Как су­дят в Одес­се

Ogonyok - - В НОМЕРЕ - Юрий Тка­чев, Одес­са «О»),

Вердикт и при­го­вор по пер­во­му дошедшему до су­да де­лу о «майской бойне» в Одес­се мо­гут огласить уже в кон­це ав­гу­ста — на­ча­ле сен­тяб­ря. Ка­ким он бу­дет?

ВЕРДИКТ И ПРИ­ГО­ВОР ПО ПЕР­ВО­МУ ДОШЕДШЕМУ ДО СУ­ДА ДЕ­ЛУ О «МАЙСКОЙ БОЙНЕ» В ОДЕС­СЕ МО­ГУТ ОГЛАСИТЬ УЖЕ В КОН­ЦЕ АВ­ГУ­СТА — НА­ЧА­ЛЕ СЕН­ТЯБ­РЯ. КА­КИМ ОН БУ­ДЕТ?

Со­бы­тия 2 мая 2014 го­да ста­ли са­мой круп­ной тра­ге­ди­ей Одес­сы со вре­мен Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной. «Май­ская бой­ня», в ко­то­рой по­гиб­ли 48 одес­си­тов, вы­зва­ла огром­ный ре­зо­нанс во всем мире, и ее рас­сле­до­ва­ние, ка­за­лось, долж­но бы­ло стать де­лом че­сти для укра­ин­ских пра­во­охра­ни­те­лей. Увы, по­лу­чи­лось на­обо­рот. След­ствие тя­нет­ся уже бо­лее трех лет, ули­ки и ре­зуль­та­ты экс­пер­тиз «те­ря­ют­ся», сле­до­ва­те­ли вне­зап­но уволь­ня­ют­ся, а ак­ти­ви­сты «Ев­ро­май­да­на» фак­ти­че­ски ко­ман­ду­ют су­дья­ми. ОБСЕ, мис­сия Со­ве­та Ев­ро­пы и офис ко­мис­са­ра ООН по пра­вам че­ло­ве­ка неод­но­крат­но кри­ти­ко­ва­ли укра­ин­ские вла­сти за неспеш­ный ха­рак­тер рас­сле­до­ва­ния, од­но­бо­кость и пред­взя­тость. Но осо­бо­го впе­чат­ле­ния эти упре­ки, ка­жет­ся, не про­из­во­дят. На ска­мье под­су­ди­мых в дан­ный мо­мент — не те, кто сжи­гал Дом проф­со­ю­зов, а те, кто его за­щи­щал, де­сят­ки «ан­ти­май­да­нов­цев». Об­ви­не­ние бы­ло вы­дви­ну­то лишь од­но­му пред­ста­ви­те­лю «Ев­ро­май­да­на» — да и то­го вско­ре вы­пу­сти­ли, на­гра­див ме­да­лью. И все-та­ки пер­вое до­шед­шее до су­да де­ло, по име­ю­щей­ся ин­фор­ма­ции, вот-вот за­вер­шит­ся. Вердикт и при­го­вор мо­гут огласить уже в кон­це ав­гу­ста или са­мом на­ча­ле сен­тяб­ря.

СТРАН­НОЕ СЛЕД­СТВИЕ

Столк­но­ве­ния 2 мая 2014 го­да в Одес­се, на­пом­ним, на­ча­лись на Гре­че­ской пло­ща­ди, где ор­га­ни­зо­ван­ные в бо­е­вые ко­лон­ны ак­ти­ви­сты «Ев­ро­май­да­на» схлест­ну­лись с «Одес­ской дру­жи­ной» — неболь­шой груп­пой одес­си­тов, ми­тин­го­вав­ших на «Ку­ли­ко­вом по­ле» (одес­ском «Ан­ти­май­дане»). В ре­зуль­та­те столк­но­ве­ний по­гиб­ли ше­сте­ро че­ло­век — двое «ев­ро­май­да­нов­цев» и чет­ве­ро «ку­ли­ков­цев». По­сле это­го «сто­рон­ни­ки ев­ро­ин­те­гра­ции» рва­ну­ли к До­му проф­со­ю­зов, где на­хо­дил­ся па­ла­точ­ных ла­герь их «про­тив­ни­ков» и где к ве­че­ру слу­чи­лась тра­ге­дия, унес­шая жизни еще 42 за­щит­ни­ков «Ку­ли­ко­ва по­ля».

