Ка­та­ло­ния: вы­хо­да нет. Со­хра­нит ли це­лост­ность ис­пан­ское го­су­дар­ство?

Ogonyok - - В НОМЕРЕ - Сер­гей Пан­кра­тов, Бар­се­ло­на

НА 1 ОК­ТЯБ­РЯ В КАТАЛОНИИ НАЗНАЧЕН РЕФЕРЕНДУМ О НЕЗАВИСИМОСТИ ОТ ИС­ПА­НИИ, И ОН, ЗАВЕРЯЮТ МЕСТ­НЫЕ ПО­ЛИ­ТИ­КИ, СОСТОИТСЯ, НЕСМОТ­РЯ НА ВСЕ УГРОЗЫ МАДРИДА. ПРА­ВИ­ТЕЛЬ­СТВО ИС­ПА­НИИ, В СВОЮ ОЧЕ­РЕДЬ, КАТЕГОРИЧЕСКИ ПРО­ТИВ И ГРОЗИТ СЕПАРАТИСТАМ СА­МЫ­МИ ЖЕСТКИМИ МЕРАМИ. КОР­РЕ­СПОН­ДЕНТ «ОГОНЬКА» ЗА НЕДЕЛЮ ДО ГОЛОСОВАНИЯ ПЫТАЛСЯ ВЫЯСНИТЬ, ГО­ТО­ВЫ ЛИ СТО­РО­НЫ ИД­ТИ ДО КОН­ЦА

Ис­па­ния на по­ро­ге глу­бо­чай­ше­го по­ли­ти­че­ско­го кри­зи­са, ка­ко­го не ви­де­ла с окон­ча­ния граж­дан­ской вой­ны в 1936 го­ду. Пре­мьер-ми­нистр Ма­ри­а­но Ра­хой и гла­ва пра­ви­тель­ства Каталонии Кар­лес Пуч­де­мон все боль­ше на­по­ми­на­ют во­ен­ных лет­чи­ков, ко­то­рые идут друг на дру­га в ло­бо­вую ата­ку. А в ней, как из­вест­но, по­бе­да за тем, у ко­го креп­че нер­вы и боль­ше ре­ши­мо­сти ид­ти до кон­ца.

За неделю до ре­фе­рен­ду­ма ни од­на из сто­рон ни на йо­ту не от­сту­пи­ла от кур­са на фрон­таль­ное столк­но­ве­ние. Оно и по­нят­но: уж очень вы­со­ки став­ки. Как не раз го­во­рил Ма­ри­а­но Ра­хой, референдум в Каталонии мо­жет при­ве­сти к раз­ва­лу Ис­па­нии как еди­но­го го­су­дар­ства, по­сколь­ку ее при­ме­ру мо­гут по­сле­до­вать Стра­на Бас­ков, Ара­гон, Га­ли­сия, Ка­нар­ские ост­ро­ва. И что то­гда оста­нет­ся от Ко­ро­лев­ства Ис­па­ния?

В свою оче­редь, гла­ва ка­та­лон­ско­го пра­ви­тель­ства Кар­лес Пуч­де­мон на­зы­ва­ет ны­неш­ний референдум по­след­ним шан­сом Каталонии за­во­е­вать неза­ви­си­мость. По его сло­вам, дру­го­го шан­са в обо­зри­мом бу­ду­щем не пред­ста­вит­ся. И это то­же факт. По­сле ли­шен­но­го юри­ди­че­ской си­лы опро­са о вы­хо­де из Ис­па­нии, ко­то­рый в 2014-м преды­ду­щее пра­ви­тель­ство Каталонии про­ве­ло вме­сто обе­щан­но­го ре­фе­рен­ду­ма, про­вал еще од­ной по­пыт­ки пле­бис­ци­та бу­дет озна­чать по­ра­же­ние се­па­ра­ти­стов. А это сни­мет во­прос о независимости — как ми­ни­мум до при­хо­да к вла­сти сле­ду­ю­ще­го по­ко­ле­ния ка­та­лон­ских по­ли­ти­ков.

В об­щем, от­во­ра­чи­вать от столк­но­ве­ния в та­кой си­ту­а­ции — все рав­но, что на­пра­вить свой са­мо­лет в зем­лю. И как вы­пу­ты­вать­ся?

