Пер­вая жерт­ва «спис­ка Ти­то­ва»

Свя­за­ны ли по­ру­че­ние пре­зи­ден­та по спис­ку, со­став­лен­но­му биз­нес-ом­буд­сме­ном, и уволь­не­ние ру­ко­во­ди­те­ля сто­лич­но­го управ­ле­ния СКР?

Novaya Gazeta - - ПОД КОВРОМ - Ирек МУРТАЗИН, «Но­вая»

28мая про­со­чи­лась ин­фор­ма­ция, что пре­зи­дент Рос­сии Вла­ди­мир Пу­тин по­ру­чил ген­про­ку­ро­ру Юрию Чай­ке, пред­се­да­те­лю След­ствен­но­го ко­ми­те­та Алек­сан­дру Баст­ры­ки­ну, ди­рек­то­ру ФСБ Алек­сан­дру Борт­ни­ко­ву и ми­ни­стру внут­рен­них дел Вла­ди­ми­ру Ко­ло­коль­це­ву вы­ра­бо­тать «со­гла­со­ван­ные ре­ше­ния» по всем фи­гу­ран­там спис­ка, ко­то­рый под­го­то­вил биз­нес-ом­буд­смен Рос­сии Бо­рис Титов.

Речь о спис­ке рос­си­ян — фи­гу­ран­тов уго­лов­ных дел, на­хо­дя­щих­ся в меж­ду­на­род­ном ро­зыс­ке, но же­ла­ю­щих вер­нуть­ся в Рос­сию. Источ­ни­ки «Но­вой» утвер­жда­ют, что Пу­тин не про­сто по­ру­чил «разо­брать­ся и до­ло­жить», а по­тре­бо­вал со­здать усло­вия для возвращения об­ви­ня­е­мых, предо­ста­вив им га­ран­тии, что ни­кто из них не бу­дет взят под стра­жу уже в аэро­пор­ту.

По на­шей ин­фор­ма­ции, ко­ор­ди­ни­ро­вать вы­ра­бот­ку «со­гла­со­ван­но­го ре­ше­ния» по­ру­че­но Фе­де­раль­ной служ­бе охра­ны (ФСО). Сра­зу несколь­ко фи­гу­ран­тов «спис­ка Ти­то­ва» рас­ска­за­ли «Но­вой», что еще с се­ре­ди­ны ап­ре­ля с ни­ми свя­зы­ва­лись имен­но офи­це­ры ФСО, уточ­няя ка­кие-то по­дроб­но­сти воз­буж­ден­ных про­тив них уго­лов­ных дел. Мож­но пред­по­ло­жить, что ФСО под­го­то­ви­ла для пре­зи­ден­та по­дроб­ную справ­ку по всем фи­гу­ран­там «спис­ка Ти­то­ва».

Уже по­сле­до­ва­ла пер­вая ре­ак­ция на пре­зи­дент­ское по­ру­че­ние. По на­шей ин­фор­ма­ции, от­став­ка гла­вы сто­лич­но­го управ­ле­ния СКР Алек­сандра Дры­ма­но­ва, по­дав­ше­го ра­порт об уволь­не­нии и вы­хо­де на пен­сию, свя­за­на имен­но со «спис­ком Ти­то­ва».

Неко­то­рые по­дроб­но­сти. От­став­ку ге­не­ра­ла Дры­ма­но­ва жда­ли дав­но. Мол­ва про­во­жа­ла его на пен­сию еще в июле 2016 го­да, ко­гда в зда­нии мос­ков­ско­го управ­ле­ния СКР на Ар­ба­те про­шли обыс­ки, свя­зан­ные с де­лом Ан­дрея Ко­чуй­ко­ва, од­но­го из бли­жай­ших со­рат­ни­ков во­ра в за­коне За­ха­рия Ка­ла­шо­ва, ку­да боль­ше из­вест­но­го в кри­ми­наль­ном ми­ре по клич­ке Ша­к­ро Мо­ло­дой. Кри­ми­наль­ный ав­то­ри­тет пред­при­ни­мал ме­ры для осво­бож­де­ния сво­е­го со­рат­ни­ка. Не ску­пил­ся на взят­ки. Но в ито­ге и сам ока­зал­ся в тю­рем­ной ка­ме­ре.