По­сле тех страш­ных со­бы­тий в те­че­ние 2014–2015 го­дов бы­ло аре­сто­ва­но око­ло 300 ак­ти­ви­стов «Ку­ли­ко­ва по­ля». Им предъ­яв­ле­ны раз­ные об­ви­не­ния: се­па­ра­тизм, го­сиз­ме­на, со­труд­ни­че­ство с ДНР/ ЛНР. Из­вест­но о се­ми уго­лов­ных де­лах (или, го­во­ря язы­ком укра­ин­ско­го УПК, уго­лов­ных про­из­вод­ствах) от­но­си­тель­но 2 мая. Здесь и от­дель­ное де­ло о со­бы­ти­ях на «Ку­ли­ко­вом по­ле» и по­жа­ре в До­ме проф­со­ю­зов, и про­из­вод­ство в от­но­ше­нии ру­ко­вод­ства одес­ской ми­ли­ции и ру­ко­вод­ства управ­ле­ния ГСЧС в Одес­ской об­ла­сти, ко­то­рое об­ви­ня­ют в несвое­вре­мен­ном вы­ез­де на по­жар. Но един­ствен­ным до­шед­шим до су­да де­лом о мас­со­вых бес­по­ряд­ках 2 мая 2014 го­да по­ка оста­ет­ся уго­лов­ное про­из­вод­ство по фак­ту дей­ствий ак­ти­ви­стов «Ку­ли­ко­ва по­ля» в цен­тре Одес­сы, на Гре­че­ской пло­ща­ди. Су­дят 20 «ку­ли­ков­цев». Пя­те­ро из них, аре­сто­ван­ные еще в 2014 го­ду, на­хо­дят­ся за ре­шет­кой в Одес­ском СИЗО.В на­сто­я­щее вре­мя за­кан­чи­ва­ет­ся су­деб­ное слу­ша­ние в го­род­ском су­де Ильи­чев­ска (го­ро­де в Одес­ской об­ла­сти, пе­ре­име­но­ван­ном Вер­хов­ной ра­дой в Чер­но­морск.—

где де­ло осе­ло, по­бы­вав пе­ред этим во всех рай­он­ных су­дах Одес­сы. Блуж­да­ния по ин­стан­ци­ям объ­яс­ни­мы: в ма­те­ри­а­лах пол­но ка­зу­сов и ля­пов.

По­ми­мо оче­вид­ной необъ­ек­тив­но­сти след­ствен­ных ор­га­нов, все­ми си­ла­ми ста­ра­ю­щих­ся воз­ло­жить всю ви­ну за про­ис­хо­дя­щее ис­клю­чи­тель­но на одес­ский «Ан­ти­май­дан», де­ло с са­мо­го на­ча­ла со­про­вож­да­лось скан­да­ла­ми, свя­зан­ны­ми с низ­ким ка­че­ством рас­сле­до­ва­ния. О мно­гом го­во­рит тот факт, что ме­сто про­ис­ше­ствия бы­ло осмот­ре­но лишь спу­стя две неде­ли по­сле тра­ге­дии, то­гда как ком­му­наль­ные служ­бы в пря­мом смыс­ле за­чи­сти­ли Гре­че­скую пло­щадь, уни­что­жив мас­су цен­ных улик, уже в первую ночь по­сле ЧП.

