Тен­ден­ция

Фи­гу­ра с умолчаниями. Иван Со­ло­не­вич — пат­ри­от Рос­сии и лю­би­мец Геб­бель­са

Ogonyok - - В НОМЕРЕ - Алек­сей Мо­к­ро­усов «О»). Шме­лев:

Ре­став­ра­ция ис­то­ри­че­ско­го пантеона и вве­де­ние в него но­вых ге­ро­ев, по идее, долж­на со­от­вет­ство­вать пат­ри­о­ти­че­ской ли­нии. За нее от­ве­ча­ют у нас офи­ци­аль­ные ин­стан­ции (тот же Мин­культ), а еще об­ще­ствен­ные ор­га­ни­за­ции про­филь­но­го на­прав­ле­ния — исто­ри­че­ские об­ще­ства, ас­со­ци­а­ции, со­ю­зы и т.д. Издание книг о «за­бы­тых ге­ро­ях», вы­пуск филь­мов (и по­каз в фе­де­раль­ном эфи­ре и на ши­ро­ком экране) о них же, ци­ти­ро­ва­ние яр­ких пас­са­жей из «твор­че­ско­го на­сле­дия» — это, по су­ти, фор­мы за­яв­ки на вклю­че­ние пер­со­на­жа в за­вет­ный спи­сок. Все эти «за­явоч­ные фор­ма­ты» за по­след­ние па­ру лет бод­ро про­шел Иван Со­ло­не­вич, ко­то­ро­го уже ина­че как «вы­да­ю­щий­ся мыс­ли­тель» и не на­зы­ва­ют. До­сто­ин ли та­ко­го по­чи­та­ния че­ло­век с под­чи­щен­ной био­гра­фи­ей, пы­тал­ся по­нять «Ого­нек». «ХО­ЧЕТ ДЕ­НЕГ ЗА СВОЮ АНТИБОЛЬШЕВИСТСКУЮ РА­БО­ТУ» На по­след­нем Мос­ков­ском ки­но­фе­сти­ва­ле с осо­бым ин­те­ре­сом ожи­дал­ся кон­курс­ный до­ку­мен­таль­ный фильм Сер­гея Деби­же­ва «Рас­ка­лен­ный ха­ос» — лич­ный взгляд на ре­во­лю­цию 1917 го­да, ее по­бе­ди­те­лей и про­иг­рав­ших. Кол­лаж из ста­рой хро­ни­ки, ху­до­же­ствен­ных филь­мов и сня­тых се­го­дня кад­ров со­про­вож­да­ют ци­та­ты из ме­му­а­ров, ком­мен­та­ри­ев со­вре­мен­ни­ков и ана­ли­ти­ки на­ших дней, диа­па­зон вы­ска­зы­ва­ний — от Шуль­ги­на до Ду­ги­на. Ци­та­ты ано­ним­ны, в го­ло­ве зри­те­ля во­ца­ря­ет­ся гул вре­ме­ни — та­ков за­мы­сел ре­жис­се­ра. Фра­за «Текст со­сто­ит из ци­тат, вос­по­ми­на­ний и умо­за­клю­че­ний оче­вид­цев. Фак­ты из­ло­же­ны ис­хо­дя из пред­став­ле­ний о них ав­то­ров филь­ма» есть и в тит­рах, и в фе­сти­валь­ном ка­та­ло­ге. Пред­став­ле­ния ав­то­ра об ис­то­рии спе­ци­фич­ны — Рас­пу­тин здесь невин­ный аг­нец, ле­чив­ший тра­ва­ми и мо­лит­ва­ми на­след­ни­ка пре­сто­ла, его уча­стие в по­ли­ти­ке — миф оп­по­зи­ции; ре­во­лю­цию в Рос­сии устро­и­ли Ан­глия и США при уча­стии ев­рей­ских бан­ки­ров, а Троц­кий при­вез в Пет­ро­град «из нью-йорк­ских ме­сте­чек» бан­ди­тов, пи­тав­ших­ся ко­ка­и­ном.

Ав­тор­ство мно­гих ци­тат лег­ко опо­зна­ет­ся в слу­чае га­зет­чи­ка и спортс­ме­на Ива­на Со­ло­не­ви­ча (1891–1953); про­учив­ший­ся в пе­тер­бург­ском уни­вер­си­те­те шесть се­мест­ров, недол­гое вре­мя по­ли­ти­че­ский ре­пор­тер «Но­во­го вре­ме­ни», он ста­но­вит­ся глав­ным идео­ло­гом «Рас­ка­лен­но­го ха­о­са», его, един­ствен­но­го на экране, изоб­ра­жа­ет ак­тер, ци­та­ты из его ра­бот мно­го­чис­лен­ны.

