Как Ур­гант в Из­ра­иль съез­дил

Фор­му­ла рос­сий­ской са­мо­быт­но­сти — на­род без­молв­ству­ет

Novaya Gazeta - - ЧМ-2018 - Сла­ва ТАРОЩИНА

По­не­дель­ник на­чи­нал­ся тре­вож­но. С утра ста­ли раз­да­вать­ся звон­ки от из­вест­ных и не очень СМИ с прось­бой про­ком­мен­ти­ро­вать сен­са­цию: Иван Ур­гант по­лу­чил из­ра­иль­ское граж­дан­ство. Бли­же к по­лу­дню но­вость воз­гла­ви­ла топ «Ян­дек­са». Сам Ур­гант при­нял­ся сроч­но объ­яс­нять в Instagram, мол, при­е­хал в стра­ну все­го на два дня, не со­би­ра­юсь здесь оста­вать­ся, не пу­гай­те мою ба­буш­ку. Да­же РИА «Но­во­сти» под­тя­ну­лись, пы­та­лись успо­ко­ить паст­ву, но стра­с­ти не ути­ха­ли.

Что это бы­ло? Пуш­ки­на в день его рож­де­ния ес­ли и вспо­ми­на­ли, то ис­клю­чи­тель­но для под­сче­та при­жиз­нен­ных го­но­ра­ров, яв­но пу­тая Алек­сандра Сер­ге­е­ви­ча с Аб­ра­мо­ви­чем. Ки­ру Му­ра­то­ву в день ее ухо­да от­ме­ти­ли де­жур­ной ско­ро­го­вор­кой. Мед­лен­но уми­ра­ю­ще­го Оле­га Сен­цо­ва ящик в упор не ви­дит. И вдруг — та­кой ажи­о­таж по не очень зна­чи­тель­но­му по­во­ду. Ур­гант, ко­неч­но, че­ло­век из­вест­ный, но преж­де его лич­ная жизнь не вы­зы­ва­ла столь гло­баль­но­го от­кли­ка. Так в чем де­ло? Ду­маю, в кон­тек­сте.

Ста­ти­сти­ка зна­ет все. На­ка­нуне Дня Рос­сия пат­ри­о­тизм до­стиг сво­е­го ис­то­ри­че­ско­го пи­ка. По дан­ным ВЦИОМ, 92 про­цен­та ре­спон­ден­тов на­зы­ва­ют се­бя пат­ри­о­та­ми. Да­же по­сле при­со­еди­не­ния Кры­ма на­уч­но за­фик­си­ро­ван­ных лю­би­те­лей ро­ди­ны бы­ло мень­ше. От­ри­ца­тель­ная энер­гия, на­коп­лен­ная об­ще­ством в угро­жа­ю­щих мас­шта­бах, ста­ти­сти­ку не ин­те­ре­су­ет. Жаль, что не ин­те­ре­су­ет. По боль­шо­му сче­ту се­год­ня во­до­раз­дел в об­ще­стве про­хо­дит не по из­вест­ным ле­ка­лам, то есть меж­ду ле­вы­ми и пра­вы­ми, ли­бе­ра­ла­ми и охра­ни­те­ля­ми, по­клон­ни­ка­ми Пу­ти­на и На­валь­но­го. Не­ви­ди­мый фронт от­де­ля­ет тех, кто го­тов за­сы­пать ше­лу­хой гром­ких фраз о пат­ри­о­тиз­ме весь мир от тех, ко­му стыд­но про­из­но­сить сло­ва, ни­чем не опла­чен­ные ни по­ли­ти­че­ски, ни со­ци­аль­но, ни нрав­ствен­но. Ба­наль­но­сти го­во­рить нелов­ко, но по­рой необ­хо­ди­мо. Лю­бовь к ро­дине ти­ха, как укра­ин­ская ночь. О ней не кри­чат на пло­ща­дях и не ра­пор­ту­ют в соцо­про­сах. Ур­гант — один из немно­гих те­ле­ви­зи­он­ных де­я­те­лей ис­кусств, ко­то­ро­му бы­ва­ет стыд­но, за то и по­пла­тил­ся.