НЕЗА­ВИ­СИ­МОСТЬ, КАК ЭТО ДЕЛАЕТСЯ

По за­ко­нам фи­зи­ки, тя­жесть те­ла за­ви­сит от его ве­са и ско­ро­сти дви­же­ния. С точ­ки зре­ния по­ли­ти­че­ско­го ве­са при­шед­ший не­дав­но к вла­сти Кар­лес Пуч­де­мон, в про­шлом ди­рек­тор ре­ги­о­наль­но­го но­вост­но­го агент­ства, со­всем не тя­же­ло­вес. Но ско­рость, до ко­то­рой он разо­гнал про­цесс, впе­чат­ля­ет.

Вот вы­жим­ки из сек­рет­но­го про­ек­та ка­та­лон­ско­го «За­ко­на о юри­ди­че­ском пе­ре­хо­де» — до­брав­ша­я­ся до это­го до­ку­мен­та неве­до­мы­ми пу­тя­ми ис­пан­ская El Pais на­зы­ва­ет его по­дроб­ным сце­на­ри­ем вы­хо­да Каталонии из со­ста­ва Ис­па­нии. Итак: ес­ли боль­шин­ство ка­та­лон­цев на ре­фе­рен­ду­ме про­го­ло­су­ют за неза­ви­си­мость ре­ги­о­на, в те­че­ние 48 ча­сов Ка­та­ло­нию про­воз­гла­сят рес­пуб­ли­кой. С это­го мо­мен­та нач­нет­ся двух­ме­сяч­ный пе­ри­од со­зда­ния но­вой Кон­сти­ту­ции, ко­то­рый, по су­ти, бу­дет про­цес­сом со­зда­ния пар­ла­мент­ской рес­пуб­ли­ки Ка­та­ло­ния. Сра­зу по­сле при­ня­тия но­вой Кон­сти­ту­ции бу­дут вы­бра­ны ор­га­ны вла­сти.

Осо­бое вни­ма­ние El Pais об­ра­ща­ет на один из по­след­них пунк­тов: «Ес­ли ис­пан­ское пра­ви­тель­ство эф­фек­тив­но вос­пре­пят­ству­ет про­ве­де­нию ре­фе­рен­ду­ма, этот за­кон всту­пит в си­лу пол­но­стью и немед­лен­но по­сле то­го, как пар­ла­мент (Каталонии) кон­ста­ти­ру­ет на­ли­чие та­ко­го пре­пят­ствия». Ины­ми сло­ва­ми, да­же ес­ли референдум бу­дет со­рван, ка­та­лон­цы на­ме­ре­ны вый­ти из со­ста­ва Ис­па­нии. Ес­ли же со­бы­тия пой­дут по схе­ме, про­пи­сан­ной в сек­рет­ном «За­коне», то че­рез два ме­ся­ца на кар­те Ев­ро­пы по­явит­ся но­вое го­су­дар­ство. По­ни­мая всю остро­ту мо­мен­та, офи­ци­аль­ный Ма­д­рид жмет то­же на все пе­да­ли. На прошлой неделе ис­пан­ские вла­сти рез­ко уже­сто­чи­ли угрозы в от­но­ше­нии се­па­ра­ти­стов.

«Референдум о независимости Каталонии не состоится ни при ка­ких об­сто­я­тель­ствах»,— по­обе­ща­ла ми­нистр обо­ро­ны стра­ны Ма­рия До­ло­рес де Кос­пе­даль. Вла­сти, ска­за­ла она, го­то­вы дей­ство­вать, при­ме­няя все необ­хо­ди­мые за­кон­ные сред­ства. Ка­кие имен­но? От кон­кре­ти­за­ции вла­сти ухо­дят, но офи­ци­аль­ный пред­ста­ви­тель пра­ви­тель­ства Мен­дес де Ви­го разъ­яс­нил: что­бы пре­кра­тить «иг­ру ре­ги­о­на в са­мо­сто­я­тель­ность», пра­ви­тель­ство «не от­ка­зы­ва­ет­ся ни от че­го».