Боль­шой ре­зо­нанс по­лу­чи­ла и ис­то­рия с пу­лей, из­вле­чен­ной из те­ла «ев­ро­май­да­нов­ца» Иванова — он скон­чал­ся от ог­не­стрель­но­го ра­не­ния, по­лу­чен­но­го при ата­ке на по­зи­ции ак­ти­ви­стов «Ку­ли­ко­ва по­ля». Ива­нов при­знан об­ви­не­ни­ем пер­вым по­гиб­шим в тот ро­ко­вой день — де­с­кать, имен­но его смерть за­пу­сти­ла ма­хо­вик кро­во­про­ли­тия, став сво­е­го ро­да про­ло­гом к кош­ма­ру в До­ме проф­со­ю­зов. В этом убий­стве по­до­зре­ва­ет­ся за­пе­чат­лен­ный в тот день на фо­то и ви­део «ку­ли­ко­вец» Ви­та­лий «Боц­ман» Будь­ко. По офи­ци­аль­ной вер­сии, он был во­ору­жен граж­дан­ской вер­си­ей ка­ра­би­на на ба­зе АКСУ, из ко­то­ро­го вы­пу­стил пу­лю ка­либ­ром 5,45 мил­ли­мет­ров, став­шую ро­ко­вой. Сна­ча­ла сле­до­ва­те­ли пу­лю эту… по­те­ря­ли. Оста­лось толь­ко опи­са­ние, сде­лан­ное вра­чом, из­влек­шим ее из те­ла Иванова, и врач ука­зал, что ка­либр пу­ли со­став­лял не 5,45, а 5,65 мил­ли­мет­ров. Это озна­ча­ло, что Будь­ко «Боц­ман» в смер­ти Иванова не ви­но­вен: ну, не стре­ля­ют ка­ра­би­ны на ба­зе АКСУ пу­ля­ми ка­либ­ром 5,65 мил­ли­мет­ров! По­том ули­ка вдруг на­шлась: ока­за­лось, хра­ни­лась она (?) у то­го же вра­ча. Ее ис­сле­до­ва­ли экс­пер­ты-бал­ли­сти­ки, со­об­щив­шие, что пу­ля все-та­ки име­ет ка­либр 5,45 мил­ли­мет­ров — врач, мол, ошиб­ся. Но за­тем ули­ка сно­ва ока­за­лось «непра­виль­ной» — она не сов­па­да­ла с об­раз­ца­ми, вы­пу­щен­ны­ми из офи­ци­аль­но при­над­ле­жа­ще­го Будь­ко ка­ра­би­на (об­раз­цы спе­ци­аль­но хра­нят­ся в пу­ле­гиль­зо­те­ке МВД). Вы­яс­ни­лось так­же, что су­ще­ству­ют еще как ми­ни­мум пять ви­дов ору­жия, ко­то­рое стре­ля­ет пу­ля­ми та­ко­го ка­либ­ра. Ины­ми сло­ва­ми, пря­мая вза­и­мо­связь меж­ду «Боц­ма­ном» и пу­лей, убив­шей Иванова, оста­ет­ся недо­ка­зан­ной. Од­на­ко из пред­по­ло­же­ния, что пу­ля «мог­ла быть вы­пу­ще­на» из ка­ра­би­на, с ко­то­рым ви­де­ли Будь­ко, след­ствие сде­ла­ло вы­вод: пу­ля та­ки бы­ла вы­пу­ще­на из это­го ка­ра­би­на. Пря­мое пе­ре­дер­ги­ва­ние ни­ко­го не сму­ща­ет — бу­ма­ги су­ду пред­став­ле­ны.

Не­сты­ко­вок в след­ствен­ных до­ку­мен­тах мно­же­ство, од­ни до­ку­мен­ты ча­сто про­ти­во­ре­чат дру­гим. К при­ме­ру, име­ет­ся раз­но­бой в ука­за­нии ме­ста и вре­ме­ни смер­ти Иванова — их в след­ствен­ных ма­те­ри­а­лах… несколь­ко. Еще один, не ме­нее яр­кий факт: в за­ле су­да вы­яс­ни­лось, что экс­пер­ти­зы тел по­гиб­ших на

