Граж­да­нин Сен­цов

Novaya Gazeta - - МНЕНИЯ & КОММЕНТАРИИ - Лео­нид ГОЗМАН*

«Де­ло Сен­цо­ва» — это не толь­ко без­за­ко­ние и фан­та­сти­че­ская же­сто­кость. Два­дцать лет аб­со­лют­но неви­нов­но­му че­ло­ве­ку — это бы­ло обыч­но лет семь­де­сят–во­семь­де­сят на­зад, по ны­неш­ним же вре­ме­нам — пе­ре­бор. У нас се­го­дня неви­нов­ным да­ют трид­цать су­ток, два–че­ты­ре го­да — очень ред­ко. Но «де­ло Сен­цо­ва» — это еще и вос­ста­нов­ле­ние в Рос­сии кре­пост­но­го пра­ва. Пред­ло­же­ния об­ме­нять Сен­цо­ва на ко­го-ни­будь из за­дер­жан­ных или от­бы­ва­ю­щих на­ка­за­ние на Укра­ине граж­дан Рос­сии, как это бы­ло сде­ла­но в слу­чае с Са­вчен­ко, от­вер­га­ют­ся, по­то­му что рос­сий­ско­го граж­да­ни­на нель­зя, мол, об­ме­нять или пе­ре­дать в дру­гую стра­ну. Де­ло не толь­ко в том, что это де­ма­го­гия. За­хо­те­ли бы — сде­ла­ли. Од­но­вре­мен­ное по­ми­ло­ва­ние, на­при­мер. Во­прос в дру­гом: а с ка­кой та­кой ра­до­сти он рос­сий­ский граж­да­нин?

С за­яв­ле­ни­ем о вступ­ле­нии в рос­сий­ское граж­дан­ство, как ка­кой-ни­будь Де­пар­дье, граж­да­нин Укра­и­ны Сен­цов не об­ра­щал­ся. Он про­сто жил в Кры­му в тот мо­мент, ко­гда тот «вер­нул­ся в род­ную га­вань». Не важ­но, ка­кой про­цент жи­те­лей Кры­ма на са­мом де­ле при­вет­ство­вал то, что то­гда про­изо­шло. Сен­цов точ­но не при­вет­ство­вал. Его за­пи­са­ли в рос­сий­ские под­дан­ные про­сто по фак­ту при­креп­ле­ния к зем­ле, ко­то­рую РФ, по­лу­ча­ет­ся, за­бра­ла вме­сте с лю­диш­ка­ми. До 1861-го — нор­маль­ная прак­ти­ка. Про­иг­ран­ное в кар­ты име­ние от­хо­ди­ло но­во­му хо­зя­и­ну вме­сте с ам­ба­ра­ми, ба­ба­ми, му­жи­ка­ми и дру­гим иму­ще­ством. Царьо­сво­бо­ди­тель это, прав­да, от­ме­нил, но что нам тот царь?

Че­рез пол­то­ра ве­ка по­сле от­ме­ны кре­пост­но­го пра­ва на­ше го­су­дар­ство по фак­ту пре­тен­ду­ет на без­услов­ное вла­де­ние всем на сво­ей тер­ри­то­рии, в том чис­ле и людь­ми — каж­дым из нас. И Оле­гом Сен­цо­вым. Но эти пре­тен­зии без­осно­ва­тель­ны.

Из­ме­не­ние го­су­дар­ствен­ной при­над­леж­но­сти ка­кой-ли­бо тер­ри­то­рии в ре­зуль­та­те ан­нек­сии, ре­фе­рен­ду­ма или об­ме­на при­гра­нич­ны­ми тер­ри­то­ри­я­ми не озна­ча­ет, что жи­ву­щие там лю­ди те­ря­ют пра­во на свои до­ма, на иное свое иму­ще­ство и на са­мих се­бя. В том чис­ле и на свое граж­дан­ство, ко­то­ро­го ни­кто не мо­жет быть ли­шен, но ко­то­рое ни­ко­му и не мо­жет быть на­вя­за­но. Да­же ес­ли бы в Кры­му был насто­я­щий ре­фе­рен­дум, а сам факт пе­ре­хо­да Кры­ма под рос­сий­скую юрис­дик­цию был бы осу­ществ­лен за­кон­но, Сен­цов не стал бы рос­сий­ским граж­да­ни­ном, а был бы граж­да­ни­ном Укра­и­ны, жи­ву­щим в си­лу об­сто­я­тельств на тер­ри­то­рии РФ.