Для пер­во­го за­ма Дры­ма­но­ва ге­не­ра­ла Де­ни­са Ни­кан­дро­ва, для на­чаль­ни­ка Глав­но­го управ­ле­ния меж­ве­дом­ствен­но­го вза­и­мо­дей­ствия и служ­бы без­опас­но­сти СКР Ми­ха­и­ла Мак­си­мен­ко и на­чаль­ни­ка управ­ле­ния соб­ствен­ной без­опас­но­сти СКР Алек­сандра Ла­мо­но­ва де­ло Ша­к­ро Мо­ло­до­го обер­ну­лось не толь­ко осво­бож­де­ни­ем от за­ни­ма­е­мых долж­но­стей, но и аре­ста­ми. А вот Дры­ма­но­ву то­гда уда­лось не толь­ко не по­пасть в ком­па­нию фи­гу­ран­тов уго­лов­но­го де­ла, но да­же про­дол­жить ру­ко­во­дить мос­ков­ским управ­ле­ни­ем СКР. И это при­том что поз­же, в ян­ва­ре 2018 го­да, в хо­де су­деб­но­го за­се­да­ния, во вре­мя ко­то­ро­го огла­ша­лось об­ви­ни­тель­ное за­клю­че­ние в от­но­ше­нии Мак­си­мен­ко, сре­ди лиц, при­ни­мав­ших уча­стие в осво­бож­де­нии Ко­чуй­ко­ва из СИЗО за взят­ки, пред­ста­ви­тель Ген­про­ку­ра­ту­ры го­соб­ви­ни­тель Бо­рис Лок­ти­о­нов на­звал и Алек­сандра Дры­ма­но­ва.

На­ши источ­ни­ки в СКР и Крем­ле утвер­жда­ют, что опа­ла Дры­ма­но­ва в то вре­мя бы­ла очень несвое­вре­мен­ной. Де­ло в том, что управ­ле­ние СКР по Москве ге­не­рал воз­гла­вил в фев­ра­ле 2015 го­да. А до это­го с июня 2014-го ру­ко­во­дил спе­ци­аль­но со­здан­ным управ­ле­ни­ем СК «по рас­сле­до­ва­нию пре­ступ­ле­ний, свя­зан­ных с при­ме­не­ни­ем за­пре­щен­ных средств и ме­то­дов ве­де­ния вой­ны в юго-во­сточ­ных ре­ги­о­нах Укра­и­ны».

Имен­но под ру­ко­вод­ством Дры­ма­но­ва бы­ло «скон­стру­и­ро­ва­но» «де­ло На­деж­ды Са­вчен­ко». Имен­но Дры­ма­нов стал клю­че­вым ньюсмей­ке­ром СКР, рас­ска­зы­вав­шим в эфи­ре фе­де­раль­ных ка­на­лов о хо­де рас­сле­до­ва­ния.

Ко­гда в кон­це мая 2016 го­да Са­вчен­ко, при­го­во­рен­ная к 22 го­дам ли­ше­ния сво­бо­ды, бы­ла по­ми­ло­ва­на, в Рос­сии на­ча­ло раз­во­ра­чи­вать­ся «де­ло Ша­к­ро Мо­ло­до­го». По­яв­ле­ние сре­ди его фи­гу­ран­тов клю­че­во­го кон­струк­то­ра «де­ла Са­вчен­ко» бы­ло чре­ва­то се­рьез­ны­ми ре­пу­та­ци­он­ны­ми по­те­ря­ми для пра­во­охра­ни­тель­ной си­сте­мы Рос­сии.

Спра­вед­ли­во­сти ра­ди на­до ска­зать, что кро­ме «де­ла Са­вчен­ко» у Дры­ма­но­ва есть и дру­гие «за­слу­ги». Имен­но он до­вел до су­да вто­рое уго­лов­ное де­ло Ми­ха­и­ла Хо­дор­ков­ско­го и Пла­то­на Ле­бе­де­ва. Дры­ма­нов же воз­глав­лял и гром­кое де­ло ге­не­ра­ла ФСКН Алек­сандра Буль­бо­ва.