Гре­че­ской пло­ща­ди сде­ла­ны по ре­зуль­та­там изу­че­ния неких ме­ди­цин­ских до­ку­мен­тов, со­став­лен­ных во­об­ще непо­нят­но кем. При этом на­сто­я­щая су­деб­но-ме­ди­цин­ская экс­пер­ти­за тел по­гиб­ших бы­ла про­ве­де­на в преду­смот­рен­ном за­ко­ном по­ряд­ке — со­труд­ни­ка­ми одес­ско­го бю­ро су­деб­но-ме­ди­цин­ских экс­пер­тиз, с пе­ре­да­чей, как и по­ло­же­но, до­ку­мен­тов след­ствию. Но на су­де этих до­ку­мен­тов нет. Ку­да бу­ма­ги де­лись и по­че­му вме­сто них к де­лу при­об­ще­но черт-те что? Эти во­про­сы на офи­ци­аль­ном уровне про­сто не зву­чат.

В де­ле 2 мая во­об­ще очень ма­ло ре­аль­ных улик и до­ка­за­тельств. Их под­ме­ня­ют сви­де­тель­ские по­ка­за­ния… од­но­го че­ло­ве­ка — Алек­сандра Пос­ми­чен­ко. И это то­же яр­кая ис­то­рия.

Вес­ной 2014-го озна­чен­ный граж­да­нин дей­стви­тель­но участ­во­вал в дви­же­нии «Ку­ли­ко­ва по­ля». По­сле 2 мая он был аре­сто­ван и из­на­чаль­но чис­лил­ся од­ним из об­ви­ня­е­мых, од­на­ко был от­пу­щен из-под стра­жи и пе­ре­ква­ли­фи­ци­ро­ван в сви­де­те­ли. И имен­но этот че­ло­век на эта­пе след­ствия «опо­знал» прак­ти­че­ски всех об­ви­ня­е­мых по де­лу «ку­ли­ков­цев» как «ак­тив­ных участ­ни­ков мас­со­вых бес­по­ряд­ков». Даль­ше еще ин­те­рес­нее: на пер­вом же су­деб­ном за­се­да­нии Пос­ми­чен­ко от­ка­зал­ся от сво­их по­ка­за­ний и за­явил, что сде­лал их под дав­ле­ни­ем пра­во­охра­ни­те­лей. Но вско­ре сно­ва пе­ре­ду­мал: по­ка­за­ния свои под­твер­жда­ет, а за­яв­ле­ние об их от­ка­зе сде­лал под дав­ле­ни­ем — уже со сто­ро­ны об­ви­ня­е­мых. На про­цес­се Пос­ми­чен­ко пу­тал­ся, за­пи­нал­ся, ухо­дил от от­ве­тов на уточ­ня­ю­щие во­про­сы, ссы­ла­ясь на плохую па­мять и пло­хое са­мо­чув­ствие. А «ви­шен­кой на тор­те» ста­ли об­на­ро­до­ван­ные в со­ци­аль­ных се­тях фо­то, на ко­то­рых Пос­ми­чен­ко по­зи­ру­ет в рас­по­ло­же­нии ба­та­льо­на МВД «Шторм», при­ни­мав­шем уча­стие в АТО на Дон­бас­се. Те­перь в Одес­се зву­чит толь­ко од­на вер­сия на его счет: он из­на­чаль­но яв­лял­ся про­во­ка­то­ром пра­во­охра­ни­те­лей, внед­рен­ным в ря­ды «ку­ли­ков­цев». И хо­тя в су­де это не про­зву­ча­ло, клю­че­вой сви­де­тель и фак­ти­че­ски един­ствен­ный источ­ник до­ка­за­тельств ви­ны об­ви­ня­е­мых был се­рьез­но дис­кре­ди­ти­ро­ван.

