Глав­ные ге­рои этой по­ве­сти — шест­на­дца­ти­лет­ние Ром­ка и Юль­ка. Но их про­сто за­тап­ты­ва­ет огром­ное ко­ли­че­ство взрос­лых пер­со­на­жей со сво­и­ми непро­сты­ми судь­ба­ми. А под­рост­ков в этой кни­ге прак­ти­че­ски нет. Все­го-то чет­ве­ро — Ром­ка, Юль­ка, Саш­ка и Але­на. Осталь­ные их од­но­класс­ни­ки — безы­мян­ная мас­сов­ка.

В кон­це кни­ги я пла­ка­ла и ис­ка­ла для се­бя от­вет на во­прос: вы­жил глав­ный ге­рой или нет, так как фи­нал от­кры­тый. Но ес­ли оста­вить эмо­ции в сто­роне…

Па­рал­ле­ли с Шекс­пи­ром ав­тор нам про­сто на­вя­зы­ва­ет. И дав та­кие име­на глав­ным ге­ро­ям, и упо­мя­нув в са­мом на­ча­ле «Вест­сайдскую ис­то­рию». Ка­кой-то Шекс­пир в трой­ном раз­ве­де­нии по­лу­ча­ет­ся. У Шекс­пи­ра по­ги­ба­ют Ро­мео и Джу­льет­та, в «Вест­сайдской» — толь­ко То­ни, а в «Вам и не сни­лось…» — ре­шай­те, мол, са­ми.

Но ес­ли за­быть о Шекс­пи­ре и про­сто чи­тать, то ока­зы­ва­ет­ся, что нам рас­ска­зы­ва­ют мно­же­ство ис­то­рий люб­ви: и учи­те­ля ли­те­ра­ту­ры, и ро­ди­те­лей Ро­мы и Юль­ки, и Але­ны, их од­но­класс­ни­цы. Ис­то­рии оди­но­че­ства, сла­бо­сти, зло­сти.

И, на­ко­нец, глав­ные ге­рои — Ром­ка и Юль­ка. Для Юль­ки ее лю­бовь к Ром­ке ста­но­вит­ся смыс­лом жиз­ни. Юль­ка ка­жет­ся сла­бой, но в ней мно­го внут­рен­ней си­лы, ка­кой-то су­ма­сшед­шей ре­ши­мо­сти. Но что-то в этой люб­ви мне не по­нра­ви­лось. В та­кую лю­бовь про­ва­ли­ва­ешь­ся, а не взле­та­ешь вме­сте с ней. А мне хо­чет­ся имен­но взле­тать.

Ром­ка — сим­па­тич­ный, ум­ный, иро­нич­ный, по­слуш­ный. С од­ной сто­ро­ны, он лю­бит Юль­ку, а с дру­гой — ма­му. На­вер­ное, это нор­маль­но. Но ес­ли бы он не был та­ким по­слуш­ным, он бы мне по­нра­вил­ся боль­ше.

Эта кни­га о люб­ви на­пи­са­на очень су­хо, мне не хва­ти­ло в ней жиз­ни и све­та. И ес­ли ме­ня по­про­сят по­ре­ко­мен­до­вать кни­гу о люб­ви, то я, ско­рее, по­ре­ко­мен­дую «52 фев­ра­ля» Ан­дрея Жва­лев­ско­го и Ев­ге­нии Пастер­нак».

Анюта Клы­ко­ва, 13 лет,

Москва

И СЕЙ­ЧАС ТА­КИЕ ЖЕ

«Вме­сто скуч­но­го ме­ло­дра­ма­ти­че­ско­го рас­ска­за о «Ро­мео и Джу­льет­те» я встре­ти­лась с ис­то­ри­ей, на­пол­нен­ной юно­ше­ской жи­во­стью, им­про­ви­зи­ро­ван­ны­ми шут­ка­ми, ре­аль­ны­ми чув­ства­ми и со­вер­шен­но не «хо­дуль­ны­ми» пер­со­на­жа­ми. Ужас­но про­ник­но­вен­ная кон­цов­ка — без пре­уве­ли­че­ния — за­ста­ви­ла серд­це сжать­ся.

Я бы не ска­за­ла, что ме­ня силь­но вос­хи­ща­ет Юля. Я не мог­ла най­ти в ней ни­че­го осо­бен­но­го, но и непри­я­тия не ис­пы­ты­ва­ла то­же. Ро­ма был един­ствен­ным ге­ро­ем, чей ха­рак­тер, ум и ми­ро­воз­зре­ние при­шлись мне по ду­ше. Та­ких маль­чи­ков нуж­но еще по­ис­кать.

