Пер­во­ис­точ­ник «Циф­ра смерт­но­сти рис­ку­ет прыг­нуть». Де­мо­граф Вла­ди­мир Коз­лов — о ста­ре­нии на­ции и па­де­нии рож­да­е­мо­сти

Ogonyok - - В НОМЕРЕ - Вла­ди­мир Коз­лов Ин­сти­тут де­мо­гра­фии НИУ ВШЭ

ПРОГНОЗ ДЕМОГРАФИЧЕСКИХ ПЕРСПЕКТИВ ПО СТРАНАМ, ПОДГОТОВЛЕННЫЙ НА ДНЯХ ЭКСПЕРТАМИ ООН, НАДЕЛАЛ НЕМАЛО ШУМА В РФ. И ЗАСТАВИЛ ПРИЗНАТЬ: ПЕРИОД БОДРЫХ РЕЛЯЦИЙ ПО РОСТУ РОЖ­ДА­Е­МО­СТИ ЗАКОНЧИЛСЯ, МЫ НА ПОРОГЕ НО­ВЫХ ДЕМОГРАФИЧЕСКИХ ПЕРТУРБАЦИЙ. ОТКУДА ОНИ ВЗЯ­ЛИСЬ И КАК ЖЕ МЫ ИХ ПРОГЛЯДЕЛИ?

Од­на из са­мых непри­ят­ных цифр из этих оонов­ских вы­кла­док: чис­лен­ность рос­си­ян к 2100 го­ду при небла­го­при­ят­ном рас­кла­де умень­шит­ся вдвое — с 147 до 77,18 млн че­ло­век. По­хо­же, период эй­фо­рии по­за­ди: как бы ни бы­ла ши­ро­ка вил­ка про­гно­зов, ка­кие бы спо­ры они ни вы­зы­ва­ли, мы сто­им на пороге но­во­го спа­да рож­да­е­мо­сти, и это да­ле­ко не един­ствен­ная де­мо­гра­фи­че­ская непри­ят­ность, ко­то­рая нас под­жи­да­ет.

Что­бы вы­яс­нить, как объ­яс­ня­ют столь рез­кую смену век­то­ра оте­че­ствен­ные де­мо­гра­фы и ка­кой из про­гно­зов, обо­зна­чен­ных экспертами ООН, с их точ­ки зре­ния наи­бо­лее ве­ро­я­тен, «Ого­нек» об­ра­тил­ся к до­цен­ту ка­фед­ры де­мо­гра­фии Ин­сти­ту­та де­мо­гра­фии НИУ ВШЭ Вла­ди­ми­ру Коз­ло­ву. — Вла­ди­мир Алек­сан­дро­вич, объ­яс­ни­те, по­жа­луй­ста: так боль­ше или мень­ше ста­нет рос­си­ян к кон­цу века? — Это за­ви­сит от со­че­та­ния та­ких фак­то­ров, как есте­ствен­ная убыль и ми­гра­ци­он­ный при­рост. По дан­ным Рос­ста­та, при са­мом бла­го­при­ят­ном сце­на­рии, ес­ли чис­ло ми­гран­тов еже­год­но бу­дет на уровне 250–300 ты­сяч че­ло­век, к 2035-му чис­лен­ность на­се­ле­ния прак­ти­че­ски не из­ме­нит­ся. Но ес­ли ко­ли­че­ство ми­гран­тов бу­дет со­кра­щать­ся, то чис­лен­ность на­се­ле­ния умень­шит­ся на 2 млн, а по са­мым пес­си­ми­стич­ным про­гно­зам, при со­кра­ще­нии рож­да­е­мо­сти и стаг­на­ции про­дол­жи­тель­но­сти жиз­ни, по­те­ри на­се­ле­ния со­ста­вят око­ло 8 млн. В лю­бом слу­чае, это ни­как не 12 млн к 2035 го­ду, как сле­ду­ет из рас­че­тов ООН.

— С че­го та­кое рас­хож­де­ние в циф­рах? Вро­де бы вы­клад­ки ООН ос­но­ва­ны на на­ци­о­наль­ных стат­дан­ных…