По­сле ре­во­лю­ции Со­ло­не­вич раз­ви­вал в СССР спорт, был аре­сто­ван вме­сте с дву­мя бра­тья­ми и от­прав­лен на Со­лов­ки, все су­ме­ли бе­жать в Фин­лян­дию (же­на по­сле фик­тив­но­го раз­во­да и фик­тив­но­го же бра­ка с нем­цем пе­ре­бра­лась в Ев­ро­пу еще в 1932 го­ду). В эми­гра­ции Со­ло­не­вич про­явил се­бя как мо­нар­хист-на­ци­о­на­лист, и пусть от­но­ше­ния с эми­гра­ци­ей не сло­жи­лись, осо­бен­но с Рус­ским об­ще­во­ин­ским со­ю­зом (РОВС), его вос­по­ми­на­ния о Со­лов­ках мно­гие, вклю­чая Бу­ни­на, вос­при­ня­ли вос­тор­жен­но. Дру­гие же со­мне­ва­лись, не за­слан­ный ли это ка­за­чок, по­до­зре­ния в шпи­он­ской де­я­тель­но­сти в поль­зу НКВД пре­сле­до­ва­ли Со­ло­не­ви­ча всю жизнь. Про­блем до­бав­ля­ли и сквер­ный ха­рак­тер, и ка­те­го­рич­ность мыш­ле­ния. Ли­шен­ный пол­но­цен­но­го об­ра­зо­ва­ния, Со­ло­не­вич вел се­бя как ав­то­ри­тар­ный пуб­ли­цист, неспо­соб­ный ни к диа­ло­гу, ни к диа­лек­ти­ке. При этом его книги о жизни в СССР ста­ли бест­сел­ле­ром в гит­ле­ров­ской Гер­ма­нии, вы­дер­жав пять из­да­ний, его имя не раз с сим­па­ти­ей упо­ми­на­ет­ся в днев­ни­ках Геб­бель­са. Вот не­ко­то­рые из этих за­пи­сей. «04.03.38. Ге­ста­по не хо­чет пус­кать Со­ло­не­ви­ча в Гер­ма­нию. Яко­бы он агент ГПУ. Не­су­свет­ная чушь. При­дет­ся про­явить на­стой­чи­вость.

10.03.38. Со­ло­не­ви­ча на­ко­нец, несмот­ря на все со­мне­ния, пу­стят в Гер­ма­нию. Хо­ро­шо сра­бо­та­но!

28.04.38. Со­ло­не­вич по­бы­вал у Хан­ке (статс-сек­ре­тарь Ми­ни­стер­ства про­па­ган­ды.— Про­из­вел при­ят­ное впе­чат­ле­ние. Хо­чет де­нег за свою антибольшевистскую ра­бо­ту. Не имею ни­че­го про­тив, та­кие лю­ди мо­гут нам при­го­дить­ся.

01.05.38. Даю Со­ло­не­ви­чу суб­си­дию в 30 ты­сяч ма­рок для его ан­ти­боль­ше­вист­ской га­зе­ты. Он ра­бо­та­ет хо­ро­шо.

29.05.38. Со­ло­не­вич все же оста­ет­ся в Бер­лине. Его га­зе­та долж­на и даль­ше вы­хо­дить в Со­фии. Я предо­став­ляю для это­го сред­ства. В Бер­лине она нам не слиш­ком нуж­на.

07.06.41. Со­ло­не­вич пред­ла­га­ет свое со­труд­ни­че­ство. Пря­мо сей­час я еще не мо­гу его ис­поль­зо­вать, но на­вер­ня­ка смо­гу очень ско­ро.

08.06.41. Со­ло­не­вич пред­ла­га­ет се­бя, что­бы ра­бо­тать про­тив Моск­вы. Ге­ста­по счи­та­ет его под­сад­ной ут­кой. Пус­кай за ним по­на­блю­да­ют».