Мен­дес де Ви­го под­черк­нул так­же, что пра­ви­тель­ство Ис­па­нии убе­ди­тель­но про­сит всех 948 мэ­ров Каталонии се­рьез­но по­ду­мать о по­след­стви­ях, преж­де чем со­вер­шать про­ти­во­за­кон­ные дей­ствия. По­хо­же, при­зыв возы­мел дей­ствие. Из­би­ра­тель­ные участ­ки ре­ши­ли открыть у се­бя лишь 75 про­цен­тов му­ни­ци­паль­ных окру­гов ре­ги­о­на. Осталь­ные, вклю­чая бар­се­лон­ский, ли­бо еще при­ни­ма­ют ре­ше­ние, ли­бо во­об­ще от­ка­за­лись от пле­бис­ци­та.

Впро­чем, Ма­д­рид убеж­да­ет не толь­ко сло­ва­ми. Кон­сти­ту­ци­он­ный суд Ис­па­нии при­знал неза­кон­ны­ми все документы по по­во­ду ре­фе­рен­ду­ма, при­ня­тые пра­ви­тель­ством и пар­ла­мен­том Каталонии (чле­нов пре­зи­ди­у­ма пар­ла­мен­та ждет уго­лов­ная от­вет­ствен­ность). Ма­д­рид так­же взял на се­бя кон­троль над фи­нан­са­ми Каталонии, то есть, по­про­сту го­во­ря, за­бло­ки­ро­вал 1,4 млрд ев­ро на­ло­го­вых по­ступ­ле­ний из этой ав­то­но­мии. Ма­ло то­го, Граж­дан­ская гвар­дия Ис­па­нии про­ве­ла се­рию рей­дов и обыс­ков в про­вин­ции Тар­ра­го­на в ти­по­гра­фи­ях и ре­дак­ци­ях, где пред­по­ло­жи­тель­но на­хо­ди­лись на­пе­ча­тан­ные к ре­фе­рен­ду­му ма­те­ри­а­лы и бюл­ле­те­ни. За­тем по­сле­до­ва­ли обыс­ки и изъ­я­тия до­ку­мен­тов в зда­нии ка­та­лон­ско­го пра­ви­тель­ства, ря­де дру­гих учре­жде­ний в Бар­се­лоне. В свя­зи с под­го­тов­кой к ре­фе­рен­ду­му на мо­мент под­пи­са­ния но­ме­ра за­дер­жа­но 14 че­ло­век.

Тут же под­вер­ну­лось и де­ло о кор­руп­ции. Про­ку­ра­ту­ра за­яви­ла, буд­то сто­рон­ни­ки независимости фи­нан­си­ро­ва­ли свою де­я­тель­ность за счет по­бо­ров с биз­не­са. Бы­ли аре­сто­ва­ны 18 биз­не­сме­нов, ко­то­рые, по мне­нию след­ствия, да­ва­ли от­ка­ты на «под­держ­ку идей неза­ви­си­мой Каталонии, от­кры­ва­ю­щих ши­ро­кие пер­спек­ти­вы для пред­при­ни­ма­тель­ства». Ма­ло то­го, у след­ствия есть дан­ные, что часть этих неза­кон­но со­бран­ных средств еще и тра­ти­лась не по на­зна­че­нию. То есть не на про­па­ган­ду, а на раз­вле­че­ния. В де­ле, со­об­ща­ет ис­пан­ская прес­са, фи­гу­ри­ру­ют круп­ные сче­та на опла­ту за­ру­беж­ных турне, мор­ских кру­и­зов и охо­ту в эк­зо­ти­че­ских стра­нах.

Кор­руп­ци­он­ный скан­дал в пред­две­рии ре­фе­рен­ду­ма, ко­неч­но, впе­чат­ля­ет, но спе­шить с вы­во­да­ми ана­ли­ти­ки не со­ве­ту­ют: по­чти все гла­вы пра­ви­тельств Каталонии двух по­след­них де­ся­ти­ле­тий об­ви­ня­лись в кор­руп­ции, при­чем вся­кий раз по­сле то­го, как они под­ни­ма­ли во­прос о независимости.

