«Есть за­кон­ные ос­но­ва­ния не де­лать бом­жа­ми»

Ми­но­бо­ро­ны мо­жет не вы­го­нять на ули­цу боль­но­го он­ко­ло­ги­ей ка­пи­та­на II ран­га Ген­на­дия Ма­ка­рен­ко, его же­ну и де­тей

Novaya Gazeta - - ХОСПИС: - Иван ЖИЛИН, соб. корр. «Но­вой», Се­ва­сто­поль

«Вы­се­лять­ся неку­да: ни­ка­ко­го жи­лья нет, и да­же про­пи­сы­вать­ся негде. Муж про­слу­жил в Ми­ни­стер­стве обо­ро­ны РФ 26 лет, я ра­бо­таю и сей­час в во­ин­ской ча­сти Ми­ни­стер­ства обо­ро­ны Рос­сии — бо­лее 20 лет непре­рыв­но. Та­ким об­ра­зом, при сум­мар­ных 46 го­дах об­ще­го се­мей­но­го ста­жа нас про­сто вы­бра­сы­ва­ют на ули­цу», — это цитата из пись­ма граж­дан­ской слу­жа­щей Чер­но­мор­ско­го фло­та Ма­рии Чу­гу­но­вой в «Но­вую га­зе­ту».

Ма­рия, ее муж Ген­на­дий, их до­че­ри Оксана и Да­ша жи­вут в неболь­шой двух­ком­нат­ной квар­ти­ре в спаль­ном рай­оне Се­ва­сто­по­ля. По­ка жи­вут. Уже два го­да Ми­ни­стер­ство обо­ро­ны РФ тре­бу­ет их вы­се­ле­ния «без предо­став­ле­ния другого жи­лья».

— Слу­жить я на­чал еще в Со­вет­ском Со­ю­зе. В 1985 го­ду уехал в во­ен­ное учи­ли­ще, по­том, лей­те­нан­том, — на Кам­чат­ку, Ти­хо­оке­ан­ский флот, — Ген­на­дий вспо­ми­на­ет, за­дум­чи­во пе­ре­би­рая бу­ма­ги: об­ра­ще­ния, от­ве­ты по су­ще­ству, от­пис­ки. — До­слу­жил­ся до ка­пи­та­на II ран­га. В род­ной Се­ва­сто­поль вер­нул­ся лишь в 1999 го­ду.

В Се­ва­сто­по­ле Ма­ка­рен­ко слу­жить не со­би­рал­ся, ду­мал най­ти граж­дан­скую спе­ци­аль­ность. Но не на­шел. И вновь по­сту­пил на служ­бу.

— В 2007 го­ду у ме­ня ди­а­гно­сти­ро­ва­ли рак поч­ки. Про­опе­ри­ро­ва­ли. Еще два го­да слу­жил «огра­ни­чен­но год­ным». Но в 2009 го­ду при­шлось уво­лить­ся. По фак­ту ра­бо­тать остал­ся на Чер­но­мор­ском фло­те — жур­на­ли­стом, толь­ко уже в ка­че­стве граж­дан­ско­го со­труд­ни­ка. И в 2010 го­ду мне да­ли эту квар­ти­ру. Она яв­ля­ет­ся слу­жеб­ной.

Че­ты­ре го­да по­сле уволь­не­ния Ген­на­дия со служ­бы он и его се­мья поль­зо­ва­лись квар­ти­рой спо­кой­но. В 2013 го­ду Ма­ка­рен­ко уво­лил­ся из газеты «Флаг Ро­ди­ны». За­би­рать квар­ти­ру у Ген­на­дия при этом ни­кто и не ду­мал. Но по­сле «крым­ской вес­ны» си­ту­а­ция рез­ко из­ме­ни­лась: уже в июне 2014 го­да Ма­ка­рен­ко при­шло уве­дом­ле­ние от Ми­ни­стер­ства обо­ро­ны с тре­бо­ва­ни­ем «сда­чи в уста­нов­лен­ном по­ряд­ке и осво­бож­де­нии слу­жеб­но­го жи­ло­го по­ме­ще­ния».

— Рань­ше вы­се­лить нас ме­ша­ло за­ко­но­да­тель­ство: со­глас­но ста­тье 125 Жи­лищ­но­го ко­дек­са Укра­и­ны, ли­ца, про­ра­бо­тав­шие де­сять и бо­лее лет в ор­га­ни­за­ци­ях или учре­жде­ни­ях, ко­то­рые предо­став­ля­ют слу­жеб­ное жи­лье, не под­ле­жат вы­се­ле­нию до тех пор, по­ка им не да­дут жи­лье по­сто­ян­ное. У ме­ня 26 лет вы­слу­ги, у су­пру­ги — 20. Но в рос­сий­ском за­ко­но­да­тель­стве вы­се­ле­ние из слу­жеб­но­го жи­лья ре­гла­мен­ти­ру­ет ста­тья 103-я Жи­лищ­но­го ко­дек­са, ко­то­рая опре­де­ля­ет, что не под­ле­жат вы­се­ле­нию толь­ко се­мьи во­ен­но­слу­жа­щих, по­гиб­ших ли­бо умер­ших. Вот ес­ли бы умер — се­мью бы не тро­ну­ли, — за­клю­ча­ет Ген­на­дий.