Итак, ми­нистр про­па­ган­ды по­мог эми­гран­ту, чьи книги так нра­ви­лись Гит­ле­ру, с немец­кой ви­зой (из-за под­лож­ных пи­сем НКВД немец­кая раз­вед­ка дол­го по­до­зре­ва­ла бег­ле­ца в шпи­о­на­же) и фи­нан­са­ми. Из­да­ва­е­мая им «На­ша га­зе­та» вы­хо­ди­ла на на­цист­ские день­ги в Со­фии с 1938 по 1940 год. Во вре­мя со­вет­ско-фин­ской войны Со­ло­не­вич ра­бо­тал на фин­скую ар­мию, по­мо­гал ор­га­ни­зо­вы­вать ан­ти­со­вет­скую про­па­ган­ду. В го­ды войны Со­ло­не­ви­ча все же вы­сла­ли из Бер­ли­на в По­ме­ра­нию с обя­за­тель­ством от­ме­чать­ся раз в ме­сяц в по­ли­ции. На что он жил с но­вой же­ной, вдо­вой немец­ко­го обер-лей­те­нан­та, не очень по­нят­но, тем бо­лее что вы­сту­пать с лек­ци­я­ми и пе­ча­тать­ся ему те­перь за­пре­ти­ли (Со­ло­не­вич не при­нял ан­ти­рус­скую по­ли­ти­ку гит­ле­риз­ма, уто­пи­че­ски на­ста­и­вая на осво­бо­ди­тель­ной ро­ли вер­мах­та в СССР). Но, су­дя по все­му, он не бед­ство­вал, преж­ние его книги про­да­ва­лись. ВРАГ № 1 Позд­нее Со­ло­не­вич пы­тал­ся обе­лить свое имя, де­с­кать, о на­цист­ских звер­ствах не знал, к Вла­со­ву слу­жить не по­шел (неужив­чи­вость пуб­ли­ци­ста бы­ла из­вест­на). Но по­сле на­ча­ла войны он на­пе­ча­тал в ан­ти­се­мит­ской га­зе­те Геб­бель­са Der Angriff («Ата­ка») ста­тью о «ев­рей­ских ко­мис­са­рах» — сам Со­ло­не­вич был отъ­яв­лен­ным ан­ти­се­ми­том. Труд­но по­ве­рить, что этот на­блю­да­тель­ный и за­ин­те­ре­со­ван­ный че­ло­век не знал о «ре­ше­нии ев­рей­ско­го во­про­са» в пред­во­ен­ной Гер­ма­нии. Труд­но ста­вить его и на од­ну дос­ку с дру­ги­ми ли­те­ра­то­ра­ми и ху­дож­ни­ка­ми, ко­то­рых по-сво­е­му це­ни­ла на­цист­ская вер­хуш­ка, от Ва­г­не­ра до До­сто­ев­ско­го — в кон­це кон­цов, те не мог­ли от­ве­тить на на­вя­зы­ва­е­мую им лю­бовь, а вот автор бест­сел­ле­ров в на­цист­ской Гер­ма­нии, тек­сты ко­то­ро­го рас­про­стра­ня­лись позд­нее на ок­ку­пи­ро­ван­ных тер­ри­то­ри­ях СССР как про­па­ган­дист­ская ли­те­ра­ту­ра, опре­де­лить­ся мог бы. Он и опре­де­лил­ся.

В сво­ей ста­тье «Пат­ри­о­ты и ко­мис­са­ры. Враг № 1 рус­ских на­род­ных масс» 3 июля 1941 го­да в геб­бель­сов­ской «Ата­ке» Со­ло­не­вич воз­дал долж­ное «клас­си­че­ско­му» для на­цист­ской про­па­ган­ды об­ра­зу «ев­рея-ко­мис­са­ра»:

Слу­чай­но или нет, но по­сле войны Со­ло­не­вич по­сле­до­вал по пу­ти мно­гих на­цист­ских пре­ступ­ни­ков, уехав в Ар­ген­ти­ну, от­ку­да его поз­же вы­сла­ли. Жизнь «ве­ли­кий мыс­ли­тель» окон­чил в Уруг­вае…

«Ни­ка­кие пат­ри­о­ти­че­ские и на­ци­о­наль­ные ло­зун­ги не смо­гут от­вра­тить нена­висть рус­ско­го на­ро­да от его ис­тин­но­го вра­га — ев­рей­ско­го ко­мис­са­ра… Для рус­ских на­род­ных масс еврей­ский боль­ше­визм — это враг № 1, дав­ниш­ний враг, враг на­ции и враг Оте­че­ства… Ни­ка­кая ложь и ни­ка­кие на­по­ми­на­ния о Су­во­ро­ве не вы­тес­нят за­пе­чат­лев­шу­ю­ся в на­род­ном со­зна­нии кар­тин­ку ев­рей­ско­го ко­мис­са­ра, ко­то­рый в слу­чае по­бе­ды уни­что­жит не толь­ко му­жи­ка и ра­бо­че­го, но и всех кре­стьян и ра­бо­чих в Ев­ро­пе».