На­сто­я­щая де­тек­тив­ная ис­то­рия раз­вер­ну­лась и с ви­део­за­пи­ся­ми ка­мер наблюдения бан­ка «Ар­ка­да», ря­дом с ко­то­рым про­ис­хо­ди­ли столк­но­ве­ния. Два с по­ло­ви­ной го­да эти за­пи­си во­об­ще ни­ко­го не ин­те­ре­со­ва­ли. О них вспом­ни­ли толь­ко осе­нью 2016 го­да, ко­гда про­из­вод­ство по де­лу о со­бы­ти­ях 2 мая пе­ре­да­ли в оче­ред­ные «пра­во­охра­ни­тель­ные ру­ки» (в раз­ное вре­мя им за­ни­ма­лись про­ку­ра­ту­ра Одес­ской об­ла­сти, Глав­ное след­ствен­ное управ­ле­ние МВД Укра­и­ны в Ки­е­ве, Ге­не­раль­ная про­ку­ра­ту­ра, по­ка, на­ко­нец, не осе­ло в след­ствен­ном управ­ле­нии одес­ской по­ли­ции). Од­ним из пер­вых ре­ше­ний но­вой след­ствен­ной груп­пы бы­ло изъ­ять за­пи­си «Ар­ка­ды». По­лу­че­ние со­от­вет­ству­ю­щих су­деб­ных ре­ше­ний за­тя­ну­лось на несколь­ко дней, но ко­гда сле­до­ва­те­ли при­шли в банк, вы­яс­ни­лось, что за­пи­си уже изъ­яты. Кто же про­явил чу­де­са рас­то­роп­но­сти? Сле­до­ва­те­ли Ге­не­раль­ной про­ку­ра­ту­ры! Той са­мой, ко­то­рая ра­нее за­ни­ма­лась этим де­лом, но и ду­мать не ду­ма­ла ни о ка­ких ви­део­за­пи­сях, по­ка ими не за­ин­те­ре­со­ва­лись «кон­ку­рен­ты». Ген­про­ку­рор Юрий Лу­цен­ко за­явил, что его ве­дом­ство, мол, хо­чет все­го лишь по­мочь одес­ско­му след­ствию: за­пи­си яко­бы за­шиф­ро­ва­ны (?) и как толь­ко их рас­шиф­ру­ют, так сра­зу и от­да­дут. От­да­ли. Прав­да, по­сле то­го как одес­ская след­ствен­ная бри­га­да фак­ти­че­ски пре­кра­ти­ла су­ще­ство­ва­ние: часть лю­дей бы­ла пе­ре­бро­ше­на на дру­гие де­ла, часть и во­все уво­ли­лась из ор­га­нов внут­рен­них дел. Злые язы­ки по­го­ва­ри­ва­ют, что, узнав об ин­те­ре­се к за­пи­сям «Ар­ка­ды», в Ген­про­ку­ра­ту­ре ис­пу­га­лись, что на ней уви­дят нечто, что ви­деть не по­ло­же­но. Имен­но из-за это­го и бы­ла про­ве­де­на опе­ра­ция по изъ­я­тию за­пи­сей, а вернули их лишь то­гда, ко­гда ни­че­го опас­но­го на ви­део не оста­лось.

Весь­ма ин­те­рес­ное чти­во пред­став­ля­ет со­бой и об­ви­ни­тель­ный акт по де­лу о со­бы­ти­ях на Гре­че­ской пло­ща­ди — свое­об­раз­ное «либ­рет­то» уго­лов­но­го де­ла, крат­кое со­дер­жа­ние кар­ти­ны со­бы­тий по вер­сии след­ствия. Имен­но в этом до­ку­мен­те сре­ди про­че­го долж­ны быть из­ло­же­ны мо­ти­вы об­ви­ня­е­мых и от­вет на глав­ный во­прос: за­чем ак­ти­ви­сты «Ку­ли­ко­ва по­ля» 2 мая в цен­тре Одес­сы всту­пи­ли в схват­ку с мно­го­крат­но пре­вос­хо­дя­щим их чис­лом и ку­да луч­ше во­ору­жен­ным про­тив­ни­ком (ведь имен­но это под­су­ди­мым вме­ня­ет­ся в ви­ну)? В об­ви­ни­тель­ном ак­те от­ве­та нет: су­ду про­сто скор­ми­ли на­бор идео­ло­гем о «пред­ста­ви­те­лях быв­шей вла­сти в Укра­ине», «при под­держ­ке вла­стей од­но­го из со­сед­них го­су­дарств», со­здав­ших дви­же­ние «Ку­ли­ко­ва по­ля» «для де­ста­би­ли­за­ции об­ста­нов­ки в стране». Пу­стые фра­зы, ни­как не про­яс­ня­ю­щие, что имен­но про­изо­шло 2 мая. Но об­ви­не­ние со­чло, что пред­став­лен­ных объ­яс­не­ний до­ста­точ­но.