Мне ка­жет­ся, что это ис­то­рия на все вре­ме­на. Она не мо­жет по­те­рять ак­ту­аль­ность (ес­ли толь­ко лю­ди не ра­зу­чат­ся лю­бить), да­же в на­ше вре­мя, спу­стя по­чти со­рок лет, чув­ства и по­ве­де­ние влюб­лен­ных лю­дей схо­жи. Неко­то­рые мои од­но­класс­ни­цы, учив­ши­е­ся преж­де на «от­лич­но», мо­мен­таль­но ска­ты­ва­лись на двой­ки в этих слу­ча­ях. Маль­чи­ки от­да­ля­лись от по­сто­рон­них дев­чо­нок. И оба так же ухо­ди­ли от всех друг в дру­га».

Же­ня Куз­не­цо­ва, 9-й класс,

Москва

«А МНЕ МОЖ­НО ЭТО ЧИ­ТАТЬ?»

«Я тут книж­ку про­чи­та­ла — из-за нее не мог­ла уснуть. Я ду­ма­ла сна­ча­ла, что это ка­кая-то со­вет­ская ерун­ди­сти­ка. Но по­том там, в на­ча­ле кни­ги, уви­де­ла об­суж­де­ние на ин­тим­ные те­мы. По­на­ча­лу ме­ня это да­же сму­ти­ло. И я ма­ме ска­за­ла: «Ты уве­ре­на, что мне мож­но это чи­тать?»

— Хм, а про что имен­но?

— Они там вна­ча­ле об­суж­да­ют с учи­тель­ни­цей про лю­бовь «без при­ме­сей» и «на­по­по­лам с ле­со­по­ва­лом», но по­ло­ви­ну я не по­ня­ла и да­же пе­ре­лист­ну­ла па­ру стра­ниц. А по­том ме­ня за­тя­нул сю­жет.

— А не ста­ро­мод­но это все — на­счет за­пре­та ро­ди­те­лей?

— Ну да, в на­ши вре­ме­на та­ко­го нет. Все-та­ки раз­лу­чать влюб­лен­ных ди­ко. Да и под­рост­ки сей­час не на­столь­ко ро­ман­тич­ны, что­бы по­ехать за кем-то в дру­гой го­род.

— А из-за че­го имен­но ты не мог­ла за­снуть?

— Ко­гда Ро­ма узнал, что его об­ма­ну­ли, он вы­прыг­нул из ок­на. На этом ис­то­рия об­ры­ва­ет­ся. Вот и усни по­сле это­го.

— Как те­бе глав­ные ге­рои? По­нра­ви­лись?

— Юля — ти­пич­ная раз­дол­бай­ка, по­то­му что у нее бы­ло мно­го тро­ек в стар­ших клас­сах. Мне не нра­ви­лись неко­то­рые по­ступ­ки, ко­то­рые она со­вер­ша­ла. И есть эпи­зод, в ко­то­ром она го­во­рит, что не мо­жет ду­мать об уче­бе, а ду­ма­ет толь­ко о Ро­ме. Я не по­ни­маю, как мож­но так влю­бить­ся, что не ду­мать о сво­ем бу­ду­щем. С Ро­мой все на­обо­рот. У него по­че­му-то по­лу­ча­ет­ся и учить­ся, и ду­мать о Юле. Еще он кре­а­тив­ный. Он за­пи­сал ей пла­стин­ку, где рас­ска­зы­ва­ет ей свою таб­ли­цу умно­же­ния: «Два­жды два рав­но че­ты­ре, а я те­бя люб­лю...»

— А как ты ду­ма­ешь, они по­же­ни­лись бы со вре­ме­нем?

— Я ду­маю, нет. По­то­му что мне непо­нят­но, что у них об­ще­го. Воз­мож­но, ав­тор про­сто не очень хо­ро­шо рас­крыл их ха­рак­тер.

— В чем то­гда фиш­ка этой кни­ги? — Мне ка­жет­ся, глав­ная мысль этой кни­ги, что ро­ди­те­ли ча­сто уде­ля­ют де­тям ма­ло вни­ма­ния и нечест­но с ни­ми об­ра­ща­ют­ся».

Ари­ад­на Ер­шо­ва, 12 лет,

Санкт-Пе­тер­бург

КАК «СЛИТЬСЯ» МОЖ­НО ИЗ-ЗА ЛЮБ­ВИ?