Ес­ли бы Иван Ан­дре­евич зна­чил­ся про­фес­си­о­наль­ным пат­ри­о­том вро­де его стар­ших кол­лег, все обо­ш­лось бы без шу­ма и пы­ли. По­лу­чил и по­лу­чил из­ра­иль­ское граж­дан­ство, с кем не бы­ва­ет. Вон у Со­ло­вье­ва, об­ла­да­те­ля рос­кош­ной вил­лы на озе­ре Ко­мо, ФБК об­на­ру­жил удо­сто­ве­ре­ние ре­зи­ден­та Ита­лии с со­от­вет­ству­ю­щей про­пис­кой — и что? Ров­ным сче­том ни­че­го. По­жиз­нен­ный вла­сти­тель дум, куль­тур­ный ора­кул. При­гла­ша­ет к се­бе в го­сти ана­ло­гич­но­го вла­сти­те­ля и ора­то­ра Ни­ки­ту Ми­хал­ко­ва — ко­му, как не им, об­суж­дать судь­бы Рос­сии? Ми­хал­ков при­выч­но тол­ку­ет о необ­хо­ди­мо­сти идео­ло­гии. Со­ло­вьев при­выч­но изоб­ра­жа­ет вос­торг от муд­ро­сти со­бе­сед­ни­ка. И все бы ни­че­го, ес­ли бы со­бе­сед­ник не стал рас­про­стра­нять­ся о необ­хо­ди­мо­сти «при­бор­ки в стране». Жи­те­ли Пат­ри­ар­ших на­вер­ня­ка вздрог­ну­ли в этом ме­сте уба­ю­ки­ва­ю­ще­го ди­а­ло­га. Они еще дол­го бу­дут пом­нить о «при­бор­ке» са­мо­го Ми­хал­ко­ва в Ма­лом Ко­зи­хин­ском, где он, во­пре­ки ар­хео­ло­ги­че­ско­му слою с уни­каль­ны­ми ар­те­фак­та­ми, жи­те­лям, здра­во­му смыс­лу, всем и все­му, по­стро­ил огром­ный отель. Ну и что с то­го, что во­пре­ки? Бу­дет и даль­ше «при­би­рать­ся», где счи­та­ет нуж­ным. Со­че­та­ние про­па­ган­ды с биз­не­сом — вер­ный тренд не пер­во­го и не по­след­не­го ис­то­ри­че­ско­го се­зо­на.

Мно­гие им­пе­рии по­ги­ба­ли не столь­ко от внеш­них вра­гов, сколь­ко от внут­рен­ней де­гра­да­ции. Те­ле­ви­зор — наи­бо­лее удоб­ный ин­стру­мент для осо­зна­ния ее ско­ро­теч­но­сти. Ин­ду­стрия ин­фор­ма­ци­он­ных по­во­дов пре­бы­ва­ет в глу­бо­ком об­мо­ро­ке. Она, как и все ТВ, те­перь под­чи­не­на лишь пра­ви­лам пат­ри­о­ти­че­ско­го сло­во­блу­дия. Сы­грал Ми­ха­ил Еф­ре­мов бли­ста­тель­ную роль в те­ат­ре или в ки­но — ни­ко­му неин­те­рес­но. Ска­зал (в шут­ку) Юрию Ду­дю о том, что Крым­ский мост сле­ду­ет от­дать Укра­ине, — немед­лен­но вы­шел в топ но­во­стей в ка­че­стве глав­но­го зло­дея. Глав­ный по­ло­жи­тель­ный ге­рой дол­жен вы­гля­деть при­мер­но как Нор­кин. Укра­ин­ская про­па­ган­да, ве­ща­ет он, так за­пуд­ри­ла моз­ги на­се­ле­нию, что оно пре­вра­ти­лось в один боль­шой овощ под на­зва­ни­ем Вя­че­слав Ко­втун. В ко­го пре­вра­тил­ся сам Нор­кин, луч­ше не за­ду­мы­вать­ся.

По­сре­ди ба­ра­бан­но­го боя пы­та­лась вспом­нить хоть один День Рос­сии, ко­то­рый про­бу­ди в ду­ше под­лин­ные чув­ства. Вс­пом­ни­ла. Лет де­сять на­зад в сов­мест­ном до­ку­мен­таль­ном про­ек­те на­ше­го и немец­ко­го ТВ «Кремль из­нут­ри» уви­де­ла убор­щи­цу Та­и­сию. Не­мо­ло­дая жен­щи­на днем вспо­ми­на­ет ин­дий­ские филь­мы, на ге­ро­инь ко­то­рых она всю жизнь тщет­но меч­та­ет по­хо­дить, а утром мок­рой тряп­кой мо­ет мо­ги­лу Не­из­вест­но­го сол­да­та. В ее гла­зах та­кая скорбь и прон­зи­тель­ная неж­ность, что они впе­чат­ля­ют го­раз­до силь­нее, чем все вме­сте взя­тые за­кли­на­ния о люб­ви к ро­дине.

Про­ве­рен­ной фор­му­ле рос­сий­ской са­мо­быт­но­сти «на­род без­молв­ству­ет» все ча­ще про­ти­во­сто­ит сти­хий­ное кол­лек­тив­ное мес­си­ан­ство в те­ле­ви­зо­ре. Недав­но гос­по­дин Тре­тья­ков, же­лая по­ста­вить точ­ку в дис­кус­сии о санк­ци­ях, гром­ко и гроз­но мол­вил: ис­тин­но го­во­рю вам… В сту­дии во­ца­ри­лось гро­бо­вое мол­ча­ние. Та­ко­го со­вре­мен­но­го тол­ко­ва­ния Свя­щен­но­го Пи­са­ния еще ни­ко­му не до­во­ди­лось слы­шать. Да­же цель­но­ме­тал­ли­че­ская Ска­бе­е­ва вздрог­ну­ла от неожи­дан­но­сти.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.