НАГРАДА ЗА УБИЙ­СТВО

По идее, сим­мет­рич­ное уго­лов­ное про­из­вод­ство долж­но бы­ло быть от­кры­то и в от­но­ше­нии «ев­ро­май­да­нов­цев», ведь из ше­сти по­гиб­ших на Гре­че­ской пло­ща­ди — чет­ве­ро «ку­ли­ков­цев». Но вот па­ра­докс: по­гиб­шие есть, а дел, по­хо­же, нет. Точ­нее, бы­ли сю­же­ты, но за ми­нув­шее вре­мя «рас­со­са­лись».

С са­мых пер­вых дней рас­сле­до­ва­ние де­ла 2 мая про­хо­дит при по­сто­ян­ном вме­ша­тель­стве ак­ти­ви­стов «Ев­ро­май­да­на». Они оса­жда­ют за­лы за­се­да­ний, на­па­да­ют на ад­во­ка­тов и об­ви­ня­е­мых, под угро­зой фи­зи­че­ской рас­пра­вы «стро­ят» су­дей. По су­ти, ак­ти­ви­сты в ба­ла­кла­вах вы­сту­па­ют «сто­ро­ной про­цес­са», но та­кие ме­ло­чи ма­ло ко­го сму­ща­ют. И хо­тя по­доб­ные дей­ствия име­ют вполне чет­кую ква­ли­фи­ка­цию на язы­ке Уго­лов­но­го ко­дек­са, по­ли­ция в про­ис­хо­дя­щее не вме­ши­ва­ет­ся, а ре­зуль­тат на­ли­цо.

Под дав­ле­ни­ем «ев­ро­ак­ти­ви­стов» был от­пу­щен на сво­бо­ду «укра­ин­ский пат­ри­от» Все­во­лод Гон­ча­рев­ский — по вер­сии след­ствия, имен­но это­го че­ло­ве­ка за­пе­чат­ле­ла ви­део­ка­ме­ра в тот мо­мент, ко­гда он пал­кой до­би­вал ра­не­ных, вы­прыг­нув­ших из окон го­ря­ще­го До­ма проф­со­ю­зов. От­кры­тое про­тив Гон­ча­рев­ско­го уго­лов­ное про­из­вод­ство бы­ло пре­кра­ще­но под ра­дост­ные кри­ки ак­ти­ви­стов. Ос­но­ва­ние: пра­во­охра­ни­те­лям не уда­лось уста­но­вить, ко­го имен­но из «ку­ли­ков­цев» до­би­вал Гон­ча­рев­ский. Мо­жет, по­это­му и к осталь­ным пред­ста­ви­те­лям «Ев­ро­май­да­на» у офи­ци­аль­но­го след­ствия нет ни­ка­ких пре­тен­зий?

