«Неуже­ли у Вас нет дру­гих вра­гов, кро­ме мо­ей до­че­ри?»

Ма­мы под­рост­ков, ко­то­рых об­ви­ня­ют в уча­стии в экс­тре­мист­ской ор­га­ни­за­ции, со­здан­ной си­ло­ви­ка­ми, за­пи­са­ли об­ра­ще­ние к пре­зи­ден­ту

Novaya Gazeta - - ПОРТРЕТ ЯВЛЕНИЯ - Под­го­то­ви­ла Да­рья КОБЫЛКИНА, «Но­вая»

На­ка­нуне «Пря­мой ли­нии» На­та­лья Ду­бо­вик и Юлия Пав­ли­ко­ва — ма­те­ри аре­сто­ван­ных под­рост­ков, об­ви­ня­е­мых в ор­га­ни­за­ции экс­тре­мист­ско­го со­об­ще­ства «Но­вое ве­ли­чие», за­пи­са­ли ви­део­об­ра­ще­ние к пре­зи­ден­ту:

Н.Д.: 15 мар­та ра­но утром к нам до­мой при­шли с по­ста­нов­ле­ни­ем на обыск ряд лю­дей в ка­му­фляж­ной фор­ме, штат­ском. Окру­жи­ли весь дом, на­шли ка­кие-то бу­ма­ги и ре­бен­ка аре­сто­ва­ли и увез­ли с со­бой.

Ю.П.: 15 мар­та в 5 утра лю­ди в мас­ках и с ав­то­ма­та­ми во­рва­лись в на­шу квар­ти­ру. Ни­че­го не объ­яс­няя, по­ло­жи­ли всех на пол. Раз­нес­ли Ани­ну ком­на­ту и за­бра­ли мою дочь, не объ­яс­нив, ку­да и за­чем. Ее мно­го ча­сов везли в неотап­ли­ва­е­мом ав­то­за­ке в 11-гра­дус­ный мо­роз, мно­го ча­сов до­пра­ши­ва­ли без пси­хо­ло­га, без адвоката. С ней об­ра­ща­лись как с ма­те­рым уго­лов­ни­ком, до­во­ди­ли до слез. Пред­ставь­те се­бе, как все это мож­но вы­дер­жать 17-лет­не­му ре­бен­ку?

Н.Д.: В ок­тяб­ре моя дочь Ма­ша на ве­те­ри­нар­ной кон­фе­рен­ции по­зна­ко­ми­лась с Аней. Они по­дру­жи­лись, ста­ли об­щать­ся, к ним под­тя­ну­лись ре­бя­та. За­вя­за­лась пе­ре­пис­ка. По­том де­воч­ки ре­ши­ли с эти­ми ре­бя­та­ми встре­тить­ся. Встре­чи про­хо­ди­ли в «Мак­до­нал­дсе». К ре­бя­там ста­ли под­тя­ги­вать­ся бо­лее стар­шие лю­ди, как по­том вы­яс­ни­лось, ра­бот­ни­ки струк­тур пра­во­охра­ни­тель­ных ор­га­нов, ко­то­рые по­смот­ре­ли, что мо­ло­дежь на­ча­ла ин­те­ре­со­вать­ся по­ли­ти­кой. Они ре­ши­ли на­пра­вить их по то­му пу­ти, ко­то­рый ну­жен был им. Они из про­сто­го об­ще­ния де­тей ре­ши­ли сде­лать ор­га­ни­за­цию.

Ю.П.: Они са­ми раз­ра­бо­та­ли устав, сня­ли по­ме­ще­ние за свой счет, вся­че­ски удер­жи­ва­ли лю­дей вме­сте, что­бы они ни в ко­ем слу­чае не раз­бе­жа­лись.

Н.Д.: Со­труд­ни­ки ма­ни­пу­ли­ро­ва­ли детьми. Раз­да­ва­ли им ро­ли, вся­че­ски пы­та­лись удер­жать их в этой ор­га­ни­за­ции, что­бы под­ве­сти их под ста­тью.

Ю.П.: Пред­ставь­те се­бе, как взрос­лый му­жик уго­ва­ри­ва­ет 17-лет­нюю де­воч­ку не ухо­дить из ор­га­ни­за­ции.

Н.Д.: Есте­ствен­но, ин­те­ре­су де­тей к про­ис­хо­дя­ще­му в стране пы­та­лись при­дать экс­тре­мист­ский от­те­нок.

Ю.П.: Я об­ра­ща­юсь к Вам, Вла­ди­мир Вла­ди­ми­ро­вич, в по­ста­нов­ле­нии о воз­буж­де­нии уго­лов­но­го де­ла про­тив мо­ей до­че­ри ска­за­но, что она вы­сту­па­ла про­тив Вас.