По всей ви­ди­мо­сти, все эти «за­слу­ги» ге­не­ра­ла пе­ре­ве­си­ли по­до­зре­ния в со­уча­стии в «де­ле Ша­к­ро Мо­ло­до­го». Дры­ма­нов не был уво­лен да­же то­гда, ко­гда его фи­гу­ран­ты на­ча­ли давать по­ка­за­ния, об­ли­ча­ю­щие ру­ко­во­ди­те­ля сто­лич­но­го управ­ле­ния СКР. Дры­ма­нов за­явил, что его ого­ва­ри­ва­ют, но он ни­ко­го не осуж­да­ет, по­то­му что «неиз­вест­но, как мы бу­дем се­бя ве­сти, на­хо­дясь в «Ле­фор­то­во».

Дры­ма­нов имел все ос­но­ва­ния чув­ство­вать се­бя спо­кой­но. Опыт­ный ге­не­рал пре­крас­но осве­дом­лен о непи­са­ных ап­па­рат­ных (или по­ня­тий­ных) пра­ви­лах: ес­ли со­труд­ни­ка пра­во­охра­ни­тель­ных ор­га­нов, на­зна­чен­но­го ука­зом гла­вы го­су­дар­ства, не уда­ет­ся сра­зу снять с долж­но­сти и предъ­явить об­ви­не­ние по уго­лов­но­му де­лу, по ко­то­ро­му уже про­из­ве­де­ны аре­сты, это озна­ча­ет, что он про­щен и мо­жет спо­кой­но ра­бо­тать.

Но Дры­ма­нов не учел, что в ру­ка­ве у Управ­ле­ния «М» ФСБ ока­за­лась еще од­на ко­зыр­ная кар­та про­тив гла­вы мос­ков­ско­го управ­ле­ния СКР. Это уго­лов­ное де­ло, воз­буж­ден­ное са­мим Дры­ма­но­вым еще 1 июля 2016 го­да. По­тер­пев­шим по это­му де­лу про­хо­дит ад­во­кат Евгений Ры­жов, фи­гу­рант «спис­ка Ти­то­ва», про­жи­ва­ю­щий сей­час в США.

Ры­жов рас­ска­зал «Но­вой», что еще в 2013 го­ду на­чал за­щи­щать фи­гу­ран­тов гром­ко­го уго­лов­но­го де­ла о за­хва­те мос­ков­ской недви­жи­мо­сти (мы спе­ци­аль­но не на­по­ми­на­ем фа­бу­лу это­го де­ла, что­бы не пе­ре­гру­жать текст фак­та­ми, не име­ю­щи­ми пря­мо­го от­но­ше­ния к уволь­не­нию Алек­сандра Дры­ма­но­ва). В кон­це 2015 го­да и сам Ры­жов стал по­до­зре­ва­е­мым по это­му де­лу. Был да­же вы­пи­сан ор­дер на его арест, но он успел уехать из Рос­сии.

В на­ча­ле 2016 го­да с Ры­жо­вым свя­зал­ся мос­ков­ский ад­во­кат Вла­ди­мир Коч­кин и пред­ло­жил «ула­дить все про­бле­мы». Он рас­ска­зал, что у него пре­крас­ные «ра­бо­чие от­но­ше­ния» с Дры­ма­но­вым, ко­то­рый яко­бы го­тов пре­кра­тить уго­лов­ное пре­сле­до­ва­ние Ры­жо­ва, но рас­счи­ты­ва­ет на воз­на­граж­де­ние в три мил­ли­о­на дол­ла­ров. Ры­жов по­ин­те­ре­со­вал­ся, как бу­дет пре­кра­ще­но уго­лов­ное де­ло, ес­ли в нем еще несколь­ко фи­гу­ран­тов. «Пе­ре­го­вор­щик» от­ве­тил, что его де­ло бу­дет вы­де­ле­но в от­дель­ное про­из­вод­ство, а че­рез неко­то­рое вре­мя пре­кра­ще­но.

Коч­кин не об­ма­нул. Де­ло в от­но­ше­нии Ев­ге­ния Ры­жо­ва дей­стви­тель­но бы­ло вы­де­ле­но в от­дель­ное про­из­вод­ство. Но к то­му вре­ме­ни его пред­ста­ви­тель в Рос­сии уже об­ра­тил­ся с за­яв­ле­ни­ем о вы­мо­га­тель­стве в Управ­ле­ние «М» ФСБ. И все даль­ней­шие пе­ре­го­во­ры Коч­ки­на с Ры­жо­вым и его пред­ста­ви­те­лем шли под кон­тро­лем опе­ра­тив­ни­ков ФСБ.