Об­ви­не­ние предъ­яв­ля­лось и Сер­гею Хо­ди­я­ку (оче­вид­цы за­сня­ли его рас­стре­ли­ва­ю­щим ак­ти­ви­стов «Ку­ли­ко­ва по­ля» из охот­ни­чьей вин­тов­ки), но до­су­деб­ное раз­би­ра­тель­ство по де­лу Хо­ди­я­ка бы­ло за­вер­ше­но еще в фев­ра­ле 2015 го­да, а рас­смот­ре­ние его в су­де, что на­зы­ва­ет­ся, не за­да­лось. Все за­се­да­ния сры­ва­лись ак­ти­ви­ста­ми «Ев­ро­май­да­на»: по их мне­нию, за убий­ство «се­па­ра­ти­стов» их по­бра­тим до­сто­ин не на­ка­за­ния, а на­гра­ды. «То, что про­ис­хо­дит, ненор­маль­но, он ге­рой,— за­яви­ла во вре­мя од­но­го из та­ких за­се­да­ний ак­ти­вист­ка одес­ско­го ”Ев­ро­май­да­на“, уро­жен­ка и быв­шая со­труд­ни­ца на­ло­го­вой ин­спек­ции го­ро­да Хмель­ниц­ко­го Али­на Рад­чен­ко.— Мы ез­ди­ли в Ки­ев, что­бы пе­ре­дать пре­зи­ден­ту Укра­и­ны тре­бо­ва­ние при­сво­ить Сер­гею Хо­ди­я­ку зва­ние ге­роя Укра­и­ны. Тре­бо­ва­ние под­пи­са­ли все пат­ри­о­ти­че­ские ор­га­ни­за­ции Одес­сы. Так­же не­дав­но Укра­ин­ская пра­во­слав­ная цер­ковь Ки­ев­ско­го пат­ри­ар­ха­та на­гра­ди­ла Хо­ди­я­ка ме­да­лью ”За са­мо­по­жерт­во­ва­ние и лю­бовь к Укра­ине“. Это очень по­ка­за­тель­но, что пат­ри­о­ты и цер­ковь вы­ра­жа­ют бла­го­дар­ность и ува­же­ние Сер­гею Хо­ди­я­ку».

В ав­гу­сте 2015 го­да ак­ти­ви­сты «Ев­ро­май­да­на» во гла­ве с нар­де­пом от «Ра­ди­каль­ной пар­тии» Мо­сий­чу­ком бук­валь­но штур­мом взя­ли зда­ние При­мор­ско­го су­да Одес­сы и по­тре­бо­ва­ли, что­бы судьи, рас­смат­ри­ва­ю­щие де­ло Хо­ди­я­ка, доб­ро­воль­но взя­ли са­мо­от­вод или бу­дет ху­же. Судьи ре­ши­ли, что ху­же не на­до, и ре­ти­ро­ва­лись. С тех пор де­ло ко­чу­ет из од­но­го одес­ско­го су­да в дру­гой, а несколь­ко ме­ся­цев на­зад бы­ло воз­вра­ще­но в про­ку­ра­ту­ру для ис­прав­ле­ния оши­бок, с тех пор о нем ни слу­ху ни ду­ху.

Сам Хо­ди­як, аре­сто­ван­ный по «го­ря­чим сле­дам» в мае 2014-го, был осво­бож­ден бук­валь­но че­рез несколь­ко дней, бла­го­да­ря под­держ­ке со­рат­ни­ков, ока­зав­ших долж­ное воз­дей­ствие на апел­ля­ци­он­ный суд Одес­ской об­ла­сти. И боль­ше «при­вле­кать» его да­же не пы­та­лись. Хо­тя бы­ло за что: в 2016-м част­ный дом, ко­то­рый он сни­ма­ет в Одес­се, обыс­ка­ли в рам­ках де­ла о неза­кон­ном обо­ро­те нар­ко­ти­ков и на­шли там со­лид­ную пор­цию за­пре­щен­ных пре­па­ра­тов, а так­же ог­не­стрель­ное ору­жие — се­рьез­ные ос­но­ва­ния для при­вле­че­ния к от­вет­ствен­но­сти сра­зу по двум ста­тьям УК. Прав­да, квар­ти­рант в этот мо­мент в го­ро­де от­сут­ство­вал, а от­чи­тав­ши­е­ся о на­ход­ке пра­во­охра­ни­те­ли не до­га­ды­ва­лись, что об­на­ру­жен­ные пред­ме­ты при­над­ле­жат не ко­му-ни­будь, а из­вест­но­му ак­ти­ви­сту «Ев­ро­май­да­на». Ко­гда это вы­яс­ни­лось, «эпи­зод» ре­ши­ли за­мять…

В ОЖИДАНИИ ВЕРДИКТА

По име­ю­щей­ся ин­фор­ма­ции, вердикт и при­го­вор об­ви­ня­е­мые «ку­ли­ков­цы» мо­гут услы­шать уже в кон­це ав­гу­ста или са­мом на­ча­ле сен­тяб­ря. А «ев­ро­ак­ти­ви­сты» уже вы­ра­зи­ли на­ме­ре­ние «про­кон­тро­ли­ро­вать», что­бы ито­го­вое ре­ше­ние су­да «от­ве­ча­ло су­ти мо­мен­та». Ли­дер «Са­мо­обо­ро­ны Одес­сы» Ви­та­лий Ко­жу­харь уже при­звал еди­но­мыш­лен­ни­ков по­се­тить суд Ильи­чёв­ска с тем, что­бы «на­пом­нить су­дьям, ко­го они су­дят».