Ци­та­ту из пуб­ли­ка­ции Со­ло­не­ви­ча при­во­дят ис­то­ри­ки Дмит­рий Жу­ков и Иван Ко­втун в ре­цен­зии на био­гра­фию Со­ло­не­ви­ча, вы­шед­шую в 2014 го­ду в се­рии «ЖЗЛ». Автор книги, ра­бо­тав­ший в Ла­тин­ской Аме­ри­ке, а те­перь по­лу­чив­ший до­ступ к до­не­се­ни­ям аген­тов НКВД 30-х жур­на­лист Кон­стан­тин Са­пож­ни­ков к ге­рою яв­но нерав­но­ду­шен, так что его не осо­бен­но сму­ща­ет роль Со­ло­не­ви­ча в ор­га­ни­за­ции фа­шист­ско­го дви­же­ния в сре­де рус­ской эми­гра­ции 1930-х, преж­де все­го в со­зда­нии Рос­сий­ско­го на­род­но-им­пер­ско­го( штаб ска­пи­тан­ско­го) дви­же­ния. О его за­да­чах Со­ло­не­вич пи­сал так: «Дви­же­ние им­пер­ское, на­ци­о­наль­ное, пра­во­слав­ное и глу­бо­чай­шим об­ра­зом на­род­но-де­мо­кра­ти­че­ское. Дви­же­ние мо­нар­хи­че­ское, ибо в мо­нар­хии мы ви­дим скре­ще­ние и за­креп­ле­ние Им­пе­рии, На­ции, Пра­во­сла­вия и на­род­ных ин­те­ре­сов. Дви­же­ние ан­ти­се­мит­ское по су­ще­ству, а не по ис­те­ри­ке, ибо ев­рей­ство бы­ло и бу­дет вра­гом Им­пе­рии, и На­ции, и Пра­во­сла­вия, и на­ро­да…»

Не ме­нее кон­крет­но вы­ра­же­но от­но­ше­ние «штабс-ка­пи­та­нов» Со­ло­не­ви­ча к «ев­рей­ско­му во­про­су» и в по­ли­ти­че­ских те­зи­сах дви­же­ния. Ему по­свя­щен спе­ци­аль­ный раз­дел:

«18. Еврей­ский во­прос

1. На­ци­о­наль­ное рус­ское пра­ви­тель­ство долж­но за­кон­чить по­пыт­ки всех сво­их пред­ше­ствен­ни­ков — на­чи­ная с ки­ев­ских кня­зей — и лик­ви­ди­ро­вать еврей­ский во­прос окон­ча­тель­ным об­ра­зом. Един­ствен­но воз­мож­ной фор­мой та­кой окон­ча­тель­ной лик­ви­да­ции бу­дет эми­гра­ция всех рус­ских ев­ре­ев в стра­ны, не име­ю­щие с Рос­си­ей об­щих гра­ниц.

2. Рус­ское пра­ви­тель­ство, по­дав­ляя вся­кие по­пыт­ки фи­зи­че­ско­го на­си­лия над ев­рей­ским на­се­ле­ни­ем (по­гро­мы), обя­за­но немед­лен­но при­нять все необ­хо­ди­мые ад­ми­ни­стра­тив­ные, эко­но­ми­че­ские и ди­пло­ма­ти­че­ские ме­ры, что­бы обес­пе­чить вы­пол­не­ние это­го пла­на. Впредь до его вы­пол­не­ния пра­ви­тель­ство обя­за­но очи­стить от ев­рей­ско­го уча­стия и ев­рей­ско­го вли­я­ния все ве­ду­щие от­рас­ли рус­ской на­ци­о­наль­но-го­су­дар­ствен­ной жизни.