Н.Д.: Вла­ди­мир Вла­ди­ми­ро­вич, я очень силь­но обес­по­ко­е­на судь­бой мо­ей до­че­ри. 15 мар­та ее за­дер­жа­ли и в дан­ный мо­мент она на­хо­дит­ся в СИЗО. Ее об­ви­ня­ют в со­вер­ше­нии страш­но­го пре­ступ­ле­ния, в ко­то­ром фи­гу­ри­ру­ет Ва­ша фа­ми­лия. Ю.П.: Неуже­ли у Вас нет дру­гих вра­гов, кро­ме мо­ей до­че­ри?

Н.Д.: Мой ре­бе­нок ни в чем не ви­но­ват.

Ю.П.: Она не со­вер­ша­ла ни­ка­ких пре­ступ­ле­ний и в этом очень лег­ко убе­дить­ся. И я хо­чу, что­бы Вы то­же в этом убе­ди­лись.

Н.Д.: Не долж­ны стра­дать невин­ные де­ти. Они не долж­ны на­хо­дить­ся в СИЗО. Ю.П.: Ка­кой смысл дер­жать 17-лет­не­го ре­бен­ка в изо­ля­то­ре?

Н.Д.: Весь экс­тре­мизм, в ко­то­ром об­ви­ня­ют мою дочь, со­дер­жит­ся толь­ко в тех до­ку­мен­тах, ко­то­рые под­го­то­ви­ли и на­пи­са­ли са­ми со­труд­ни­ки.

Ю.П.: По­че­му взрос­лые му­жи­ки, ко­то­рые со­зда­ва­ли экс­тре­мист­ские до­ку­мен­ты, проходят по де­лу как сви­де­те­ли?

Об этом уго­лов­ном де­ле «Но­вая» по­дроб­но рас­ска­зы­ва­ла в №45 от 27.04.2018. По­сле несколь­ких встреч в «Мак­до­нал­дсе» внед­рен­ный со­труд­ник Цен­тра «Э» на­пи­сал за­яв­ле­ние, и де­сять че­ло­век аре­сто­ва­ны за уча­стие в экс­тре­мист­ском со­об­ще­стве. С тех пор ма­ло что из­ме­ни­лось. На вре­мя след­ствия Анна Пав­ли­ко­ва и Ма­рия Ду­бо­вик (как и еще чет­ве­ро фи­гу­ран­тов де­ла) со­дер­жат­ся в СИЗО, чет­ве­ро — под до­маш­ним аре­стом. Суд про­длил им срок со­дер­жа­ния под стра­жей до 13 сен­тяб­ря. Глав­ные об­ви­не­ния про­тив них — скри­ны пе­ре­пис­ки в Те­ле­грам, ви­део- и ауди­о­за­пи­си встреч с дру­ги­ми чле­на­ми ор­га­ни­за­ции «Но­вое ве­ли­чие» (за­пи­сан­ные внед­рив­ши­ми­ся в нее со­труд­ни­ка­ми ор­га­нов), най­ден­ные ли­стов­ки с ло­го­ти­пом ор­га­ни­за­ции, рас­пе­ча­тан­ный устав. Са­ми пра­во­охра­ни­те­ли, под­толк­нув­шие под­рост­ков к уча­стию в экс­тре­мист­ской ор­га­ни­за­ции, так и остаются в де­ле сви­де­те­ля­ми, так как ма­те­ри­а­лы уго­лов­но­го де­ла с их до­про­са­ми бы­ли изъ­яты.

Ад­во­кат Пав­ли­ко­вой рас­ска­зы­ва­ла, что со­труд­ни­ки СИЗО «Пе­чат­ни­ки» вы­ну­ди­ли ее под­за­щит­ную от­ка­зать­ся от ее жа­ло­бы на усло­вия со­дер­жа­ния в изо­ля­то­ре. Пав­ли­ко­вой при­гро­зи­ли, что ес­ли она не на­пи­шет от­каз, всем 48 лю­дям в ка­ме­ре «бу­дет пло­хо». Еще од­но­го об­ви­ня­е­мо­го — Русла­на Ко­сты­лен­ко­ва (ли­де­ра «Но­во­го ве­ли­чия», по вер­сии след­ствия) опе­ра­тив­ни­ки вы­нуж­да­ли ого­во­рить се­бя и от­ка­зать­ся от адвоката.

На­та­лья Ду­бо­вик

Юлия Пав­ли­ко­ва

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.