На по­лу­чен­ное уве­дом­ле­ние Ма­ка­рен­ко, по его соб­ствен­но­му при­зна­нию, ре­а­ги­ро­вать не стал.

— Не знал, что де­лать, — объ­яс­ня­ет он. — Ре­шать во­про­сы под­ко­вер­но я не умею. Весь 2015 год мы про­жи­ли спо­кой­но. А в 2016 го­ду по­явил­ся иск.

В ис­ко­вом за­яв­ле­нии пред­ста­ви­те­ли Ми­но­бо­ро­ны ука­зы­ва­ли, что квар­ти­ра бы­ла предо­став­ле­на Ма­ка­рен­ко толь­ко на пе­ри­од служ­бы. Уво­лил­ся — осво­бож­дай жил­пло­щадь.

— С этой ло­ги­кой труд­но по­спо­рить, — со­гла­ша­ет­ся Ген­на­дий. — Но есть важ­ный мо­мент: моя су­пру­га так­же ра­бо­та­ет в во­ин­ской ча­сти Чер­но­мор­ско­го фло­та. Она — граж­дан­ская слу­жа­щая. И граж­дан­ским слу­жа­щим, со­глас­но при­ка­зу № 485 Ми­ни­стер­ства обо­ро­ны РФ от 18 июля 2014 го­да, так­же мо­жет предо­став­лять­ся слу­жеб­ное жи­лье. То­же на пе­ри­од служ­бы или ра­бо­ты. Мы о боль­шем и не про­сим.

Прось­бу предо­ста­вить квар­ти­ру Ма­рия Чу­гу­но­ва на­прав­ля­ла в де­пар­та­мент жи­лищ­но­го обес­пе­че­ния Ми­ни­стер­ства обо­ро­ны. Од­на­ко от­ту­да при­шел от­вет: «Для рас­смот­ре­ния во­про­са Вам необ­хо­ди­мо об­ра­тить­ся в тер­ри­то­ри­аль­ный от­дел ФГКУ «Юг­ре­ги­он­жи­лье» по­сле фак­ти­че­ско­го осво­бож­де­ния за­ни­ма­е­мо­го Ва­ми спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­но­го жи­ло­го по­ме­ще­ния».

— То есть эту квар­ти­ру мы осво­бож­да­ем, а дру­гую — не факт, что да­дут. — Ма­рия пе­чаль­но взды­ха­ет. — Ме­ня уже спра­ши­ва­ли: «А ты не бо­ишь­ся, что те­бя из-за тво­их пре­тен­зий про­сто уво­лят? Уво­лят — и все: а по­сле уволь­не­ния не по­ло­же­на те­бе ни­ка­кая квар­ти­ра». Бо­юсь. А с дру­гой сто­ро­ны — ку­да уже от­сту­пать?

Сей­час се­мья Ген­на­дия и Ма­рии сто­ит в го­род­ской оче­ре­ди Се­ва­сто­по­ля на по­лу­че­ние со­ци­аль­но­го жи­лья. Но ко­гда эта оче­редь по­дой­дет — они со сво­им че­ты­рех­ты­сяч­ным но­ме­ром не за­га­ды­ва­ют.

За се­мью Ма­ка­рен­ко и Чу­гу­но­вой хо­да­тай­ство­ва­ла упол­но­мо­чен­ный по пра­вам ре­бен­ка при пре­зи­ден­те РФ Ан­на Куз­не­цо­ва — она об­ра­ща­лась к зам­ми­ни­стра обо­ро­ны РФ Ти­му­ру Ива­но­ву, ку­ри­ру­ю­ще­му жи­лищ­ное обес­пе­че­ние.

Про­си­ли за се­мью офи­це­ра и де­пу­та­ты Го­с­ду­мы. Ка­ков ре­зуль­тат этих об­ра­ще­ний — ска­зать труд­но.

Не труд­но, хо­те­лось бы ве­рить, Ми­но­бо­ро­ны ре­шить жи­лищ­ный во­прос се­мьи сво­е­го дей­ству­ю­ще­го ра­бот­ни­ка и быв­ше­го слу­жа­ще­го. Тем бо­лее вре­мен­но. Тем бо­лее что есть за­кон­ные ос­но­ва­ния.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.