По­хо­же, Ма­д­рид и в этот раз пы­та­ет­ся уси­лить дав­ле­ние на ка­та­лон­ских по­ли­ти­ков в на­деж­де, что у тех сда­дут нер­вы, как это уже бы­ло в 2014 го­ду. На­пом­ню: объ­явив­шее в тот раз референдум о независимости пра­ви­тель­ство Ар­ту­ра Ма­са име­ло ку­да боль­шую под­держ­ку в ка­та­лон­ском пар­ла­мен­те, чем ны­неш­нее, да и сам Мас

В на­ча­ле сен­тяб­ря (за ме­сяц до ре­фе­рен­ду­ма) 47 про­цен­тов ка­та­лон­цев бы­ли за от­де­ле­ние от Ис­па­нии и 44,4 — про­тив. Раз­ни­ца — в пре­де­лах до­пу­сти­мой по­греш­но­сти

от­но­сил­ся к по­ли­ти­кам-тя­же­ло­ве­сам. Тем не ме­нее сто­и­ло Ма­ри­а­но Ра­хою про­явить жест­кость и объ­явить референдум вне за­ко­на, как сепаратисты да­ли зад­ний ход и вме­сто ре­фе­рен­ду­ма про­ве­ли ни к че­му не обя­зы­ва­ю­щий опрос. Боль­ше то­го: Ар­тур Мас ока­зал­ся на ска­мье под­су­ди­мых. Суд по­ста­но­вил взыс­кать с него 4,5 млн ев­ро, по­тра­чен­ных на про­ве­де­ние опро­са. Кро­ме то­го, Ма­су и его со­рат­ни­кам за­пре­ти­ли два го­да за­ни­мать­ся лю­бой по­ли­ти­че­ской де­я­тель­но­стью.

Ма­д­рид и на сей раз дей­ству­ет жест­ко. Но все де­ло в том, что и ка­та­лон­цы из­влек­ли уро­ки из про­ти­во­сто­я­ния трех­лет­ней дав­но­сти. Кар­лес Пуч­де­мон неспро­ста вы­ска­зал­ся в том смыс­ле, что преды­ду­щий референдум не со­сто­ял­ся не по­то­му, что Ма­д­рид был гро­зен и непре­кло­нен, а по­то­му, что Мас и его ко­ман­да не су­ме­ли долж­ным об­ра­зом под­го­то­вить­ся к «раз­во­ду» с Ис­па­ни­ей. Что­бы осе­чек не бы­ло на сей раз, Пуч­де­мон и его со­рат­ни­ки преду­смот­ре­ли все до ме­ло­чей. Так, в но­вом за­коне о ре­фе­рен­ду­ме го­во­рит­ся, что для при­ня­тия ре­ше­ния до­ста­точ­но про­сто­го боль­шин­ства. От­ме­нен по­рог яв­ки: став­ка — на ак­тив­ность сто­рон­ни­ков независимости и прин­ци­пи­аль­ное неже­ла­ние участ­во­вать в неза­кон­ном пле­бис­ци­те ее про­тив­ни­ков.

Кар­лес Пуч­де­мон не раз за­яв­лял, что референдум прой­дет в лю­бом слу­чае, раз­ре­шит его Ма­д­рид или нет. При этом да­вал по­нять, что ему ре­аль­но грозит тюрь­ма,

но ра­ди неза­ви­си­мой Каталонии он го­тов и на это. «Ка­та­лон­ские по­ли­ти­ки,— кон­ста­ти­ру­ет фран­цуз­ская Figaro,— не бо­ят­ся ока­зать­ся за гра­нью за­ко­на».

ТАЙНЫ КА­ТА­ЛОН­СКО­ГО ДВО­РА

Что­бы по­нять, почему де­ло за­шло так да­ле­ко, необ­хо­дим экс­курс в ис­то­рию. Борь­ба ка­та­лон­цев (7,5 млн) за вы­ход из ис­пан­ско­го ко­ро­лев­ства (46,5 млн) идет несколь­ко ве­ков: да­же на­ци­о­наль­ный день Каталонии, 11 сен­тяб­ря, на­по­ми­на­ет о том, что 300 лет на­зад она свою неза­ви­си­мость по­те­ря­ла. Ав­то­но­мия бы­ла вос­ста­нов­ле­на лишь в 1979 го­ду, но пол­но­стью ка­та­лон­цев не удо­вле­тво­ри­ла, и они под­чер­ки­ва­ют на­ци­о­наль­ную иден­тич­ность все­ми спо­со­ба­ми. Ос­но­ва­ния для это­го есть: в са­мом де­ле, ка­та­лон­ский язык за­мет­но от­ли­ча­ет­ся от ис­пан­ско­го. А в раз­го­во­рах с ино­стран­ца­ми мест­ные непре­мен­но на­пом­нят и то, что Ка­та­ло­ния все­гда боль­ше тя­го­те­ла к Фран­ции, чем к Ис­па­нии.