«Мы с до­че­рью го­во­ри­ли об этой кни­ге. Вот как она ее вос­при­ни­ма­ет. Вна­ча­ле не со­всем по­нят­но и за­нуд­ли­во (слиш­ком взрос­ло), даль­ше — луч­ше. Она как бы осуж­да­ет та­кую без­ба­шен­ную лю­бовь и не по­ни­ма­ет, как так мож­но — осо­бен­но Юлю. Она счи­та­ет, что в си­ту­а­ции ви­но­ва­ты ро­ди­те­ли: им бы­ло не до де­тей, по­это­му все так и по­лу­чи­лось.

Я это­го в дет­стве как-то во­об­ще не уви­де­ла — ме­ня боль­ше за­хва­ти­ла лю­бовь, и со­всем не за­де­ло, что де­воч­ка из-за люб­ви ста­ла тро­еч­ни­цей. А на­ча­ло то­же по­ка­за­лось за­нуд­ным. И пом­ню, ме­ня то­же на­пряг­ла и по­ко­ро­би­ла ис­то­рия их «со­че­та­ния», а дочь по­че­му-то на­пряг­ло, что они пи­ли ром. А еще мне ка­жет­ся, что сей­час школьники боль­ше бо­ят­ся бу­ду­ще­го (ЕГЭ и про­че­го) и не пред­став­ля­ют, как мож­но «слиться» из-за ка­кой-то люб­ви. А еще — они уже на­столь­ко зна­ют свои «пра­ва» и так лег­ко го­во­рят ро­ди­те­лям «ты не име­ешь пра­ва», что им непо­нят­ны та­кие жест­кие за­пре­ты и от­вет­ное по­слу­ша­ние де­тей».

Ан­на Ер­шо­ва, ма­ма Ари­ад­ны,

Санкт-Пе­тер­бург

ОКА­ЗА­ЛОСЬ, ЧТО МАЛЬ­ЧИ­КИ — СО­ВСЕМ ДРУ­ГИЕ

«Кро­ме ме­ня, кро­ме нее» Ма­рии Ев­се­е­вой — пре­крас­ная книж­ка. Ис­то­рия рас­ска­зы­ва­ет­ся дву­мя раз­ны­ми пер­со­на­жа­ми. Это маль­чик и де­воч­ка, стар­ше­класс­ни­ки. Они смот­рят на од­ну и ту же си­ту­а­цию, но они раз­ные и по­это­му смот­рят то­же по-раз­но­му.

Глав­ные ге­рои учат­ся в од­ной шко­ле, Ни­ки­та — в один­на­дца­том, Ма­ри­на — в де­вя­том, а зна­ко­мят­ся слу­чай­но. Сна­ча­ла Ни­ки­та Ма­рине не по­нра­вил­ся, и она да­же мыс­лен­но на­зы­ва­ла его «шке­том», но по­то­ооом…

Сам же Ни­ки­та стес­нял­ся и по­чти ни­как не по­ка­зы­вал сво­их чувств. Все услож­ни­ло то, что стар­шая сест­ра Ни­ки­ты Настя при­шла пре­по­да­вать фи­зи­ку в шко­лу, где учат­ся ге­рои. Свое род­ство Ни­ки­та и Настя не афи­ши­ро­ва­ли. По­это­му Ма­ри­на по­ду­ма­ла, что Ни­ки­та встре­ча­ет­ся с мо­ло­дой сим­па­тич­ной учи­тель­ни­цей фи­зи­ки, и оби­де­лась. Мне как читателю очень ин­те­рес­но бы­ло на­блю­дать за по­во­ро­та­ми сю­же­та. Ты смот­ришь на про­ис­хо­дя­щее свер­ху и по­ни­ма­ешь, КАК мож­но сде­лать так, что­бы все бы­ло хо­ро­шо, а ге­рои это­го по­че­му-то не ви­дят.

По­ни­ма­ешь, ка­кие лю­ди раз­ные и нас­коль­ко маль­чи­ки от­ли­ча­ют­ся от де­во­чек. По­том, в жиз­ни, ты на­чи­на­ешь боль­ше бес­по­ко­ить­ся о том, КАК мо­жет ду­мать дру­гой че­ло­век и ЧТО он мо­жет по­ду­мать. И что это мо­жет со­всем не сов­пасть с тво­и­ми ожи­да­ни­я­ми». Ка­тя Ря­за­нов­ская, 13 лет, Москва

Кадр из филь­ма «Вам и не сни­лось...»

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.