— У ООН своя ме­то­ди­ка рас­че­та. За ос­но­ву они дей­стви­тель­но бе­рут дан­ные на­ци­о­наль­ных ста­ти­сти­че­ских служб, но за­ча­стую силь­но недо­оце­ни­ва­ют им­ми­гра­цию, а в слу­чае с Рос­си­ей во­об­ще не учи­ты­ва­ют Крым. При­чем про­бле­мы с недо­уче­том ми­гра­ции воз­ни­ка­ют не толь­ко по России, но и по мно­гим раз­ви­тым странам. Лет шесть назад я с груп­пой экс­пер­тов был в Нью-Йор­ке и во­прос о недо­уче­те им­ми­гран­тов под­ни­мал. В от­вет услы­шал: экс­пер­ты ООН не толь­ко не уве­ре­ны в со­хра­не­нии ны­неш­не­го уров­ня им­ми­гра­ции в Рос­сию че­рез 5–6 лет, но и в том, что она во­об­ще бу­дет су­ще­ствен­ной: а ну как граж­дане быв­ших сред­не­ази­ат­ских рес­пуб­лик СССР ре­шат ехать за луч­шей долей не в РФ, а в Ко­рею или Ки­тай?

— Вли­я­ние ми­гра­ци­он­но­го фак­то­ра и вправ­ду столь ве­ли­ко?

— Бе­з­услов­но. Имен­но бла­го­да­ря ми­гра­ци­он­но­му при­ро­сту Рос­сия ком­пен­си­ру­ет убыль на­се­ле­ния, ко­то­рую фик­си­ру­ют уже вто­рой год под­ряд.

— Мы толь­ко при­вык­ли к де­мо­гра­фи­че­ско­му по­зи­ти­ву — мол, опра­ви­лись по­сле всех па­де­ний рож­да­е­мо­сти в 1990-е, а вы­яс­ня­ет­ся — сно­ва бе­да. В чем де­ло?

— Ска­зал­ся эко­но­ми­че­ский кри­зис: ес­ли в 2013–2015 го­дах Рос­стат от­ме­чал есте­ствен­ный при­рост на­се­ле­ния в России, а сум­мар­ный ко­эф­фи­ци­ент рож­да­е­мо­сти к 2015-му до­стиг 1,777 (1777 де­тей на ты­ся­чу жен­щин), то в про­шлом го­ду этот ко­эф­фи­ци­ент сни­зил­ся до 1,762 (1762 ре­бен­ка на ты­ся­чу жен­щин). В те­ку­щем го­ду сум­мар­ный ко­эф­фи­ци­ент мо­жет со­ста­вить 1,6 или да­же ни­же. Прав­да, год не за­кон­чен и точ­но­го по­ка­за­те­ля нет, но оче­вид­но: о при­ро­сте го­во­рить не при­хо­дит­ся.

Дру­гое де­ло, что убыль на­се­ле­ния свой­ствен­на сегодня мно­гим раз­ви­тым странам, по­ко­ле­ния прак­ти­че­ски ни­где се­бя не вос­про­из­во­дят (из круп­ных стран ис­клю­че­ния — США и с неко­то­рой на­тяж­кой Фран­ция). В России же, как и в це­лом

«Нам гро­зит не убыль на­се­ле­ния, а его ста­ре­ние. При­чем са­мое пло­хое, что мы к это­му не го­то­вы»

ря­де стран, смерт­ность на­чи­на­ет по­ти­хонь­ку об­го­нять рож­да­е­мость, боль­ше то­го — ожи­да­ет­ся быст­рое на­рас­та­ние есте­ствен­ной убы­ли на­се­ле­ния.

И де­ло тут не толь­ко в па­де­нии рож­да­е­мо­сти в 1990-е го­ды и в со­кра­ще­нии вслед­ствие это­го имен­но сей­час чис­ла жен­щин ре­про­дук­тив­но­го воз­рас­та. Де­ло, как ни стран­но зву­чит, еще и в по­след­стви­ях вы­со­кой рож­да­е­мо­сти в по­сле­во­ен­ные го­ды: бли­жай­шее де­ся­ти­ле­тие — это вре­мя мас­со­во­го ухо­да из жиз­ни по­ко­ле­ния кон­ца 1940-х — 1950-х го­дов. Так как их чис­лен­ность ве­ли­ка по срав­не­нию с ро­див­ши­ми­ся в 1930-е го­ды, то циф­ра смерт­но­сти рис­ку­ет «под­прыг­нуть» весь­ма ощу­ти­мо, несмот­ря на под­рос­ший по­ка­за­тель сред­ней про­дол­жи­тель­но­сти жиз­ни.

А все это вме­сте зна­чит: ком­пен­си­ро­вать по­те­рю на­се­ле­ния, по­вто­рю еще раз, смо­гут толь­ко ми­гран­ты, при­ез­жа­ю­щие в Рос­сию на­все­гда. И не на­до пу­тать их с га­стар­бай­те­ра­ми, ко­то­рых мил­ли­о­ны.

— А сколь­ко ми­гран­тов сегодня в России?

