Ис­треб­ле­ние ме­та­фо­ры

В неко­то­рых шко­лах учи­те­лей вы­нуж­да­ют сда­вать ЕГЭ. Ме­ня не вы­нуж­да­ли, я са­ма ре­ши­ла его сдать

Novaya Gazeta - - ХОСПИС: - Ирина ЛУКЬЯНОВА учи­тель ли­те­ра­ту­ры, «Но­вая»

За­хо­те­ла опро­бо­вать ЕГЭ на се­бе, по­смот­реть из­нут­ри — ра­бо­та­ют ли ре­ко­мен­да­ции, ко­то­рые мы да­ем де­тям. По­нять на прак­ти­ке: как рас­пре­де­лять вре­мя, пи­сать ли чер­но­вик, как вы­кру­чи­вать­ся из слож­ных си­ту­а­ций.

Стресс се­бе устро­и­ла са­ма: при­мча­лась по­сле ра­бо­че­го дня, не го­то­ви­лась, не вы­спа­лась, за­блу­ди­лась, бе­жа­ла, опоз­да­ла и весь эк­за­мен про­му­чи­лась миг­ре­нью. По­ра­до­ва­лась, что взя­ла с со­бой две руч­ки: пер­вая ис­пи­са­лась че­рез два ча­са.

ЕГЭ по ли­те­ра­ту­ре со­сто­ит из ко­рот­кой те­сто­вой ча­сти и пя­ти со­чи­не­ний — че­ты­рех ма­лень­ких и од­но­го боль­шо­го. На­пи­сать их на­до за 3 ча­са 55 ми­нут. Стро­чить при­хо­дит­ся стре­ми­тель­но и раз­бор­чи­во. Так что пис­чий спазм я за­ра­бо­та­ла уже че­рез час. За вре­ме­нем на­до сле­дить по­сто­ян­но. Да, нель­зя остав­лять боль­шое со­чи­не­ние на­по­сле­док: не успеть — бо­лее чем ре­аль­но, а по­те­рять 15 пер­вич­ных бал­лов — это по­те­рять год.

Пи­сать без чер­но­ви­ков я, как вы­яс­ни­лось, не мо­гу: мно­го ис­прав­ляю — так что этот со­вет уче­ни­кам не ра­бо­та­ет. Пе­ре­пи­сы­вая боль­шое со­чи­не­ние на чи­сто­вик, я за­бы­ла вста­вить в нуж­ное ме­сто аб­зац. Вста­ви­ла ку­да смог­ла и про­сти­лась с бал­лом за ком­по­зи­цию.

В од­ном из за­да­ний тре­бо­ва­лось вспом­нить сти­хи о рус­ской де­ревне. Увы — это не мой ко­нек. При­шлось по­вспо­ми­нать, кое-что при­тя­нуть за уши, при­вя­зать по­ту­же. Но са­мой ко­вар­ной ока­за­лась те­ма боль­шо­го со­чи­не­ния: пуш­кин­ская ли­ри­ка о при­ро­де. С од­ной сто­ро­ны — вот тут-то в го­ло­ве уж точ­но це­лый склад, но все ле­жит ха­о­тич­но, а на­до еще и кон­цеп­цию по­стро­ить. Но я бы­ла уве­ре­на, что спра­ви­лась и те­му рас­кры­ла.

Ре­зуль­тат уда­рил по са­мо­лю­бию: 34 пер­вич­ных бал­ла, по шка­ле про­шло­го го­да — это 71 те­сто­вый балл. С та­ким ре­зуль­та­том ме­ня не взя­ли бы ни на один при­лич­ный фил­фак или жур­фак (о сча­стье, что я уже ди­пло­ми­ро­ван­ный фи­ло­лог и дей­ству­ю­щий жур­на­лист).

Вы­ве­си­ла ска­ны ра­бо­ты в фейс­бу­ке. Кол­ле­ги тут же на­шли мою про­бле­му с ком­по­зи­ци­ей, а кро­ме нее — че­ты­ре ре­че­вых ошиб­ки: два неза­ме­чен­ных по­вто­ра и па­роч­ку ме­та­фор (на­при­мер, «за­вих­ре­ния в тка­ни сти­хо­тво­ре­ния») — они од­ним кол­ле­гам по­ка­за­лись ре­че­вы­ми ошиб­ка­ми, а дру­гим — тер­ми­но­ло­ги­че­ски­ми. Но глав­ное — я ошиб­лась в ци­ти­ро­ва­нии хре­сто­ма­тий­ных строк, ко­то­рые пом­ню с пер­во­го клас­са, как вы­яс­ни­лось, неточ­но. «Про­зрач­ный лес один чер­не­ет» — «один», а не «вда­ли». А лу­на как блед­ное пят­но — сквозь ту­чи мрач­ные «жел­те­ла», а во­все не «гля­де­ла». Но 34 бал­лов это все рав­но не объ­яс­ня­ло. И я по­да­ла на апел­ля­цию. И там мне до­ба­ви­ли пять пер­вич­ных бал­лов.

