Laverstoke Mill

Numéro (Russia) - - Содержание - Текст ГЕОР­ГИЙ МЕРЕЖКОВ

НО­ВОЕ ВРЕ­МЯ ФОРМУЛИРУЕТ новые ожи­да­ния по от­но­ше­нию к ар­хи­тек­то­рам и ди­зай­не­рам. Глав­ны­ми ста­но­вят­ся не столь­ко мас­штаб и ра­ди­каль­ность идеи, как во вре­ме­на звезд­ной ар­хи­тек­ту­ры 1990-х; сей­час на пер­вом плане — ра­бо­та с кон­тек­стом: ха­рак­те­ром про­стран­ства, его ис­то­ри­ей и сло­жив­шей­ся струк­ту­рой. И в этом пе­ре­осмыс­ле­нии кон­тек­стов ар­хи­тек­ту­ра очень близ­ко под­хо­дит к идее сто­ри­тел­лин­га — ко­гда во всем, вклю­чая объ­ек­ты ис­кус­ства и ди­зай­на, долж­на быть за­ло­же­на история. По край­ней ме­ре, сто­ри­тел­линг зна­чит­ся в ка­че­стве клю­че­во­го опре­де­ле­ния бю­ро Heatherwick Studio. Его со­зда­тель То­мас Хе­зер­вик — од­на из глав­ных звезд бри­тан­ской ар­хи­тек­ту­ры, ди­зай­на, скульп­ту­ры и про­чих смеж­ных ка­те­го­рий (ко­гда-то его учи­тель Те­ренс Ко­нран по­лу­шу­тя на­звал его «Лео­нар­до от ди­зай­на» — как раз за то, что То­мас с рав­ным эн­ту­зи­аз­мом де­лал про­ек­ты в са­мых раз­ных об­ла­стях). В 1997 го­ду во вре­мя Лон­дон­ской недели мо­ды его при­гла­си­ли офор­мить вит­ри­ны Harvey Nichols; он сде­лал ги­гант­скую де­ре­вян­ную кон­струк­цию, це­ли­ком опле­та­ю­щую уни­вер­маг сна­ру­жи. В 2000-м он сде­лал для Longchamp су­моч­ку из за­стеж­ки-мол­нии. Пер­вой по-на­сто­я­ще­му гром­кой ра­бо­той стал по­стро­ен­ный в 2002-м мост Rolling Bridge, ко­то­рый в со­от­вет­ствии с на­зва­ни­ем бук­валь­но сво­ра­чи­вал­ся в ко­ле­со — нечто сред­нее меж­ду объ­ек­том ди­зай­на и скульп­ту­рой, пре­крас­ный при­мер то­го, как дизайн мо­жет ра­бо­тать с эмо­ци­о­наль­ным вос­при­я­ти­ем лю­дей. Heatherwick Studio осо­бен­но гром­ко за­яви­ла о се­бе в на­ча­ле 2010-х — вер­ши­ной стал ре­ди­зайн зна­ме­ни­тых лон­дон­ских ав­то­бу­сов в 2012-м и олим­пий­ский фа­кел, со­став­лен­ный из де­сят­ков стеб­лей, ко­то­рые нес­ли де­ле­га­ции-участ­ни­ки. А ви­зит­ной кар­точ­кой сту­дии в об­ла­сти ар­хи­тек­ту­ры вы­сту­па­ет нере­а­ли­зо­ван­ный про­ект «Мо­ста-са­да» — где опять-та­ки бук­валь­но мост че­рез Тем­зу становится са­до­вой ал­ле­ей.