— Ста­ти­сти­ка тут неточ­ная, по­то­му что ча­стень­ко од­них и тех же ино­стран­цев за­пи­сы­ва­ют в обе ка­те­го­рии — и при­е­хав­ших на ПМЖ, и при­е­хав­ших на ра­бо­ту. Но 8 про­цен­тов, при­няв­ших уча­стие в по­след­ней пе­ре­пи­си на­се­ле­ния, на во­прос о ме­сте рож­де­ния от­ве­ти­ли, что они по­яви­лись на свет за пре­де­ла­ми России. Кто эти лю­ди? Часть из них — рожденные на тер­ри­то­рии быв­ше­го СССР и став­шие граж­да­на­ми России уже по­сле рас­па­да Со­ю­за. Кста­ти, в аб­со­лют­ных циф­рах это не так ма­ло: Рос­сия за­ни­ма­ет, ес­ли не оши­ба­юсь, 4-е ме­сто в мире с та­ким ко­ли­че­ством ро­див­ших­ся за ру­бе­жом — око­ло 11 млн че­ло­век, из ко­то­рых 2,5 млн — вы­ход­цы из Ка­зах­ста­на, 3 млн — из Укра­и­ны и т.д. В по­след­ние го­ды вы­рос­ло чис­ло ми­гран­тов из сред­не­ази­ат­ских рес­пуб­лик. И та­кая тен­ден­ция име­ет объ­ек­тив­ную при­чи­ну — в рос­сий­ской эко­но­ми­ке сегодня спрос на вы­ход­цев из это­го ре­ги­о­на, на та­кую низ­ко ква­ли­фи­ци­ро­ван­ную ра­бо­чую си­лу.

До­бав­лю к это­му, что в России, как и в дру­гих раз­ви­тых стра­нах, вы­ход­цы из стран тре­тье­го ми­ра ак­тив­но осва­и­ва­ют но­вые со­ци­аль­ные ни­ши. По­доб­но тому, как мек­си­кан­цы в Шта­тах по­ти­хонь­ку вы­тес­ни­ли бе­лых из та­кой сфе­ры, как убор­ка по до­му, так же и у нас рус­ских дам пен­си­он­но­го воз­рас­та из этой сфе­ры вы­тес­ни­ли ми­грант­ки из Сред­ней Азии. Во­об­ще, вы­ход­цы из это­го ре­ги­о­на все боль­ше вос­тре­бо­ва­ны в сфе­ре услуг. И не толь­ко там. В неко­то­рых от­рас­лях ра­бо­то­да­те­лям на­ем та­ко­го низ­ко ква­ли­фи­ци­ро­ван­но­го пер­со­на­ла все рав­но эко­но­ми­че­ски вы­год­нее, чем пла­тить куда боль­шую за­пла­ту рос­си­я­нам или ав­то­ма­ти­зи­ро­вать про­из­вод­ство. И не на­до ду­мать, что та­кая тен­ден­ция на­блю­да­ет­ся ис­клю­чи­тель­но в сто­ли­цах и ме­га­по­ли­сах: в Ка­ра­чае­во-Чер­ке­сии и Ка­бар­ди­но-Бал­ка­рии на ку­рор­тах сегодня ча­сто мож­но встре­тить тех же вы­ход­цев из Сред­ней Азии, да­же ча­ба­ны из Кир­ги­зии по­яви­лись.

— Так где, по-ва­ше­му, на сегодня са­мое «тон­кое ме­сто» в рос­сий­ской де­мо­гра­фи­че­ской «тка­ни»? Че­го сле­ду­ет опа­сать­ся в первую оче­редь?

— Нам гро­зит не убыль на­се­ле­ния, а его ста­ре­ние. При­чем са­мое пло­хое, что мы к это­му не го­то­вы. Уже несколь­ко лет власть и об­ще­ство мус­си­ру­ют те­му по­вы­ше­ния пен­си­он­но­го воз­рас­та до 60– 65 лет, а воз и ныне там. Про­бле­ма в том, что мы уже опоз­да­ли, де­лать это на­до бы­ло рань­ше. Рос­стат да­ет циф­ру в 700–800 ты­сяч но­вых пен­си­о­не­ров еже­год­но при ны­неш­них гра­ни­цах пен­си­он­но­го воз­рас­та (55–60 лет). Ес­ли да­же до кон­ца это­го го­да при­нять ре­ше­ние по уве­ли­че­нию пен­си­он­но­го воз­рас­та, то до­сти­же­ние новой гра­ни­цы в 60–65 лет по­тре­бу­ет вре­ме­ни, и весь­ма су­ще­ствен­но­го. Нель­зя взять и ото­дви­нуть пен­си­он­ный воз­раст с 1 ян­ва­ря, на­при­мер, на 5 лет сра­зу. Ина­че неред­ки ста­нут слу­чаи, ко­гда лю­ди, рожденные 30 де­каб­ря од­но­го го­да, и, на­при­мер, 2 ян­ва­ря сле­ду­ю­ще­го, бу­дут вы­хо­дить на пен­сию с раз­ни­цей в 5 лет. Так что ес­ли сра­зу по­сле пре­зи­дент­ских вы­бо­ров, на­при­мер, на­чать по­вы­шать пен­си­он­ный воз­раст по ме­ся­цу — три за раз, то ис­ко­мые пен­си­он­ные 60–65 лет по­лу­чим при­мер­но к 2030-му. А это уже про­бле­ма...