А 39 пер­вич­ных бал­лов — это уже не 71, а со­всем да­же 87 те­сто­вых. И с эти­ми бал­ла­ми уже мож­но ду­мать хо­тя бы о вне­бюд­же­те. По­то­му что для бюд­же­та на­до спер­ва ис­ко­ре­нить при­выч­ку вы­ра­жать­ся об­раз­но.

Так что в план под­го­тов­ки школь­ни­ков мне при­шлось вне­сти кор­рек­ти­вы: учить по­ни­мать кри­те­рии про­вер­ки и со­от­вет­ство­вать им; жест­ко струк­ту­ри­ро­вать со­чи­не­ния; узна­вать про­стые тер­ми­ны в на­ро­чи­то услож­нен­ных опре­де­ле­ни­ях; раз­би­рать­ся в рас­плыв­ча­тых фор­му­ли­ров­ках за­да­ний («в ка­ких про­из­ве­де­ни­ях рус­ской ли­те­ра­ту­ры под­ни­ма­ет­ся те­ма ду­хов­но­го пре­об­ра­же­ния ми­ра?»); мно­го учить на­изусть; тре­ни­ро­вать при­выч­ку пи­сать су­хо и ака­де­мич­но; ис­треб­лять ме­та­фо­ры и слож­ные кон­струк­ции — это стра­хов­ка от ре­че­вых оши­бок. Все это име­ет ма­лое от­но­ше­ния к ли­те­ра­ту­ре — но имен­но на этом ис­прав­но сып­лют­ся та­лант­ли­вые фи­ло­ло­ги­че­ские де­ти, да­же ес­ли они уже ста­ли при­зе­ра­ми олим­пи­ад. Я не раз слы­ша­ла от ува­жа­е­мых кол­лег, что обыч­ный эк­за­ме­на­ци­он­ный балл для та­ко­го ода­рен­но­го ре­бен­ка — око­ло 70.

Чем гу­ма­ни­тар­нее пред­мет, тем труд­нее фор­ма­ли­зо­вать кри­те­рии про­вер­ки, тем она субъ­ек­тив­нее, тем вы­ше у про­ве­ря­ю­щих стрем­ле­ние пе­реб­деть (мой раз­лет в 16 те­сто­вых бал­лов у двух

По­че­му та­лант­ли­вые де­ти про­ва­ли­ва­ют те­сты, да­же ес­ли по­беж­да­ли на олим­пи­а­дах

про­ве­ря­ю­щих — то­му сви­де­тель­ство). Соб­ствен­но, фор­ма­ли­за­ция кри­те­ри­ев — по­пыт­ка до­бить­ся объ­ек­тив­но­сти, но чем боль­ше кри­те­рии фор­ма­ли­зо­ва­ны — тем мень­ше от­но­ше­ния эк­за­мен име­ет к ли­те­ра­ту­ре и тем боль­ше — к по­па­да­нию в кем-то при­ду­ман­ный фор­мат.

Сей­час ли­те­ра­ту­ру сда­ют все­го лишь 5 про­цен­тов вы­пуск­ни­ков, но ми­нистр про­све­ще­ния Оль­га Ва­си­лье­ва несколь­ко раз вы­ска­зы­ва­ла идею: хо­ро­шо бы сде­лать ЕГЭ по ли­те­ра­ту­ре обя­за­тель­ным. Очень на­де­юсь, что эта идея не за­вла­де­ет мас­са­ми. По­то­му что ли­те­ра­ту­ре в шко­ле то­гда уж точ­но при­дет ко­нец. Чи­тать пе­ре­ста­нем и бу­дем без кон­ца тре­ни­ро­вать­ся и зуб­рить цитаты. Бу­дем ис­кать в текстах изоб­ра­зи­тель­но-вы­ра­зи­тель­ные сред­ства и вспо­ми­нать, что та­кое «при­ем об­раз­но­го со­от­не­се­ния пред­ме­тов и яв­ле­ний» или «ме­тод, ос­но­ван­ный на про­ти­во­по­став­ле­нии ре­аль­но­го и во­об­ра­жа­е­мо­го ми­ра».

По­ни­мать бы еще — за­чем все это.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.