Мак­сим ДИНКЕВИЧ,

ор­га­ни­за­тор кон­цер­тов, ре­дак­тор пор­та­ла Sadwave:

Novaya Gazeta - - КАК ЭТО ДЕЛАЕТСЯ -

— На­ле­ты пра­вых пе­ре­ста­ли быть се­рьез­ной про­бле­мой по­сле воз­ник­но­ве­ния Цен­тра «Э» в кон­це ну­ле­вых. Вез­де сто­ят ка­ме­ры, за дра­ку на суб­куль­тур­ной поч­ве мож­но по­лу­чить ре­аль­ный срок. По­яви­лась дру­гая про­бле­ма — те­перь силовики име­ют пра­во вры­вать­ся и сры­вать лю­бой кон­церт под пред­ло­гом то­го, что там яко­бы вы­сту­па­ют экс­тре­ми­сты (из-за крайне рас­плыв­ча­то­го опре­де­ле­ния этот яр­лык се­го­дня мож­но на­ве­сить на ко­го угод­но, осо­бен­но на пред­ста­ви­те­лей про­тестной суб­куль­ту­ры, чем пред­ста­ви­те­ли вла­сти ак­тив­но поль­зу­ют­ся).

Про­бле­мы по­яв­ля­ют­ся у тех, кто от­кры­то пи­шет на афи­шах сло­во «панк». Есть от­дель­ные груп­пы, ко­то­рые, ве­ро­ят­но, чис­лят­ся в ка­ких-то спис­ках, к ним на кон­цер­ты на­ве­ды­ва­ют­ся ча­ще дру­гих. В сто­ли­цах по­доб­ные ин­ци­ден­ты про­ис­хо­дят при­мер­но раз в несколь­ко ме­ся­цев.

В 2016-м вла­сти на вся­кий слу­чай со­рва­ли мос­ков­ский хард­кор-фе­сти­валь Raw Fest, где долж­ны бы­ли вы­сту­пать груп­пы из Укра­и­ны. Из-за их при­ез­да в Се­ти воз­ник нездо­ро­вый шум, груп­пы пе­ре­ду­ма­ли ехать, но кон­церт все рав­но со­рва­ли, при­гро­зив боль­ши­ми штра­фа­ми и воз­мож­ным аре­стом.

Два го­да на­зад кон­цер­ты эс­тон­ской панк-груп­пы Hot Kommunist со­рва­ли из-за то­го, что на об­лож­ке их аль­бо­ма был изоб­ра­жен кол­лаж с кро­шеч­ным изоб­ра­же­ни­ем Хри­ста где-то в уг­лу. Это уви­де­ли пра­во­слав­ные ак­ти­ви­сты и на­ча­ли зво­нить во все ин­стан­ции. В Пи­те­ре во­об­ще в клуб по­зво­нил ка­кой-то ле­вый че­ло­век и при­гро­зил сры­вом, по­ли­ци­ей, ка­за­ка­ми. Кон­церт на вся­кий слу­чай от­ме­ни­ли, по­то­му что крайне слож­но до­ка­зать, что ты не экс­тре­мист. По фак­ту, ес­ли ты от­кры­то вы­ра­жа­ешь недо­воль­ство чем бы то ни бы­ло, — уже по­па­да­ешь в груп­пу рис­ка.

Ак­тив­ные участ­ни­ки со­об­ще­ства и те, кто в этой те­ме, ко­неч­но, воз­му­ще­ны. Ед­ва ли кто-то оста­нет­ся рав­но­душ­ным, узнав, что кон­церт их лю­би­мой груп­пы без вся­кой при­чи­ны со­рва­ла по­ли­ция. Но как с этим аб­сур­дом бо­роть­ся и ка­кие пред­при­нять дей­ствия, по­ми­мо по­стов в соц­се­тях, не очень по­нят­но.

Все панк-со­об­ще­ство по умол­ча­нию при­дер­жи­ва­ет­ся как ми­ни­мум ан­ти­фа­шист­ских взгля­дов, это бо­лее или ме­нее глав­ный мо­мент, во­круг ко­то­ро­го объ­еди­ня­ют­ся и «Та­ра­ка­ны!», и Distemper, и ка­кой-ни­будь неиз­вест­ный хард­кор из под­ва­ла. Эти взгля­ды не обя­за­тель­но де­кла­ри­ру­ют­ся от­кры­то. Про­сто все по­ни­ма­ют, что ес­ли ты при­шел на панк-кон­церт или участ­ву­ешь в нем, ско­рее все­го, ты не ра­сист и не на­ци­о­на­лист. Но во­пре­ки пред­став­ле­ни­ям вла­стей не су­ще­ству­ет ни­че­го, что мож­но бы­ло бы на­звать «ан­ти­фа­шист­ским дви­же­ни­ем» или «панк-дви­же­ни­ем». Нет еди­но­го ор­га­ни­за­ци­он­но­го цен­тра, нет парт­со­бра­ний, нет ак­ций, в ко­то­рых участ­во­ва­ли бы все по­го­лов­но.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.