3. Евреи прин­ци­пи­аль­но не при­зна­ют­ся граж­да­на­ми Рос­сии и рас­смат­ри­ва­ют­ся в ка­че­стве вре­мен­ных и неже­ла­тель­ных ино­стран­цев».

Неуди­ви­тель­но, что имя Со­ло­не­ви­ча всплы­ва­ет в пись­мах эми­гран­тов кон­ца 1930-х с ха­рак­тер­ны­ми эпи­те­та­ми. Так, в пе­ре­пис­ке фи­ло­со­фа Ива­на Ильи­на и пи­са­те­ля Ива­на Шме­ле­ва в 1939 го­ду встре­ча­ют­ся сле­ду­ю­щие за­ме­ча­ния:

«Ильин: [Со­ло­не­вич] гад по­след­ний! на­ем­ный агент Геб­бель­са, жи­вет под Бер­ли­ном в от­ня­той у ев­ре­ев вил­ле.

Для ме­ня Со­ло­не­вич был все­гда га­дом. Его при­е­мы — гряз­ные. Это ка­кой-то вы­вих­ну­тый боль­ше­вик, не без рус­ской (гряз­ной толь­ко) со­ли».

За­нят­ная де­таль: слу­чай­но или нет, но по­сле войны Со­ло­не­вич по­сле­до­вал по пу­ти мно­гих на­цист­ских пре­ступ­ни­ков, уехав в Ар­ген­ти­ну, от­ку­да его поз­же вы­сла­ли. Жизнь «ве­ли­кий мыс­ли­тель» окон­чил в Уруг­вае…

НО­ВЫЙ ГЕ­РОЙ

Книги Со­ло­не­ви­ча ак­тив­но пе­ре­из­да­ют­ся се­го­дня в Рос­сии, но де­ла­ют это част­ные из­да­те­ли — как и в Гер­ма­нии, где их ре­пуб­ли­ка­ци­ей за­ня­ты пра­во­экс­тре­мист­ские из­да­тель­ства, по­пав­шие под над­зор струк­тур, от­сле­жи­ва­ю­щих про­на­цист­скую де­я­тель­ность.

Оста­ет­ся га­дать, за­чем фильм, без ком­мен­та­ри­ев и по­дроб­но­стей био­гра­фии про­па­ган­ди­ру­ю­щий взгля­ды та­ко­го пер­со­на­жа, фи­нан­со­во под­дер­жи­ва­ет Ми­ни­стер­ство куль­ту­ры РФ — то са­мое, что еще не­дав­но от­ка­за­ло в под­держ­ке «непра­виль­ной» кар­тине Алек­сандра Мин­дад­зе «Ми­лый Ханс, до­ро­гой Пётр». То­гда гла­ва де­пар­та­мен­та ки­не­ма­то­гра­фии Вя­че­слав Тель­нов объ­яс­нил «РИА Но­во­сти» при­чи­ну от­ка­за эти­че­ски­ми стан­дар­та­ми: «Экс­пер­ты рас­смат­ри­ва­ют про­ек­ты на пред­мет фаль­си­фи­ка­ции ис­то­рии. Все сде­ла­но под од­ну да­ту — 70-ле­тие По­бе­ды. И в этом филь­ме мо­жет быть немно­го не тот взгляд, ко­то­ро­го ждут ве­те­ра­ны Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной войны».

Но в филь­мах, ко­то­рые ми­ни­стер­ство в ито­ге под­дер­жи­ва­ет, то­же «не все­гда тот взгляд», ко­то­рый раз­де­ля­ют лю­ди ан­ти­фа­шист­ских убеж­де­ний.

Три го­да на­зад Ми­ни­стер­ство куль­ту­ры вме­сте с Рос­сий­ским во­ен­но-ис­то­ри­че­ским об­ще­ством, па­тро­ни­ру­е­мом гос­по­ди­ном Ме­дин­ским, фи­нан­со­во под­дер­жа­ло дру­гую кар­ти­ну Сер­гея Деби­же­ва, «По­след­ний ры­царь им­пе­рии» — пол­но­мет­раж­ную био­гра­фию Со­ло­не­ви­ча, пол­ную пи­е­те­та и неиз­беж­ных умол­ча­ний. Здесь те­ма «Со­ло­не­вич как лю­би­мец Геб­бель­са» то­же не под­ни­ма­ет­ся, со­труд­ни­че­ство с геб­бель­сов­ской прес­сой по­сле на­па­де­ния на СССР не рас­смат­ри­ва­ет­ся. Воз­мож­но, по­это­му фильм по­ка­зал да­же те­ле­ка­нал «Культура». По­сколь­ку РВИО в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни фи­нан­си­ру­ет­ся го­су­дар­ством, по­лу­ча­ет­ся двой­ное до­е­ние рос­сий­ской каз­ны в поль­зу геб­бель­сов­ско­го лю­бим­ца, бо­ров­ше­го­ся про­тив СССР в том чис­ле и на день­ги Тре­тье­го рей­ха. А что та­кое «день­ги Тре­тье­го рей­ха»? От­ча­сти и кон­фис­ко­ван­ные день­ги де­пор­ти­ро­ван­ных в конц­ла­ге­ря смер­ти и уни­что­жен­ных там немец­ких ев­ре­ев.