И все же «ку­ли­ков­цы» на­де­ют­ся на луч­шее, ведь пред­став­лен­ные го­соб­ви­не­ни­ем до­ка­за­тель­ства яв­но недо­ста­точ­ны для вы­не­се­ния су­ро­вых при­го­во­ров. В счаст­ли­вый фи­нал, прав­да, ма­ло кто ве­рит (в стране прак­ти­че­ски от­сут­ству­ет прак­ти­ка вы­не­се­ния оправ­да­тель­ных при­го­во­ров, осо­бен­но для тех, кто во вре­мя су­да на­хо­дил­ся в СИЗО), но ад­во­ка­ты рас­счи­ты­ва­ют на ком­про­мисс­ный ис­ход: при­зна­ние ви­ны и мяг­кие при­го­во­ры, ко­то­рые бу­дут со­чте­ны от­бы­ты­ми с уче­том трех­лет­не­го пре­бы­ва­ния в изо­ля­то­ре. Скеп­ти­ки по­ла­га­ют ина­че: в про­ку­ра­ту­ре вряд ли сми­рят­ся с этим и на­вер­ня­ка по­тре­бу­ют апел­ля­ции. И пер­спек­ти­ва уга­ды­ва­ет­ся та­кая: с уче­том мно­го­чис­лен­ных ля­пов, ко­то­рые име­ют­ся в ма­те­ри­а­лах уго­лов­но­го де­ла, ве­ро­ят­ность то­го, что апел­ля­ци­он­ный суд от­ме­нит при­го­вор пер­вой ин­стан­ции и за­пу­стит раз­би­ра­тель­ство по но­во­му кру­гу, бо­лее чем ве­ли­ка, и то­гда рас­смот­ре­ние де­ла нач­нут с са­мо­го на­ча­ла.

Оста­ет­ся толь­ко га­дать: бу­дут ли об­ви­ня­е­мые пе­ре­жи­вать оче­ред­ной этап су­деб­ной во­ло­ки­ты под стра­жей или же на сво­бо­де, со сво­и­ми се­мья­ми?

P.S.

Об обе­ща­нии укра­ин­ских вла­стей при­влечь к рас­сле­до­ва­нию меж­ду­на­род­ных экс­пер­тов уже и не вспо­ми­на­ют — они так и оста­лись пу­сты­ми сло­ва­ми.

А все ма­те­ри­а­лы по «майской бойне» по­преж­не­му стро­го за­сек­ре­че­ны. Кста­ти, един­ствен­ным офи­ци­аль­но ви­нов­ным в кош­ма­ре, слу­чив­шем­ся в До­ме проф­со­ю­зов, по­ка оста­ет­ся сто­рон­ник «Ан­ти­май­да­на», экс-де­пу­тат Одес­ско­го обл­со­ве­та Вя­че­слав Мар­кин, сам став­ший жерт­вой. Он по­лу­чил тяж­кие те­лес­ные по­вре­жде­ния в ре­зуль­та­те па­де­ния из го­ря­ще­го зда­ния и скон­чал­ся в боль­ни­це, но уве­дом­ле­ние о по­до­зре­нии в со­вер­ше­нии пре­ступ­ле­ния вру­чи­ли его вдо­ве — ее за­став­ля­ли рас­пи­сать­ся вме­сто по­кой­но­го…

Во вре­мя «майской бой­ни» в Одес­се по­гиб­ли 48 и по­стра­да­ли око­ло 300 че­ло­век

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.