— По­че­му?

— К это­му вре­ме­ни ста­ре­ние на­се­ле­ния за­мед­лит­ся, но ру­беж пен­си­он­но­го воз­рас­та — несмот­ря на его по­вы­ше­ние — мно­го­чис­лен­ное по­сле­во­ен­ное по­ко­ле­ние уже пе­ре­шаг­нет. Ины­ми сло­ва­ми, да­же по­вы­ше­ние пен­си­он­но­го воз­рас­та к тому вре­ме­ни уже ни­че­го не ре­шит с точ­ки зре­ния эко­но­ми­ки, со­хра­не­ния ба­лан­са меж­ду тру­до­спо­соб­ным на­се­ле­ни­ем и пен­си­о­не­ра­ми и т.д.

— Но в России пен­си­о­не­ры тра­ди­ци­он­но ра­бо­та­ют. Это не спа­сет по­ло­же­ние?

— Мас­со­во, но до опре­де­лен­но­го воз­рас­та. По­ло­ви­на пен­си­о­не­рок у нас ра­бо­та­ет до 60 лет: пе­рей­дя на седь­мой де­ся­ток, они на­чи­на­ют с рын­ка тру­да вы­бы­вать: сре­ди жен­щин 60–72 го­да ра­бо­та­ют по­ряд­ка 19 про­цен­тов.

Что ка­са­ет­ся муж­чин, то до 65 лет они то­же де­мон­стри­ру­ют от­но­си­тель­но неплохую за­ня­тость, но по­том чис­ло за­ня­тых сре­ди них так­же сни­жа­ет­ся. В ко­неч­ном ито­ге в воз­раст­ной груп­пе 60–72 го­да ра­бо­та­ют чуть боль­ше 28 про­цен­тов муж­чин. И за­меть­те: речь, как пра­ви­ло, о лю­дях вы­со­ко­об­ра­зо­ван­ных — пре­по­да­ва­те­лях, вра­чах, а так­же о во­ен­ных, ко­то­рые ра­но вы­хо­дят на пен­сию.

Из все­го это­го сле­ду­ет, что ра­бо­та­ю­щие пен­си­о­не­ры си­ту­а­цию не спа­сут, по­то­му что пред­ста­ви­те­ли са­мых мно­го­чис­лен­ных по­ко­ле­ний к 2030 го­ду уже вый­дут за пре­де­лы 70-лет­не­го воз­рас­та. Гря­дет ста­ре­ние на­се­ле­ния, а это зна­чит, что нуж­но ме­нять всю си­сте­му здра­во­охра­не­ния с ори­ен­та­ци­ей на ле­че­ние хро­ни­че­ских, раз­ви­ва­ю­щих­ся с воз­рас­том за­бо­ле­ва­ний и да­же в ко­неч­ном сче­те пе­ре­ори­ен­ти­ро­вать эко­но­ми­ку. Рос­сия, кста­ти, не ис­клю­че­ние: ста­ре­ние на­се­ле­ния — это ахил­ле­со­ва пя­та для всех раз­ви­тых стран.

В на­шем слу­чае мож­но на­де­ять­ся, что си­ту­а­ция нач­нет по­не­мно­гу улуч­шать­ся с се­ре­ди­ны 2020-х, ко­гда по ста­ти­сти­ке тем­пы со­кра­ще­ния тру­до­спо­соб­но­го на­се­ле­ния умень­шат­ся. Од­на­ко по­жи­ло­го на­се­ле­ния в стране к это­му вре­ме­ни на­ко­пит­ся очень мно­го, это со­здаст ряд прин­ци­пи­аль­но но­вых про­блем и по­тре­бу­ет се­рьез­ных ре­ше­ний на всех уров­нях.

Вряд ли рос­си­я­нам удаст­ся под­нять рож­да­е­мость, опи­ра­ясь толь­ко на свои си­лы

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.