Ма­ха Ку­тай

Numéro (Russia) - - Содержание - Текст ГЕОР­ГИЙ МЕРЕЖКОВ

СУЩЕСТВОВАНИЕ МОД­НО­ГО ДО­МА по­сле смерти ди­зай­не­ра — обыч­ное де­ло, а в ар­хи­тек­ту­ре бю­ро, пе­ре­жив­ших сво­их звезд­ных со­зда­те­лей, ма­ло: мно­гие зна­ме­ни­то­сти — будь то пи­о­нер мо­дер­низ­ма Ле Кор­бю­зье или Лю­двиг Мис ван дер Роэ, опре­де­лив­ший раз­ви­тие ар­хи­тек­ту­ры ХХ ве­ка, по­сле се­бя бю­ро не оста­ви­ли. Но Zaha Hadid Architects и по­сле смерти сво­ей со­зда­тель­ни­цы тру­дит­ся по­чти над по­лу­сот­ней про­ек­тов. «За­ха участ­во­ва­ла в ра­бо­те на всех ста­ди­ях, на­чи­ная с раз­ра­бот­ки идеи и за­кан­чи­вая стро­и­тель­ством, — рас­ска­зы­ва­ет Ма­ха Ку­тай. Она ве­ри­ла в то, что для то­го, что­бы по­сто­ян­но раз­ви­вать­ся, раз­ру­шать один ба­рьер за дру­гим и пре­одо­ле­вать соб­ствен­ные гра­ни­цы, на­до в первую оче­редь очень мно­го тру­дить­ся, и на­учи­ла нас это­му. Еще Ха­дид пе­ре­да­ла нам лю­бовь к ра­бо­те в ко­ман­де и объ­яс­ни­ла, как важ­но на­учить­ся до­ве­рять осталь­ным. Ну и ко­неч­но, она при­ви­ла нам страсть к экс­пе­ри­мен­там».

Дей­стви­тель­но, по­сле смерти За­хи сме­ло­сти у ар­хи­тек­то­ров ZHA мень­ше не ста­ло: бю­ро про­дол­жа­ет раз­ра­ба­ты­вать экс­пе­ри­мен­таль­ный язык Ха­дид — фу­ту­ри­сти­че­ские фор­мы, ин­но­ва­ци­он­ные материалы и невоз­мож­ные — ка­жет­ся, как та­кое во­об­ще мо­жет сто­ять и не па­дать? — кон­струк­ции. Сре­ди са­мых за­мет­ных про­ек­тов, над ко­то­ры­ми сей­час ра­бо­та­ет бю­ро, — небо­скреб Цен­траль­но­го бан­ка Ира­ка, по­хо­жий на вы­рос­шую на бе­ре­гах Тиг­ра стек­лян­но-бе­тон­ную паль­му; Меж­ду­на­род­ный куль­тур­ный центр в ки­тай­ской Чан­ше: огром­ная пло­щадь, на ко­то­рой зме­я­ми свер­ну­лись зда­ния без еди­но­го пря­мо­го уг­ла, как буд­то за­кру­чен­ные неве­до­мым урав­не­ни­ем си­ну­со­и­ды, или жи­лой квар­тал в Мон­тер­рее — пе­ре­те­ка­ю­щие друг в дру­га до­ма, по­хо­жие на ока­зав­шу­ю­ся сре­ди го­ро­да вол­ну. Экс­пе­ри­мен­ты в ар­хи­тек­ту­ре — за­ня­тие увле­ка­тель­ное. Но го­раз­до быст­рее и про­ще про­во­дить их в объ­ек­тах по­мень­ше, на­при­мер, в пред­ме­тах ди­зай­на. Этим как раз и за­ни­ма­ет­ся со­здан­ное в 2006 го­ду под­раз­де­ле­ние ZHA — Zaha Hadid Design. Его ко­нек — ме­бель, посуда и украшения. «Мне нра­вит­ся, что в ди­зайне, в от­ли­чие от ар­хи­тек­ту­ры, меж­ду по­яв­ле­ни­ем идеи и ее во­пло­ще­ни­ем про­хо­дит со­всем немно­го вре­ме­ни. Мы со­зда­ем циф­ро­вую мо­дель на ком­пью­те­ре, а по­том экс­пор­ти­ру­ем ее на 3D-прин­тер, ко­то­рый рас­пе­ча­ты­ва­ет ее в лю­бом раз­ме­ре. Чем быст­рее ты ви­дишь ре­зуль­тат, тем боль­ше у те­бя воз­мож­но­стей для со­вер­шен­ство­ва­ния про­ек­та», — го­во­рит Ку­тай. ZHD экс­пе­ри­мен­ти­ру­ет не толь­ко с соб­ствен­ны­ми ди­зай­на­ми, но и ча­сто со­труд­ни­ча­ет с из­вест­ны­ми брен­да­ми. Осо­бо­го вни­ма­ния за­слу­жи­ва­ет кол­ла­бо­ра­ция с Bvlgari — мар­кой, из­вест­ной лю­бо­вью к ин­но­ва­ци­ям: ко­гда в 1950-е в ди­зайне гла­вен­ство­ва­ли брил­ли­ан­ты, ма­сте­ра Bvlgari со­зда­ва­ли украшения, в ко­то­рых по­лу­дра­го­цен­ные камни со­сед­ство­ва­ли с дра­го­цен­ны­ми, а в 1970-е мар­ка об­ра­ти­лась к неожиданным для юве­лир­ных из­де­лий ма­те­ри­а­лам: ан­тич­ным мо­не­там, ста­ли, шел­ку. Ре­зуль­та­том со­труд­ни­че­ства ZHD и Bvlgari уже в наши дни ста­ло коль­цо B.zero1 Design Legend. Вдох­но­ве­ни­ем для него по­слу­жи­ли фор­мы Ко­ли­зея, но Ма­ха Ку­тай так сво­бод­но про­ин­тер­пре­ти­ро­ва­ла их на язы­ке Ха­дид, что по­лу­чил­ся как буд­то скелет зда­ния бу­ду­ще­го, ко­то­рый мож­но на­деть на па­лец.

