Penhaligon's Portraits

Numéro (Russia) - - Содержание - Текст МАРИЯ АТЧИКОВА фо­то ДМИТРИЙ ЖУРАВЛЕВ

Крат­кое со­дер­жа­ние преды­ду­щих се­рий: каж­дый аро­мат серии Portraits, по­явив­шей­ся в кон­це про­шло­го го­да, по­свя­щен од­но­му чле­ну бла­го­род­ной ан­глий­ской се­мьи. Пер­вая часть это­го пар­фю­мер­но­го «Аб­бат­ства Да­ун­тон» рас­ска­зы­ва­ла о че­ты­рех ге­ро­ях. Са­мый важ­ный — лорд Джордж. Эле­гант­ный, в го­дах, бо­гат и со­из­ме­ри­мо вла­стен, од­на­ко — как лю­без­но уточ­ня­ет­ся в сце­на­рии — аб­со­лют­но ло­я­лен к вла­стям. При­дер­жи­ва­ет­ся крайне тра­ди­ци­о­на­лист­ских взгля­дов, по­это­му в его ком­по­зи­ции The Tragedy of Lord George клас­си­че­ское со­че­та­ние за­па­ха мыль­ной пе­ны и сла­до­сти бо­бов тон­ка, сдоб­рен­ных щед­рой пор­ци­ей брен­ди.

Его су­пру­га — ле­ди Бланш, бе­лая кость и бла­го­род­ная кровь, ро­див­ша­я­ся в знат­ной се­мье и вы­шед­шая за­муж за че­ло­ве­ка сво­е­го же кру­га. На пер­вый вз­гляд пред­ска­зу­е­ма (ес­ли не ска­зать скуч­на): бла­го­уха­ет ми­лым ан­глий­ским са­дом с цве­ту­щи­ми ги­а­цин­та­ми, нар­цис­са­ми и ири­са­ми. Хо­тя при дли­тель­ном зна­ком­стве об­на­ру­жи­ва­ет до­воль­но су­ро­вый ха­рак­тер — аро­мат по ме­ре рас­кры­тия так ин­тен­сив­но сгу­ща­ет­ся, что от да­мы яв­но луч­ше ждать бе­ды.

Их дочь — гер­цо­ги­ня Ро­уз, бой­кая юная ле­ди, ко­то­рая яв­но по­то­ро­пи­лась вый­ти за­муж, что­бы по­ско­рее сбе­жать из ро­ди­тель­ско­го до­ма. Су­пру­га, как в слу­чае с ле­ди Бланш, вы­би­ра­ли из сво­е­го кру­га, хо­тя за­вист­ни­ки шеп­та­лись о ме­за­льян­се. The Coveted Duchess Rose со­бра­ли из ман­да­ри­на, ро­зо­вых цве­тов и му­ску- са — аро­мат, несмот­ря на мни­мую про­зрач­ность и лег­кость, за­яв­ля­ет о се­бе сра­зу и оста­ет­ся в па­мя­ти на­дол­го, как и су­ма­сброд­ность, ко­то­рая обыч­но яв­но бро­са­ет­ся в гла­за.

И на­ко­нец, муж юной гер­цо­ги­ни — Нель­сон. По­ве­са, ба­ла­гур, про­жи­га­тель жиз­ни. Са­мый слож­ный и неод­но­знач­ный аро­мат из пер­вой ча­сти кол­лек­ции — неуло­вим, ка­при­зен, усколь­за­ет и ма­нит за собой. Двой­ствен­ность ха­рак­те­ра пер­со­на­жа под­черк­ну­ли и со­ста­вом аро­ма­та — тра­ди­ци­он­но жен­ская но­та ро­зы на фоне джи­на, ко­жи и де­ре­ва при­об­ре­та­ет но­вое зву­ча­ние.