И то­гда, ес­ли бы он был пре­ступ­ни­ком (ка­ко­вым он не яв­ля­ет­ся), а у нас был бы суд (ко­то­ро­го у нас, к со­жа­ле­нию, нет), то этот суд, ко­неч­но, мог бы су­дить это­го пре­ступ­ни­ка, но не как рос­си­я­ни­на, а как граж­да­ни­на Укра­и­ны. Граж­дан­ство пред­по­ла­га­ет опре­де­лен­ные обя­зан­но­сти по от­но­ше­нию к стране, граж­да­ни­ном ко­то­рой ты яв­ля­ешь­ся. Прав­да, в по­след­ние де­ся­ти­ле­тия в этой сфе­ре про­изо­шли кар­ди­наль­ные из­ме­не­ния. Так, обя­зан­ность пла­тить на­ло­ги свя­за­на уже не с граж­дан­ством, а с ме­стом жи­тель­ства — важ­но не то, что ты граж­да­нин, а то, что — на­ло­го­вый ре­зи­дент. Да и со­блю­де­ние за­ко­нов стра­ны обя­за­тель­но для всех, а санк­ции за на­ру­ше­ния в боль­шин­стве слу­ча­ев не за­ви­сят от граж­дан­ства на­ру­ши­те­ля — по­ли­цей­ский, вы­пи­сы­ва­ю­щий вам штраф за пре­вы­ше­ние ско­ро­сти, ва­шим пас­пор­том во­об­ще не по­ин­те­ре­су­ет­ся. Се­го­дня речь идет, ско­рее, не об обя­зан­но­стях граж­дан, а об их пра­вах, преж­де все­го о пра­ве вы­би­рать власть, и об обя­зан­но­стях вла­сти по от­но­ше­нию к тем, кто ее из­брал.

Но неко­то­рые обя­зан­но­сти со­хра­ни­лись. Это обя­зан­ность ло­яль­но­сти: граж­да­ни­на мож­но су­дить за из­ме­ну Ро­дине, неграж­да­ни­на — нет. Во мно­гих стра­нах — это обя­зан­ность слу­жить в ар­мии, во всех — за­щи­щать стра­ну от вра­гов. Ук­ло­ни­стов и де­зер­ти­ров пре­сле­ду­ют. В на­шем слу­чае — это еще и им­пе­ра­тив­ное тре­бо­ва­ние люб­ви — «и нету оправ­да­ния нелю­бя­щим те­бя».

Та­ким об­ра­зом, на­вя­зы­вая Оле­гу Сен­цо­ву свое граж­дан­ство, Рос­сия тре­бу­ет от него иден­ти­фи­ка­ции с ней, пре­дан­но­сти и за­щи­ты ее, его но­вой Ро­ди­ны, от вра­гов. Это безу­мие, и это­го, как и люб­ви, тре­бо­вать нель­зя. Мож­но за­хва­тить зем­лю. Мож­но вос­ста­но­вить кре­пост­ное пра­во. Но нель­зя на­силь­но сде­лать лю­дей сво­и­ми граж­да­на­ми.

Сен­цов уже за­щи­ща­ет ро­ди­ну. Свою Ро­ди­ну, Укра­и­ну. Он за­щи­ща­ет ее ге­ро­и­че­ски, как под­лин­ный граж­да­нин сво­ей стра­ны. А за­од­но и нас всех — от на­сту­па­ю­ще­го кре­пост­ни­че­ства.

зем­лю за­бра­ли вме­сте с лю­диш­ка­ми

*Ав­тор — по­ли­тик

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.