При­мер­но в это же вре­мя бренд Bombay Sapphire на­чал про­ект по об­нов­ле­нию за­во­да, ко­то­рый с 1718 го­да рас­по­ла­гал­ся на ме­сте быв­шей фер­мы в Ла­вер­сток-милл в Хэмп­ши­ре, в ста с лиш­ним ки­ло­мет­рах от Лон­до­на (и в 20 от Сто­ун­хен­джа). Бывшая мель­ни­ца, а по­след­ние три­ста лет — бу­маж­ная фаб­ри­ка, где пе­ча­та­лись банк­но­ты Бри­тан­ской им­пе­рии, стала но­вым офи­ци­аль­ным до­мом Bombay Sapphire в 2014-м. Са­мо по се­бе место на­хо­дит­ся в охран­ной ис­то­ри­че­ской зоне со зда­ни­я­ми ге­ор­ги­ан­ско­го и вик­то­ри­ан­ско­го пе­ри­о­дов, на неболь­шой реч­ке с са­мой чи­стой, как утвер­жда­ют, во­дой в Ве­ли­ко­бри­та­нии. Со­хра­нить ат­мо­сфе­ру, но при этом при­дать цен­тру со­вре­мен­ность — для ре­ше­ния та­кой за­да­чи и при­гла­си­ли Heatherwick Studio (кста­ти, Bombay Sapphire во­об­ще по­кро­ви­тель­ству­ет ди­зай­ну и в свое вре­мя учре­ди­ла приз, ко­то­рый То­мас Хе­зер­вик вы­иг­рал в 2001-м). За­да­чей сту­дии бы­ло со­здать ге­не­раль­ный план и дизайн но­вой ди­стил­ли­ро­воч­ной. «Это по­хо­же на ра­бо­ту де­тек­ти­ва, — го­во­рит То­мас о прин­ци­пах сво­ей ра­бо­ты. — От­вет скрыт в де­та­лях, ко­то­рые те­бе из­вест­ны, и твоя за­да­ча — отыс­кать его. Так что ты идешь и ис­сле­ду­ешь все, что име­ет от­но­ше­ние к де­лу; сужа­ешь круг воз­мож­ных ре­ше­ний и в кон­це кон­цов оста­ешь­ся с един­ствен­ным от­ве­том». Клю­чом к про­ек­ту стала реч­ка, до то­го спря­тан­ная в бе­тон­ный ка­нал, — ее вы­пу­сти­ли на­ру­жу, со­зда­ли за­но­во бе­ре­га; рас­чи­сти­ли место от со­вре­мен­ных функ­ци­о­наль­ных по­стро­ек, от­ре­ста­ври­ро­ва­ли клас­си­че­ские зда­ния Вик­то­ри­ан­ской эпо­хи — и вдруг из про­мыш­лен­но­го дво­ра ста­ло про­сту­пать ан­глий­ское по­ме­стье. Что­бы оста­вить ощу­ще­ние пе­ре­мен, ко­то­рые пе­ре­жи­вал в раз­ное вре­мя Ла­вер­сток-милл, на зда­ни­ях оста­ви­ли сле­ды пе­ре­стро­ек.

А серд­цем про­ек­та, от­ве­ча­ю­щим за эмо­ции, сто­ри­тел­линг и со­вре­мен­ность, стала теп­ли­ца, спро­ек­ти­ро­ван­ная Heatherwick Studio и встро­ен­ная в ори­ги­наль­ные зда­ния. Bombay Sapphire сво­ей глав­ной тех­но­ло­ги­ей счи­та­ет ис­поль­зо­ва­ние де­ся­ти рас­те­ний, ко­то­рые при­да­ют их джи­ну осо­бый вкус; этот ре­цепт они за­па­тен­то­ва­ли еще в 1761-м. От это­го и от­тал­ки­ва­ет­ся ар­хи­тек­тур­ная идея: стек­лян­ный кас­кад, ко­то­рый вы видите на фо­то­гра­фии, — это две теп­ли­цы со сво­им мик­ро­кли­ма­том — юж­но­го Сре­ди­зем­но­мо­рья и тро­пи­ков, — где вы­са­же­ны те рас­те­ния, ко­то­рые да­ют вкус джи­ну. А са­ми зда­ния — от­сы­ла­ю­щие и к идее пе­ре­гон­ных труб, и к неко­е­му ска­зоч­но­му фон­та­ну изоби­лия, и к мод­ным при­е­мам де­кон­струк­ции, — это неболь­шой ма­ни­фест то­го, что со­вре­мен­ная ар­хи­тек­ту­ра долж­на быть тех­но­ло­гич­ной и увле­ка­тель­ной. И, тща­тель­но ра­бо­тая с кон­тек­стом, не за­бы­вать со­зда­вать но­вый.

Устой­чи­вое раз­ви­тие, со­хра­не­ние сре­ды, в том чис­ле ис­то­ри­че­ской, — глав­ные ман­тры со­вре­мен­ной ар­хи­тек­ту­ры. Heatherwick Studio до­бав­ля­ют к ним уме­ние рас­ска­зы­вать ис­то­рию — как в этом про­ек­те за­во­да Laverstoke Mill

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.