«Дочь ска­за­ла: ты спра­вишь­ся»

Ogonyok - - ОБЩЕСТВО | НАШИ -

Что для вас ваше де­ло — биз­нес, увле­че­ние или об­раз жиз­ни? Это не биз­нес. Это де­ло, ко­то­рое по­ка при­но­сит боль­ше удо­воль­ствия, неже­ли де­нег. Я мо­гу с сы­ром во­зить­ся но­чи на­про­лет. Бы­ва­ет, сплю по три ча­са в сут­ки. Дру­зья го­во­рят: ну вы про­сто да­ун­шиф­те­ры. Нет, на­обо­рот, жизнь в Москве боль­ше по­хо­жа на да­ун­шиф­тинг, это там бегство от на­сто­я­щей жиз­ни. А у нас тут му­зеи По­ле­но­ва, Бо­ло­то­ва, рядом Ме­ли­хо­во, Та­ру­са, Яс­ная По­ля­на. К нам в де­рев­ню при­ез­жа­ют му­зы­кан­ты, ху­дож­ни­ки, по­сто­ян­но про­во­дят­ся интересные ме­ро­при­я­тия. Хоть и уста­ешь от ра­бо­ты, но она же в удо­воль­ствие. Сей­час де­лаю око­ло 15 кг сы­ра в неде­лю по фран­цуз­ским ре­цеп­там, из мо­ло­ка, ко­то­рое по­ку­паю у на­шей ко­опе­ра­тив­ной фер­мы. С сы­ром мне по­мо­га­ет же­на Свет­ла­на, а дочь Ан­на ино­гда кон­суль­ти­ру­ет. Спрос на наш сыр пре­вы­ша­ет пред­ло­же­ние. Лю­ди за сы­ром за­пи­сы­ва­ют­ся за ме­сяц впе­ред. Че­рез 2–3 ме­ся­ца по­строю но­вую сы­ро­вар­ню. Что под­толк­ну­ло к это­му за­ня­тию? Сна­ча­ла дочь за­ни­ма­лась сы­ром. Она ра­бо­та­ла во фран­цуз­ской фир­ме, ко­то­рая им­пор­ти­ро­ва­ла в Рос­сию сы­ры. Ра­ди ин­те­ре­са доч­ка сде­ла­ла свой первый сыр по ре­цеп­ту «Ка­мам­бер» еще в 2013 го­ду до­ма на кухне. В кон­це 2015 го­да ей на сва­дьбу дру­зья по­да­ри­ли сы­ро­вар­ку на 40 лит­ров. Ста­ли с ней вме­сте де­лать сыр для се­бя и для дру­зей. По­шли за­ка­зы. По­том она мне ска­за­ла: все, па­па, даль­ше ты сам. Го­во­рю: я же не умею. Нет, го­во­рит, ты спра­вишь­ся. Ну и пошло де­ло. По­лу­чил про­филь­ное об­ра­зо­ва­ние, учил­ся во Фран­ции. Вот недав­но ста­ли об­ла­да­те­ля­ми Зо­ло­той ме­да­ли на Все­рос­сий­ском кон­кур­се ка­че­ства мо­лоч­ной про­дук­ции. В об­щем, мы с су­пру­гой полтора го­да назад ку­пи­ли дом с участ­ком в де­ревне Дво­ря­ни­но­во и пе­ре­еха­ли сю­да жить и за­ни­мать­ся сыр­ным де­лом. Что ме­ша­ет и что ра­ду­ет в ра­бо­те? Ме­ша­ет недо­ста­ток фи­нан­си­ро­ва­ния. Кре­ди­ты в бан­ке прин­ци­пи­аль­но не бе­рем. Но сей­час на­шлись лю­ди, ко­то­рые го­то­вы вкла­ды­вать­ся в на­ше де­ло. А ра­ду­ет са­ма ра­бо­та. Ко­гда я за­ни­ма­юсь сы­ром, я слу­шаю фран­цуз­ское ра­дио по ин­тер­не­ту ли­бо вклю­чаю за­пи­си фран­цуз­ской му­зы­ки. За­од­но и свой фран­цуз­ский язык под­дер­жи­ваю. Я с каж­дым сы­роч­ком раз­го­ва­ри­ваю, он же жи­вой. Бу­дет хо­ро­шее на­стро­е­ние у сы­ро­де­ла — и сыр бу­дет от­лич­ный. И, ко­неч­но, ра­ду­юсь, ко­гда лю­ди ко мне по­втор­но при­ез­жа­ют, хва­лят, про­сят еще сы­ра.

АЛЕК­СЕЙ АНДРЕЕВ,

45 лет, сы­ро­дел. По об­ра­зо­ва­нию бан­кир, юрист, во­ен­ный ин­же­нер

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.