Как Ма­хе уда­лось впи­тать язык и ми­ро­воз­зре­ние Ха­дид, ее вз­гляд на то, ка­кой долж­на быть ар­хи­тек­ту­ра? «За­ха ни­ко­гда не оста­нав­ли­ва­лась на од­ной идее для про­ек­та, она все­гда раз­ра­ба­ты­ва­ла сра­зу дю­жи­ну ва­ри­ан­тов. Так что у нас в за­па­се есть огром­ный банк идей, ко­то­рый За­ха со­зда­ла за по­чти со­рок лет прак­ти­ки», — го­во­рит Ку­тай. Ис­поль­зуя ее на­брос­ки, до­ра­ба­ты­вая их и сме­ши­вая с соб­ствен­ны­ми иде­я­ми, ко­ман­да ZHA, в ко­то­рой сей­час тру­дят­ся че­ты­ре сот­ни человек, про­дол­жа­ет де­ло Ха­дид: стро­е­ния — кос­ми­че­ские ко­раб­ли неви­дан­ных форм — вы­рас­та­ют по все­му ми­ру и опре­де­ля­ют об­лик де­сят­ков го­ро­дов.

Гла­ва Zaha Hadid Design, ко­то­рая дол­гие го­ды про­ра­бо­та­ла с За­хой Ха­дид, рас­ска­зы­ва­ет, че­му ее на­учи­ла ве­ли­кий ар­хи­тек­тор и как бю­ро уда­ет­ся про­дол­жать раз­ви­вать идеи За­хи по­сле ее смерти

МА­ХА КУ­ТАЙ До то­го как воз­гла­вить Zaha Hadid Design, Ма­ха Ку­тай ра­бо­та­ла в Zaha Hadid Architects и до сих пор счи­та­ет се­бя не ди­зай­не­ром, а «ар­хи­тек­то­ром, ко­то­рый за­нят про­дакт-ди­зай­ном». «Идеи для зда­ний у ме­ня по­яв­ля­ют­ся так же быст­ро, как идеи для...

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.