Впро­чем, глав­ный ка­мень пре­ткно­ве­ния не са­мо­быт­ность, а экономика. Ав­то­ном­ная об­ласть Ка­та­ло­ния с на­се­ле­ни­ем в 16 про­цен­тов от об­ще­го населения Ис­па­нии да­ет свы­ше чет­вер­ти ва­ло­во­го на­ци­о­наль­но­го про­дук­та стра­ны — и при этом она на гра­ни банк­рот­ства: долг Каталонии пе­ре­ва­лил за 51 и она боль­ше не мо­жет его об­слу­жи­вать. Этим, соб­ствен­но, ка­та­лон­цы и недо­воль­ны: они пла­тят в на­ци­о­наль­ный бюд­жет на 16 млрд ев­ро боль­ше, чем по­лу­ча­ют об­рат­но. Ра­ди­каль­но на­стро­ен­ные сепаратисты (их про­зва­ли catalibans — «ка­та­ли­бы») утвер­жда­ют: «Ма­д­рид нас гра­бит!». Этот ло­зунг и стал глав­ным ка­та­ли­за­то­ром се­па­ра­тист­ских на­стро­е­ний, же­ла­ния от­де­лить­ся от ко­ро­лев­ства лю­бой це­ной, че­рез референдум или без него.

Но вот во­прос на за­сып­ку: есть ли га­ран­тия, что на ре­фе­рен­ду­ме по­бе­дят сто­рон­ни­ки независимости? Для тех, кто ви­дел, как мил­ли­он ка­та­лон­цев каж­дое 11 сен­тяб­ря вы­хо­дят на ули­цы Бар­се­ло­ны и скан­ди­ру­ет «Не-за-ви-си-мость!», этот во­прос празд­ный: и так яс­но. Но вот бес­страст­ная статистика да­ет иную кар­ти­ну. По дан­ным опро­са Instituto DYN, в на­ча­ле сен­тяб­ря это­го го­да (за ме­сяц до голосования), 47 про­цен­тов ка­та­лон­цев бы­ли за от­де­ле­ние от Ис­па­нии и 44,4 — про­тив. По срав­не­нию с де­кабрем 2016-го рост се­па­ра­тист­ских на­стро­е­ний на­ли­цо: то­гда за неза­ви­си­мость бы­ло 44,9 про­цен­та, про­тив — 45,1. Но об­ра­ти­те вни­ма­ние: и в том, и в дру­гом слу­чае раз­ни­ца в сим­па­ти­ях уме­ща­ет­ся в до­пу­сти­мую по­греш­ность.

Кто же про­тив кур­са на от­де­ле­ние? Преж­де все­го оп­по­зи­ция в пар­ла­мен­те Каталонии — де­пу­та­ты от пар­тии сто­рон­ни­ков на­ци­о­наль­но­го един­ства «Граж­дане» (Ciudadanos). Важ­ная де­таль: в клю­че­вой мо­мент эти пар­ла­мен­та­рии де­мон­стра­тив­но по­ки­ну­ли зал, оста­вив сто­рон­ни­ков независимости го­ло­со­вать за про­ве­де­ние ре­фе­рен­ду­ма в оди­но­че­стве. К сло­ву, от­ступ­ни­ки на­шлись и в са­мом ка­та­лон­ском пра­ви­тель­стве: пе­ред на­ме­чен­ным ре­фе­рен­ду­мом Пуч­де­мон от­пра­вил в от­став­ку че­ты­рех чле­нов сво­е­го ка­би­не­та.

Что ка­са­ет­ся из­би­ра­те­лей Каталонии, то здесь рас­кла­ды та­кие. Бла­го­по­луч­ный сред­ний класс (хо­ро­шо опла­чи­ва­е­мые вра­чи, ад­во­ка­ты, бан­ков­ские слу­жа­щие, про­фес­су­ра) о независимости го­во­рят уклон­чи­во. А вот де­ло­вые лю­ди, пред­при­ни­ма­те­ли в по­дав­ля­ю­щем боль­шин­стве рез­ко про­тив раз­во­да. Что объ­яс­ни­мо: 80–90 про­цен­тов про­дук­ции, про­из­во­ди­мой в Каталонии, ре­а­ли­зу­ет­ся на ис­пан­ском рын­ке.