В свя­зи с филь­мом Мин­дад­зе у ми­ни­стра куль­ту­ры со­сто­ял­ся та­кой диа­лог с кор­ре­спон­ден­том га­зе­ты «Культура».

«Ме­дин­ский: Мы за­про­си­ли де­та­ли­зи­ро­ван­ные пре­тен­зии Во­ен­но-ис­то­ри­че­ско­го об­ще­ства, я по­го­во­рил с Мин­дад­зе, спро­сил: ”У вас дей­ствие про­ис­хо­дит в 1940 го­ду на во­ен­ном за­во­де, это прин­ци­пи­аль­но?“Он от­ве­ча­ет: ”Да мне во­об­ще все рав­но, ме­ня лю­бовь ин­те­ре­су­ет“. ”А мож­но, что­бы лю­бовь бы­ла на граж­дан­ском за­во­де, и не в 40-м, а в 33-м?“— ”Мож­но“. ”Культура“: То есть для ав­то­ра раз­ни­цы нет.

Ме­дин­ский:

Для ав­то­ра нет, за­то для ис­то­рии есть. По­доб­ный сю­жет вполне мог раз­во­ра­чи­вать­ся до при­хо­да Гит­ле­ра к вла­сти. Но за пол­го­да до на­ча­ла войны, на обо­рон­ном пред­при­я­тии... То есть, по­лу­ча­ет­ся, СССР и Гер­ма­ния со­труд­ни­ча­ли в 1940 го­ду, де­лая ору­жие в Москве,— из это­го яв­но сле­ду­ет, что го­то­ви­лось сов­мест­ное на­па­де­ние на Ве­ли­ко­бри­та­нию. А по­том, ви­ди­мо, рассо­ри­лись как-то. Чи­стой во­ды геб­бель­сов­ская тео­рия».

Со­мне­ний вро­де нет: для ру­ко­вод­ства Мин­куль­та Рос­сии фи­гу­ра Геб­бель­са яв­ля­ет­ся от­ри­ца­тель­ной. Но как то­гда Со­ло­не­вич неожи­дан­но ока­зы­ва­ет­ся в од­ном ря­ду с ис­то­ри­ка­ми пер­вой ве­ли­чи­ны («Ка­рам­зин, Клю­чев­ский, Со­ло­вьев, Тар­ле, Со­ло­не­вич…») у ав­то­ра из­вест­ной книги «Ми­фы о Рос­сии»? И раз­ве от­кры­тое со­труд­ни­че­ство пер­со­на­жа с Геб­бель­сом мож­но за­быть как ми­лый сон?

Се­го­дня в мо­де утвер­жде­ние, что ис­ти­ны не су­ще­ству­ет, а в по­ни­ма­нии ис­то­рии важ­на толь­ко це­ле­со­об­раз­ность и эф­фек­тив­ность. Ко­неч­но, мож­но при­нять эту ци­нич­ную по­зи­цию за ос­но­ву. Но умол­ча­ние — не луч­ший ар­гу­мент в спо­ре, в ка­ком бы невы­год­ном све­те ни пред­ста­ва­ла за­щи­ща­е­мая сто­ро­на.

Иван Со­ло­не­вич считал се­бя мыс­ли­те­лем и су­пер­ме­ном

На «непра­виль­ный» фильм Мин­дад­зе «Ми­лый Ганс, до­ро­гой Петр» Мин­культ де­нег не на­шел

Геб­бельс считал, что Со­ло­не­вич ему мо­жет при­го­дить­ся, так же как и этот но­во­бра­нец

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.