29 июня 2016 го­да око­ло вось­ми ча­сов ве­че­ра Вла­ди­мир Коч­кин был взят с по­лич­ным при по­лу­че­нии пер­во­го тран­ша взят­ки в раз­ме­ре од­но­го мил­ли­о­на дол­ла­ров (из ко­то­рых 3000 бы­ли на­сто­я­щи­ми, а осталь­ные пач­ки де­нег — му­ля­жи). Но по­сколь­ку у Коч­ки­на был ста­тус ад­во­ка­та, то уго­лов­ное де­ло в от­но­ше­нии него мог воз­бу­дить лишь лич­но ру­ко­во­ди­тель сто­лич­но­го управ­ле­ния СКР. Опе­ра­тив­ни­ки ФСБ до­ста­ви­ли за­дер­жан­но­го в зда­ние управ­ле­ния СКР по Москве. Но ни 29, ни 30 июня Алек­сандр Дры­ма­нов так и не под­пи­сал по­ста­нов­ле­ния о воз­буж­де­нии уго­лов­но­го де­ла. Че­рез 48 ча­сов за­дер­жан­но­го с по­лич­ным по­до­зре­ва­е­мо­го при­шлось от­пу­стить. И толь­ко по­сле то­го, как Коч­кин ока­зал­ся на сво­бо­де, Дры­ма­нов по­ста­нов­ле­ние под­пи­сал. Но бы­ло уже позд­но, Коч­кин вы­ехал за пре­де­лы Рос­сии.

Тут на­до уточ­нить, что опе­ра­тив­но­разыск­ные ме­ро­при­я­тия по за­яв­ле­нию Ев­ге­ния Ры­жо­ва о вы­мо­га­тель­стве про­во­ди­лись в ап­ре­ле–июне 2016 го­да. В это же вре­мя шла раз­ра­бот­ка «де­ла Ша­к­ро Мо­ло­до­го». И как утвер­жда­ет наш со­бе­сед­ник, зна­ко­мый с ма­те­ри­а­ла­ми по Коч­ки­ну, со­вер­шен­но слу­чай­но бы­ли за­фик­си­ро­ва­ны те­ле­фон­ные раз­го­во­ры ад­во­ка­та с ру­ко­во­ди­те­ля­ми мос­ков­ско­го управ­ле­ния СКР.

— С Дры­ма­но­вым? — уточ­нил я.

—И с ним то­же.

Дры­ма­нов не учел, что в ру­ка­ве у Управ­ле­ния «М» ФСБ ока­за­лась еще од­на ко­зыр­ная кар­та про­тив гла­вы мос­ков­ско­го управ­ле­ния СКР. Это уго­лов­ное де­ло, воз­буж­ден­ное са­мим Дры­ма­но­вым еще 1 июля 2016 го­да

Ко­гда на­ча­лась про­вер­ка уго­лов­ных дел фи­гу­ран­тов «спис­ка Ти­то­ва», в справ­ку по Ев­ге­нию Ры­жо­ву бы­ла вклю­че­на и ин­фор­ма­ция о за­дер­жан­ном с по­лич­ным Вла­ди­ми­ре Коч­кине, и о воз­мож­ных свя­зях ад­во­ка­та с ге­не­ра­лом Дры­ма­но­вым. Во вся­ком слу­чае, по­ста­нов­ле­ние о вы­де­ле­нии в от­дель­ное про­из­вод­ство уго­лов­но­го де­ла в от­но­ше­нии Ры­жо­ва, обе­щан­ное Коч­ки­ным, ед­ва ли мог­ло быть вы­не­се­но без со­гла­сия ру­ко­во­ди­те­ля мос­ков­ско­го управ­ле­ния СКР.

По све­де­ни­ям на­ших ис­точ­ни­ков, не «де­ло Ша­к­ро Мо­ло­до­го», а имен­но по­до­зре­ние об уча­стии Дры­ма­но­ва в вы­мо­га­тель­стве взят­ки в три мил­ли­о­на дол­ла­ров у фи­гу­ран­та «спис­ка Ти­то­ва» Ев­ге­ния Ры­жо­ва и ста­ло при­чи­ной ско­ро­по­стиж­но­го уволь­не­ния ру­ко­во­ди­те­ля сто­лич­но­го управ­ле­ния СКР.

Ге­не­рал Дры­ма­нов

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.