На­про­тив, у се­па­ра­ти­стов пол­но сто­рон­ни­ков в мас­сах, осо­бен­но сре­ди без­ра­бот­ных и лю­дей с низ­ки­ми до­хо­да­ми. Объ­яс­ня­ет­ся это тем, что ма­ло­иму­щие хо­тят пе­ре­мен, а неза­ви­си­мость вос­при­ни­ма­ют как шанс их до­бить­ся. Кто-то ждет, что жи­лье и про­дук­ты ста­нут де­шев­ле, ко­гда но­вые вла­сти со­кра­тят по­ток ту­ри­стов, взвин­чи­ва­ю­щих це­ны. Кто-то рас­счи­ты­ва­ет на тру­до­устрой­ство: неза­ви­си­мой Каталонии толь­ко но­вых чи­нов­ни­ков по­на­до­бит­ся свы­ше 70 ты­сяч. Как кон­ста­ти­ру­ет со­труд­ник Instituto DYN Ху­ан Иг­на­сио Мин­гес, идеи независимости осо­бен­но по­пу­ляр­ны у лиц с непол­ным сред­ним об­ра­зо­ва­ни­ем, сре­ди без­ра­бот­ных, у лю­дей с невы­со­ким до­стат­ком, а так­же у жи­те­лей сель­ской мест­но­сти. А еще у лиц до 40 лет. На­про­тив, за то, что­бы остать­ся в Ис­па­нии, по сло­вам со­цио­ло­га, вы­сту­па­ют бо­лее об­ра­зо­ван­ные и со­сто­я­тель­ные.

Ми­ни­маль­ный раз­рыв меж­ду про­ти­во­бор­ству­ю­щи­ми сто­ро­на­ми, со­ци­аль­ная по­ля­ри­за­ция — это вам ни­че­го не на­по­ми­на­ет? Вспом­ни­те, так же вы­гля­де­ла рас­ста­нов­ка сил в Ве­ли­ко­бри­та­нии на­ка­нуне Brexit. При­мер ан­гли­чан, ко­то­рые на том го­ло­со­ва­нии со­вер­ши­ли то, во что ни­кто не ве­рил, при­дал вто­рое ды­ха­ние ка­та­лон­ским сепаратистам. Но вот парадокс: ес­ли ан­глий­ский Brexit — это уход из ЕС, то ка­та­лон­цы, меч­тая о раз­во­де с Ис­па­ни­ей, не пред­став­ля­ют свое бу­ду­щее без Ев­ро­со­ю­за. И здесь их ждут се­рьез­ные разо­ча­ро­ва­ния.

Брюс­сель не раз да­вал по­нять, что к по­пыт­кам до­бить­ся независимости от­но­сит­ся хо­лод­но и в ав­то­ма­ти­че­ском ре­жи­ме ме­сто в ЕС неза­ви­си­мая Ка­та­ло­ния не по­лу­чит. Ло­ги­ка оче­вид­на: ес­ли ка­та­лон­цы су­ме­ют до­бить­ся независимости, Ев­ро­пу ждет па­рад су­ве­ре­ни­те­тов, от Бель­гии до Ита­лии.

СЧЕТ НА ЧА­СЫ

Гра­дус про­ти­во­сто­я­ния на­рас­та­ет, но боль­шин­ство ана­ли­ти­ков ве­рит, что ис­ход бу­дет мир­ным: Ма­ри­а­но Ра­хой и Кар­лес Пуч­де­мон в по­след­ний мо­мент уй­дут от фрон­таль­но­го столк­но­ве­ния. Вы­гля­деть это мо­жет так: Ма­д­рид пой­дет на по­ли­ти­че­ские и эко­но­ми­че­ские уступ­ки, а Бар­се­ло­на по­ща­дит це­лост­ность ис­пан­ско­го го­су­дар­ства.