Пока ге­рои пер­вой ча­сти чин­но пи­ли чай и об­суж­да­ли ис­кус­ство, история об­ре­ла дол­го­ждан­ное про­дол­же­ние. Но­вый пер­со­наж — Кла­ра, тай­ная воз­люб­лен­ная лор­да Джор­джа. Ку­рит, во­дит ав­то­мо­биль, фри­воль­ни­ча­ет и оде­ва­ет­ся весь­ма от­кро­вен­но — в при­ду­ман­ной ле­ген­де дей­ствие про­ис­хо­дит в на­ча­ле про­шло­го ве­ка, так что порт­рет по­лу­ча­ет­ся крас­но­ре­чи­вым. В те вре­ме­на да­му бы осу­ди­ли, в наши гор­до на­зва­ли бы фе­ми­нист­кой. Ком­по­зи­ция Clandestine Clara зву­чит ров­но так, как долж­на: яр­ким Во­сто­ком, вы­зы­ва­ю­щей сла­до­стью и па­чу­ля­ми, ба­лан­си­руя на гра­ни мейн­стри­ма, но про­дол­жая оста­вать­ся в рам­ках «до­ро­го­го» во всех смыс­лах аро­ма­та.

Еще один ге­рой вто­рой ча­сти — некий Рэд­к­лифф, о ко­то­ром из­вест­но лишь, что он — тайный сын лор­да. В от­ры­ве от аро­ма­тов ле­ген­ды Рэд­к­лиф­фа и Нель­со­на очень по­хо­жи: оба юны, буй­ны и свое­воль­ны. Но с пар­фю­мер­ной точ­ки зре­ния аро­ма­ты по­лу­чи­лись дей­стви­тель­но раз­ны­ми. Roaring Radcliff не так из­не­жен и до­воль­но силь­но за­зем­лен в от­ли­чие от его бо­лее утон­чен­но­го и воз­вы­шен­но­го род­ствен­ни­ка, ром и та­бач­ные ли­стья при­да­ют аро­ма­ту неко­то­рую ме­лан­хо­лич­ность и за­дум­чи­вость. С од­ной сто­ро­ны, он слиш­ком на­сы­щен­ный и плот­ный, что­бы нра­вить­ся мо­ло­дой ауди­то­рии, с дру­гой — это бле­стя­щая пар­фю­мер­ная за­ри­сов­ка о юно­ше­ских фан­та­зи­ях, свя­зан­ных с от­сут­ству­ю­щим от­цом, и о том, как с по­мо­щью ду­хов мож­но во­об­ра­зить се­бя взрос­лым и со­лид­ным джентль­ме­ном.

Эта кол­лек­ция цен­на не толь­ко чув­ством юмо­ра, с ко­то­рым в Penhaligon’s от­но­сят­ся к рас­ти­ра­жи­ро­ван­но­му фе­но­ме­ну бри­тан­ской зна­ти. Пар­фю­мер Даф­на Бу­же, со­здав­шая все аро­ма­ты кол­лек­ции, при­знан­ный ма­стер иг­ры ню­ан­са­ми: ее ком­по­зи­ции вряд ли шо­ки­ру­ют с первого вдо­ха, но при вни­ма­тель­ном изу­че­нии спо­соб­ны удив­лять. Каж­дую но­ту хо­чет­ся уло­вить, осо­знать и про­чув­ство­вать, а за­тем пе­ре­би­рать их сно­ва и сно­ва — так чи­та­ет­ся хо­ро­шая кни­га, в ко­то­рой це­нен не толь­ко за­хва­ты­ва­ю­щий сю­жет, но и бле­стя­щий ав­тор­ский язык. Сти­ли­сти­че­ская раз­ни­ца меж­ду аро­ма­та­ми пер­вой, «знат­ной» ча­сти се­мьи и «про­сто­лю­ди­на­ми» про­пи­са­на так тон­ко, кра­си­во и изящ­но, что и тре­тью се­рию это­го се­ри­а­ла хо­чет­ся уви­деть по­ско­рее — на­вер­ня­ка бу­дет ин­те­рес­но.

Но­вая гла­ва пар­фю­мер­но­го се­ри­а­ла мар­ки раз­ви­ва­ет сю­жет: в истории по­яв­ля­ет­ся дру­гая жен­щи­на

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.