К сло­ву, ли­де­ры се­па­ра­ти­стов бу­дут вы­гля­деть по­сле­до­ва­тель­ны­ми бор­ца­ми, да­же ес­ли референдум не состоится. Их ло­ги­ка: мы обе­ща­ли вам бо­роть­ся за неза­ви­си­мую Ка­та­ло­нию и сде­ла­ли все, что мог­ли. Но вы­нуж­де­ны от­сту­пить, так как нам про­ти­во­сто­ял мощ­ный ре­прес­сив­ный ап­па­рат: по­ли­ция, спец­служ­бы, ор­га­ны пра­во­су­дия. Но не рас­стра­и­вай­тесь: у нас в ру­ках оста­ет­ся та­кой мощ­ный ры­чаг дав­ле­ния на Ма­д­рид, как от­ло­жен­ный на неопре­де­лен­ное вре­мя референдум о независимости. В об­щем, тот са­мый ва­ри­ант, ко­гда и «ов­цы оста­ют­ся це­лы, и вол­ки сы­ты».

Но есть и нега­тив­ный про­гноз — мол, Ра­хой и Пуч­де­мон за­шли так да­ле­ко, что пу­ти к от­ступ­ле­нию от­ре­за­ны и столк­но­ве­ние неиз­беж­но. Ка­ко­вы в этом слу­чае бу­дут дей­ствия сто­рон, пред­ска­зать слож­но. До­пу­стим, офи­ци­аль­ный Ма­д­рид ре­шит пой­ти на край­ний шаг, вве­сти в дей­ствие 116-ю ста­тью Кон­сти­ту­ции, ко­то­рая пред­по­ла­га­ет при­ме­не­ние ар­мии для на­ве­де­ния кон­сти­ту­ци­он­но­го по­ряд­ка. Вы пред­став­ля­е­те се­бе вой­ска на ули­цах Бар­се­ло­ны? И кто от­даст при­каз об их вво­де? Ма­ри­а­но Ра­хой, ко­то­ро­го счи­та­ют од­ним из са­мых ли­бе­раль­ных по­ли­ти­ков Ев­ро­пы? По­жа­луй, бо­лее ре­а­ли­стич­ным в кри­ти­че­ской си­ту­а­ции был бы арест ли­де­ров се­па­ра­ти­стов. Но то­гда они об­ре­тут оре­ол му­че­ни­ков, а Ма­д­рид — сла­ву ду­ши­те­ля де­мо­кра­тии. На чьей сто­роне бу­дут сим­па­тии ли­бе­раль­ной Ев­ро­пы, по­нят­но.

Не про­ще си­ту­а­ция и у ли­де­ров се­па­ра­ти­стов. До­пу­стим, дой­дет до то­го, что они при­зо­вут сво­их «ка­та­ли­бов» от­ста­и­вать неза­ви­си­мость с ору­жи­ем в ру­ках. Но то­гда на пер­спек­ти­вах вступ­ле­ния неза­ви­си­мой Каталонии в ЕС, и без то­го ту­ман­ных, мож­но бу­дет по­ста­вить жир­ный крест. Как и на воз­мож­но­сти ее при­зна­ния лю­бым, от­дель­но взя­тым ев­ро­пей­ским го­су­дар­ством.

Да­же бег­лое со­по­став­ле­ние сце­на­ри­ев убеж­да­ет: лю­бая из сто­рон, по­пы­тав­шись ре­шить за­тя­нув­ший­ся кон­фликт си­лой, по­лу­чит ре­зуль­тат, про­ти­во­по­лож­ный ожи­да­е­мо­му,— ту­пи­ко­вую си­ту­а­цию, из ко­то­рой нет вы­хо­да. Что­бы не за­гнать се­бя в этот «си­ло­вой ту­пик», офи­ци­аль­но­му Ма­д­ри­ду и вла­стям Каталонии на при­ня­тие взве­шен­но­го ре­ше­ния оста­ют­ся счи­тан­ные дни и ча­сы. По­хо­же, это един­ствен­ное, что яс­но се­год­ня.

Референдум о независимости Каталонии — се­рьез­ное ис­пы­та­ние для ли­бе­раль­ной ре­пу­та­ции пре­мье­ра Ис­па­нии Ма­ри­а­но Ра­хоя

Чем жест­че Ма­д­рид, тем сме­лее и ка­та­лон­цы. Ре­аль­но ли за неделю, что оста­лась до ре­фе­рен­ду­ма, пе­рей­ти от же­сти­ку­ля­ции к диа­ло­гу?

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.